Требование: О взыскании неосновательного обогащения в связи с использованием земельного участка в отсутствие договорных отношений

Постановление Восемнадцатого арбитражного апелляционного суда от 07.11.2016 N 18АП-12947/2016 по делу N А07-4200/2016

Дело N А07-4200/2016

Резолютивная часть постановления объявлена 02 ноября 2016 года.
Постановление изготовлено в полном объеме 07 ноября 2016 года.
Восемнадцатый арбитражный апелляционный суд в составе:
председательствующего судьи Соколовой И.Ю.,
судей Пивоваровой Л.В., Румянцева А.А.,
при ведении протокола секретарем судебного заседания Савчук А.С., рассмотрел в открытом судебном заседании апелляционную жалобу общества с ограниченной ответственность "Башкирские распределительные тепловые сети" на решение Арбитражного суда Республики Башкортостан от 25.08.2016 по делу N А07-4200/2016 (судья Бобылев М.П.).
В заседании принял участие представитель общества с ограниченной ответственностью "Башкирские распределительные тепловые сети" — Гумерова Елена Анатольевна (доверенность от 31.12.2015 N 111/1-42).

Комитет по управлению собственностью Министерства земельных и имущественных отношений Республики Башкортостан по городу Стерлитамаку (далее — Комитет, истец) обратился в Арбитражный суд Республики Башкортостан с исковым заявлением к обществу с ограниченной ответственностью "Башкирские распределительные тепловые сети" (далее — ООО "БашРТС", ответчик) о взыскании неосновательного обогащения в сумме 2 417 416 руб. 85 коп. (т. 1 л.д. 4-6, 31-34, требования изложены с учетом изменения истцом их размера, принятого судом первой инстанции в порядке статьи 49 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации).
Решением Арбитражного суда Республики Башкортостан от 25.08.2016 (резолютивная часть объявлена 18.08.2016 — т. 2 л.д. 50-55) заявленное требование удовлетворено.
С указанным решением не согласился ответчик (далее также — податель апелляционной жалобы, апеллянт), обжаловав его в апелляционном порядке. В апелляционной жалобе ООО "БашРТС" просит решение суда отменить (т. 2 л.д. 60-64).
В обоснование доводов апелляционной жалобы ее податель ссылается на нарушение судом первой инстанции норм материального права.
Поскольку право собственности Республики Башкортостан на объекты недвижимого имущества, входящие в состав котельного цеха было зарегистрировано лишь в сентябре 2015 года, в силу принципа единства судьбы земельных участков и прочно связанных с ними объектов, истец не имел полномочий по распоряжению земельными участками до указанной даты. Таким образом, истец не обладал полномочиями на обращение с исковыми требованиями о взыскании неосновательного обогащения в связи с использованием земельного участка начиная со 2 квартала 2013 года.
По мнению подателя апелляционной жалобы, до момента определения собственника объектов котельного цеха (регистрации права собственности Республики Башкортостан) они, как и находящиеся под ними земельные участки, подлежали отнесению к федеральной собственности.
Лица, участвующие в деле, о времени и месте рассмотрения апелляционной жалобы извещены надлежащим образом; в судебное заседание представитель истца не явился.
В соответствии со статьями 123, 156 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации дело рассмотрено судом апелляционной инстанции в отсутствие неявившегося лица.
В судебном заседании представитель ответчика поддержал доводы апелляционной жалобы.
Законность и обоснованность судебного акта проверяются арбитражным судом апелляционной инстанции в порядке, предусмотренном главой 34 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.
Как следует из материалов дела, в собственности Республики Башкортостан находятся следующие объекты недвижимости: склад, кадастровый номер 02:56:060501:578; здание химводооценки, кадастровый номер 02:56:060501:552; склад, кадастровый номер 02:56:060501:540; котельная с дымовой трубой, кадастровый номер 02:56:060501:553; пункт газораспределительный, кадастровый номер 02:56:060501:569; дымовая труба, кадастровый номер 02:56:060501:535; проходная, кадастровый номер 02:56:060501:548 (свидетельства о праве собственности т. 1 л.д. 30-36).
Указанные объекты недвижимости образуют объекты котельного цеха N 7, расположенного по адресу: Республика Башкортостан, г. Стерлитамак, ул. Гоголя, 134, расположены на земельных участках с кадастровым номером 02:56:060506:475 площадью 35 751 кв. м, и кадастровым номером 02:56:060506:476 площадью 24 319 кв. м (т. 1 л.д. 23-26).
Государственная регистрация права собственности Республики Башкортостан произведена 23.05.2016 (выписка из единого государственного реестра прав на недвижимое имущество и сделок с ним, л.д. 19 т. 2).
Из материалов дела следует, что на основании постановления Кабинета министров Республики Башкортостан от 26.09.1995 N 358 "О передаче энергетических объектов Стерлитамакского машиностроительного завода" в хозяйственное ведение акционерного общества "Башкирэнерго" из ведения (с баланса) государственного предприятия Стерлитамакский машиностроительный завод переданы энергетические объекты, в числе которых являющиеся предметом настоящего спора котельная с оборудованием и дымовой трубой, здание химводоочистки с оборудованием, газораспределительный пункт (т. 1 л.д. 85-86).
Указанное имущество впоследствии было передано обществом "Башкирэнерго" обществу "БашРТС" в качестве вклада в уставный капитал по акту приема-передачи недвижимого имущества от 02.12.2005 (т. 1 л.д. 87-93).
Вступившим в законную силу решением Арбитражного суда Республики Башкортостан от 25.06.2007 по делу N А07-4836/2007 обществу "Башкирэнерго" было отказано в признании права собственности на котельный цех N 7 на том основании, что истцом не представлено доказательств, что спорное имущество не является государственной собственностью, а также доказательств передачи имущества в собственность истца, в порядке установленном статьей 217 Гражданского кодекса Российской Федерации и Федеральным законом от 21.12.2001 N 178-ФЗ "О приватизации государственного и муниципального имущества" (т. 1 л.д. 94-96).
Вместе с тем, перечисленные выше объекты котельной N 7 находятся во владении ООО "БашРТС" и используются им в производственной деятельности, о чем свидетельствуют постановления Администрации города Стерлитамак N 2794 от 27.12.2013 "О схеме теплоснабжения городского округа город Стерлитамак до 2028 года", обращение общества в Комитет по управлению собственностью Министерства земельных и имущественных отношений Республики Башкортостан от 14.03.2016 за предоставлением объектов в арендное пользование, а также содержание отзыва на исковое заявление (т. 1 л.д. 51,119, т. 2 л.д. 9).
Ссылаясь на то обстоятельство, что объекты котельного цеха N 7 и земельный участок под ними находятся в фактическом пользовании общества "БашРСТ", которое уклоняется от внесения платы за пользование названными объектами, Комитет обратился в арбитражный суд с настоящим исковым заявлением.
Удовлетворяя заявленные требования, суд первой инстанции исходил из расположения на земельных участках объектов недвижимого имущества, используемых ответчиком. Поскольку, договорные отношения сторон по поводу использования земельных участков в период со 2 квартала 2013 года по 2 квартал 2016 года отсутствовали, исходя из принципа платности использования земли, суд посчитал, что у ответчика возникло неосновательное сбережение денежных средств в размере 2 417 416 руб. 85 коп. Расчет неосновательного обогащения произведен применительно к размеру арендной платы, которая при обычных условиях гражданского оборота и использования земельных участков была бы уплачена добросовестным арендатором с учетом нормативных актов субъекта Российской Федерации.
Оценив совокупность имеющихся в деле доказательств, на основании статьи 71 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, судебная коллегия пришла к выводу об отсутствии оснований для отмены обжалуемого судебного акта.
В соответствии с пунктом 2 статьи 3.1 Федерального закона от 25.10.2001 N 137-ФЗ "О введении в действие Земельного кодекса Российской Федерации" в целях разграничения государственной собственности на землю к собственности субъектов Российской Федерации относятся земельные участки, занятые зданиями, строениями, сооружениями, находящимися в собственности субъектов Российской Федерации.
Установив, что объекты котельного цеха N 7: склад, кадастровый номер 02:56:060501:578; здание химводооценки, кадастровый номер 02:56:060501:552; склад, кадастровый номер 02:56:060501:540; котельная с дымовой трубой, кадастровый номер 02:56:060501:553; пункт газораспределительный, кадастровый номер 02:56:060501:569; дымовая труба, кадастровый номер 02:56:060501:535; проходная, кадастровый номер 02:56:060501:548 находятся в собственности Республики Башкортостан, суд первой инстанции пришел к правильному выводу о том, что земельные участки под указанными объектами, также подлежат отнесению к государственной собственности Республики Башкортостан.
Возражения об отсутствии у истца права требования взыскания неосновательного обогащения за период со 2 квартала 2013 года по 2 квартал 2016 года в связи с тем, что в указанный период объекты котельного цеха N 7 и земельные участки в собственности Республики Башкортостан не находились, подлежат отклонению.
Из представленных в материалы дела доказательств следует, что государственная регистрация права собственности Республики Башкортостан на объекты недвижимости: склад, кадастровый номер 02:56:060501:578; здание химводооценки, кадастровый номер 02:56:060501:552; склад, кадастровый номер 02:56:060501:540; котельная с дымовой трубой, кадастровый номер 02:56:060501:553; пункт газораспределительный, кадастровый номер 02:56:060501:569; дымовая труба, кадастровый номер 02:56:060501:535; проходная, кадастровый номер 02:56:060501:548 была произведена 15.09.2015 на основании постановления Верховного Совета Российской Федерации от 27.12.91 N 3020-1 "О разграничении государственной собственности в Российской Федерации на федеральную собственность, государственную собственность республик в составе Российской Федерации, краев, областей, автономной области, автономных округов, городов Москвы и Санкт-Петербурга и муниципальную собственность".
Федеральный закон от 21.07.1997 N 122-ФЗ "О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним" в пункте 1 статьи 6 устанавливает, что права на недвижимое имущество, возникшие до момента вступления в силу настоящего Федерального закона, признаются юридически действительными при отсутствии их государственной регистрации, введенной настоящим Федеральным законом. Государственная регистрация таких прав проводится по желанию их обладателей.
Следовательно, право собственности Республики Башкортостан на объекты котельного цеха N 7 возникло при разграничении государственной собственности в силу закона, вне зависимости от даты осуществления государственной регистрации права, которая носит правоподтверждающий характер.
Одним из принципов земельного законодательства является разграничение государственной собственности на землю на собственность Российской Федерации, собственность субъектов Российской Федерации и собственность муниципальных образований, согласно которому правовые основы и порядок такого разграничения устанавливаются федеральными законами (подпункт 9 пункта 1 статьи 1 Земельного кодекса Российской Федерации).
В силу пункта 2 статьи 17 названного кодекса разграничение государственной собственности на землю на собственность Российской Федерации (федеральную собственность), собственность субъектов Российской Федерации и собственность муниципальных образований (муниципальную собственность) осуществляется в соответствии с настоящим Кодексом и федеральными законами.
Согласно пункту 2 статьи 3.1 Федерального закона от 25.10.2001 N 137-ФЗ "О введении в действие Земельного кодекса Российской Федерации" в целях разграничения государственной собственности на землю к собственности субъектов Российской Федерации относятся земельные участки, занятые зданиями, строениями, сооружениями, находящимися в собственности субъектов Российской Федерации.
Данное положение представляет собой реализацию закрепленного в подпункте 5 пункта 1 статьи 1 Земельного кодекса Российской Федерации принципа единства судьбы земельных участков и прочно связанных с ними объектов.
Таким образом, то обстоятельство, что в отношении спорных земельных участков в период взыскания суммы неосновательного обогащения отсутствовала государственная регистрация права собственности Российской Федерации либо субъекта Российской Федерации, не может служить основанием для признания спорного земельного участка неразграниченным.
Ссылка подателя апелляционной жалобы на отсутствие у Комитета полномочий на обращение в арбитражный суд с настоящим исковым заявлением отклоняется судебной коллегией в силу следующего.
В соответствии с Положением о Министерстве земельных и имущественных отношений Республики Башкортостан (далее Минземимущество), утвержденном постановлением Правительства Республики Башкортостан от 31.01.2014 N 35, Министерство является республиканским органом исполнительной власти, осуществляющим в пределах своей компетенции права собственника земельных ресурсов и государственного имущества Республики Башкортостан, функции в области землеустройства.
Минземимущество и его территориальные органы: районные и городские комитеты по управлению собственностью — образуют единую систему органов по приватизации, управлению и распоряжению земельными ресурсами и государственным имуществом Республики Башкортостан (пункты 1.1, 1.4 названного Положения).
В соответствии с пунктами 3.79, 3.81 Минземимущество осуществляет контроль в пределах своих полномочий непосредственно и через свои территориальные органы за управлением, распоряжением, использованием по назначению и сохранностью земельных участков, иного государственного имущества, находящихся во владении, пользовании у юридических и физических лиц, при выявлении нарушений принимает в соответствии с законодательством необходимые меры для устранения указанных нарушений и привлечения виновных лиц к ответственности; обеспечивает от имени Республики Башкортостан защиту имущественных прав и интересов Республики Башкортостан в отношении государственного имущества Республики Башкортостан на территории Российской Федерации и за рубежом
В связи с изложенным, судом первой инстанции обоснованно признано за Комитетом как территориальным органом Министерства земельных и имущественных отношений Республики Башкортостан, уполномоченным осуществлять защиту имущественных прав и интересов Республики Башкортостан в отношении государственного имущества Республики Башкортостан, право на взыскание платы за пользование названными земельными участками.
Из материалов дела усматривается и ответчиком не оспаривалось, что в период со 2 квартала 2013 года по 2 квартал 2016 года ООО "БашРТС" осуществляло пользование указанными выше объектами котельного цеха N 7, а, следовательно, и земельными участками с кадастровым номером 02:56:060506:475 площадью 35 751 кв. м и кадастровым номером 02:56:060506:476 площадью 24 319 кв. м. Данное обстоятельство также установлено вступившим в законную силу решением Арбитражного суда Республики Башкортостан от 02.04.2015 по делу N А07-11641/2014 (т. 1 л.д. 37-50).
В силу статьи 65 Земельного кодекса Российской Федерации использование земли является платным.
Формами платы за использование земли является земельный налог и арендная плата. Согласно законодательству Российской Федерации о налогах и сборах плательщиками земельного налога признаются лица, владеющие земельными участками на праве собственности, постоянного (бессрочного) пользования или праве пожизненного наследуемого владения (статья 388 Налогового кодекса Российской Федерации). Все остальные лица должны вносить плату за земли, находящиеся в собственности Российской Федерации, субъектов Российской Федерации или муниципальной собственности, в размере арендной платы, устанавливаемой Правительством Российской Федерации, органами государственной власти субъектов Российской Федерации, органами местного самоуправления.
С учетом того, что ООО "БашРСТ" не может быть признано плательщиком земельного налога, судебная коллегия считает, что ответчик был обязан вносить платежи за землепользование в размере арендной платы.
Лицо, которое без установленных законом, иными правовыми актами или сделкой оснований приобрело или сберегло имущество (приобретатель) за счет другого лица (потерпевшего), обязано возвратить последнему неосновательно приобретенное или сбереженное имущество (неосновательное обогащение), за исключением случаев, предусмотренных статьей 1109 Гражданского кодекса Российской Федерации (пункт 1 статьи 1102 Гражданского кодекса Российской Федерации).
В силу пункта 2 статьи 1105 Гражданского кодекса Российской Федерации, лицо, неосновательно временно пользовавшееся чужим имуществом без намерения его приобрести либо чужими услугами, должно возместить потерпевшему то, что оно сберегло вследствие такого пользования, по цене, существовавшей во время, когда закончилось пользование, и в том месте, где оно происходило.
В соответствии с пунктом 2 статьи 1102 Гражданского кодекса Российской Федерации, правила предусмотренные главой 60 настоящего кодекса применяются независимо от того, явилось ли неосновательное обогащение результатом поведения приобретателя имущества, самого потерпевшего, третьих лиц или произошло помимо их воли.
Расчет размера неосновательного обогащения за пользование спорными земельными участками, произведенный истцом за период со 2 квартала 2013 года по 2 квартал 2016 года, судом апелляционной инстанции проверен, признан правильным.
В силу пункта 3 статьи 65 Земельного кодекса Российской Федерации (действовавшего до 01.03.2015) порядок определения размера арендной платы, порядок, условия и сроки внесения арендной платы за земли, находящиеся в собственности Российской Федерации, субъектов Российской Федерации или муниципальной собственности, устанавливаются соответственно Правительством Российской Федерации, органами государственной власти субъектов Российской Федерации, органами местного самоуправления.
Исходя из пункта 2 части 3 статьи 39.7 Земельного кодекса Российской Федерации, действующего на дату рассмотрения дела в суде, порядок определения размера арендной платы за земельные участки, государственная собственность на которые не разграничена и которые предоставлены в аренду без торгов, устанавливается органом государственной власти субъекта Российской Федерации.
Между тем, положениями пункта 4 статьи 39.7 Земельного кодекса Российской Федерации установлено, что размер арендной платы за земельные участки, находящиеся в государственной или муниципальной собственности и предоставленные для размещения объектов, предусмотренных подпунктом 2 пункта 2 статьи 49 настоящего Кодекса, не может превышать размер арендной платы, рассчитанный для соответствующих целей в отношении земельных участков, находящихся в федеральной собственности.
В соответствии с подпунктом 2 пункта 2 статьи 49 Земельного кодекса Российской Федерации к таким объектам отнесены, в том числе объекты систем электро-, газоснабжения, объекты систем теплоснабжения, объекты централизованных систем горячего водоснабжения, холодного водоснабжения и (или) водоотведения государственного или муниципального значения.
Для земельных участков, находящихся в собственности Российской Федерации, постановлением Правительства Российской Федерации от 16.07.2009 N 582 утверждены правила определения размера арендной платы, а также порядка, условий и сроков внесения арендной платы за земли, находящиеся в собственности Российской Федерации, утвержденными (далее — постановление N 582), согласно которым в отношении земельных участков, которые предоставлены (заняты) для размещения трубопроводов и иных объектов, используемых в сфере тепло-, водоснабжения, водоотведения и очистки сточных вод, арендная плата рассчитывается в соответствии со ставками арендной платы либо методическими указаниями по ее расчету, утвержденными Министерством экономического развития Российской Федерации (пункт 5 Правил).
Приказом Министерства экономического развития от 23.04.2013 N 217 утверждена ставка арендной платы в размере 0,7% от кадастровой стоимости в отношении земельных участков, предоставленных (занятых) для размещения трубопроводов и иных объектов, используемых в сфере тепло-, водоснабжения, водоотведения и очистки сточных вод.
Как следует из материалов дела, ООО "БашРТС" использует объекты котельной N 7 для целей теплоснабжения.
Указанное, влечет применение для расчета арендной платы ставки арендной платы в размере 0,7% от кадастровой стоимости с момента введения в действие нормы пункта 4 статьи 39.7 Земельного кодекса Российской Федерации — с 01.03.2015.
Как следует из правовой позиции, изложенной в Обзоре судебной практики N 2 (2015), утвержденном Президиумом Верховного Суда Российской Федерации 26.06.2015 в силу действовавших до 01.03.2015 положений пункта 3 статьи 65 Земельного кодекса Российской Федерации и пункта 10 статьи 3 Федерального закона от 25.10.2001 N 137-ФЗ "О введении в действие Земельного кодекса Российской Федерации" порядок определения размера арендной платы за земельные участки, находящиеся в государственной или муниципальной собственности и предоставленные в аренду без торгов, устанавливается органом государственной власти субъекта Российской Федерации в отношении земельных участков, находящихся в собственности субъекта Российской Федерации, и земельных участков, государственная собственность на которые не разграничена.
Таким образом, арендная плата по февраль 2015 года подлежит исчислению в размере, установленном постановлением Правительства Республики Башкортостан от 22.12.2009 N 480 "Об определении размера арендной платы за земли, находящиеся в государственной собственности Республики Башкортостан и земли государственная собственность на которые не разграничена" с применением ставки арендной платы с учетом разрешенного использования спорных земельных участков — для обслуживания котельного цеха (0,50% от кадастровой стоимости земельного участка за период со 2 квартала 2013 года по 30.06.2014; 0,55% от кадастровой стоимости земельного участка за период с 01.07.2014 по 28.02.2015; 0,7% от кадастровой стоимости земельного участка за период с 01.03.2015 по 30.06.2016).
Методика (формула), по которой истец произвел расчет платы за использование земельных участков, ответчиком по существу не оспаривается.
Так же не является спорным вопрос о включении платы за использование земельного участка в состав платежей за использование находящихся в государственной собственности Республики Башкортостан зданий и сооружений котельной N 7. Из материалов дела и пояснений ответчика усматривается отсутствие договорных отношений, регулирующих использование обществом "БашРТС" зданий и сооружений котельной N 7, что исключает применение положений пункта 2 статьи 654 Гражданского кодекса Российской Федерации. Доказательств внесения платы за такое использование (в том числе на основании судебных актов) судебной коллегии не представлено.
При указанных обстоятельствах апелляционная инстанция не находит оснований для удовлетворения апелляционной жалобы, доводы которой проверены в полном объеме и не могут быть учтены, как влияющие на законность и обоснованность принятого по делу судебного акта.
Нарушений норм процессуального права, влекущих безусловную отмену судебного акта на основании части 4 статьи 270 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, судом апелляционной инстанции не установлено.
Судебные расходы распределяются между лицами, участвующими в деле, в соответствии с правилами, установленными статьей 110 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, и в связи с оставлением апелляционной жалобы без удовлетворения относятся на ее подателя.
Руководствуясь статьями 176, 268, 269, 271 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, арбитражный суд апелляционной инстанции

постановил:

решение Арбитражного суда Республики Башкортостан от 25.08.2016 по делу N А07-4200/2016 оставить без изменения, апелляционную жалобу общества с ограниченной ответственность "Башкирские распределительные тепловые сети" — без удовлетворения.
Постановление может быть обжаловано в порядке кассационного производства в Арбитражный суд Уральского округа в течение двух месяцев со дня его принятия (изготовления в полном объеме) через арбитражный суд первой инстанции.

Председательствующий судья И.Ю.СОКОЛОВА

Судьи Л.В.ПИВОВАРОВА А.А.РУМЯНЦЕВ