Требование: О расторжении договора купли-продажи и взыскании уплаченных по договору купли-продажи денежных средств

Постановление Восемнадцатого арбитражного апелляционного суда от 28.07.2016 N 18АП-8764/2016 по делу N А07-21487/2015

Дело N А07-21487/2015

Резолютивная часть постановления объявлена 25 июля 2016 года.
Постановление изготовлено в полном объеме 28 июля 2016 года.
Восемнадцатый арбитражный апелляционный суд в составе:
председательствующего судьи Богдановской Г.Н.,
судей Соколовой И.Ю., Суспициной Л.А.,
при ведении протокола секретарем судебного заседания Микушиной А.В., рассмотрел в открытом судебном заседании апелляционную жалобу общества с ограниченной ответственностью "Мега" на решение Арбитражного суда Республики Башкортостан от 23.05.2016 по делу N А07-21487/2015 (судья Салиева Л.В.).
В судебном заседании приняли участие представители:
общества с ограниченной ответственностью "Мега" — Зобков А.В. (доверенность от 12.03.2014),
общества с ограниченной ответственностью "Евротранс" — Акмалов Р.В. (доверенность от 30.06.2016).

Общество с ограниченной ответственностью "Мега" (далее — общество "Мега", истец) обратилось в Арбитражный суд Республики Башкортостан с исковым заявлением к обществу с ограниченной ответственностью "ЕвроТранс" (далее — общество "ЕвроТранс", ответчик) о расторжении договора купли-продажи N Р13-24818-ДКП от 27.09.2013, заключенного между обществом "ЕвроТранс" и открытым акционерным обществом "ВЭБ-лизинг" (далее — общество "ВЭБ-лизинг"), о взыскании с общества "ЕвроТранс" уплаченных по договору купли-продажи денежных средств в сумме 5 913 600 руб.
На основании ст. 51 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации (далее — АПК РФ) к участию в деле в качестве третьих лиц, не заявляющих самостоятельных требований относительно предмета спора, привлечены общество "ВЭБ-лизинг" и открытое акционерное общество "СОГАЗ" (далее — общество "СОГАЗ", страховщик).
Решением Арбитражного суда Республики Башкортостан от 23.05.2016 (резолютивная часть от 26.04.2016) в удовлетворении исковых требований отказано.
С указанным решением суда не согласилось общество "Мега" (далее также — податель апелляционной жалобы, апеллянт), в апелляционной жалобе просит решение суда первой инстанции отменить, принять по делу новый судебный акт, которым удовлетворить заявленные исковые требования в полном объеме.
В обоснование доводов апелляционной жалобы ее податель ссылается на неполное выяснение судом обстоятельств, имеющих значение для дела.
Апеллянт полагает, что, делая вывод о том, что на момент передачи автомобиля у истца не имелось претензий по качеству автомобиля, из чего суд заключил, что вина продавца в передаче некачественного товара отсутствует, суд не учел, что недостаток в автомобиле был обнаружен в период гарантийного срока и в соответствии с п. 2 ст. 470 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее — ГК РФ) приобретенный у ответчика автомобиль должен отвечать условиям договора по качеству не только в момент его передачи, но и на протяжении всего гарантийного срока, установленного продавцом на период 12 месяцев.
Считает, что суд необоснованно дал критическую оценку заключению N 97-2014 от 05.05.2014, выполненному ФГБУ СЭУ ФПС "Испытательная пожарная лаборатория", которым установлена наиболее вероятная причина возникновения пожара — разгерметизация топливной системы и последующая утечка топлива и его возгорание от нагретых элементов моторного отсека. Указанные доказательства ответчиком не оспорены, и, вопреки выводам суда первой инстанции, ответчиком, на которого в силу п. 2 ст. 476 ГК РФ возлагается бремя доказывания отсутствия недостатков проданного товара, в отношении которого продавцом была предоставлена гарантия качества, доказательства того, что недостатки в товаре носят эксплуатационный характер, не представлены. Таким образом, презумпция виновности продавца, предусмотренная п. 2 ст. 476 ГК РФ, не опровергнута, в силу чего оснований для освобождения его от ответственности за передачу некачественного товара не имеется, а суд первой инстанции, неправильно распределив бремя доказывания причины возникновения недостатков, в отношении которого установлен гарантийный срок, пришел к необоснованному выводу о недоказанности истцом предусмотренных нормой п. 2 ст. 476 ГК РФ обстоятельств.
Апеллянт указывает, что судом не учтено, что годные остатки сгоревшего транспортного средства переданы страховщику обществу "СОГАЗ", которым имущество передано обществу с ограниченной ответственностью "Релакс" по договору комиссии от 12.08.2014, и в период нахождения сгоревшего автомобиля во владении истца им было обеспечено своевременное уведомление ответчика о факте возгорания и доступ сотрудников ответчика для исследования автомобиля, и представителями ответчика остатки сгоревшего автомобиля исследовались 20.03.2014, а также при проведении экспертизы 16.04.2016, в силу чего ответчик не может быть освобожден от бремени доказывания продажи некачественного товара.
К дате судебного заседания соответствующие требованиям части 2 статьи 262 АПК РФ отзывы на апелляционную жалобу не представлены.
Лица, участвующие в деле, о времени и месте рассмотрения апелляционной жалобы извещены надлежащим образом, в судебное заседание представители третьих лиц не явились.
С учетом мнения представителей истца и ответчика и в соответствии со статьями 156, 159 АПК РФ дело рассмотрено судом апелляционной инстанции в отсутствие третьих лиц
В судебном заседании представитель истца поддержал доводы апелляционной жалобы, представитель ответчика возражал против удовлетворения апелляционной жалобы.
Законность и обоснованность судебного акта проверены арбитражным судом апелляционной инстанции в порядке, предусмотренном главой 34 АПК РФ.
Как следует из материалов дела и установлено судом первой инстанции, между обществом "ВЭБ-лизинг" (лизингодатель) и обществом "Мега" (лизингополучатель) был подписан договор лизинга N Р13-24818-ДП от 27.09.2013, в соответствии с п. 1.1. которого лизингодатель на условиях согласованного с лизингополучателем договора купли-продажи обязался приобрести в собственность у выбранного лизингополучателем продавца — общества "Евротранс" имущество, указанное в спецификации предмета лизинга, которое обязался предоставить лизингополучателю за плату во временное владение и пользование для предпринимательских целей, с правом последующего приобретения права собственности (т. 1 л.д. 13-14).
Согласно п. 2 указанного договора лизинга предметом лизинга является автомобиль — самосвал БЦМ-59 на шасси MAN TGS 41.390 8*4 BB-WW, VIN X3W65392AC0001135, 2012 года изготовления.
В п. 3.10 договора лизинга указано, что на момент подписания договора общая сумма договора составляет 7 118 380 руб. 50 коп.
График платежей, установленный в п. 3.3. договора лизинга, предусматривал внесение лизингополучателем 23 лизинговых платежей, последний из которых подлежал уплате до 30.07.2015. Выкупная цена была определена сторонами в сумме 59 136 руб. и подлежала уплате до 30.08.2015.
По акту приема-передачи от 07.10.2013 автомобиль — самосвал БЦМ-59, являющийся предметом лизинга по договору лизинга N Р13-24818-ДП от 27.09.2013, был передан истцу (т. 1 л.д. 15).
Названное транспортное средство было приобретено обществом "ВЭБ-лизинг" у общества "ЕвроТранс" (продавец) по договору купли-продажи N Р13-24818-ДКП от 27.09.2013 (т. 1 л.д. 16-18).
Общая стоимость приобретаемого автомобиля составляла 5 913 600 руб. (п. 2.1. договора купли-продажи).
В силу п. 5.1. договора купли-продажи на проданный товар обществом "ЕвроТранс" установлен гарантийный срок 12 месяцев с момента подписания акта приема-передачи без ограничения по пробегу. В отношении недостатков в деталях трансмиссии нового товара — двигателе, коробке передач, раздаточной коробке передач и ведущих мостах лизингополучатель вправе обратиться с гарантийными претензиями в течение 24 месяцев с момента подписания акта приема-передачи без ограничения по пробегу.
Согласно полису страхования средств транспорта N 1813-82 MT 2472 VL от 04.10.2013 (т. 1 л.д. 20) передаваемый в лизинг автомобиль — самосвал БЦМ-59 на шасси MAN TGS 41.390 8*4 BB-WW, VIN X3W65392AC0001135 был застрахован обществом "СОГАЗ" в пользу лизингодателя — общества "ВЭБ-лизинг" (в случае хищения либо угона транспортного средства, гибели застрахованного транспортного средства, а также когда стоимость восстановительного ремонта превышает 75% действительной стоимости застрахованного транспортного средства) на срок до 06.10.2015.
Истцом по договору лизинга N Р13-24818-ДП от 27.09.2013 были уплачены обществу "ВЭБ-лизинг" лизинговые платежи в общей сумме 2 106 027 руб. (т. 1 л.д. 145-149).
01.03.2014 в автомобиле — самосвал БЦМ-59 произошло возгорание, в результате которого согласно справке ОНД Чишминского района УНД ГУ МЧС по Республике Башкортостан от 03.03.2014 N 31-2-65 был уничтожен моторный отсек вместе с кабиной водителя, повреждены два передних и запасное колеса (т. 1 л.д. 21).
Постановлением старшего дознавателя ОНД Чишминского района УНД ГУ МЧС по Республике Башкортостан от 06.05.2014 в возбуждении уголовного дела на основании сообщения о пожаре отказано за отсутствием события преступления (т. 1 л.д. 48).
Техническим заключением N 97-2014 от 05.05.2014, подготовленным ФГБУ СЭУ ФПС "Испытательная пожарная лаборатория" по Республике Башкортостан в рамках проверочных мероприятий по факту пожара, произошедшего 01.03.2014, установлено, что очаг пожара (место первоначального возникновения горения) находится в левой задней стороне моторного отсека; наиболее вероятной причиной возникновения пожара послужила разгерметизация топливной системы с последующим воспламенением топлива от нагретых поверхностей системы выпуска отработавших газов (т. 1 л.д. 39-42).
13.03.2014 между обществом "ВЭБ-лизинг" и обществом "Мега" подписано соглашение о расторжении договора финансовой аренды (лизинга) N Р13-24818-ДЛ от 27.09.2013 (т. 1 л.д. 49).
Стороны договорились считать договор лизинга расторгнутым с 13.03.2014 в связи с конструктивной гибелью переданного в лизинг автомобиля марки БЦМ-59 на шасси MAN TGS 41.390 8*4 BB-WW, VIN X3W65392AC0001135, год изготовления 2012 (п. 1 соглашения).
В п. п. 2, 3, 4 соглашения лизингодатель и лизингополучатель определили, что на день расторжения договора лизинга сумма неоплаченных будущих лизинговых платежей с учетом выкупного платежа составляет 4 765 799 руб. 99 коп. Если полученное лизингодателем страховое возмещение превысит указанную сумму, лизингодатель выплачивает лизингополучателю разницу между полученным страховым возмещением и этой суммой; если полученное страховое возмещение не покроет данную сумму, лизингополучатель выплачивает лизингодателю разницу между этой суммой и суммой страхового возмещения.
В соответствии с п. 5 соглашения о расторжении договора лизинга лизингодатель обязался передать лизингополучателю в собственность поврежденное транспортное средство по акту приема-передачи в течение 10 рабочих дней с момента подписания соглашения и проведения взаимных расчетов по нему, после чего лизингодатель считается выполнившим все свои обязательства по соглашению и договору лизинга в полном объеме.
25.07.2014 обществом "СОГАЗ" и обществом "ВЭБ-лизинг" подписано соглашение о порядке передачи транспортного средства с собственность страховщику (т. 1 л.д. 139-140), по условиям которого страхователь обязался передать в собственность страховщика автомобиль марки БЦМ-59 на шасси MAN TGS 41.390 8*4 BB-WW, VIN X3W65392AC0001135, год изготовления 2012, а страховщик — выплатить страхователю страховое возмещение в сумме 5 419 814,4 руб.
Согласно акту приема-передачи транспортного средства от 12.08.2014, являющемуся приложением к договору комиссии N 14.08.ОВТ от 08.08.2014 (т. 1 л.д. 138), названное транспортное средство передано страховщиком как комитетом комиссионеру — обществу с ограниченной ответственностью "Релакс".
Платежным поручением N 781 от 25.08.2014 (т. 1 л.д. 130) общество "СОГАЗ" выплатило обществу "ВЭБ-лизинг" страховое возмещение в сумме 5 419 814 руб. 40 коп. в связи с полной конструктивной гибелью автомобиля.
Платежным поручением N 675 от 27.08.2014 (т. 1 л.д. 151) общество "ВЭБ-лизинг" перечислило обществу "Мега" 654 014 руб. 41 коп. в виде разницы между суммой страхового возмещения и суммой неоплаченных будущих лизинговых платежей с учетом выкупного платежа по договору лизинга N Р13-24818-ДП от 27.09.2013.
Общество "Мега" направило обществу "ЕвроТранс" претензию от 06.08.2015, в котором, указывая на продажу последним некачественного товара по договору купли-продажи N Р13-24818-ДКП от 27.09.2013, в результате чего в период гарантийного срока произошло возгорание транспортного средства и его конструктивная гибель, заявило об одностороннем отказе от исполнения договора купли-продажи и потребовало возвратить уплаченные за транспортное средство денежные средства в размере 5 913 600 руб. (т. 1 л.д. 50).
Оставление ответчиком претензии без удовлетворения послужило поводом для обращения общества "Мега" в арбитражный суд с рассматриваемым иском.
Отказывая в удовлетворении заявленного иска, суд первой инстанции пришел к выводу, что истцом не представлено доказательств того, что возгорание автомобиля произошло в результате недостатков, возникших по вине продавца имущества и до момента его передачи лизингополучателю.
Проверив законность и обоснованность обжалуемого решения суда, оценив доводы апелляционной жалобы истца, арбитражный апелляционный суд приходит к выводу об отсутствии оснований для отмены судебного акта.
В соответствии с ч. 1 ст. 4 АПК РФ заинтересованное лицо вправе обратиться в арбитражный суд за защитой своих нарушенных или оспариваемых прав и законных интересов.
Таким образом, целью обращения в суд является восстановление нарушенного материального права или защита законного интереса истца.
Из существа заявленных требований и дополнительных пояснений представителя истца в судебном заседании суда апелляционной инстанции следует, что нарушение своих прав истец связывает с утратой транспортного средства, являвшегося предметом лизинга, в результате чего договор лизинга был прекращен, лизингодателю выплачено страховое возмещение, в силу чего истец как лизингополучатель не достиг того имущественного интереса, который преследовал при заключении договора лизинга.
Согласно ст. 15 ГК РФ лицо, право которого нарушено, может требовать полного возмещения причиненных ему убытков, если законом или договором не предусмотрено возмещение убытков в меньшем размере. Под убытками понимаются расходы, которые лицо, чье право нарушено, произвело или должно будет произвести для восстановления нарушенного права, утрата или повреждение его имущества (реальный ущерб).
В силу п. п. 1, 2 ст. 393 ГК РФ должник обязан возместить кредитору убытки, причиненные неисполнением или ненадлежащим исполнением обязательства. Убытки определяются в соответствии с правилами, предусмотренными статьей 15 настоящего Кодекса.
В соответствии с п. п. 1, 2 ст. 469 ГК РФ продавец обязан передать покупателю товар, качество которого соответствует договору купли-продажи. При отсутствии в договоре купли-продажи условий о качестве товара продавец обязан передать покупателю товар, пригодный для целей, для которых товар такого рода обычно используется.
Пунктом 1 статьи 475 ГК РФ определено, что, если недостатки товара не были оговорены продавцом, покупатель, которому передан товар ненадлежащего качества, вправе по своему выбору потребовать от продавца: соразмерного уменьшения покупной цены; безвозмездного устранения недостатков товара в разумный срок; возмещения своих расходов на устранение недостатков товара.
В силу пункта 2 указанной статьи ГК РФ в случае существенного нарушения требований к качеству товара (обнаружения неустранимых недостатков, недостатков, которые не могут быть устранены без несоразмерных расходов или затрат времени, или выявляются неоднократно, либо проявляются вновь после их устранения, и других подобных недостатков) покупатель вправе отказаться от исполнения договора купли-продажи и потребовать возврата уплаченной за товар денежной суммы.
Из содержания приведенных правовых норм следует, что механизм отказа покупателя от исполнения договора купли-продажи и возврата продавцом уплаченной за товар денежной суммы направлен на защиту прав добросовестного покупателя, который в силу передачи ему некачественного товара лишается возможности его эксплуатации, извлечения из него полезных свойств и всего того, на что он был вправе рассчитывать при заключении договора.
Аналогичный механизм защиты прав лизингополучателя закреплен в п. 1 ст. 670 ГК РФ, в силу которого арендатор вправе предъявлять непосредственно продавцу имущества, являющегося предметом договора финансовой аренды, требования, вытекающие из договора купли-продажи, заключенного между продавцом и арендодателем, в частности в отношении качества и комплектности имущества, сроков его поставки, и в других случаях ненадлежащего исполнения договора продавцом; при этом арендатор имеет права и несет обязанности, предусмотренные настоящим Кодексом для покупателя, кроме обязанности оплатить приобретенное имущество, как если бы он был стороной договора купли-продажи указанного имущества.
Следовательно, удовлетворение требований покупателя (лизингополучателя) товара об отказе от исполнения договора купли-продажи и возврате уплаченной за товар денежной суммы возможно только при доказанности нарушения прав покупателя фактом поставки товара ненадлежащего качества.
Как следует из материалов дела, между обществом "ВЭБ-лизинг" (лизингодатель) и обществом "Мега" (лизингополучатель) был подписан договор лизинга N Р13-24818-ДП от 27.09.2013, по условиям которого лизингодатель на условиях согласованного с лизингополучателем договора купли-продажи обязался приобрести в собственность у выбранного лизингополучателем продавца — общества "Евротранс" автомобиль — самосвал БЦМ-59 на шасси MAN TGS 41.390 8*4 BB-WW, VIN X3W65392AC0001135, 2012 года изготовления, который обязался предоставить лизингополучателю за плату во временное владение и пользование для предпринимательских целей, с правом последующего приобретения права собственности (т. 1 л.д. 13-14).
Названное транспортное средство было приобретено обществом "ВЭБ-лизинг" у общества "ЕвроТранс" (продавец) по договору купли-продажи N Р13-24818-ДКП от 27.09.2013 за плату в размере 5 913 600 руб. (т. 1 л.д. 16-18) и передано в лизинг истцу по акту приема-передачи от 07.10.2013 (т. 1 л.д. 15).
На основании статьи 665 ГК РФ по договору финансовой аренды (договору лизинга) арендодатель обязуется приобрести в собственность указанное арендатором имущество у определенного им продавца и предоставить арендатору это имущество за плату во временное владение и пользование для предпринимательских целей.
Согласно п. 2 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 14.03.2014 N 17 "Об отдельных вопросах, связанных с договором выкупного лизинга", по общему правилу в договоре выкупного лизинга имущественный интерес лизингодателя заключается в размещении и последующем возврате с прибылью денежных средств, а имущественный интерес лизингополучателя — в приобретении предмета лизинга в собственность за счет средств, предоставленных лизингодателем, и при его содействии.
В силу п. 1 ст. 19 Федерального закона от 29.10.1998 N 164-ФЗ "О финансовой аренде (лизинге)" договором лизинга может быть предусмотрено, что предмет лизинга переходит в собственность лизингополучателя по истечении срока договора лизинга или до его истечения на условиях, предусмотренных соглашением сторон.
Однако в рассматриваемом случае из материалов дела не следует и лицами, участвующими в деле, суду не представлено доказательств того, что у общества "Мега" в силу изложенных правовых норм возникло право собственности на автомобиль — самосвал БЦМ-59 на шасси MAN TGS 41.390 8*4 BB-WW, VIN X3W65392AC0001135, 2012 года изготовления.
В соответствии с п. 2 ст. 218 ГК РФ право собственности на имущество, которое имеет собственника, может быть приобретено другим лицом на основании договора купли-продажи, мены, дарения или иной сделки об отчуждении этого имущества.
Согласно п. 1 ст. 223 ГК РФ право собственности у приобретателя вещи по договору возникает с момента ее передачи, если иное не предусмотрено законом или договором.
Если к моменту заключения договора об отчуждении вещи она уже находится во владении приобретателя, вещь признается переданной ему с этого момента (п. 2 ст. 224 ГК РФ).
Заключая соглашение о расторжении договора финансовой аренды (лизинга) N Р13-24818-ДЛ от 27.09.2013 от 13.03.2014 (т. 1 л.д. 49), общество "ВЭБ-лизинг" и общество "Мега" договорились считать договор лизинга расторгнутым с 13.03.2014 в связи с конструктивной гибелью переданного в лизинг автомобиля, а лизингодатель обязался передать лизингополучателю в собственность поврежденное транспортное средство по акту приема-передачи в течение 10 рабочих дней с момента подписания соглашения и проведения взаимных расчетов по нему.
Вместе с тем, на основании подписанного 25.07.2014 обществом "СОГАЗ" и обществом "ВЭБ-лизинг" соглашения о порядке передачи транспортного средства с собственность страховщику (т. 1 л.д. 139-140) лизингодатель фактически передал поврежденное транспортное средство страховщику взамен получения страхового возмещения в сумме 5 419 814,4 руб., а впоследствии по акту приема-передачи транспортного средства от 12.08.2014, являющемуся приложением к договору комиссии N 14.08.ОВТ от 08.08.2014 (т. 1 л.д. 138), названное транспортное средство было передано страховщиком как комитетом комиссионеру — обществу с ограниченной ответственностью "Релакс".
Представитель истца в судебном заседании также подтвердил, что годные остатки транспортного средства после расторжения договора лизинга не были переданы в его фактическое владение.
С учетом изложенного, учитывая выбытие поврежденного транспортного средства из владения общества "Мега" и передачу его третьему лицу, суд апелляционной инстанции приходит к выводу о том, что право собственности у истца на указанное имущество на основании соглашения о расторжении договора финансовой аренды (лизинга) N Р13-24818-ДЛ от 27.09.2013 от 13.03.2014 (т. 1 л.д. 49) не возникло, в силу чего истец не может быть признан применительно к п. 2 ст. 475 ГК РФ лицом, заинтересованным в возмещении стоимости некачественного товара.
Положения п. 1 ст. 670 ГК РФ помимо собственника также наделяют арендатора правом предъявлять непосредственно продавцу имущества, являющегося предметом договора финансовой аренды, требования, вытекающие из договора купли-продажи, заключенного между продавцом и арендодателем, в частности в отношении качества и комплектности имущества, сроков его поставки, и в других случаях ненадлежащего исполнения договора продавцом.
Указанное право обусловлено заинтересованностью лизингополучателя в получении надлежащего предмета лизинга для целей владения и пользования им, а также последующего приобретения его в собственность.
Однако, согласно полису страхования средств транспорта N 1813-82 MT 2472 VL от 04.10.2013 (т. 1 л.д. 20) передаваемый в лизинг автомобиль — самосвал БЦМ-59 на шасси MAN TGS 41.390 8*4 BB-WW, VIN X3W65392AC0001135 был застрахован обществом "СОГАЗ" в пользу лизингодателя — общества "ВЭБ-лизинг" (в случае хищения либо угона транспортного средства, гибели застрахованного транспортного средства, а также когда стоимость восстановительного ремонта превышает 75% действительной стоимости застрахованного транспортного средства) на срок до 06.10.2015.
После наступления 01.03.2014 страхового случая с лизинговым автомобилем в виде возгорания, что подтверждено справкой ОНД Чишминского района УНД ГУ МЧС по Республике Башкортостан от 03.03.2014 N 31-2-65 (т. 1 л.д. 21), платежным поручением N 781 от 25.08.2014 (т. 1 л.д. 130) общество "СОГАЗ" выплатило обществу "ВЭБ-лизинг" страховое возмещение в сумме 5 419 814 руб. 40 коп. в связи с полной конструктивной гибелью автомобиля, которое согласно соглашению о расторжении договора финансовой аренды (лизинга) N Р13-24818-ДЛ от 27.09.2013 (т. 1 л.д. 49) было направлено на погашение задолженности лизингополучателя перед лизингодателем.
Платежным поручением N 675 от 27.08.2014 (т. 1 л.д. 151) общество "ВЭБ-лизинг" перечислило обществу "Мега" 654 014 руб. 41 коп. в виде разницы между суммой страхового возмещения и суммой неоплаченных будущих лизинговых платежей с учетом выкупного платежа по договору лизинга N Р13-24818-ДП от 27.09.2013.
В соответствии с п. 1 ст. 929 ГК РФ по договору имущественного страхования одна сторона (страховщик) обязуется за обусловленную договором плату (страховую премию) при наступлении предусмотренного в договоре события (страхового случая) возместить другой стороне (страхователю) или иному лицу, в пользу которого заключен договор (выгодоприобретателю), причиненные вследствие этого события убытки в застрахованном имуществе либо убытки в связи с иными имущественными интересами страхователя (выплатить страховое возмещение) в пределах определенной договором суммы (страховой суммы).
Согласно п. 1 ст. 965 ГК РФ, если договором имущественного страхования не предусмотрено иное, к страховщику, выплатившему страховое возмещение, переходит в пределах выплаченной суммы право требования, которое страхователь (выгодоприобретатель) имеет к лицу, ответственному за убытки, возмещенные в результате страхования. Однако условие договора, исключающее переход к страховщику права требования к лицу, умышленно причинившему убытки, ничтожно.
Перешедшее к страховщику право требования осуществляется им с соблюдением правил, регулирующих отношения между страхователем (выгодоприобретателем) и лицом, ответственным за убытки (п. 2 ст. 965 ГК РФ).
При таких обстоятельствах, поскольку стороны договора финансовой аренды (лизинга) N Р13-24818-ДЛ от 27.09.2013 застраховали свои риски утраты предмета лизинга и после наступления страхового случая получили стоимость страхового возмещения, следует признать, что общество "Мега", учитывая также расторжение договора лизинга и прекращение обязательственных прав в отношении предмета лизинга, утратило право заявления требований, предусмотренных п. 1 ст. 670 ГК РФ.
Апелляционный суд также считает обоснованными выводы суда первой инстанции о неподтверждении материалами дела обстоятельства утраты транспортного средства по обстоятельствам, за которые отвечает продавец имущества.
В силу п. 1 ст. 469 ГК РФ продавец обязан передать покупателю товар, качество которого соответствует договору купли-продажи.
Согласно п. 1 и п. 2 ст. 470 ГК РФ товар, который продавец обязан передать покупателю, должен соответствовать требованиям, предусмотренным статьей 469 настоящего Кодекса, в момент передачи покупателю, если иной момент определения соответствия товара этим требованиям не предусмотрен договором купли-продажи, и в пределах разумного срока должен быть пригодным для целей, для которых товары такого рода обычно используются; в случае, когда договором купли-продажи предусмотрено предоставление продавцом гарантии качества товара, продавец обязан передать покупателю товар, который должен соответствовать требованиям, предусмотренным статьей 469 настоящего Кодекса, в течение определенного времени, установленного договором (гарантийного срока).
Согласно п. 2 ст. 476 ГК РФ в отношении товара, на который продавцом предоставлена гарантия качества, продавец отвечает за недостатки товара, если не докажет, что недостатки товара возникли после его передачи покупателю вследствие нарушения покупателем правил пользования товаром или его хранения, либо действий третьих лиц, либо непреодолимой силы.
По смыслу указанной нормы, как обоснованно указывает апеллянт, бремя доказывания наличия эксплуатационных недостатков в товаре, в отношении которого продавцом была предоставлена гарантия товара, возлагается на продавца (ответчика по делу).
Между тем в силу положений ч. 1 ст. 4, ч. 2 ст. 65 АПК РФ указанное обстоятельство не освобождает истца от обязанности предоставления доказательств в обоснование своих исковых требований, более того, исполнение ответчиком обязанности по доказыванию обстоятельств, предусмотренных пунктом 2 статьи 476 ГК РФ, сопряжено с совершением покупателем действий, указанных в ст. ст. 477, 483 ГК РФ, требуемых от истца как покупателя имущества в случае обнаружения недостатков в товаре.
Согласно п. 1 и п. 3 ст. 477 ГК РФ если иное не установлено законом или договором купли-продажи, покупатель вправе предъявить требования, связанные с недостатками товара, при условии, что они обнаружены в сроки, установленные настоящей статьей; если на товар установлен гарантийный срок, покупатель вправе предъявить требования, связанные с недостатками товара, при обнаружении недостатков в течение гарантийного срока.
В силу п. 1 и п. 2 ст. 483 ГК РФ покупатель обязан известить продавца о нарушении условий договора купли-продажи о количестве, об ассортименте, о качестве, комплектности, таре и (или) об упаковке товара в срок, предусмотренный законом, иными правовыми актами или договором, а если такой срок не установлен, в разумный срок после того, как нарушение соответствующего условия договора должно было быть обнаружено исходя из характера и назначения товара; в случае невыполнения правила, предусмотренного пунктом 1 настоящей статьи, продавец вправе отказаться полностью или частично от удовлетворения требований покупателя о передаче ему недостающего количества товара, замене товара, не соответствующего условиям договора купли-продажи о качестве или об ассортименте, об устранении недостатков товара, о доукомплектовании товара или о замене некомплектного товара комплектным, о затаривании и (или) об упаковке товара либо о замене ненадлежащей тары и (или) упаковки товара, если докажет, что невыполнение этого правила покупателем повлекло невозможность удовлетворить его требования или влечет для продавца несоизмеримые расходы по сравнению с теми, которые он понес бы, если бы был своевременно извещен о нарушении договора.
Согласно п. 5.1. договора купли-продажи транспортного средства от 27.09.2013 предусмотрен гарантийный срок на товар 12 месяцев с момента подписания акта приема-передачи имущества, а в отношении недостатков в деталях трансмиссии — двигателя, коробке передач, раздаточной коробке передач и ведущих мостах лизингополучатель вправе обратиться с гарантийными претензиями в течение 24 месяцев с момента подписания акта приема-передачи товара (т. 1 л.д. 16).
Согласно техническому заключению N 97-2014, выполненному ФГБУ "Судебно-экспертное учреждение Федеральной противопожарной службы "Испытательная лаборатория" по Республике Башкортостан" (т. 1 л.д. 39), наиболее вероятной причиной пожара послужило разгерметизация топливной системы с последующим воспламенением топлива от нагретых поверхностей системы выпуска отработавших газов.
Исходя из технических характеристик причин возникновения пожара, установленных экспертом, они не относятся к недостаткам в деталях трансмиссии автомобиля, в силу чего срок обнаружения таких недостатков и предъявления претензий продавцу согласно условиям договора составляет 12 месяцев.
Автомобиль был передан лизингодателю (покупателю) по акту приема-передачи от 07.10.2013 (т. 1 л.д. 19), а возгорание автомобиля произошло 01.03.2014 (т. 1 л.д. 21, 39).
Требования, обусловленные наличие в транспортном средстве недостатков, были предъявлены истцом продавцу имущества 06.08.2015 (т. 1 л.д. 50), то есть за пределами установленного договором гарантийного срока, а также разумного срока, в пределах которого ответчик как продавец имущества может реализовать свои права по доказыванию наличия эксплуатационных недостатков в товаре.
Более того, как ранее установлено судом, на основании соглашения от 25.07.2014 между обществом "СОГАЗ" и обществом "ВЭБ-лизинг" о порядке передачи транспортного средства с собственность страховщику (т. 1 л.д. 139-140), а впоследствии — акта приема-передачи транспортного средства от 12.08.2014, являющемуся приложением к договору комиссии N 14.08.ОВТ от 08.08.2014 (т. 1 л.д. 138) годные остатки транспортного средства не находятся ни во владении лизингополучателя, ни во владении продавца имущества.
В силу изложенного продавец вправе ссылаться на обстоятельства, предусмотренные п. 2 ст. 483 ГК РФ, поскольку в силу нарушения срока предъявления требований, связанных с некачественностью проданного товара, и отсутствия у продавца объективной возможности определить причины недостатков, обязанность по доказыванию наличия производственных недостатков в товаре возлагается на истца.
Доводы истца о том, что ответчик был приглашен на осмотр транспортного средства при проведении его экспертизы ФГБУ "Судебно-экспертное учреждение Федеральной противопожарной службы "Испытательная лаборатория" по Республике Башкортостан" отклоняются, поскольку, учитывая цели и задачи проводимой в рамках проверки уголовно-правовых последствий произошедшего пожара экспертизы, сам по себе факт присутствия ответчика при осмотре автомобиля не предоставляет ему возможности реализовать права как продавца имущества, связанные с доказыванием причин возникших недостатков.
В обоснование наличия конструктивных недостатков истец ссылается на техническое заключение N 97-2014, выполненное ФГБУ "Судебно-экспертное учреждение Федеральной противопожарной службы "Испытательная лаборатория" по Республике Башкортостан" (т. 1 л.д. 39), согласно которому наиболее вероятной причиной пожара послужило разгерметизация топливной системы с последующим воспламенением топлива от нагретых поверхностей системы выпуска отработавших газов.
Между тем указанные выводы эксперта устанавливают только наличие причинной связи между разгерметизацией топливной системы и возгоранием автомобиля, однако сведений о том, какое обстоятельство послужило причиной разгерметизации топливной системы, в названном заключении не содержится. Более того, перед экспертами отсутствовала задача установления таких причин, учитывая, что исследование проводилось по факту возбуждения уголовного дела, в силу чего целью исследования являлось доказывание либо исключение обстоятельств, связанных с виновными действиями третьих лиц, приведших к возгоранию.
Истцом не представлено доказательств того, что разгерметизация топливной системы произошла не вследствие неправильной эксплуатации автомобиля либо объективных причин, а вследствие наличия конструктивных недостатков в автомобиле, в силу чего апелляционный суд не может прийти к выводу о том, что безусловной причиной, повлекшей возгорание автомобиля, послужил конструктивный дефект транспортного средства, ответственность за который несет продавец.
Иных доказательств наличия в транспортном средстве недостатков, за которые отвечает продавец, истцом в материалы дела не представлено.
При изложенных обстоятельствах суд первой инстанции пришел к обоснованному выводу о том, что истцом не доказана совокупность юридически значимых обстоятельств, необходимых для удовлетворения заявленных требований.
Решение суда первой инстанции является законным и обоснованным, отмене не подлежит. Оснований для удовлетворения апелляционной жалобы не имеется.
Нарушений норм процессуального права, являющихся основанием для отмены судебного акта на основании части 4 статьи 270 АПК РФ, судом апелляционной инстанции не установлено.
Руководствуясь статьями 176, 268, 269, 271 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, арбитражный суд апелляционной инстанции

постановил:

решение Арбитражного суда Республики Башкортостан от 23.05.2016 по делу N А07-21487/2015 оставить без изменения, апелляционную жалобу общества с ограниченной ответственностью "Мега" — без удовлетворения.
Постановление может быть обжаловано в порядке кассационного производства в Арбитражный суд Уральского округа в течение двух месяцев со дня его принятия (изготовления в полном объеме) через арбитражный суд первой инстанции.

Председательствующий судья Г.Н.БОГДАНОВСКАЯ

Судьи И.Ю.СОКОЛОВА Л.А.СУСПИЦИНА