По делу о привлечении к административной ответственности по ст. 14.10 КоАП РФ за незаконное использование чужого товарного знака, знака обслуживания, наименования места происхождения товара или сходных с ними обозначений для однородных товаров

Постановление Восемнадцатого арбитражного апелляционного суда от 30.08.2010 N 18АП-6658/2010 по делу N А07-8416/2010

Дело N А07-8416/2010

Восемнадцатый арбитражный апелляционный суд в составе председательствующего судьи Тимохина О.Б., судей Костина В.Ю., Плаксиной Н.Г., при ведении протокола секретарем судебного заседания Курочкиной Е.Г., рассмотрев в открытом судебном заседании апелляционную жалобу прокурора Чекмагушевского района Республики Башкортостан на решение Арбитражного суда Республики Башкортостан от 25 мая 2010 года по делу N А07-8416/2010 (судья Сафиуллина Р.Н.), при участии: индивидуального предпринимателя Тошевой Камилы Турсуновны (паспорт),

установил:

прокурор Чекмагушевского района Республики Башкортостан (далее — заявитель, административный орган, прокурор) обратился в Арбитражный суд Республики Башкортостан с заявлением о привлечении к административной ответственности индивидуального предпринимателя Тошевой Камилы Турсуновны (далее — ИП Тошева, предприниматель, заинтересованное лицо) за совершение административного правонарушения, предусмотренного статьей 14.10 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях (далее — КоАП РФ, Кодекс), за незаконное использование чужого товарного знака, знака обслуживания, наименования места происхождения товара или сходных с ними обозначений для однородных товаров.
Решением арбитражного суда первой инстанции от 25 мая 2010 года по настоящему делу в удовлетворении заявленных требований отказано в связи с малозначительностью совершенного правонарушения и предпринимателю объявлено устное замечание.
Прокурор не согласился с решением суда и обжаловал его в апелляционном порядке по следующим основаниям.
По мнению административного органа при рассмотрении данного дела суд неправомерно применил ст. 2.9 КоАП РФ и освободил предпринимателя от наказания, поскольку совершенное заинтересованным лицом правонарушение нельзя признать малозначительным.
Лица, участвующие в деле, о времени и месте рассмотрения апелляционной жалобы извещены надлежащим образом, в судебное заседание представители сторон не явились. Прокурор ходатайствовал о рассмотрении дела в свое отсутствие.
В соответствии со статьями 123, 156 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации дело рассмотрено судом апелляционной инстанции в отсутствие заявителя и заинтересованного лица.
В первом судебном заседании арбитражного апелляционного суда 21.07.2010 ИП Тошева факт совершения инкриминированного административного правонарушения не отрицала, пояснила, что не знала о контрафактности женских сумок "CHANEL" и "Dolce & Gabbana", которые на момент проверки 07.04.2010 находились на реализации в ее торговой точке. Надлежащим образом оформленных договоров (соглашений) с правообладателями этих товарных знаков на реализацию товаров с этими товарными знаками на территории Российской Федерации она не заключала. 07.04.2010 у нее было изъято протоколом осмотра места происшествия всего 4 женские сумки "CHANEL" и "Dolce & Gabbana", на которые она не претендует, против их изъятия из гражданского оборота и уничтожения не возражает.
Арбитражный суд апелляционной инстанции, повторно рассмотрев дело в порядке статей 268, 269 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, исследовав имеющиеся в деле доказательства, проверив доводы апелляционной жалобы, выслушав предпринимателя, находит основания для изменения обжалуемого судебного акта.
Как следует из материалов дела, 07.04.2010 сотрудниками ОВД по Чекмагушевскому району в рамках оперативно-профилактической операции "Контрафакт" проведена проверка по вопросам соблюдения законодательства об использовании товарных знаков, знаков обслуживания, наименования места происхождения товаров в магазине предпринимателя, расположенного по адресу: Чекмагушевский район, с. Чекмагуш, ул. Ленина, д. 47.
В ходе проведения проверки установлен факт реализации ИП Токшевой сумок с логотипом "CHANEL" и "D&G" ("Dolce & Gabbana") в количестве 4 штук без наличия заключенного договора с обладателем исключительного права на товарный знак, что зафиксировано протоколом личного досмотра лица, участвующего в оперативно-розыскном мероприятии "проверочная закупка" от 07.04.2010, протоколом добровольной выдачи вещей от 07.04.2010, протоколом осмотра места происшествия от 07.04.2010 (л.д. 12 — 13, 14 — 15, 16 — 17, 19, 28 — 30).
При проведении проверки административным органом отобраны объяснения (л.д. 20 — 22, 23 — 25, 26, 27).
08.05.2010 прокурор вынес постановление о возбуждении дела об административном правонарушении в отношении предпринимателя по признакам административного правонарушения, предусмотренного ст. 14.10 КоАП РФ (л.д. 6 — 8), вынесенному в присутствии предпринимателя и к которому ею даны объяснения (л.д. 9).
На основании ст.ст. 23.1, 25.11 Кодекса прокурор обратился в арбитражный суд с заявлением о привлечении предпринимателя к административной ответственности по ст. 14.10 КоАП РФ.
При рассмотрении дела суд пришел к выводу о доказанности административным органом факта наличия в действиях предпринимателя состава вменяемого ей в вину правонарушения, а также к выводу о наличии вины предпринимателя в его совершении, однако счел совершенное правонарушение малозначительным, в связи с чем, освободил ИП Тошеву от административной ответственности и объявил устное замечание.
Рассмотрев материалы дела в порядке требований ст. 71 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации (далее — АПК РФ), апелляционный суд приходит к следующему.
Статьей 14.10 КоАП РФ установлена административная ответственность за незаконное использование чужого товарного знака, знака обслуживания, наименования места происхождения товара или сходных с ними обозначений для однородных товаров, что влечет наложение административного штрафа на должностных лиц в размере от десяти тысяч до двадцати тысяч рублей с конфискацией предметов, содержащих незаконное воспроизведение товарного знака, знака обслуживания, наименования места происхождения товара.
В примечании к статье 2.4 КоАП РФ указано, что лица, осуществляющие предпринимательскую деятельность без образования юридического лица, несут административную ответственность как должностные лица, если законом не установлено иное.
Перечень действий, которые подпадают под понятие незаконного использования товарного знака и образуют объективную сторону указанного административного правонарушения, установлены главой 76 Гражданского кодекса Российской Федерации.
В частности названной главой Гражданского кодекса Российской Федерации, предусмотрено, что нарушением исключительного права правообладателя (незаконным использованием товарного знака) признается использование без его разрешения в гражданском обороте на территории Российской Федерации товарного знака или сходного с ним до степени смешения обозначения в отношении товаров, для индивидуализации которых товарный знак зарегистрирован, или однородных товаров, в том числе размещение товарного знака или сходного с ним до степени смешения обозначения: на товарах, на этикетках, упаковках этих товаров, которые производятся, предлагаются к продаже, продаются, демонстрируются на выставках и ярмарках или иным образом вводятся в гражданский оборот на территории Российской Федерации, либо хранятся и (или) перевозятся с этой целью, либо ввозятся на территорию Российской Федерации.
Таким образом, ввоз товара на территорию Российской Федерации является элементом введения товара в гражданский оборот на территории Российской Федерации и представляет собой самостоятельное нарушение прав владельца товарного знака.
В соответствии с ч. 1 ст. 1229, ст. 1484 Гражданского кодекса Российской Федерации лицу, на имя которого зарегистрирован товарный знак (правообладателю), принадлежит исключительное право использования товарного знака в соответствии со статьей 1229 Гражданского кодекса Российской Федерации любым не противоречащим закону способом (исключительное право на товарный знак), в том числе способами, указанными в пункте 2 настоящей статьи. Правообладатель может распоряжаться исключительным правом на товарный знак. Правообладатель может по своему усмотрению разрешать или запрещать другим лицам использование результата интеллектуальной деятельности или средства индивидуализации (товарного знака). Отсутствие запрета не считается согласием.
Исключительное право на товарный знак может быть осуществлено для индивидуализации товаров, работ или услуг, в отношении которых товарный знак зарегистрирован, в частности путем размещения товарного знака: на товарах, в том числе на этикетках, упаковках товаров, которые производятся, предлагаются к продаже, продаются, демонстрируются на выставках и ярмарках или иным образом вводятся в гражданский оборот на территории Российской Федерации, либо хранятся или перевозятся с этой целью, либо ввозятся на территорию Российской Федерации; при выполнении работ, оказании услуг; на документации, связанной с введением товаров в гражданский оборот; в предложениях о продаже товаров, о выполнении работ, об оказании услуг, а также в объявлениях, на вывесках и в рекламе; в сети "Интернет", в том числе в доменном имени и при других способах адресации.
Никто не вправе использовать без разрешения правообладателя сходные с его товарным знаком обозначения в отношении товаров, для индивидуализации которых товарный знак зарегистрирован, или однородных товаров, если в результате такого использования возникнет вероятность смешения.
Согласно ч. 1 ст. 1515 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее — ГК РФ) товары, этикетки, упаковки товаров, на которых незаконно размещены товарный знак или сходное с ним до степени смешения обозначение, являются контрафактными.
Из указанных положений следует, что предложение к продаже, продажа, хранение с целью продажи и иное введение в хозяйственный оборот товаров с товарным знаком, используемых без разрешения его владельца, является нарушением прав на товарный знак.
Объективная сторона административного правонарушения, предусмотренного ст. 14.10 КоАП РФ, состоит в использовании чужого товарного знака или сходных с ним обозначений для однородных товаров в гражданском обороте без разрешения правообладателя.
Субъективная сторона состава данного правонарушения выражается как в форме умысла, так и в форме неосторожности.
В силу части 6 статьи 205 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации при рассмотрении дела о привлечении к административной ответственности арбитражный суд в судебном заседании устанавливает, имелось ли событие административного правонарушения и имелся ли факт его совершения лицом, в отношении которого составлен протокол об административном правонарушении, имелись ли основания для составления протокола об административном правонарушении и полномочия административного органа, составившего протокол, предусмотрена ли законом административная ответственность за совершение данного правонарушения, и имеются ли основания для привлечения к административной ответственности лица, в отношении которого составлен протокол, а также определяет меры административной ответственности.
Пунктом 14.4.1 Правил составления, подачи и рассмотрения заявки на регистрацию товарного знака и знака обслуживания, утвержденных Приказом Роспатента от 05.03.2003 N 32, обозначение считается сходным до степени смешения с другим обозначением, если оно ассоциируется с ним в целом, несмотря на их отдельные отличия.
Товары, этикетки, упаковки этих товаров, на которых незаконно используется товарный знак или сходное с ним до степени смешения обозначение, являются контрафактными.
В соответствии с частью 1 статьи 378 Таможенного кодекса Российской Федерации экспертиза товаров назначается в случаях, если при осуществлении таможенного контроля для разъяснения возникающих вопросов необходимы специальные познания. Вопрос о сходстве до степени смешения двух словесных обозначений, применяемых на спорных товарных знаках может быть разрешен с позиции рядового потребителя и специальных знаний не требует.
Согласно абзацу шестому пункта 14.4.2 Правил составления, подачи и рассмотрения заявки на регистрацию товарного знака и знака обслуживания, утвержденных Приказом Роспатента от 05.03.2003 N 32, обозначение считается сходным до степени смешения с другим обозначением, если оно ассоциируется с ним в целом, несмотря на их отдельные отличия. Сходство словесных обозначений может быть звуковым (фонетическим), графическим (визуальным) и смысловым (семантическим).
В силу ч. 1 ст. 26.4 КоАП РФ в случаях, если при производстве по делу об административном правонарушении возникает необходимость в использовании специальных познаний в науке, технике, искусстве или ремесле, судья, орган, должностное лицо, в производстве которых находится дело, выносят определение о назначении экспертизы с указанием в определении сведений, перечисленных в указанной норме права.
Согласно ч. 1 ст. 82 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации для разъяснения возникающих при рассмотрении дела вопросов, требующих специальных знаний, арбитражный суд назначает экспертизу по ходатайству лица, участвующего в деле, или с согласия лиц, участвующих в деле, арбитражный суд может назначить экспертизу по своей инициативе.
При этом экспертиза назначается только для разрешения возникших при рассмотрении дела вопросов, требующих специальных знаний. Вопрос о сходстве до степени смешения обозначений в отношении товаров, для индивидуализации которых товарный знак зарегистрирован, может быть разрешен судом при рассмотрении заявления о привлечении к административной ответственности с позиции рядового потребителя и специальных знаний не требует. Обозначение считается сходным до степени смешения с другим обозначением, если оно ассоциируется с ним в целом, несмотря на их отдельные отличия.
Как следует из материалов дела и сторонами не оспаривается, правообладателем товарного знака "D&G" является компания "Dolce & Gabbana" (S.r.l., Via Santa Cecilia, 20122 Milan, tel. +39-02 7742710) (л.д. 41).
При этом какие-либо договорные отношения на использование товарного знака "D&G" ("Dolce & Gabbana") между обладателем исключительного права на товарный знак и предпринимателем в материалах дела отсутствуют и на момент рассмотрения дела судом апелляционной инстанции предпринимателем не представлены.
Аналогично и в отношении товарного знака "CHANEL" (л.д. 43 — 46).
Сведения, относящиеся к регистрации товарного знака и внесенные в Государственный реестр товарных знаков и знаков обслуживания Российской Федерации, публикуются федеральным органом исполнительной власти по интеллектуальной собственности в официальном бюллетене незамедлительно после регистрации товарного знака в Реестре. Бюллетень является официальным и общедоступным изданием Роспатента, содержащим информацию о товарных знаках и знаках обслуживания, зарегистрированных в реестре.
Кроме того, указанная информация размещена на официальном сайте Роспатента и является общедоступной.
В данном случае предприниматель, осуществляя предпринимательскую деятельность на свой риск в соответствии со ст. 2 ГК РФ, не проявил ту степень заботливости и осмотрительности, которая позволила бы избежать совершения правонарушения.
Предприниматель располагал возможностью запросить и получить от компетентных государственных органов необходимую информацию, касающуюся объекта интеллектуальной собственности, который предполагалось использовать, либо урегулировать вопрос его использования с правообладателем на территории РФ, однако в настоящем случае этого сделано не было.
Таким образом, предприниматель, вступая в правоотношения в сфере использования и охраны объектов интеллектуальной собственности в целях соблюдения требований действующего законодательства, а также прав и законных интересов третьих лиц не предпринял никаких мер по соблюдению требований законодательства и не проявил ту степень заботливости и осмотрительности, которая требовалась от нее для выполнения этих требований и предотвращения возможного правонарушения, что свидетельствует о наличии вины в его действиях.
Кроме того, согласно пункту 15 Информационного письма от 13.12.2007 N 122 "Обзор практики рассмотрения арбитражными судами дел, связанных с применением законодательства об интеллектуальной собственности", юридическое лицо, использовавшее товарный знак без разрешения правообладателя, может быть привлечено к административной ответственности, предусмотренной статьей 14.10 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, за ввоз маркированного товарным знаком товара на территорию Российской Федерации и в том случае, если оно не знало, что соответствующее обозначение зарегистрировано в качестве товарного знака, поскольку, используя обозначение, оно должно было проверить, предоставляется ли ему правовая охрана в Российской Федерации.
Арбитражный суд апелляционной инстанции находит обоснованными выводы суда в данной части по указанным выше мотивам.
Исходя из изложенного, суд апелляционной инстанции приходит к выводу о наличии в действиях предпринимателя состава административного правонарушения, предусмотренного ст. 14.10 КоАП РФ, в том числе вины в совершении вменяемого ей в вину правонарушения, а также об отсутствии существенных нарушений со стороны административного органа при производстве по делу об административном правонарушении.
Доводы апелляционной жалобы административного органа подлежат отклонению, поскольку оснований для переоценки вывода суда первой инстанции о возможности применения в рассматриваемой ситуации положений ст. 2.9 КоАП РФ и признания совершенного предпринимателем административного правонарушения малозначительным, также не имеется.
Статья 2.9 КоАП РФ предусматривает возможность освобождения от административной ответственности при малозначительности административного правонарушения. Оценка малозначительности деяния должна соотноситься с характером и степенью общественной опасности, причинением вреда либо угрозой причинения вреда личности, обществу или государству. Таким образом, административные органы обязаны установить не только формальное сходство содеянного с признаками того или иного административного правонарушения, но и решить вопрос о социальной опасности деяния.
Как разъяснил Пленум Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации в пункте 18 постановления от 02.06.2004 N 10 "О некоторых вопросах, возникших в судебной практике при рассмотрении дел об административных правонарушениях" при квалификации правонарушения в качестве малозначительного судам необходимо исходить из оценки конкретных обстоятельств его совершения. Малозначительность правонарушения имеет место при отсутствии существенной угрозы охраняемым общественным отношениям.
В пункте 17 этого же постановления указано, что, установив при рассмотрении дела о привлечении к административной ответственности малозначительность правонарушения, суд, руководствуясь частью 2 статьи 206 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации и статьей 2.9 КоАП РФ, принимает решение об отказе в удовлетворении требований административного органа, освобождая от административной ответственности в связи с малозначительностью правонарушения, и ограничивается устным замечанием, о чем указывается в резолютивной части решения.
При этом КоАП РФ не устанавливает каких-либо ограничений для применения названной нормы материального права, оставляя право ее применения на усмотрение соответствующих органа, должностного лица, суда.
В соответствии с правовой позицией Конституционного Суда Российской Федерации, выраженной в определении от 05.11.2003 N 349-О, из содержания ст. 2.9 КоАП РФ следует, что законодатель предоставил судье право по своему усмотрению принимать решение об освобождении лица, допустившего правонарушение, от ответственности и самостоятельно в каждом конкретном случае определять признаки малозначительности правонарушения.
Малозначительным административным правонарушением признается действие или бездействие, хотя формально и содержащее признаки административного правонарушения, но, с учетом характера совершенного правонарушения (объекта посягательства, формы вины) и роли правонарушителя в участии в нем, способа его совершения, размера вреда и тяжести наступивших последствий, не представляет какой-либо опасности охраняемым административным правоотношениям.
Оценив имеющиеся в материалах дела доказательства по своему внутреннему убеждению, в соответствии с положениями Европейской конвенции от 20.03.1952 о разумном балансе публичного и частного интересов, с учетом правовой позиции Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации, изложенной в Постановлении Пленума от 20.11.2008 N 60 "О внесении дополнений в некоторые постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации, касающиеся рассмотрения арбитражными судами дел об административных правонарушениях", а также учитывая совершение административного правонарушения без прямого умысла, отсутствие неблагоприятных последствий, суд апелляционной инстанции согласен с соответствующим выводом суда первой инстанции о малозначительности административного правонарушения с учетом конкретных обстоятельств дела, отсутствия вредных последствий.
Цель административного наказания в силу положений ч. 2 ст. 211 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, ст. 2.9 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях состоит в виде предупреждения совершения новых правонарушений. В данном случае указанная цель могла быть достигнута путем вынесения устного замечания, в связи с чем, суд освободил предпринимателя от административной ответственности, предусмотренной ст. 14.10 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях.
Объявлением устного замечания задача законодательства об административных правонарушениях — предупреждение совершения таких правонарушений лицом, в отношении которого установлены состав правонарушения и вина — является достигнутой (статья 1.2 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях).
При оценке обстоятельств совершения правонарушения суд первой инстанции действовал с соблюдением норм ст. 65, 67, 68, 71 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации и неправильного применения ст. 2.9 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях не допустил.
Однако, арбитражный апелляционный суд отмечает, что первым существенным юридически значимым обстоятельством, подлежащим выяснению по данной категории дел, является установление обладателя исключительного права на товарный знак, выданных в связи с этим свидетельствах на территории Российской Федерации.
Так, согласно ст. 1477 ГК РФ на товарный знак, то есть на обозначение, служащее для индивидуализации товаров юридических лиц или индивидуальных предпринимателей, признается исключительное право, удостоверяемое свидетельством на товарный знак (статья 1481).
На товарный знак, зарегистрированный в Государственном реестре товарных знаков, выдается свидетельство на товарный знак. Свидетельство на товарный знак удостоверяет приоритет товарного знака и исключительное право на товарный знак в отношении товаров, указанных в свидетельстве (статья 1481 ГК РФ).
В соответствии со ст. 1478 ГК РФ обладателем исключительного права на товарный знак может быть юридическое лицо или индивидуальный предприниматель.
В силу ст. 1479 ГК РФ на территории Российской Федерации действует исключительное право на товарный знак, зарегистрированный федеральным органом исполнительной власти по интеллектуальной собственности, а также в других случаях, предусмотренных международным договором Российской Федерации.
На основании ст. 1480 ГК РФ государственная регистрация товарного знака осуществляется федеральным органом исполнительной власти по интеллектуальной собственности в Государственном реестре товарных знаков и знаков обслуживания Российской Федерации (Государственный реестр товарных знаков) в порядке, установленном статьями 1503 и 1505 настоящего Кодекса.
На товарный знак, зарегистрированный в Государственном реестре товарных знаков, выдается свидетельство на товарный знак. Свидетельство на товарный знак удостоверяет приоритет товарного знака и исключительное право на товарный знак в отношении товаров, указанных в свидетельстве (ст. 1481 ГК РФ).
Из материалов дела усматривается, что ни органы милиции, проводившие соответствующую проверку, ни прокурор, вынесший постановление о возбуждении дела об административном правонарушении, ни суд первой инстанции при наличии годичного срока давности привлечения к названной административной ответственности, не предприняли обязательных действий по истребованию в Федеральной службе по интеллектуальной собственности, патентам и товарным знакам (Роспатент) сведений о наличии в Государственном реестре товарных знаков зарегистрированных объектов интеллектуальной собственности, публикации сведений о зарегистрированных объектах интеллектуальной собственности, поданных заявках и выданных по ним патентах и свидетельствах, о действии, прекращении действия и возобновлении действия правовой охраны в отношении объектов интеллектуальной собственности, передаче прав на охраняемые объекты, об официальной регистрации объектов интеллектуальной собственности.
Кроме того, судом при вынесении оспоренного решения не учтено следующее.
Согласно пункту 28 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 24.03.2005 N 5 "О некоторых вопросах, возникающих у судов при применении Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях" изъятие из незаконного владения лица, совершившего административное правонарушение, орудия совершения или предмета административного правонарушения, изъятых из оборота и подлежащих обращению в доход государства или уничтожению, не является конфискацией (часть 3 статьи 3.7 КоАП РФ), судья при вынесении постановления по делу об административном правонарушении в соответствии с частью 3 статьи 29.10 КоАП РФ должен решить вопрос об этих вещах независимо от привлечения лица к административной ответственности, в том числе при вынесении постановления о прекращении производства по делу по любому основанию, указанному в части 1 статьи 29.9 КоАП РФ.
Если данный вопрос не был разрешен судей при вынесении постановления по делу об административном правонарушении, то этот же судья вправе вынести определение об изъятии орудия совершения или предмета административного правонарушения и обращении его в доход государства. При наличии жалобы либо протеста на постановление судьи этот вопрос может быть решен судьей вышестоящего суда путем изменения постановления без его отмены и направления на новое рассмотрение.
При этом следует иметь в виду, что осуществление судом полномочий, предоставленных п. 2 ч. 3 ст. 29.10 Кодекса, возможно лишь в отношении вещей, изъятых из оборота, то есть, нахождение которых в обороте не допускается в силу прямого указания в законе (ст. 1515 ГК РФ, предусматривающая возможность правообладателя требовать изъятия из оборота и уничтожения за счет нарушителя контрафактных товаров, этикеток, упаковок товаров, на которых размещены незаконно используемый товарный знак или сходное с ним до степени смешения обозначение).
Это также вытекает из санкции статьи 14.10 КоАП РФ, прямо предусматривающей обязательность дополнительного наказания в виде конфискации предметов, содержащих незаконное воспроизведение товарного знака, знака обслуживания, наименования места происхождения товара.
С учетом того, что обоснованное применение судом материальной нормы права — статьи 2.9 Кодекса, не являющейся реабилитирующим обстоятельством, не исключает необходимость разрешения вопроса о судьбе контрафактной продукции, чего суд в оспоренном судебном акте не сделал, решение суда от 25 мая 2010 года по делу N А07-8416/2010 подлежит изменению соответствующим образом.
Руководствуясь статьями 176, 268 — 271 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, арбитражный суд апелляционной инстанции

постановил:

решение Арбитражного суда Республики Башкортостан от 25 мая 2010 года по делу N А07-8416/2010 изменить в части.
Изъять из гражданского оборота и уничтожить контрафактный товар с графическим изображением "Dolce & Gabbana" и "CHANEL" в виде сумок в количестве четырех штук, изъятых протоколом осмотра места происшествия от 07.04.2010 дознавателем ОВД по Чекмагушевскому району ст. лейтенантом милиции Шариповым Р.Н., что поручить прокурору Чекмагушевского района Республики Башкортостан.
В остальной части решение Арбитражного суда Республики Башкортостан от 25 мая 2010 года по делу N А07-8416/2010 оставить без изменения, апелляционную жалобу прокурора Чекмагушевского района Республики Башкортостан — без удовлетворения.
Постановление может быть обжаловано в порядке кассационного производства в Федеральный арбитражный суд Уральского округа в течение двух месяцев со дня его принятия (изготовления в полном объеме) через арбитражный суд первой инстанции.
В случае обжалования постановления в порядке кассационного производства информацию о времени, месте и результатах рассмотрения кассационной жалобы можно получить на интернет-сайте Федерального арбитражного суда Уральского округа по адресу http://fasuo.arbitr.ru.

Председательствующий О.Б.ТИМОХИН

Судьи В.Ю.КОСТИН Н.Г.ПЛАКСИНА