Предприятие добыло, складировало и вывезло песчано-гравийную смесь из русла реки, руководствуясь решением комиссии о спрямлении части русла реки, однако законом установлено, что для указанных действий требуется наличие лицензии и согласование с федеральным органом государственной власти в области управления водным фондом, а значит, предприятие обоснованно привлечено к административной ответственности

Постановление апелляционной инстанции Арбитражного суда Пермской обл. от 27.05.2005, 20.05.2005 по делу N А50-7067/2005-А15

от 27 мая 2005 г.
Дело N А50-7067/2005-А15
(извлечение)

Резолютивная часть постановления объявлена 20 мая 2005 г.
Полный текст постановления изготовлен 27 мая 2005 г.

Арбитражный суд Пермской области, рассмотрев в заседании апелляционную жалобу истца — ОГУП "Пермавтодор" — на решение от 12.04.2005 по делу N А50-7067/2005-А15 Арбитражного суда Пермской области по заявлению ОГУП "Пермавтодор" к Управлению Федеральной службы по надзору в сфере природопользования по Пермской области о признании незаконным постановления о привлечении к административной ответственности,

УСТАНОВИЛ:

в Арбитражный суд Пермской области обратилось ОГУП "Пермавтодор" с иском о признании незаконным и отмене постановления Управления Федеральной службы по надзору в сфере природопользования по Пермской области N 08-01-05-ю от 22.03.2005 о привлечении его к административной ответственности, предусмотренной ч. 3 ст. 8.13 КоАП РФ.
Решением Арбитражного суда Пермской области от 12.04.2005 в удовлетворении заявленных требований отказано.
Не согласившись с вынесенным решением, истец обратился с апелляционной жалобой, в которой просит решение арбитражного суда от 12.04.2005 отменить, заявленные требования удовлетворить, ссылаясь на доводы, изложенные в апелляционной жалобе.
Законность и обоснованность решения проверены судом апелляционной инстанции в соответствии со ст. 266, 268 Арбитражного процессуального кодекса РФ.
Изучив материалы дела, суд апелляционной инстанции приходит к выводу, что решение суда первой инстанции не подлежит отмене по следующим основаниям.
01.03.2005 при проведении проверки состояния водоохранных зон реки Сылва и реки Бабка государственным инспектором РФ по контролю за использованием и охраной водных объектов по Пермской области было обнаружено, что в прибрежной защитной полосе реки Бабка и в ее русле Кунгурским ДРСУ (филиалом ОГУП "Пермавтодор") в период с ноября 2004 года по февраль 2005 года добыта, складирована и частично вывезена песчано-гравийная смесь (ПГС), при отсутствии лицензии на использование водного объекта, о чем составлен акт фиксирования нарушения водоохранного законодательства от 01.01.2005 (л.д. 13-14). При проверке предъявлены протоколы заседания комиссии от 21.10.2004 и от 15.11.2004 о разрешении проведения Кунгурскому ДРСУ руслоспрямительных и дноуглубительных работ (л.д. 15, 16).
По результатам рассмотрения указанных материалов 01.03.2005 Управлением Федеральной службы по надзору в сфере природопользования по Пермской области вынесены определение от 01.03.2005 N 08-04/01 о возбуждении дела об административном правонарушении по факту незаконной добычи ПГС в русле реки Бабка и постановление о проведении административного расследования в отношении ОГУП "Пермавтодор".
В ходе административного расследования административным органом было установлено отсутствие лицензии у ОГУП "Пермавтодор" на водопользование, а также отсутствие согласования ведения дноуглубительных работ с федеральным органом исполнительной власти в области управления использованием и охраной водного фонда. Факт проведения административного расследования в целях получения необходимой информации для определения наличия или отсутствия состава и события административного правонарушения в действиях ОГУП "Пермавтодор" подтвержден в судебном заседании представителем административного органа и не опровергнут заявителем.
17.03.2005 Управлением Федеральной службы по надзору в сфере природопользования по Пермской области составлен протокол об административном правонарушении N 08-04/03, в котором установлены следующие обстоятельства: Кунгурским ДРСУ ОГУП "Пермавтодор" при отсутствии лицензии на водопользование из русла реки Бабка и ее прибрежной защитной полосы добыта, складирована и частично вывезена ПГС, что является нарушением ст. 28, 108, 111 Водного кодекса РФ и п. 6 Положения о водоохранных зонах водных объектов и их прибрежных защитных полосах, утвержденного Постановлением Правительства РФ N 1404 от 23.11.1998; что, по мнению административного органа, влечет привлечение заявителя к административной ответственности по ст. 7.6 и ч. 3 ст. 8.13 КоАП РФ (л.д. 12).
Протокол от 17.03.2005 содержит информацию о рассмотрении дела об административном правонарушении 22.03.2005 в 14.00, с указанием адреса места рассмотрения. Указанный протокол был получен заявителем 17.03.2005.
22.03.2005 правонарушителем представлено объяснение по делу об административном правонарушении с возражениями по факту его совершения и просьбой прекратить производство по делу об административном правонарушении (л.д. 32-33).
22.03.2005 Управлением Федеральной службы по надзору в сфере природопользования по Пермской области по результатам рассмотрения дела об административном правонарушении вынесено постановление о назначении административного наказания N 08-01/05-ю.
В указанном постановлении, являющемся предметом оспаривания по настоящему делу, истцу вменяется совершение административного правонарушения, выразившегося в: 1) использовании водного объекта без получения лицензии в нарушение требований ст. 28, 46 Водного кодекса РФ; 2) ведении дноуглубительных работ на водных объектах и в их водоохранных зонах без согласования с федеральным органом исполнительной власти в области управления использованием и охраной водного фонда в нарушение требований ст. 108 Водного кодекса РФ; 3) добыче ПГС в прибрежных защитных полосах водоохранных зон водных объектов в нарушение ст. 111 Водного кодекса РФ и п. 6 Положения о водоохранных зонах водных объектов и их прибрежных защитных полосах, утвержденного Постановлением Правительства РФ N 1404 от 23.11.1998.
Указанные правонарушения квалифицированы административным органом по ст. 7.6, ч. 2 ст. 8.12 и ч. 3 ст. 8.13 КоАП РФ, при назначении ответственности согласно ст. 4.4 КоАП РФ административное наказание назначено в пределах санкции, предусмотренной ч. 3 ст. 8.13 КоАП РФ, в виде штрафа в сумме 20000 руб. (л.д. 11).
Таким образом, вывод суда первой инстанции о привлечении заявителя к административной ответственности только по ч. 3 ст. 8.13 КоАП РФ является необоснованным, однако это не привело к принятию неверного решения.
Из материалов дела усматривается, что по заявлению собственника дачного дома и земельного участка, расположенного на берегу реки Бабка, в прибрежной защитной полосе, о разрушении берега реки и создании потенциальной угрозы имуществу вследствие процессов речной эрозии комиссией принято решение о спрямлении части русла реки (протокол от 21.10.2004).
При этом данное решение на предварительном этапе предусматривает заключение договора с институтом "Пермгипроводхоз" о разработке проекта спрямления русла, произведение ОВОС, анализа грунтов, определение трассы русла, предоставление научно-исследовательских данных и т.д. (л.д. 15).
15.11.2004 состоялось повторное заседание комиссии (л.д. 16), на котором принято решение о проведении дноуглубительных работ по ликвидации гравийной косы, проложении канала, которые поручено провести Кунгурскому ДРСУ.
На момент проведения проверки административным органом установлено, что заявителем по настоящему делу в лице Кунгурского ДРСУ проведены работы по частичной ликвидации гравийной косы в прибрежной защитной полосе и русле реки, в результате чего добыта, складирована и частично вывезена ПГС (л.д. 46).
Рассматривая настоящее дело, суд апелляционной инстанции пришел к выводу о том, что при проведении указанных работ заявитель обязан был иметь лицензию на водопользование, а также согласовать проведение работ с федеральным органом исполнительной власти в области управления использованием и охраной водного фонда, следовательно, квалификация совершенных правонарушений по ст. 7.6 и ч. 2 ст. 8.12 КоАП РФ произведена административным органом правомерно в силу нижеследующего.
Согласно ст. 7.6 КоАП РФ самовольное занятие водного объекта или его части, пользование ими без разрешения (лицензии), если получение таковых предусмотрено законом, а равно без заключенного в соответствии с законом договора либо с нарушением условий, предусмотренных разрешением (лицензией) или договором, влечет наложение административного штрафа на юридических лиц в размере от пятидесяти до ста минимальных размеров оплаты труда.
Основанием для привлечения заявителя к ответственности по указанной статье КоАП РФ административный орган полагает использование водного объекта без лицензии, выразившееся в добыче ПГС при проведении руслоспрямительных (дноуглубительных) работ.
В соответствии со ст. 28 Водного кодекса РФ водопользователь — юридическое лицо — вправе использовать водные объекты только после получения лицензии на водопользование, если иное не установлено настоящим Кодексом.
Согласно ст. 145 ВК РФ использование водных объектов для проведения дноуглубительных и иных работ, связанных с использованием дна водных объектов, осуществляется на основании лицензии на водопользование, выдаваемой в установленном порядке.
Отсутствие лицензии на водопользование заявителем не отрицается. При таких обстоятельствах, суд апелляционной инстанции считает, что в действиях ОГУП "Пермавтодор" усматривается состав правонарушения, ответственность за которое предусмотрена ст. 7.6 КоАП РФ.
Также действия заявителя по проведению работ в прибрежной полосе реки Бабка квалифицированы административным органом по ч. 2 ст. 8.12 КоАП РФ.
В соответствии с ч. 2 ст. 8.12 КоАП РФ нарушение режима использования земельных участков в водоохранных зонах и прибрежных полосах водных объектов влечет наложение административного штрафа на юридических лиц в размере от двухсот до трехсот минимальных размеров оплаты труда.
Статьей 102 Земельного кодекса установлено, что порядок использования земель водного фонда определяется в том числе Водным кодексом РФ.
Согласно ст. 108 ВК РФ ведение дноуглубительных и иных работ на водных объектах и в их водоохранных зонах осуществляется по согласованию с федеральным органом исполнительной власти в области управления использованием и охраной водного фонда.
Пунктом 6 Положения о водоохранных зонах водных объектов и их прибрежных защитных полосах, утвержденного Постановлением Правительства РФ N 1404 от 23.11.1996, предусмотрено, что проведение работ в пределах водоохранных зон без согласования с бассейновыми и другими территориальными органами управления использованием и охраной водного фонда МПР РФ запрещается.
Заявителем не отрицается отсутствие согласования ведения дноуглубительных и иных (руслоспрямительных) работ с федеральным органом исполнительной власти в области управления использованием и охраной водного фонда, что является нарушением режима использования земельных участков в водоохранных и прибрежных полосах водных объектов.
Доказательств же правомерности квалификации действий ОГУП "Пермавтодор" по ч. 3 ст. 8.13 КоАП административным органом не представлено.
В соответствии с ч. 3 ст. 8.13 КоАП РФ незаконная добыча песка, гравия, глины и иных общераспространенных полезных ископаемых на водных объектах влечет наложение административного штрафа на юридических лиц в размере от двухсот до трехсот минимальных размеров оплаты труда.
Согласно ст. 145 ВК РФ использование водных объектов для добычи полезных ископаемых осуществляется в соответствии с законодательством Российской Федерации о недрах и настоящим Кодексом.
В соответствии со ст. 11 Закона РФ "О недрах" специальным государственным разрешением в виде лицензии оформляется предоставление недр в пользование.
Однако в рассматриваемом случае предоставление недр в пользование не производилось, о чем свидетельствуют имеющиеся в деле документы, а также цели проведения работ заявителем. Доказательств иного административным органом в материалы дела не представлено.
Кроме того, ст. 108 ВК РФ устанавливает, что порядок использования полезных ископаемых и других ресурсов, извлекаемых при ведении работ на водных объектах, определяется органами исполнительной власти субъектов Российской Федерации.
При рассмотрении дела об административном правонарушении административный орган не выяснил, какой порядок использования общераспространенных полезных ископаемых при проведении работ на водных объектах установлен органом исполнительной власти субъекта РФ, в чем выразилось его нарушение заявителем.
Также при привлечении заявителя к ответственности административный орган обязан был установить состав правонарушения в зависимости от целей водопользования, предусмотренных ст. 85 ВК РФ: либо добыча полезных ископаемых, либо проведение дноуглубительных (руслоспрямительных) работ.
В противном случае, одно и то же деяние квалифицировано ответчиком как самостоятельные административные нарушения, что повлекло нарушение требований ст. 4.1 КоАП РФ.
Однако данный факт не влечет признания недействительным оспариваемого постановления, поскольку заявитель привлечен к налоговой ответственности по ст. 7.6, ч. 2 ст. 8.12, ч. 3 ст. 8.13 КоАП РФ, наложение же штрафа по ч. 3 ст. 8.13 КоАП РФ обусловлено требованиями ст. 4.4 КоАП РФ.
Согласно ст. 4.4 КоАП РФ при совершении лицом одного действия (бездействия), содержащего составы административных правонарушений, ответственность за которые предусмотрена двумя и более статьями (частями статей) настоящего Кодекса, и рассмотрение дел о которых подведомственно одному и тому же судье, органу, должностному лицу, административное наказание назначается в пределах санкции, предусматривающей назначение лицу, совершившему указанное действие (бездействие), более строгого административного наказания. При этом административное наказание назначается в пределах санкции, при применении которой может быть назначен наибольший административный штраф в денежном выражении.
Санкции ч. 2 ст. 8.12 КоАП РФ и ч. 3 ст. 8.13 КоАП РФ идентичны, следовательно, указание в качестве размера наибольшей санкции по ч. 3 ст. 8.13 КоАП РФ не влечет признания недействительным оспариваемого постановления в виде наличия в действиях заявителя состава правонарушения по ч. 2 ст. 8.12 КоАП РФ.
Доводы заявителя о том, что в его действиях отсутствует состав административного правонарушения ввиду действий в состоянии крайней необходимости — в целях предотвращения разрушения берега реки и создания потенциальной угрозы имуществу физического лица вследствие процессов речной эрозии — не могут быть приняты во внимание.
В соответствии со ст. 2.7 КоАП РФ не является административным правонарушением причинение лицом вреда охраняемым законом интересам в состоянии крайней необходимости, то есть для устранения опасности, непосредственно угрожающей личности и правам данного лица или других лиц, а также охраняемым законом интересам общества или государства, если эта опасность не могла быть устранена иными средствами и если причиненный вред является менее значительным, чем предотвращенный вред.
Из анализа приведенной нормы законодательства усматривается, что для признания действий заявителя совершенными в состоянии крайней необходимости следует доказать отсутствие возможности устранения опасности иными средствами.
Однако указанные обстоятельства ОГУП "Пермавтодор" не доказаны.
Более того, проведение руслоспрямительных работ без согласования с соответствующими органами и проведения изыскательских работ с привлечением надлежащих специалистов могло повлечь существенный вред охраняемым законом интересам общества и государства, а также иным лицам.
Данный факт подтверждается представленным планом (л.д. 46) и пояснением представителя административного органа, согласно которым при проведении руслоспрямительных работ происходит образование изгиба русла реки, что может повлечь подмыв берега в ином месте, где также расположены жилые постройки.
Кроме того, при проведении совещания по вопросу проведения работ по предотвращению разрушения береговой полосы р. Бабка от 30.03.2005 (л.д. 60), проведенного с участием представителей Управления Росприроднадзора по Пермской области, Камского бассейнового управления, Естественно-научного института Пермского госуниверситета установлено, что без оценки воздействия на гидрологический режим реки, русловые процессы и без расчетов, показывающих, как пойдет в дальнейшем формирование русла реки, проведение работ невозможно.
При таких обстоятельствах довод заявителя о необходимости применения положений ст. 2.7 КоАП РФ не может быть принят судом во внимание.
По этой же причине не принимается во внимание и ссылка заявителя на отсутствие у него обязанности по получению лицензии на водопользование в силу ст. 86 ВК РФ и Перечня видов специального водопользования (по поверхностным водным объектам).
В соответствии со ст. 86 ВК РФ использование водных объектов с применением сооружений, технических средств и устройств (специальное водопользование) осуществляется гражданами и юридическими лицами только при наличии лицензии на водопользование, при этом виды специального водопользования определяются в перечне, утверждаемом федеральным органом исполнительной власти в области управления использованием и охраной водного фонда.

Приказом МПР РФ "Об утверждении документов по лицензированию пользования поверхностными водными объектами" N 132 от 23.10.1998 к специальному водопользованию относится пользование водными объектами или их частью для государственных и общественных надобностей, строительства сооружений (кроме сооружений для защиты от вредного воздействия вод и улучшения качества вод), если указанные виды водопользования производятся с применением землеройной, буровой, грузоподъемной, другой спецплавтехники при выполнении дноуглубительных (кроме работ по предотвращению вредного воздействия вод) и других работ.
Поскольку в силу вышеизложенного доказательств того, что производимые заявителем работы являются работами по предотвращению вредного воздействия вод, наличие лицензии на проведение работ является обязательным.
Кроме того, использование водных объектов для дноуглубительных работ осуществляется только на основании лицензии, что без исключения предусмотрено и ст. 145 ВК РФ.
Ссылка заявителя на неправомерность привлечения его к административной ответственности ввиду совершения правонарушения филиалом ОГУП "Пермавтодор" — Кунгурским ДРСУ, не может быть принята во внимание в силу неверного толкования закона.
Статья 55 Гражданского кодекса Российской Федерации содержит нормы о представительствах и филиалах. Функциональным назначением представительства является представительство интересов юридического лица и их защита. В свою очередь, филиалом является обособленное подразделение юридического лица, расположенное вне места его нахождения и осуществляющее все его функции или их часть, в том числе функции представительства. Руководитель филиала назначается юридическим лицом и действует на основании его доверенности.
Из положений вышеуказанной статьи Кодекса и положения Кунгурского ДРСУ (филиала ОГУП "Пермавтодор") следует, что функции представительства, в том числе защита интересов юридического лица, осуществляются через руководителя филиала, действующего в интересах такого лица на основании положения о филиале (л.д. 51).
Кроме того, из анализа ст. 182, 402 ГК РФ усматривается, что действия представителя в силу полномочия, а также из обстановки, в которой действует представитель, непосредственно создает, изменяет и прекращает права и обязанности представляемого, а также влечет ответственность именно представляемого — в данном случае — юридического лица.
Принимая во внимание, что протокол и постановление о привлечении к административной ответственности вынесены в отношении ОГУП "Пермавтодор", направлены ему своевременно, проведение проверки 01.03.2005 деятельности филиала с участием руководителя филиала не является основанием для признания постановления незаконным, так как не препятствовало юридическому лицу защитить свои интересы как при вынесении постановления, так и в суде.
Иные доводы апелляционной жалобы о допущенных процессуальных нарушениях при рассмотрении дела об административном правонарушении были предметом рассмотрения суда первой инстанции, и правомерно оценены им как несущественные и не влекущие отмену оспариваемого постановления.
Учитывая изложенное, решение суда отмене не подлежит.
Руководствуясь ст. 176, 258, 266, 268, 269, 271 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, суд апелляционной инстанции

ПОСТАНОВИЛ:

решение арбитражного суда от 12.04.2005 оставить без изменения, апелляционную жалобу — без удовлетворения.