Требование: О признании ничтожной сделки по прекращению права хозяйственного ведения на имущество, применении последствий недействительности ничтожной сделки в виде возврата имущества

Постановление Восемнадцатого арбитражного апелляционного суда от 07.03.2012 N 18АП-838/2012 по делу N А07-13202/2011

Дело N А07-13202/2011

Резолютивная часть постановления объявлена 29.02.2012.
Постановление изготовлено в полном объеме 07.03.2012.
Восемнадцатый арбитражный апелляционный суд в составе:
председательствующего судьи Забутыриной Л.В.,
судей Серковой З.Н., Столяренко Г.М.,
при ведении протокола секретарем судебного заседания Першиной Е.В.,
рассмотрел апелляционную жалобу Межрайонной инспекции Федеральной налоговой службы N 37 по Республике Башкортостан на решение Арбитражного суда Республики Башкортостан от 13.12.2011 по делу N А07-13202/2011 (судья Полтавец М.В.).
В судебном заседании принял участие представитель Межрайонной инспекции Федеральной налоговой службы N 37 по Республике Башкортостан — Ахметгалеев Булат Батырович (паспорт, доверенности от 24.02.2012, от 13.07.2011).
Межрайонная инспекция Федеральной налоговой службы N 37 по Республике Башкортостан (ОГРН 1080267001000, далее — инспекция, истец) обратилась в Арбитражный суд Республики Башкортостан с исковым заявлением (л.д. 4-7) к Администрации муниципального района Хайбуллинский район Республики Башкортостан (ОГРН 1050202145773, далее — администрация, ответчик) о признании ничтожной сделки от 09.03.2007 по прекращению права хозяйственного ведения муниципального унитарного сельскохозяйственного предприятия "Маканский" (ОГРН 1030202118330, далее — предприятие "Маканский", должник) на имущество, поименованное в приложениях N 1, 2 к постановлению N 119 от 09.03.2007 администрации (далее — постановление N 119), и передаче указанного имущества муниципальному унитарному предприятию "Жилищно-коммунальное хозяйство", применении последствий недействительности ничтожной сделки в виде возврата имущества в собственность должника.
Определением суда от 08.08.2011 к участию в деле в качестве третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований относительно предмета спора, привлечено предприятие "Маканский" (л.д. 1-3).
В ходе судебного разбирательства истец уточнил требования (л.д. 32-35), просил признать ничтожную гражданско-правовую сделку от 09.03.2007 между предприятием "Маканский" и предприятием "ЖКХ" по выводу имущества должника, поименованного в приложениях N 1, 2 к постановлению N 119 от 09.03.2007 администрации, и передаче указанного имущества учреждению "Жилищно-коммунальное хозяйство", применении последствий недействительности ничтожной сделки в виде возврата имущества в собственность должника. Требования предъявлены к администрации и учреждению "ЖКХ".
Уточнения судом приняты в порядке статьи 49 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.
Определением суда от 24.10.2011 (л.д. 105-107) в качестве соответчика привлечено муниципальное учреждение "Жилищно-коммунальное хозяйство" (ОГРН 1030202118638, далее — учреждение "ЖКХ").
Решением суда от 13.12.2011 (резолютивная часть от 06.12.2011, л.д. 122-127) в удовлетворении иска отказано.
Не согласившись с данным судебным актом, истец обратился с апелляционной жалобой, в которой просил решение отменить, принять по делу новый судебный акт, удовлетворить требования.
В обоснование доводов жалобы, ее податель сослался на то, что во исполнение определения суда от 14.09.2011 истец уточнил исковое заявление и состав ответчиков, в связи с чем, вывод суда о неисполнении определения не соответствует фактическим обстоятельствам.
По мнению подателя жалобы, постановление N 119 должно быть расценено как сделка, поскольку истец не оспаривает само постановление, а оспаривает гражданско-правовую сделку по передаче имущества должника предприятию "ЖКХ". Судебная практика свидетельствует о возможности такой оценки, в связи с чем, вывод суда в указанной части необоснован.
Податель жалобы полагает, что в иске он обосновал свою заинтересованность в оспаривании сделки, задолженность предприятия "Маканский" перед истцом формировалась в ходе хозяйственной деятельности должника, к моменту принятия судом определения о признании должника банкротом составила более 26 миллионов рублей. Обоснованность предъявленных инспекцией требований была проверена судом в рамках дела о несостоятельности при включении в реестр требований кредиторов. На момент вынесения постановления N 119 задолженность предприятия "Маканский" перед инспекцией составляла более 25 миллионов рублей. Следовательно, вывод суда о том, что истец стал кредитором по отношению к должнику только после вынесения постановления N 119, не соответствует фактическим обстоятельствам.
По мнению подателя жалобы, заинтересованность истца состоит в том, что возврат имущества должнику позволит удовлетворить требования, включенные в реестр требований кредиторов должника, в случае же невозврата имущества должнику вероятность удовлетворения требований истца отсутствует. О правомерности обращения с подобным иском свидетельствует судебная практика.
В судебном заседании представитель инспекции доводы жалобы поддержал в полном объеме.
Иные лица, участвующие в деле, о времени и месте рассмотрения апелляционной жалобы извещены надлежащим образом, в судебное заседание представителей не направили, отзывы не представили.
В соответствии со статьями 123, 156 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации дело рассмотрено судом апелляционной инстанции в отсутствие представителей иных участвующих в деле лиц.
Арбитражный суд апелляционной инстанции проверил законность и обоснованность обжалуемого судебного акта в порядке главы 34 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.
Как следует из материалов дела и установлено судом, 09.03.2007 администрацией со ссылкой на статьи 295 Гражданского кодекса Российской федерации, 18, 23 Федерального закона "О государственных и муниципальных унитарных предприятиях", наличие ходатайства предприятия "Маканский" издано постановление N 119 (л.д. 14) о согласовании предприятию "Маканский" передачи муниципального имущества согласно приложениям N 1, 2, закрепленного на праве хозяйственного ведения за указанным предприятием на баланс муниципального учреждения "Жилищно-коммунальное хозяйство" (далее — муниципальное учреждение).
В приложении N 1 (л.д. 15) к постановлению N 119 приведен перечень объектов муниципального нежилого фонда муниципального района Хайбуллинский район Республики Башкортостан, передаваемых на баланс муниципального учреждения, по состоянию на 01.01.2007, с отражением информации о количестве и наименовании объектов, их адресах, дате ввода в эксплуатацию, общей площади, балансовой и остаточной стоимости. Из приложения следует, что передаче подлежало 19 объектов остаточной стоимостью 2 286 600 рублей.
В приложении N 2 (л.д. 16-24) к постановлению N 119 приведен перечень иного муниципального имущества (транспортные средства, оборудование и т.д.) муниципального района Хайбуллинский район Республики Башкортостан, передаваемого на баланс муниципального учреждения, по состоянию на 01.01.2007, с отражением, в том числе информации о наименовании (кратких характеристик), месте расположения, балансовой и остаточной стоимости. Из приложения следует, что передаче подлежало 282 единицы остаточной стоимостью 1 241 687 рублей.
22.03.2007 в Единый государственный реестр юридических лиц (далее — ЕГРЮЛ) Межрайонной инспекцией Федеральной налоговой службы N 21 по Республике Башкортостан на основании постановления Главы администрации от 09.03.2007 N 120 и соответствующих уведомлений внесены сведения о принятии решения о ликвидации в отношении предприятия "Маканский", формировании ликвидационной комиссии, что следует из выписки из ЕГРЮЛ (л.д. 34-38).
Определением суда от 16.05.2007 по делу N А07-7116/2007 (л.д. 109-110) к производству Арбитражного суда Республики Башкортостан принято заявление Федеральной налоговой службы в лице Межрайонной инспекции Федеральной налоговой службы N 21 по Республике Башкортостан (далее — ФНС России) о признании предприятия "Маканский" несостоятельным (банкротом), возбуждено производство по делу о несостоятельности.
Решением Арбитражного суда Республики Башкортостан от 16.10.2007 по делу N А07-7116/2007 (л.д. 9-13) предприятие "Маканский" признано несостоятельным, в отношении него открыто конкурсное производство, конкурсным управляющим утвержден Абубакиров Раил Рифович, требование ФНС России в сумме 26 341 689 рублей 14 копеек включено в реестр требований кредиторов должника третьей очереди.
Определением суда от 02.09.2008 конкурсным управляющим должника утвержден Султанов Г.Ю.
Определением суда от 03.11.2011 (л.д. 116-117) срок конкурсного производства в отношении должника продлен на шесть месяцев до 15.04.2012.
Конкурсный управляющий должника обратился в суд с заявлением о признании недействительным постановления N 119. Решением Арбитражного суда Республики Башкортостан от 12.11.2009 по делу А07-17676/2009 (л.д. 65-67) в удовлетворении заявления отказано по причине пропуска срока, предусмотренного частью 4 статьи 198 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации. Постановлением Восемнадцатого арбитражного апелляционного суда от 27.01.2010 (л.д. 68-73) решение оставлено без изменения.
Из выписки из ЕГРЮЛ (л.д. 30-33) следует, что истец создан в результате реорганизации в форме слияния межрайонных инспекций Федеральной налоговой службы N 19 и 21 по Республике Башкортостан, запись о регистрации внесена 14.02.2008.
Полагая, что 09.03.2007 между предприятием "Маканский" и учреждением "ЖКХ" состоялась сделка по выводу имущества должника, поименованного в приложениях N 1, 2 к постановлению N 119 от 09.03.2007 администрации, и передаче указанного имущества учреждению "ЖКХ", которая не соответствует требованиям статей 168, 295, 296, 299 Гражданского кодекса Российской Федерации, статьи 18 Федерального закона от 14.11.2002 N 161-ФЗ "О государственных и муниципальных унитарных предприятиях" (далее — Закон об унитарных предприятиях), и нарушает права истца, последний обратился в суд с требованием о признании сделки недействительной и применении последствий недействительности сделки.
Решением суда от 13.12.2011 (резолютивная часть от 06.12.2011, л.д. 122-127) в удовлетворении иска отказано.
Отказывая в удовлетворении заявленных требований, суд первой инстанции исходил из того, что право предъявления требований и определение круга ответчиков принадлежит истцу, определением суда истцу предложено уточнить исковые требования и состав ответчиков, данное требование суда не исполнено, постановлением согласована передача имущества, в нем не указаны условия передачи, обязательства, которые возникают либо прекращаются у сторон, следовательно, оно не может быть расценено как сделка, истец стал кредитором по отношению к должнику после вынесения постановления, истец не может быть признан заинтересованным лицом, заинтересованность в оспаривании сделки истцом не обоснованна и не доказана.
Оснований для отмены обжалуемого судебного акта не имеется в силу следующего.
В соответствии с пунктом 1 статьи 8 Гражданского кодекса Российской Федерации гражданские права и обязанности возникают из оснований, предусмотренных законом и иными правовыми актами, а также из действий граждан и юридических лиц, которые хотя и не предусмотрены законом или такими актами, но в силу общих начал и смысла гражданского законодательства порождают гражданские права и обязанности. В соответствии с этим гражданские права и обязанности возникают, в том числе из договоров и иных сделок, предусмотренных законом, а также из договоров и иных сделок, хотя и не предусмотренных законом, но не противоречащих ему, из актов государственных органов и органов местного самоуправления, которые предусмотрены законом в качестве основания возникновения гражданских прав и обязанностей.
В силу статей 153, 154 Гражданского кодекса Российской Федерации сделками признаются действия граждан и юридических лиц, направленные на установление, изменение или прекращение гражданских прав и обязанностей. Сделки могут быть двух- или многосторонними (договоры) и односторонними. Односторонней считается сделка, для совершения которой в соответствии с законом, иными правовыми актами или соглашением сторон необходимо и достаточно выражения воли одной стороны. Для заключения договора необходимо выражение согласованной воли двух сторон (двусторонняя сделка) либо трех или более сторон (многосторонняя сделка).
К договорам применяются правила о двух- и многосторонних сделках, предусмотренные главой 9 настоящего Кодекса. К обязательствам, возникшим из договора, применяются общие положения об обязательствах (статьи 307 — 419), если иное не предусмотрено правилами настоящей главы и правилами об отдельных видах договоров, содержащимися в настоящем Кодексе (пункты 2, 3 статьи 420 Гражданского кодекса Российской Федерации).
В силу статьи 294 Гражданского кодекса Российской Федерации государственное или муниципальное унитарное предприятие, которому имущество принадлежит на праве хозяйственного ведения, владеет, пользуется и распоряжается этим имуществом в пределах, определяемых в соответствии с настоящим Кодексом.
Право хозяйственного ведения имуществом, в отношении которого собственником принято решение о закреплении за унитарным предприятием, в соответствии с пунктом 1 статьи 299 Гражданского кодекса Российской Федерации возникает у этого предприятия с момента передачи имущества, если иное не установлено законом и иными правовыми актами или решением собственника.
Права на имущество, подлежащие государственной регистрации, возникают с момента регистрации соответствующих прав на него, если иное не установлено законом (пункт 2 статьи 8 Гражданского кодекса Российской Федерации).
Исходя из пункта 1 статьи 131 Гражданского кодекса Российской Федерации право собственности и другие вещные права на недвижимые вещи, ограничения этих прав, их возникновение, переход и прекращение подлежат государственной регистрации в едином государственном реестре органами, осуществляющими государственную регистрацию прав на недвижимость и сделок с ней. Регистрации подлежат, в том числе право собственности, право хозяйственного ведения.
Факт принадлежности имущества, поименованного в приложениях N 1, 2 к постановлению N 119, муниципальному образованию — муниципальный район Хайбуллинский район лицами, участвующими в деле, не оспаривается.
Из материалов дела следует, что в приложении N 1 к постановлению согласована передача недвижимого имущества.
Между тем, материалы дела не содержат доказательств регистрации права хозяйственного ведения предприятия "Маканский" на имущество, поименованное в приложении.
Учитывая изложенное, у суда апелляционной инстанции отсутствуют основания полагать доказанным факт возникновения права хозяйственного ведения у предприятия "Маканский" в отношении имущества, поименованного в приложении N 1 к постановлению N 119.
Исходя из пунктов 1, 2 статьи 209 Гражданского кодекса Российской Федерации собственнику принадлежат права владения, пользования и распоряжения своим имуществом. Собственник вправе по своему усмотрению совершать в отношении принадлежащего ему имущества любые действия, не противоречащие закону и иным правовым актам и не нарушающие права и охраняемые законом интересы других лиц, в том числе отчуждать свое имущество в собственность другим лицам, передавать им, оставаясь собственником, права владения, пользования и распоряжения имуществом, отдавать имущество в залог и обременять его другими способами, распоряжаться им иным образом.
Предприятие не вправе продавать принадлежащее ему на праве хозяйственного ведения недвижимое имущество, сдавать его в аренду, отдавать в залог, вносить в качестве вклада в уставный (складочный) капитал хозяйственных обществ и товариществ или иным способом распоряжаться этим имуществом без согласия собственника (пункт 2 статьи 295 Гражданского кодекса Российской Федерации).
В силу пункта 3 статьи 299 Гражданского кодекса Российской Федерации право хозяйственного ведения имуществом прекращаются по основаниям и в порядке, предусмотренным настоящим Кодексом, другими законами и иными правовыми актами для прекращения права собственности, а также в случаях правомерного изъятия имущества у предприятия или учреждения по решению собственника.
В соответствии с пунктом 1 статьи 235 Гражданского кодекса Российской Федерации право собственности прекращается при отчуждении собственником своего имущества другим лицам, отказе собственника от права собственности, гибели или уничтожении имущества и при утрате права собственности на имущество в иных случаях, предусмотренных законом.
При этом в силу пункта 2 статьи 235 Гражданского кодекса Российской Федерации принудительное изъятие у собственника имущества не допускается, кроме случаев, предусмотренных законом.
Статья 18 Закона об унитарных предприятиях устанавливает, что государственное или муниципальное предприятие распоряжается движимым имуществом, принадлежащим ему на праве хозяйственного ведения, самостоятельно, за исключением случаев, установленных настоящим Федеральным законом, другими федеральными законами и иными нормативными правовыми актами (пункт 1).
Государственное или муниципальное предприятие не вправе продавать принадлежащее ему недвижимое имущество, сдавать его в аренду, отдавать в залог, вносить в качестве вклада в уставный (складочный) капитал хозяйственного общества или товарищества или иным способом распоряжаться таким имуществом без согласия собственника имущества государственного или муниципального предприятия (пункт 2).
Движимым и недвижимым имуществом государственное или муниципальное предприятие распоряжается только в пределах, не лишающих его возможности осуществлять деятельность, цели, предмет, виды которой определены уставом такого предприятия. Сделки, совершенные государственным или муниципальным предприятием с нарушением этого требования, являются ничтожными (пункт 3).
Анализ указанных норм позволяет сделать вывод о том, что унитарное предприятие вправе совершать сделки в отношении имущества, принадлежащего на праве хозяйственного ведения, с согласия его собственника, при этом, такое распоряжение ограничено пределами, не лишающими его возможности осуществлять деятельность, цели, предмет, виды которой определены уставом такого предприятия.
Из анализа постановления N 119 следует, что администрацией лишь согласована передача имущества от должника учреждению, что допустимо в соответствии с положениями статьи 295 Гражданского кодекса Российской Федерации и статей 18, 20 Закона об унитарных предприятиях. Между тем, сделка согласования передачи имущества в рамках настоящего дела не оспаривается.
Из пояснений представителя истца, данных в заседании суда апелляционной инстанции следует, что истец оспаривает сделку по передаче имущества, которая оформлена постановлением (выражена в постановлении).
Суд первой инстанции верно отметил, что в постановлении не указаны условия передачи, обязательства, которые возникают либо прекращаются у сторон.
Учитывая вышеназванные положения Гражданского кодекса Российской Федерации и Закона об унитарных предприятиях, суд апелляционной инстанции приходит к выводу о том, что постановление N 119 не может оцениваться как сделка собственника по изъятию имущества у должника.
Само постановление и приложения к нему не являются актами передачи имущества, поскольку не содержат соответствующего волеизъявления сторон. При их составлении не участвовали лица, передающие имущество и принимающие его (статья 224 Гражданского кодекса Российской Федерации).
Между тем, из постановления следует, что предприятие обращалось к администрации с ходатайством о согласовании передачи имущества. Само ходатайство должника в материалы дела не представлено.
В материалы дела представлен акт проверки финансовой, хозяйственной деятельности должника от 18.09.2008 (л.д. 40-52), составленный сотрудниками Министерства внутренних дел по Республике Башкортостан, из которого следует, что имущество должника передано в адрес МУП "Жилищно-коммунальное хозяйство" по актам приема-передачи от 09.03.2007, этим же числом администрация вынесла постановление N 121 о передаче в безвозмездное пользование муниципального имущества в общество с ограниченной ответственностью "Рассвет" бессрочно, перечень имущества, поименованного в приложении к постановлению N 121, совпадает с перечнем, указанным в приложениях к постановлению N 119, в этот же день заключен договор о передаче муниципального имущества, указанного в постановлении N 121, в безвозмездное пользование обществу "Рассвет", а также составлен акт передачи муниципального имущества в безвозмездное пользование от МУП "Жилищно-коммунальное хозяйство" к обществу "Рассвет", перечень имущества, поименованного в акте, совпадает с перечнем, указанным в приложениях к постановлению N 119.
Следовательно, из акта следует, что имущество на момент проведения проверки в 2008 году находилось у общества "Рассвет", а не у учреждения.
Документы, которые исследовались в ходе проверки, в материалы дела не представлены.
Лицо, у которого находится спорное имущество, в момент подачи иска, рассмотрения в суде первой и апелляционной инстанции из материалов дела установить не представляется возможным.
Между тем, суд апелляционной инстанции полагает, что должник распорядился имуществом с согласия его собственника.
Однако, акт передачи имущества, поименованного в приложениях к постановлению, от должника учреждению (иному лицу) в материалы дела не представлен. Документального подтверждения факта получения имущества именно учреждением и нахождения его у учреждения в момент подачи иска, рассмотрения в суде первой и апелляционной инстанции в материалы дела также не представлено. Сделка передачи имущества должником учреждению, исходя из текста искового заявления и уточнения к нему, а также доводов апелляционной жалобы предметом требований в рамках настоящего дела не является. Доказательств ее оспаривания в рамках иных возбужденных производств в материалы дела также не представлено.
Доказательств невозможности самостоятельного получения документов, на которые имеется ссылка в акте проверки, а также документов, связанных с установлением факта нахождения имущества у конкретных лиц, не представлено, с ходатайством об истребовании необходимых документов к суду истец не обращался (статья 66 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации).
Учитывая изложенное, суд апелляционной инстанции полагает, что сведения, содержащиеся в постановлении, нельзя оценивать и как сделку должника по выводу имущества должника и передаче указанного имущества учреждению "ЖКХ".
По мнению суда апелляционной инстанции, само по себе постановление предоставляет лишь право должнику на распоряжение имуществом, но не является сделкой по его отчуждению.
В указанной части доводы подателя жалобы противоречат фактическим обстоятельствам дела, в связи с чем, не могут быть приняты во внимание судом апелляционной инстанции.
Ссылка истца на судебную практику не может быть принята во внимание, поскольку по смыслу Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации при принятии решения арбитражный суд исходит из конкретных обстоятельств дела. Доказательств того, что обстоятельства, установленные в рамках дел, на судебные акты по результатам рассмотрения которых, имеется ссылка в апелляционной жалобе, аналогичны обстоятельствам настоящего дела, в материалы дела не представлено.
Определение предмета и основания иска, а также лица, к которому предъявляются требования, в соответствии с нормами процессуального права является исключительной прерогативой истца. Предмет или основание иска не могут быть изменены судом.
Более того, процессуальное законодательство предусматривает право истца на изменение основания или предмета иска, изменение размера исковых требований, отказ от иска, а также заключение мирового соглашения (статья 49 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации).
Указанная возможность истцу судом первой инстанции была предоставлена. В определениях суд неоднократно предлагал уточнить требования. Своим правом, предусмотренным процессуальным законодательством, истец в полной мере не воспользовался.
Требования предъявлены Межрайонной инспекцией ФНС России N 37 по Республике Башкортостан, тогда как кредитором в деле о банкротстве является Федеральная налоговая служба. Следовательно, иск заявлен ненадлежащим лицом.
Требования предъявлены к администрации и учреждению, тогда как судом установлено, что администрация сделку по передаче имущества не совершала, требования же к должнику об оспаривании совершенной им сделки истцом не предъявлены.
Лица, участвующие в деле, несут риск наступления последствий совершения или несовершения ими процессуальных действий (статья 9 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации).
Суд апелляционной инстанции полагает, что истцом избран ненадлежащий способ защиты. Данный способ защиты не восстановит права истца. Судебный акт по настоящему делу не препятствует истцу, как заинтересованному лицу, обратиться в суд с иском об оспаривании сделки по передаче имущества должником другому лицу.
Учитывая изложенное, оснований для признания оспариваемой сделки недействительной и применения последствий ее недействительности у суда первой инстанции не имелось.
Вышеназванные обстоятельства, по мнению суда апелляционной инстанции, свидетельствуют о наличии самостоятельных оснований для отказа в удовлетворении иска.
Нарушений норм процессуального права, являющихся основанием для отмены судебного акта на основании части 4 статьи 270 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, судом апелляционной инстанции не установлено.
Руководствуясь статьями 176, 269, 271 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, арбитражный суд апелляционной инстанции

постановил:

решение Арбитражного суда Республики Башкортостан от 13.12.2011 по делу N А07-13202/2011 оставить без изменения, апелляционную жалобу Межрайонной инспекции Федеральной налоговой службы N 37 по Республике Башкортостан — без удовлетворения.
Постановление может быть обжаловано в порядке кассационного производства в Федеральный арбитражный суд Уральского округа в течение двух месяцев со дня его принятия (изготовления в полном объеме) через Арбитражный суд Республики Башкортостан.

Председательствующий судья Л.В.ЗАБУТЫРИНА

Судьи З.Н.СЕРКОВА Г.М.СТОЛЯРЕНКО