Требование: О взыскании убытков, понесенных в результате уничтожения урожая сельскохозяйственных культур

Постановление Девятнадцатого арбитражного апелляционного суда от 03.10.2016 N 19АП-4923/2016 по делу N А14-3037/2015

Резолютивная часть постановления объявлена 30 сентября 2016 года
Постановление в полном объеме изготовлено 3 октября 2016 года
Девятнадцатый арбитражный апелляционный суд в составе:
председательствующего судьи
Кораблевой Г.Н.,
судей
Колянчиковой Л.А.,
Андреещевой Н.Л.,
при ведении протокола судебного заседания секретарем судебного заседания Шелайкиной Е.Е.,
при участии:
от общества с ограниченной ответственностью "Омега": Поляков С.А. — представитель по доверенности б/н от 10.10.2015;
от общества с ограниченной ответственностью "Таурус": Шаталова В.А. — представитель по доверенности N 13 от 05.06.2016;
рассмотрев в открытом судебном заседании апелляционные жалобы общества с ограниченной ответственностью "Омега" (ОГРН 1023600605511, ИНН 3604013495), общества с ограниченной ответственностью "Таурус" (ОГРН 1097746587861, ИНН 7703707452) на решение Арбитражного суда Воронежской области от 28.06.2016 по делу N А14-3037/2015 (судья Протасов С.В.) по иску общества с ограниченной ответственностью "Омега" (ОГРН 1023600605511, ИНН 3604013495) к обществу с ограниченной ответственностью "Таурус" (ОГРН 1097746587861, ИНН 7703707452) о взыскании 4 612 326 руб. 11 коп. задолженности,

установил:

общество с ограниченной ответственностью "Омега" (далее — ООО "Омега", истец) обратилось в Арбитражный суд Воронежской области с исковым заявлением к обществу с ограниченной ответственностью "Таурус" (далее — ООО "Таурус", ответчик) о взыскании 4 552 038 руб. 06 коп. убытков, в том числе 2 732 763 руб. 24 коп. упущенной выгоды и 1 819 274 руб. 82 коп. прямого ущерба (с учетом уточнения требований).
Решением Арбитражного суда Воронежской области от 28.06.2016 с ООО "Таурус" взыскано в пользу ООО "Омега" 3 144 310 руб. 98 коп. убытков. В удовлетворении остальной части иска отказано.
Не согласившись с принятым судебным актом, ссылаясь на его незаконность и необоснованность, ООО "Таурус" обратилось в Девятнадцатый арбитражный апелляционный суд с апелляционной жалобой, в которой просит решение суда в части удовлетворенных исковых требований отменить, принять новый судебный акт.
Также не согласившись с принятым судебным актом, ссылаясь на его незаконность и необоснованность, ООО "Омега" обратилось в Девятнадцатый арбитражный апелляционный суд с апелляционной жалобой, в которой просит решение суда в части отказа в удовлетворении исковых требований отменить, удовлетворит требования в полном объеме.
ООО "Омега" представило отзыв на апелляционную жалобу ответчика.
В судебном заседании представитель истца поддержал доводы своей апелляционной жалобы.
Представитель ответчика поддержал доводы своей апелляционной жалобы.
Суд апелляционной инстанции отказал в удовлетворении ходатайства истца о приобщении к материалам дела распечатки из сети Интернет и газеты знамя труда от 23.12.2014, о чем вынесено протокольное определение, по следующим основаниям.
В соответствии с частью 2 статьи 268 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации (далее — АПК РФ) дополнительные доказательства принимаются арбитражным судом апелляционной инстанции, если лицо, участвующее в деле, обосновало невозможность их представления в суд первой инстанции по причинам, не зависящим от него, и суд признает эти причины уважительными.
При решении вопроса о возможности принятия новых доказательств, в том числе приложенных к апелляционной жалобе, суд определяет, была ли у лица, представившего доказательство, возможность его представления в суд первой инстанции или заявитель не представил их по не зависящим от него уважительным причинам.
К числу уважительных причин, в частности, относятся: необоснованное отклонение судом первой инстанции ходатайств лиц, участвующих в деле, об истребовании дополнительных доказательств, о назначении экспертизы и др.
При этом признание доказательства относимым и допустимым само по себе не является основанием для его принятия судом апелляционной инстанции.
Из разъяснений, содержащихся в пункте 26 Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 28.05.2009 N 36 "О применении Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации при рассмотрении дел в арбитражном суде апелляционной инстанции" следует, что суд апелляционной инстанции не вправе принимать во внимание новые доводы лиц, участвующих в деле, и новые доказательства в случае отсутствия оснований, предусмотренных частью 2 статьи 268 АПК РФ.
В рассматриваемом случае представленные дополнительные доказательства не являлись предметом рассмотрения суда первой инстанции.
При этом невозможность их представления в суд первой инстанции не подтверждена, доказательства уважительности причин непредставления данных документов суду первой инстанции ответчиком не представлены.
В судебном заседании 23.09.2016 объявлялся перерыв до 30.09.2016.
В силу части 1 статьи 268 АПК РФ при рассмотрении дела в порядке апелляционного производства арбитражный суд по имеющимся в деле и дополнительно представленным доказательствам повторно рассматривает дело.
Заслушав пояснения представителей сторон, обсудив доводы апелляционных жалоб, исследовав в совокупности материалы дела, суд апелляционной инстанции не находит оснований для отмены обжалуемого судебного акта исходя из следующего.
Как установлено судом первой инстанции и следует из материалов дела, истец осуществляет свою деятельность в области сельскохозяйственного производства, в том числе выращивание сельскохозяйственных культур.
Земельные участки для выращивания сельскохозяйственных культур истцом арендуются у граждан по договорам аренды.
В 2014 общая посевная площадь под урожай составила 836 га, в том числе, кукуруза на зерно — 504 га, подсолнечник на зерно — 120 га.
Осенью 2014 после начала уборочной компании работниками истца было установлено, что на полях, засеянных кукурузой и подсолнечником находится (пасется) крупный рогатый скот, а именно, коровы породы "Австралийская".
Истец обратился в органы полиции по факту уничтожения урожая сельскохозяйственных культур.
В ходе расследования сотрудником полиции данного заявления было установлено, что 07.10.2014 с пастбища, расположенного в районе с. Власовка Грибановского района Воронежской области, порвав ограждение "электропастух", самовольно ушло более 150 коров, принадлежащих ответчику.
13.10.2014 работниками истца совместно с сотрудниками органов местного самоуправления был составлен акт обследования полей, засеянных истцом, на которых были обнаружены коровы ответчика.
Руководитель ответчика в своем объяснении сотруднику полиции признал факт "ухода" с пастбища части стада коров.
18.10.2014 был составлен акт передачи крупного рогатого скота, собранного истцом на своих полях, ответчику в количестве 57 коров и одного теленка.
Считая, что ответчик несет ответственность за находящееся в его собственности имущество, истец предъявил требование о взыскании убытков, причиненных самовольным занятием стадом коров засеянных сельскохозяйственными культурами полей истца, в результате которого был уничтожен урожай подсолнечника и кукурузы.
Принимая решение о частичном удовлетворении исковых требований, суд первой инстанции исходил из следующего.
Согласно пункту 1 статьи 1064 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее — ГК РФ) вред, причиненный личности или имуществу гражданина, а также вред, причиненный имуществу юридического лица, подлежит возмещению в полном объеме лицом, причинившим вред.
В соответствии со статьей 1082 ГК РФ возмещение вреда может быть осуществлено путем взыскания убытков.
Убытки подлежат взысканию по правилам статьи 15 ГК РФ, согласно которой лицо, право которого нарушено, может требовать полного возмещения причиненных ему убытков, если законом или договором не предусмотрено возмещение убытков в меньшем размере. Под убытками понимаются расходы, которые лицо, чье право нарушено, произвело или должно будет произвести для восстановления нарушенного права, утрата или повреждение его имущества (реальный ущерб), а также неполученные доходы, которые это лицо получило бы при обычных условиях гражданского оборота, если его право не было нарушено (упущенная выгода).
Таким образом, лицо, требующее возмещения убытков, должно доказать наличие и размер понесенных убытков, противоправный характер действий ответчика, а также причинную связь между возникшими убытками и виновными действиями ответчика.
Отсутствие доказательств одного из указанных обстоятельств, влечет недоказанность всего сложного состава гражданско-правового института убытков и отказ в удовлетворении исковых требований.
В силу статьи 65 АПК РФ факт доказывания наличия убытков лежит на истце.
В соответствии с пунктом 2 статьи 209 ГК РФ собственник вправе по своему усмотрению совершать в отношении принадлежащего ему имущества любые действия, не противоречащие закону и иным правовым актам и не нарушающие права и охраняемые законом интересы других лиц.
Судом первой инстанции установлено, что ответчик является собственником стада крупного рогатого скота породы "Австралийская", которое находится на пастбище в районе села Власовка Грибановского района Воронежской области.
Каких-либо документов первичного бухгалтерского учета относительно точного количества коров, находившихся в собственности ответчика по состоянию на 07.10.2014, ответчик не представил.
Как следует из объяснения директора ООО "Таурус" от 18.10.2014 работнику полиции следует, что на пастбище в районе с. Власовка находилось примерно 600 голов КРС.
В ночь с 06.10.2014 на 07.10.2014 часть коров находившихся на пастбище, прорвав заграждение системы "электропастух" ушло в неизвестном направлении.
Факт нахождения коров принадлежащих ответчику на полях, на которых истец осуществляет выращивание продукции растениеводства, подтвержден актом обследования полей от 13.10.2014, актом передачи крупного рогатого скота от 18.10.2014, показаниями свидетелей, а также не отрицается самим ответчиком.
Поля с кадастровыми номерами 36:04:2315009:17, 36:04:2315009:12, 36:04:2315009:13, 36:04:2315009:16, 36:04:2315008:6, 36:04:2315008:4 на которых истец выращивал кукурузу и подсолнечник и на которых были обнаружены коровы ответчика, находились в законном владении и пользовании истца на основании договоров аренды.
С учетом изложенного суд области пришел к правильному выводу о том, что факт ненадлежащего владения ответчиком своим имуществом в виде крупного рогатого скота, который повлек причинение вреда имущества истца (уничтожение посевов сельскохозяйственных культур) подтвержден материалами дела.
Истцом заявлены требования о взыскании убытков в виде реального ущерба на сумму 1 819 274 руб. 82 коп., а именно произведенные истцом затраты на посев погибшей кукурузы на площади 285,4 га — 1 300 472 руб. 10 коп., и на посев погибшего подсолнечника на площади 120 га — 518 802 руб. 82 коп.
Факт гибели сельскохозяйственных культур на указанной площади был подтвержден формой N 2-фермер за 2014, формой N 9-АПК — "Сведения о производстве, затратах, себестоимости и реализации продукции растениеводства" за 2014.
Довод ООО "Таурус" о том, что отловленное истцом количество коров — 57 штук не могло уничтожить урожай на площади 405 га за 10 дней, правомерно отклонен судом первой инстанции ввиду следующего.
В соответствии со статьями 41, 65 АПК РФ ответчик был вправе приводить свои доводы по всем возникающим в ходе рассмотрения дела вопросам, представлять опровергающие доводы истца доказательства.
Ответчик, зная, что принадлежащий ему крупный рогатый скот нанес ущерб продукции растениеводства, принадлежащей истцу, не предпринял никаких мер по установлению в разумные сроки после причинения ущерба возможного размера убытков, причиненного истцу, в том числе не обратился с предложением о проведении контрольной уборки на поврежденных участках полей истца с целью определения потери урожая, не привлек независимого эксперта для определения площади погибшего (уничтоженного) урожая и для определения причины гибели урожая и т.п.
Как следует из объяснения директора ответчика, на пастбище около села Власовка находилось примерно 600 голов КРС, а самовольно ушло с пастбища не менее 150 голов. Точное количество ушедших коров директору не было известно.
В суде области ответчик не ходатайствовал о назначении экспертизы по делу.
Представленный ответчиком ответ на запрос, подписанный Маркиным Виктором Семеновичем — генеральным директором ООО "Агрофирма "ЛипецкМолоко", о возможности "поедания" крупным рогатым скотом урожая на корню, правомерно отклонен арбитражным судом в качестве допустимого доказательства — показания специалиста, в силу статьи 68 АПК РФ.
Кроме того, уничтожение урожая на поле не подразумевает только уничтожение путем поедания, а также подразумевает, вытаптывание, ломку, а также просто невозможность произвести уборку урожая и т.п.
В качестве доказательств произведенных затрат истцом были представлены уточненные технологические карты выращивания подсолнечника и кукурузы.
Как следует из технологической карты выращивания кукурузы в 2014 на площади 285,4 га (гибель урожая), общие затраты истец определил в сумму 1 300 472 руб.
Прямые затраты истца на посев подсолнечника составили сумму 813 716 руб. 60 коп. Остальная сумма 486 755 руб., составляют косвенные затраты истца (зарплата ИТР, налоги, износ основных средств и т.д.), отнесенные на себестоимость производства продукции пропорционально площади полей.
Однако данные косвенные затраты были произведены истцом при любых обстоятельствах и не связаны с конкретным произошедшим случаем уничтожения урожая.
Суд области обоснованно считает, что в качестве ущерба возмещению подлежат только прямые затраты на выращивание конкретной сельскохозяйственной культуры до момента уничтожения.
Данный вывод подтверждается и действующими нормативными правовыми актами для ситуаций по гибели сельскохозяйственных культур (например, пункт 4 порядка осуществления оценки ущерба сельскохозяйственных товаропроизводителей от чрезвычайных ситуаций природного характера, утвержденного приказом Минсельхоза России от 26.03.2015 N 113), которые могут быть применены на основании пункта 6 статьи 13 АПК РФ.
С учетом данного вывода суд считает, что из суммы 813 716 руб. 60 коп. также следует исключить сумму 1 887 руб. 27 коп. амортизации основных средств по следующим основаниям.
В соответствии с технологической картой износ основных средств начисляется линейным способом по сроку полезного использования.
В соответствии с пунктом 19 положения по бухгалтерскому учету "Учет основных средств" ПБУ 6/01, утвержденного приказом Минфина России от 30.03.2001 N 26н, годовая сумма амортизационных отчислений определяется при линейном способе — исходя из первоначальной стоимости или (текущей (восстановительной) стоимости (в случае проведения переоценки) объекта основных средств и нормы амортизации, исчисленной исходя из срока полезного использования этого объекта.
Согласно пункту 24 ПБУ 6/01 начисление амортизационных отчислений по объектам основных средств производится независимо от результатов деятельности организации в отчетном периоде и отражается в бухгалтерском учете отчетного периода, к которому оно относится.
При указанных обстоятельствах сумма амортизационных отчислений не относится к прямым затратам на производство конкретной сельскохозяйственной продукции, так как начисляется по факту ввода в эксплуатацию данных основных средств.
Соответственно, в качестве прямого ущерба принимается сумма 811 829 руб. 33 коп. затрат на выращивание погибшей кукурузы на полях площадью 285,4 га.
Прямые затраты истца также подтверждены формами N 410-АПК, N 411-АПК, утвержденными Минсельхозом России (приказ от 16.05.2003 N 750), аналитическими счетами бухгалтерского учета, договорами купли-продажи, накладными и т.д.
По аналогичным обстоятельствам арбитражный суд принимает к возмещению ущерба прямые затраты истца в сумме 311 437 руб. 95 коп. по выращиванию подсолнечника в 2014 на 120 га согласно технологической карте выращивания за вычетом суммы амортизационных отчислений.
Учитывая вышеизложенное, суд первой инстанции обоснованно пришел к выводу, что убытки подлежат удовлетворению в части прямого ущерба в размере 1 123 267 руб. 28 коп.
Истцом также заявлено о взыскании упущенной выгоды в сумме 2 732 763 руб. 24 коп. в виде недополученной выручки от реализации уничтоженного урожая за минусом суммы затрат на производство указанного урожая, а также непонесенных затрат на несостоявшуюся уборку урожая.
Упущенной выгодой являются не полученные кредитором доходы, которые он получил бы с учетом разумных расходов на их получение при обычных условиях гражданского оборота, если бы его право не было нарушено.
При определении размера упущенной выгоды учитываются предпринятые кредитором для ее получения меры и сделанные с этой целью приготовления (пункт 4 статьи 393 ГК РФ).
В то же время в обоснование размера упущенной выгоды кредитор вправе представлять не только доказательства принятия мер и приготовлений для ее получения, но и любые другие доказательства возможности ее извлечения.
Истцом заявлены требования о взыскании упущенной выгоды, с вязанные с невозможностью реализации погибшего урожая.
Соответственно, установить точный размер упущенной выгоды не представляется возможным, так как все заявленные основания для определения размера упущенной выгоды носят предположительный характер.
Однако в пункте 4 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 24.03.2016 N 7 "О применении судами некоторых положений Гражданского кодекса Российской Федерации об ответственности за нарушение обязательств" указано, что суд не может отказать в удовлетворении требования кредитора о возмещении убытков, причиненных неисполнением или ненадлежащим исполнением обязательства, только на том основании, что размер убытков не может быть установлен с разумной степенью достоверности. В этом случае размер подлежащих возмещению убытков, включая упущенную выгоду, определяется судом с учетом всех обстоятельств дела исходя из принципов справедливости и соразмерности ответственности допущенному нарушению обязательства.
Истец просил взыскать сумму 1 332 267 руб. 70 коп. упущенной выгоды в виде неполученной выручки от реализации погибшего урожая кукурузы с 285,4 га.
Судом области установлено, что всего истцом было засеяно кукурузой на семена 504 га. С площади 218,6 га истец убрал кукурузу, получив урожайность по 18,9 с одного гектара. Данное обстоятельство подтверждается формой N 2-фермер.
В соответствии с данными Росстата (отдел в г. Борисоглебске Воронежской области) за 2014 средняя урожайность кукурузы предприятий в городе Борисоглебске составила 31 центнер с одного гектара.
В соответствии со статьей 71 АПК РФ арбитражный суд оценивает относимость, допустимость, достоверность каждого доказательства в отдельности, а также достаточность и взаимную связь доказательств в их совокупности.
Судом области был опрошен специалист Федотов В.А. который пояснил, что исходя из представленных самим истцом фотографий погибшего урожая и технологических карт выращивания сельскохозяйственных культур, истцом были допущены нарушения технологии выращивания кукурузы и подсолнечника, что могло привести к снижению урожайности.
Оценив в совокупности фактическую урожайность у истца по кукурузе (18,9 ц/га) с урожайностью по Борисоглебскому району (31 ц/га) и пояснения специалиста, суд первой инстанции пришел к правильному выводу, что в части определения возможной урожайности по кукурузе на погибших полях следует принять размер урожайности в целях определения упущенной выгоды — 18,9 центнеров с одного гектара.
В соответствии с технологической картой выращивания кукурузы на площади 218,6 га обязательно производство очистки и просушки зерна, что уменьшает валовой сбор на 9%.
Однако в соответствии с расчетом истца, отраженном в уточненном исковом заявлении, истец применил размер усушки и очистки — 18%.
Соответственно, недополученный урожай по кукурузе истцом определен в размере 4423 центнера.
Арбитражный суд считает, что данный размер недополученного урожая соразмерно отражает возможные потери истца с учетом установленных обстоятельств дела.
Для определения суммы ущерба в виде неполученной выручки от реализации урожая истец использует цену по договорам, заключенным до 2014.
Арбитражный суд считает, что с учетом предположительного характера реализации неполученного урожая 2014 года следует для определения упущенной выгоды руководствоваться данными органов статистики о средней цене на зерно кукурузы в 2014-5 440 руб. 22 коп. без НДС за одну тонну. Соответственно, сумма недополученной выручки составила 2 405 209 руб. 31 коп. (442,3 т. х 5 440 руб. 22 коп.).
В соответствии с технологической картой выращивания кукурузы в 2014 прямые затраты на выращивание кукурузы на площади 285,4 га составили 813 716 руб. 60 коп., а экономия в виде непроизведенных затрат на уборку — 582 781 руб. 26 коп.
Таким образом, упущенную выгоду в части погибшего урожая кукурузы следует признать обоснованной в сумме 1 008 711 руб. 45 коп.
При определении размера упущенной выгоды арбитражный суд руководствовался следующим.
Какой-либо урожай подсолнечника на зерно в 2014 году истец не получил.
В соответствии со справкой Росстата в г. Борисоглебске средняя урожайность подсолнечника в Борисоглебском районе Воронежской области в 2014 году составила 18,5 ц/га.
С учетом обстоятельств, установленных в суде области суд правомерно применил пропорциональный метод для определения возможной урожайности подсолнечника на погибших полях истца относительно урожайности по кукурузе, а именно, урожайность у истца — 18,9 ц/га, урожайность по району — 31 ц/га, соответственно процентное отношение — 0,61.
При изложенных обстоятельствах следует признать возможную урожайность подсолнечника у истца в размере 11,285 ц/га (18,5 х 0,61).
Соответственно, с площади 120 га истец мог получить 1354,2 центнера или 135,42 тонны подсолнечника.
С учетом сведений Росстата в г. Борисоглебске средняя цена производителей в 2014 на подсолнечник составила 12 223 руб. 91 коп. за одну тонну.
При указанных обстоятельствах недополученная выручка истца от реализации подсолнечника могла составить 1 655 361 руб. 89 коп.
В соответствии с технологической картой выращивания подсолнечника в 2014 прямые затраты на посев составили 518 802 руб., экономия на непроизведенных расходах на уборку урожая подсолнечника — 124 227 руб. 64 коп.
Таким образом, упущенную выгоду в связи с гибелью подсолнечника следует признать обоснованной в сумме 1 012 332 руб. 25 коп.
С учетом изложенного общий размер убытков составил сумму 3 144 310 руб. 98 коп. убытков.
В соответствии с пунктом 3 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 24.03.2016 N 7 "О применении судами некоторых положений Гражданского кодекса Российской Федерации об ответственности за нарушение обязательств" должник не лишен права представить доказательства того, что упущенная выгода не была бы получена кредитором.
Каких-либо доказательств того, что истец собрал урожай с указанных им полей, на которых урожай был отражен как погибший, ответчик не представил.
Ссылка ответчика на недоказанность того, что коровы ответчика не могли уничтожить урожай на площади 405 га за указанный период времени (отсутствие причинно-следственной связи) несостоятельна.
В соответствии с пунктом 4 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 24.03.2016 N 7 "О применении судами некоторых положений Гражданского кодекса Российской Федерации об ответственности за нарушение обязательств" должник, опровергающий доводы кредитора относительно причинной связи между своим поведением и убытками кредитора, не лишен возможности представить доказательства существования иной причины возникновения этих убытков.
Согласно статье 71 АПК РФ арбитражный суд оценивает доказательства по своему внутреннему убеждению, основанному на всестороннем, полном, объективном и непосредственном исследовании имеющихся в деле доказательств. При этом арбитражный суд оценивает относимость, допустимость, достоверность каждого доказательства в отдельности, а также достаточность и взаимную связь доказательств в их совокупности.
Доказательства по делу судом первой инстанции оценены правильно, нарушений статей 67, 68, 71 АПК РФ не допущено. Оснований для иной оценки собранных по делу доказательств у суда апелляционной инстанции не имеется. Новых доказательств по делу, которые не были бы предметом рассмотрения арбитражного суда области, не представлено.
С учетом вышеизложенных обстоятельств и имеющихся в материалах дела доказательств, апелляционная инстанция приходит к выводу, что доводы апелляционных жалоб не содержат фактов, которые не были бы проверены и не учтены судом первой инстанции при рассмотрении дела, влияли бы на оценку законности и обоснованности обжалуемого решения, либо опровергали выводы арбитражного суда области, в связи с чем, признаются апелляционной коллегией несостоятельными.
При таких обстоятельствах обжалуемое решение следует оставить без изменения, а апелляционную жалобу — без удовлетворения.
Нарушений норм процессуального законодательства, являющихся в силу части 4 статьи 270 АПК РФ безусловным основанием для отмены принятых судебных актов, судом области допущено не было.
В силу статьи 110 АПК РФ государственная пошлина за подачу апелляционной жалобы относится на ее заявителя и возврату либо возмещению не подлежит.
Руководствуясь статьями 110, 266 — 271 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, суд

постановил:

Решение Арбитражного суда Воронежской области от 28.06.2016 по делу N А14-3037/2015 оставить без изменения, апелляционные жалобы общества с ограниченной ответственностью "Омега" (ОГРН 1023600605511, ИНН 3604013495), общества с ограниченной ответственностью "Таурус" (ОГРН 1097746587861, ИНН 7703707452) — без удовлетворения.
Постановление вступает в законную силу со дня его принятия и может быть обжаловано в кассационном порядке в Арбитражный суд Центрального округа в двухмесячный срок через арбитражный суд первой инстанции согласно части 1 статьи 275 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

Председательствующий судья Г.Н.КОРАБЛЕВА

Судьи Л.А.КОЛЯНЧИКОВА Н.Л.АНДРЕЕЩЕВА