Требование: О признании недействительным договора аренды лесного участка

Постановление Восемнадцатого арбитражного апелляционного суда от 07.11.2014 N 18АП-11278/2014, 18АП-11278/2014 по делу N А76-7809/2014

Дело N А76-7809/2014

Резолютивная часть постановления объявлена 05 ноября 2014 года.
Постановление изготовлено в полном объеме 07 ноября 2014 года.
Восемнадцатый арбитражный апелляционный суд в составе:
председательствующего судьи Богдановской Г.Н.,
судей Суспициной Л.А., Пивоваровой Л.В.,
при ведении протокола секретарем судебного заседания Савчук А.С., рассмотрел в открытом судебном заседании апелляционную жалобу прокурора Челябинской области на решение Арбитражного суда Челябинской области от 15.08.2014 по делу N А76-7809/2014 (судья Мухлынина Л.Д.).
В заседании приняли участие представители:
прокурора Челябинской области — Хабибуллин М.Р. (удостоверение), индивидуального предпринимателя Карелиной Л.Г. — Загуменова Е.Н. (доверенность от 02.07.2014), Зарипов К.К. (доверенность от 06.05.2014).

Прокурор Челябинской области (далее — прокурор, истец) обратился в Арбитражный суд Челябинской области с исковым заявлением к Главному управлению лесами Челябинской области (далее — Управление, первый ответчик) и индивидуальному предпринимателю Карелиной Ларисе Геннадьевне (далее — предприниматель, второй ответчик) со следующими исковыми требованиями:
— о признании недействительным (ничтожным) договора от 08.08.2012 N 450 аренды лесного участка, заключенного между ответчиками, с номером учетной записи в государственном лесном реестре 65-2012-08, расположенного по адресу: Челябинская область, Ашинский муниципальный район, ОГУ "Ашинское лесничество", Ашинское участковое лесничество, квартал 125 (части выделов 5, 6, 12) площадью 0,119 га, входящего в состав лесного участка с кадастровым (условным) номером 74-74-03/048/2009-130 площадью 122,67 га (с номером учетной записи в государственном лесном реестре 98-2009-04), и лесного участка с номером учетной записи в государственном лесном реестре 63-2012-08, расположенного по адресу: Челябинская область, Ашинский муниципальный район, ОГУ "Ашинское лесничество", Ашинское участковое лесничество, кварталы 125 (части выделов 5, 6, 12), 126 (части выделов 1, 2, 6, 11), 129 (часть выдела 2) площадью 1,785 га, входящего в состав лесного участка с кадастровым (условным) номером 74-74-03/048/2009-228 площадью 11812,1558 га (с номером учетной записи в государственном лесном реестре 16-2008-02);
— о признании недействительным (ничтожным) заключенного 18.09.2012 соглашения N 1 к договору аренды лесных участков от 08.08.2012 N 450;
— о признании недействительной и аннулировании записи N 74-74-03/044/2012-52 в Едином государственном реестре прав на недвижимое имущество и сделок с ним от 22.10.2012 о государственной регистрации договора аренды лесных участков от 08.08.2012 N 450 и соглашения N 1 от 18.09.2012;
— о признании недействительным (ничтожным) заключенного между ответчиками дополнительного соглашения N 2 от 31.07.2013 к договору N 450;
— о признании недействительной и аннулировании записи N 74-74-03/067/2013-31 в Едином государственном реестре прав на недвижимое имущество и сделок с ним от 07.11.2013 о государственной регистрации соглашения "Об изменении и дополнении договора аренды лесного участка N 450 от 08.08.2012" N 2 от 31.07.2013;
— о применении применение последствий недействительности сделки в виде возврата управлению земельных участков, арендованных предпринимателем Карелиной Л.Г. по договору N 450 от 08.08.2012, соглашению N 1 от 18.09.2012, соглашение N 2 от 31.07.2013 (с учетом уточнения исковых требований, т. 1 л.д. 148-153).
Определением суда от 11.04.2014 к участию в деле в качестве третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований относительно предмета спора, привлечено Управление Федеральной службы государственной регистрации, кадастра и картографии по Челябинской области (т. 1 л.д. 1-6).
Решением Арбитражного суда Челябинской области от 15.08.2014 (резолютивная часть от 15.08.2014) в удовлетворении исковых требований отказано.
С указанным решением суда не согласился прокурор (далее также — податель апелляционной жалобы, апеллянт), в апелляционной жалобе просит решение суда отменить, принять по делу новый судебный акт, удовлетворив заявленные требования прокурора.
Податель апелляционной жалобы считает необоснованным вывод суда о том, что при заключении оспариваемой сделки подлежат применению нормы лесного, а не земельного законодательства. Применив положения ст. ст. 9, 21, 41, 71, 74, 75 Лесного кодекса Российской Федерации (далее — ЛК РФ), суд не учел положения ч. 2 ст. 3 ЛК РФ, по смыслу которой оформление арендных отношений в отношении лесных участков регулируется в том числе земельным законодательством. В данном случае истцом оспаривается не цель предоставления лесных участков, а нарушение процедуры их предоставления, в силу чего нормы ч. 3 ст. 74 ЛК РФ применению не подлежат. Предоставление спорных земельных участков должно было быть произведено в порядке ст. ст. 30 — 31 Земельного кодекса Российской Федерации (далее — ЗК РФ), и при несоблюдении такой процедуры договор является недействительным.
ИП Карелина Л.Г. представила отзыв на апелляционную жалобу, в котором указала, что выводы суда первой инстанции об отсутствии оснований для предоставления земельного участка в порядке, предусмотренном ст. 31 ЗК РФ, являются обоснованными, ввиду чего решение отмене не подлежит, апелляционная жалоба является необоснованной.
От иных лиц, участвующих в деле, отзывов на апелляционную жалобу не поступило.
Лица, участвующие в деле, о времени и месте рассмотрения апелляционной жалобы извещены надлежащим образом, в судебное заседание представители первого ответчика и третьего лица не явились.
С учетом мнения представителей истца и второго ответчика и в соответствии со статьями 123, 156 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации (далее — АПК РФ) апелляционная жалоба рассмотрена без участия не явившихся лиц.
Определением Восемнадцатого арбитражного апелляционного суда от 09.10.2014 судебное разбирательство было отложено для представления сторонами дополнительных доказательств.
Во исполнение определения суда истцом и вторым ответчиком представлены истребуемые документы.
В судебном заседании представитель подателя апелляционной жалобы поддержал доводы, изложенные в ней, представители второго ответчика против удовлетворения апелляционной жалобы возражали.
Законность и обоснованность судебного акта проверены арбитражным судом апелляционной инстанции в порядке, предусмотренном главой 34 АПК РФ.
Как следует из материалов дела и установлено судом первой инстанции, 05.05.2012 предприниматель обратилась с заявлением в управление о предоставлении в аренду двух земельных участков ориентировочной площадью 6 300 кв. м и 10 800 кв. м для проектирования и последующего размещения линейных объектов — двух горнолыжных подъемников. К заявке была приложена схема расположения земельных участков (т. 1 л.д. 21-22).
Приказом от 10.07.2012 N 288 управлением утвержден по первому варианту акт выбора лесного участка от 09.07.2012 N 57 площадью 1,904 га в защитных лесах Ашинского лесничества в кварталах 125, 126, 129 Ашинского участкового лесничества для строительства и эксплуатации линейных объектов (т. 1 л.д. 24, 25-28).
30.07.2012 в управление от предпринимателя поступило заявление о предоставлении в аренду лесного участка, находящегося в государственной собственности, расположенного в кварталах N 125 (выдел 5, 6, 12), 126 (выдел 1, 2, 6, 11), 129 (выдел 2) Ашинского участкового лесничества площадью 1,904 га для строительства и последующей эксплуатации линейных объектов (горнолыжных подъемников БКД-1000 и ППКД) сроком на 49 лет (т. 1 л.д. 32).
08.08.2012 между управлением (арендодатель) и ИП Карелиной Л.Г. (арендатор) подписан договор аренды лесных участков N 450, по условиям которого арендатор получает в аренду лесные участки с номером учетной записи в государственном лесном реестре 65-2012-08 площадью 0,119 га и с номером учетной записи в государственном лесном реестре 63-2012-08 площадью 1,785 га, определенные в пункте 1.2 договора (т. 1 л.д. 33-41).
18.09.2012 сторонами подписано соглашение N 1 к договору аренды, в соответствии с которым изменен размер арендной платы, а также содержится указание на принадлежность лесного участка площадью 1,785 га к лесному участку площадью 11812,1558 га с кадастровым номером 74-74-03/048/2009-228 (номер учетной записи в государственном реестре 16-2008-02) (т. 1 л.д. 42-45).
Договор аренды N 450 от 08.08.2012 и дополнительное соглашение N 1 от 18.09.2012 прошли государственную регистрацию 22.10.2012, регистрационная запись 74-74-03/044/2012-052 (т. 1 л.д. 46-47).
31.07.2013 между сторонами договора аренды подписано дополнительное соглашение N 2, которым арендодатель дал согласие на образование земельных участков, полученных в результате раздела, объединения, перераспределения или выдела из лесных участков (т. 2 л.д. 59).
Дополнительное соглашение N 2 также зарегистрировано в Управлении Федеральной службы государственной регистрации, кадастра и картографии по Челябинской области 07.11.2013, регистрационная запись 74-74-03/067/2013-31 (т. 2 л.д. 59 оборот).
Судом апелляционной инстанции на основании дополнительно представленных доказательств установлено следующее.
Согласно акту проверки соблюдения градостроительного и земельного законодательства от 27.10.2014, проведенной помощником Ашинского городского прокурора с участием начальника отдела архитектуры и градостроительства администрации Ашинского городского поселения, на территории горнолыжного комплекса "Аджигардак" расположена буксировочная канатная дорога Пб 300-1650-1600-I-106 (БКД-1000). Объект находится в стадии строительства, на момент проведения проверки не эксплуатировался, находится в стадии монтажа. Объект ППКД (подвесная пассажирская канатная дорога) на территории горнолыжного комплекса фактически не обнаружен. Указанные обстоятельства в ходе проверки установлены в том числе на основании пояснений работников горнолыжного комплекса и объяснений директора ООО "ГК Аджигардак" Арамбаева И.К.
Согласно разрешению на строительство N RU74503101 от 21.10.2014 индивидуальному предпринимателю разрешено строительство объекта "буксировочная канатная дорога ПБ 300-1650-1600-I-106 горнолыжного комплекса "Аджигардак" в г. Аше Челябинской области. Разрешение подписано и.о. главы Ашинского городского поселения С.В. Авраменко.
В отношении проектной документации на указанный объект получено положительное заключение государственной экспертизы N 74-1-4-0460-14, которое утверждено 16.09.2014 начальником Областного государственного автономного учреждения "Управление государственной экспертизы проектной документации, проектов документов территориального планирования и инженерных изысканий Челябинской области" Кочкиным С.А.
Согласно сведениям технического паспорта по состоянию на 22.10.2014 на сооружение "горнолыжный комплекс "Аджигардак" буксировочная канатная дорога ПБ 300-1650-1600-I-106 проведена техническая инвентаризация указанного объекта со следующими характеристиками: высота подъема 318, 7 м, протяженность трассы 1673, 6 м, пропускная способность до 1100 чел/час.
Полагая, что при заключении договора аренды лесных участков N 450 08.08.2012 и дополнительных соглашений NN 1, 2 к нему ответчиками нарушены положения ст. ст. 30 — 31 ЗК РФ, прокурор обратился в арбитражный суд с рассматриваемыми исковыми требованиями.
Отказывая в удовлетворении требований прокурора, суд первой инстанции пришел к выводу, что оспариваемые сделки соответствуют требованиям ЛК РФ, и, признав канатную дорогу линейным объектом, посчитал необоснованным применение к порядку предоставления лесных участков для строительства линейных объектов положений п. п. 1, 3 ст. 31 ЗК РФ.
Проверив законность и обоснованность решения, оценив доводы апелляционной жалобы, апелляционной суд приходит к выводу об отмене судебного акта.
Согласно п. 1 ст. 166 Гражданского кодекса Российской Федерации (здесь и далее нормы Гражданского кодекса излагаются в редакцию действовавшей на момент совершения оспариваемых сделок) сделка недействительна по основаниям, установленным настоящим Кодексом, в силу признания ее таковой судом (оспоримая сделка) либо независимо от такого признания (ничтожная сделка).
В силу ст. 168 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее — ГК РФ) сделка, не соответствующая требованиям закона или иных правовых актов, ничтожна, если закон не устанавливает, что такая сделка оспорима, или не предусматривает иных последствий нарушения.
Из материалов дела следует, что между ответчиками был заключен договор аренды N 450 от 08.08.2012 и дополнительное соглашение N 1 от 18.09.2012 (т. 1 л.д. 33, 42), на основании которых ИП Карелиной Л.Г. в аренду для целей строительства и эксплуатации линейных объектов: горнолыжных подъемников БКД-1000 и ППКД переданы земельные участки:
— с номером учетной записи в государственном лесном реестре 65-2012-08, расположенного по адресу: Челябинская область, Ашинский муниципальный район, ОГУ "Ашинское лесничество", Ашинское участковое лесничество, квартал 125 (части выделов 5, 6, 12) площадью 0,119 га, входящего в состав лесного участка с кадастровым (условным) номером 74-74-03/048/2009-130 площадью 122,67 га (с номером учетной записи в государственном лесном реестре 98-2009-04);
— с номером учетной записи в государственном лесном реестре 63-2012-08, расположенного по адресу: Челябинская область, Ашинский муниципальный район, ОГУ "Ашинское лесничество", Ашинское участковое лесничество, кварталы 125 (части выделов 5, 6, 12), 126 (части выделов 1, 2, 6, 11), 129 (часть выдела 2) площадью 1,785 га, входящего в состав лесного участка с кадастровым (условным) номером 74-74-03/048/2009-228 площадью 11812,1558 га (с номером учетной записи в государственном лесном реестре 16-2008-02).
Из искового заявления и апелляционной жалобы следует, что истец в обоснование заявленных требований ссылается на нарушение норм ст. 30 — 32 ЗК РФ в части порядка предоставления указанных лесных участков.
Согласно статье 9 ЛК РФ, право постоянного (бессрочного) пользования лесными участками, право ограниченного пользования чужими лесными участками (сервитут), право аренды лесных участков, а также право безвозмездного срочного пользования лесными участками возникает и прекращается по основаниям и в порядке, которые предусмотрены гражданским законодательством, законодательством Российской Федерации о концессионных соглашениях и земельным законодательством, если иное не предусмотрено настоящим Кодексом.
Использование лесов согласно части 1 ст. 24 ЛК РФ осуществляется с предоставлением или без предоставления лесных участков, с изъятием или без изъятия лесных ресурсов.
В соответствии с частями 2, 3 ст. 71 ЛК РФ предоставление гражданам, юридическим лицам в аренду лесных участков, находящихся в государственной или муниципальной собственности, осуществляется в соответствии с настоящим Кодексом. К договору аренды лесного участка применяются положения об аренде, предусмотренные Гражданским кодексом Российской Федерации, если иное не установлено настоящим Кодексом.
Согласно части 1 ст. 72 ЛК РФ по договору аренды лесного участка, находящегося в государственной или муниципальной собственности, арендодатель предоставляет арендатору лесной участок для одной или нескольких целей, предусмотренных статьей 25 настоящего Кодекса.
В силу части 2 ст. 25 ЛК РФ леса могут использоваться для одной или нескольких целей, предусмотренных частью 1 настоящей статьи, если иное не установлено настоящим Кодексом, другими федеральными законами.
Частью 1 ст. 25 ЛК РФ предусмотрены, в том числе, такие виды использования лесов как осуществление рекреационной деятельности и строительство, реконструкция, эксплуатация линейных объектов.
В силу ч. 1 ст. 74 ЛК РФ договор аренды лесного участка, находящегося в государственной или муниципальной собственности, заключается по результатам аукциона по продаже права на заключение такого договора, за исключением случаев, установленных частью 3 настоящей статьи.
Таким образом, по общему правилу, в соответствии с требованиями Лесного кодекса лесные участки, находящиеся в публичной собственности, предоставляются в аренду на торгах.
Среди исключений, предусмотренных п. п. 1 п. 3 статьи 73 ЛК РФ указана возможность использования лесов для строительства, реконструкции, эксплуатации линейных объектов (ст. 45 ЛК РФ).
В силу этого на основании ч. 2 ст. 65, ч. 1 ст. 168 АПК РФ апелляционный суд считает необходимым исследовать обстоятельство отнесения объектов, для целей строительства которых предоставлены земельные участки, поскольку заявленные истцом требования основаны на несоблюдении процедуры предоставления земельных участков в аренду, в то время как определение подлежащих применению к данным правоотношениям норм права относится к компетенции суда (п. 3 Постановления Пленума Верховного Суда РФ N 10, Пленума ВАС РФ N 22 от 29.04.2010 "О некоторых вопросах, возникающих в судебной практике при разрешении споров, связанных с защитой права собственности и других вещных прав").
В силу ч. 2 ст. 45 ЛК РФ использование лесов для строительства, реконструкции, эксплуатации линейных объектов осуществляется в соответствии со статьей 21 настоящего Кодекса.
Согласно части 1 ст. 21 ЛК РФ строительство, реконструкция и эксплуатация объектов, не связанных с созданием лесной инфраструктуры, на землях лесного фонда допускаются, в том числе, для: использования линий электропередачи, линий связи, дорог, трубопроводов и других линейных объектов, а также сооружений, являющихся неотъемлемой технологической частью указанных объектов (далее — линейные объекты).
Кроме того, согласно части 4 ст. 41 ЛК РФ для осуществления рекреационной деятельности лесные участки предоставляются государственным учреждениям, муниципальным учреждениям в постоянное (бессрочное) пользование, другим лицам — в аренду.
При осуществлении рекреационной деятельности в лесах допускается возведение временных построек на лесных участках и осуществление их благоустройства. Если в плане освоения лесов на территории субъекта Российской Федерации (лесном плане субъекта Российской Федерации) определены зоны планируемого освоения лесов, в границах которых предусматриваются строительство, реконструкция и эксплуатация объектов для осуществления рекреационной деятельности, на соответствующих лесных участках допускается возведение физкультурно-оздоровительных, спортивных и спортивно-технических сооружений. На лесных участках, предоставленных для осуществления рекреационной деятельности, подлежат сохранению природные ландшафты, объекты животного мира, растительного мира, водные объекты (ч.ч. 2 и 3 ст. 41 ЛК РФ).
Правила использования лесов для осуществления рекреационной деятельности устанавливаются уполномоченным федеральным органом исполнительной власти (п. 4 ст. 41 ЛК РФ).
Таковыми являются Правила использования лесов для осуществления рекреационной деятельности, утвержденные приказом Федерального агентства лесного хозяйства Российской Федерации от 21.02.2012 N 62 (далее — Правила), согласно пункту 7 которых лица, использующие леса для осуществления рекреационной деятельности, имеют право: возводить физкультурно-оздоровительные, спортивные и спортивно-технические сооружения на соответствующих лесных участках, если в плане освоения лесов на территории субъекта Российской Федерации (лесном плане субъекта Российской Федерации) определены зоны планируемого освоения лесов, в границах которых предусматриваются строительство, реконструкция и эксплуатация объектов для осуществления рекреационной деятельности.
Доказательств того, что испрашиваемый земельный участок входит в зону планируемого освоения лесов, определенную в лесном плане субъекта Российской Федерации в дело не представлено (ч. 1 ст. 65 АПК РФ), ввиду чего оснований для предоставления спорных земельных участков для строительства горнолыжных подъемников не имеется.
При оценке первого из указанных оснований предоставления спорных земельных участков — в порядке ст. 21 ЛК РФ, апелляционный суд исходит из следующего.
Нормой ст. 21 ЛК РФ указан примерный перечень объектов, относимых Лесным кодексом к числу линейных объектов: линии электропередачи, линии связи, дорог, трубопроводов, другие линейные объекты, а также сооружения, являющиеся неотъемлемой технологической частью указанных объектов.
В обоснование отнесения планируемых к строительству горнолыжных подъемников к линейным объектам суд сослался на положения таблицы N 1 приложения N 3 (подпункт 3) к Порядку проведения проверок при осуществлении государственного строительного надзора и выдачи заключений о соответствии построенных, реконструированных, отремонтированных объектов капитального строительства требованиям технических регламентов (норм и правил), иных нормативных правовых актов, проектной документации, утвержденному Приказом Федеральной службы по экологическому, технологическому и атомному надзору от 26.12.2006 N 1129.
Между тем, как следует из п. 1 названного акта, указанный Порядок разработан на основании ст. 54 Градостроительного кодекса Российской Федерации, то есть для детализации порядка осуществления государственного строительного надзора, а таблица N 1 приложения N 3 к указанному порядку определяет ориентировочные затраты времени на проведение проверки в рамках мероприятий по строительному надзору.
Таким образом, положения указанного акта не могут определять технические и правовые характеристики горнолыжных подъемников (канатных дорог) как линейных объектов.
Кроме того, в силу положений п. п. 1 — 6 Положения о Федеральной службе по экологическому, технологическому и атомному надзору, утв. Постановлением Правительства РФ от 30.07.2004 N 401 оценка таких вопросов не входит в компетенцию названной службы, принявшей анализируемый Порядок.
Понятия линейного объекта в действующем законодательстве не имеется, закон определяет лишь примерный перечень таких объектов.
Так, в силу п. 11 ст. 1 Градостроительного кодекса Российской Федерации к числу линейных объектов отнесены линии электропередач, линии связи, линейно-кабельные сооружения, трубопроводы, автомобильные дороги, железнодорожные линии и другие подобные сооружения.
Согласно п. 2 Правил использования лесов для строительства, реконструкции, эксплуатации линейных объектов, утв. Приказом Рослесхоза от 10.06.2011 N 223 для целей настоящих Правил под линейными объектами понимаются линии электропередачи, линии связи, дороги, трубопроводы и другие линейные объекты, а также сооружения, являющиеся неотъемлемой технологической частью указанных объектов, что по существу является текстовым дублированием содержания нормы 21 ЛК РФ.
Положениями п. 3 постановления Правительства РФ от 11.02.2005 N 68 "Об особенностях государственной регистрации права собственности и других вещных прав на линейно-кабельные сооружения связи" установлены признаки, которым должны отвечать линейно-кабельные сооружения связи для целей их государственной регистрации:
1) объект недвижимости, образованный совокупностью движимых вещей, одновременно имеющих следующие признаки:
— наличие функциональной и технологической взаимосвязанности;
— предназначение их для использования по общему целевому назначению для размещения кабеля связи;
— наличие протяженности (длины);
2) объект недвижимости, созданный или приспособленный для размещения кабеля связи.
Из системного анализа названных норм следует сделать вывод, что, вопреки утверждению второго ответчика, протяженность объекта (длины) не является единственным критерием отнесения объекта к линейным. Для такой квалификации также следует учитывать назначение указанных объектов, по существу предназначенных для обслуживания иных объектов в качестве инженерных систем.
Однако буксировочная канатная дорога и подвесная пассажирская канатная дорога к числу таких объектов не относится.
При оценке указанного обстоятельства необходимо также отметить следующее.
При отсутствии в действующем законодательства определенных признаков линейных объектов положения нормы 21 ЛК РФ подлежат оценке в нормативном единстве с основными принципами лесного законодательства, среди которых поименованы устойчивое управление лесами, сохранение биологического разнообразия лесов, повышение их потенциала; сохранение средообразующих, водоохранных, защитных, санитарно-гигиенических, оздоровительных и иных полезных функций лесов в интересах обеспечения права каждого на благоприятную окружающую среду; использование лесов с учетом их глобального экологического значения, а также с учетом длительности их выращивания и иных природных свойств лесов; обеспечение многоцелевого, рационального, непрерывного, неистощительного использования лесов для удовлетворения потребностей общества в лесах и лесных ресурсах; обеспечение охраны и защиты лесов; подразделение лесов на виды по целевому назначению и установление категорий защитных лесов в зависимости от выполняемых ими полезных функций (статья 1 ЛК РФ).
Высшим Арбитражным Судом Российской Федерации в постановлении Президиума N 11059/13 от 11.02.2014 отмечено, что отношения, возникающие при передаче в аренду лесных участков, отличает, среди прочего, совокупность следующих условий: объектом аренды выступает лесной участок, находящийся в государственной или муниципальной собственности; цель заключения — обеспечение рационального, непрерывного, неистощительного лесопользования для удовлетворения потребностей общества в лесах и лесных ресурсах. Установленный Лесным кодексом порядок заключения договора аренды лесных участков свидетельствует об ограничении свободы сторон договора при заключении и определении его условий по сравнению с требованиями, обычно предъявляемыми к гражданско-правовым договорам (статьи 421, 425 Гражданского кодекса Российской Федерации), что указывает на специфику таких отношений, урегулированных в императивном порядке. Поскольку целью заключения договоров аренды лесных участков является не только частный интерес арендаторов (извлечение прибыли), но и обеспечение многоцелевого, рационального, непрерывного, неистощительного лесопользования для удовлетворения потребностей общества в лесах и лесных ресурсах, они должны заключаться с соблюдением принципов открытости и прозрачности, обеспечения конкуренции, предотвращения и противодействия коррупции, ответственности за эффективное использование и охрану лесных участков.
Из системного содержания п. 1 ст. 21 ЛК РФ следует сделать вывод, что возможность строительства и эксплуатации объектов, не связанных с созданием лесной инфраструктуры, является исключительным обстоятельством, обусловленным отсутствием иной возможности обеспечить эксплуатацию таких объектов, имеющих публичный либо социальный характер.
В силу изложенного, апелляционный суд полагает, что предполагаемые к строительству в рамках оспариваемых договоров объекты нельзя отнести к поименованным в ст. 21 ЛК РФ не связанным с созданием лесной инфраструктуры линейным объектам, строительство которых допускается на землях лесного фонда.
При названных обстоятельствах положения ст. 45 ЛК РФ на возникшие правоотношения сторон не распространяются, в силу чего порядок предоставления лесных участков для строительства линейных объектов в данном случае применению не подлежит.
Как ранее отмечено судом, за исключением случаев, поименованных в Лесном кодексе, предоставление лесных участков в аренду должно осуществляться на торгах (ст. 74 ЛК РФ).
Согласно п. 2 ст. 3 ЛК РФ имущественные отношения, связанные с оборотом лесных участков, регулируются гражданским законодательством, а также Земельным кодексом Российской Федерации, если иное не установлено настоящим Кодексом, другими федеральными законами.
Нормами ст. 30 — 31 ЗК РФ предусмотрен порядок предоставления в аренду земельного участка для целей строительства с предварительным согласованием места размещения объекта, включающий в себя, в числе прочего, публичное информирование населения о предстоящем строительстве. В случае наличия иных претендентов на предоставление данного земельного участка такой участок подлежит предоставлению на торгах (постановление Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации N 4224/10 от 14.09.2010).
При несоблюдении изложенной процедуры предоставления лесных участков следует признать, что земельные участки, являющиеся предметом договора N 450 от 08.08.2012 и дополнительного соглашения N 1 к нему, переданы предпринимателю незаконно, что влечет недействительность оспариваемых сделок.
Недействительность договора N 450 от 08.08.2012 и дополнительного соглашения N 1 влечет недействительность дополнительного соглашения N 2 в силу п. 1 ст. 167, ст. 450 — 452 ГК РФ.
В части применения последствий недействительности сделки суд приходит к следующим выводам.
В силу п. 1 ст. 167 ГК РФ при недействительности сделки каждая из сторон обязана возвратить другой все полученное по сделке, а в случае невозможности возвратить полученное в натуре (в том числе тогда, когда полученное выражается в пользовании имуществом, выполненной работе или предоставленной услуге) возместить его стоимость в деньгах — если иные последствия недействительности сделки не предусмотрены законом.
Из материалов дела следует, что на земельных участках, переданных в аренду предпринимателю, расположен объект буксировочная канатная дорога ПБ 300-1650-1600-I-106, что подтверждается техническим паспортом на объект по состоянию на 22.10.2014, актом проверки соблюдения градостроительного и земельного законодательства от 27.10.2014, проведенной помощником Ашинского городского прокурора с участием начальника отдела архитектуры и градостроительства администрации Ашинского городского поселения.
Согласно сведениям технического паспорта по состоянию на 22.10.2014 на указанное сооружение, буксировочная канатная дорога имеет железобетонный фундамент, стальные опоры, соединенные канатами из металлической проволоки.
Указанное при отсутствии доказательств обратного позволяет суду в рамках настоящего дела прийти к выводу о том, что возведенный объект относится к недвижимому имуществу.
Учитывая, что фактический возврат земельного участка во владение первоначального собственника невозможен без перемещения прочно связанных с земельным участком объектов недвижимости (ст. 130 ГК РФ), разрешение вопроса о возврате земельного участка невозможно без решения вопроса о демонтаже находящихся на нем объектов недвижимости.
Согласно п. 52 Постановления Пленума Верховного Суда РФ N 10, Пленума ВАС РФ N 22 от 29.04.2010 "О некоторых вопросах, возникающих в судебной практике при разрешении споров, связанных с защитой права собственности и других вещных прав" оспаривание зарегистрированного права на недвижимое имущество осуществляется путем предъявления исков, решения по которым являются основанием для внесения записи в ЕГРП. В то же время решение суда о признании сделки недействительной, которым не применены последствия ее недействительности, не является основанием для внесения записи в ЕГРП.
При изложенных обстоятельствах последствием ничтожности договора аренды при таких обстоятельствах может быть возвращение титула (права на земельный участок) от арендатора к арендодателю, и тем самым прекращение договора аренды, то есть стороны должны быть возвращены в положение, существовавшее до заключения ничтожного договора (постановление Президиума ВАС РФ N 12668/12 от 19.03.2013).
Поскольку определение правовых последствий недействительности ничтожной сделки в силу п. 2 ст. 166 ГК РФ (в ранее действовавшей редакции) отнесено к компетенции суда, требования прокуратуры, по существу заявленные как признание сделки недействительной и применении последствий ее недействительности, подлежат удовлетворению в полном объеме.
Решение суда подлежит отмене как принятое при неправильном применении норм материального права.
Руководствуясь статьями 176, 268 — 271 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, арбитражный суд апелляционной инстанции

постановил:

решение Арбитражного суда Челябинской области от 15.08.2014 по делу N А76-7809/2014 отменить.
Исковые требования прокурора Челябинской области удовлетворить.
Признать недействительным договор от 08.08.2012 N 450 аренды лесного участка, а также соглашение N 1 от 18.09.2012 и соглашение N 2 от 31.07.2013 к договору аренды лесных участков от 08.08.2012 N 450.
Настоящее постановление является основанием для внесения в Единый государственный реестр прав на недвижимое имущество и сделок с ним записи о прекращении договора аренды лесных участков от 08.08.2012 N 450, а также соглашения N 1 от 18.09.2012 и соглашения N 2 от 31.07.2013 к договору аренды лесных участков от 08.08.2012 N 450.
Взыскать с индивидуального предпринимателя Карелиной Ларисы Геннадьевны в доход федерального бюджета 2000 рублей — государственной пошлины по иску, 1000 рублей — государственной пошлины по апелляционной жалобе, всего 3000 рублей.
Постановление может быть обжаловано в порядке кассационного производства в Арбитражный суд Уральского округа в течение двух месяцев со дня его принятия (изготовления в полном объеме) через арбитражный суд первой инстанции.

Председательствующий судья Г.Н.БОГДАНОВСКАЯ

Судьи Л.А.СУСПИЦИНА Л.В.ПИВОВАРОВА