Исходя из положений ст. 929 ГК РФ у страховщика возникает обязанность по выплате страхователю или выгодоприобретателю страхового возмещения при наступлении страхового случая. Поскольку события, которые привели к утрате застрахованного транспортного средства, произошли в результате угона транспортного средства, такое событие является страховым случаем

Постановление Девятнадцатого арбитражного апелляционного суда от 11.03.2008 по делу N А64-5709/07-8

(извлечение)

Резолютивная часть постановления объявлена 07.03.2008.
Постановление в полном объеме изготовлено 11.03.2008.
Девятнадцатый арбитражный апелляционный суд, рассмотрев в открытом судебном заседании апелляционную жалобу закрытого акционерного общества Г. на решение Арбитражного суда Тамбовской области от 24.12.2007 года по делу N А64-5709/07-8,

установил:

акционерный коммерческий банк Т. (открытое акционерное общество) (далее — АКБ Т., истец) обратился в арбитражный суд с иском к закрытому акционерному обществу Г. (далее — ЗАО Г., ответчик) о взыскании страхового возмещения в сумме 1 935 400 рублей.
В ходе рассмотрения дела судом первой инстанции ЗАО Г. предъявило к АКБ Т. встречный иск о признании договора страхования от 05.02.2007 г. недействительным.
Решением Арбитражного суда Тамбовской области от 24.12.2007 года требования АКБ Т. удовлетворены в полном объеме, встречные требования ЗАО Г. оставлены без удовлетворения.
Не согласившись с данным решением, ЗАО Г. обратилось в Девятнадцатый арбитражный апелляционный суд с апелляционной жалобой, в которой просит решение суда первой инстанции отменить.
Представитель ЗАО Г. доводы апелляционной жалобы поддержал, считает обжалуемое решение незаконным и необоснованным, полагает, что оно принято с нарушением норм материального права. Просит суд отменить решение Арбитражного суда Тамбовской области от 24.12.2007 г. и принять по делу новый судебный акт об отказе в удовлетворении исковых требований АКБ Т., просит встречный иск ЗАО Г. удовлетворить. На вопрос суда пояснил, что страховщик был введен в заблуждение тем, что страхователь не установил сигнализацию. Также пояснил, что при подписании акта осмотра сигнализация указанная в полисе отсутствовала.
Представители АКБ Т. против доводов апелляционной жалобы возражали по основаниям, изложенным в отзыве на апелляционную жалобу, считают обжалуемое решение законным и обоснованным, просят суд оставить его без изменений, а апелляционную жалобу без удовлетворения. Пояснили, что согласно условиям договора сигнализация должна быть установлена в будущем, при этом сроков установки в нем указано не было.
Выслушав объяснения лиц участвующих в деле, изучив материалы дела и доводы апелляционной жалобы, арбитражный апелляционный суд не находит оснований для отмены обжалуемого судебного акта.
Как следует из материалов дела и установлено судом первой инстанции, 05.02.2007 г. между АКБ Т. (страхователь) и ЗАО Г. филиал в городе Тамбове (страховщик) заключен договор страхования автотранспортного средства — автомобиль TOYOTA LAND CRUISER 100, 2006 г. выпуска, VIN JTEHTO5J002106234, государственный регистрационный знак N на условиях правил страхования Транспортных средств от 17.07.2006 года, страховой полис N ГС 95-ТСАК/035929.
Страховая сумма, подлежащая выплате при наступлении страхового случая, установлена в размере 1 935 400 рублей.
При страховании транспортного средства истец единовременно уплатил ответчику страховую премию в сумме 109 544 рублей.
Срок действия страхования транспортного средства согласно полису N ГС 95-ТСАК/035929 составляет с 05.02.2007 г. по 04.02.2008 г.
20.02.2007 года в период с 6.30 до 9.00 возле дома по адресу: г. Москва, бульвар Д., д. 11. не установленными лицами был совершен угон принадлежащего истцу автомобиля TOYOTA LAND CRUISER 100, 2006 г. выпуска, VIN JTEHTO5J002106234, государственный регистрационный знак N.
В этот же день истец обратился с заявлением об угоне автомобиля в органы внутренних дел г. Москвы ОВД района Северное Бутово. По факту угона автомобиля 20.02.2007 г. было возбуждено уголовное дело N 12636 по пп. "б" части 4 ст. 158 УК РФ.
В этот же день истец обратился с заявлением о наступлении страхового случая (угона) в Центральный офис ответчика.
13.03.2007 года истец передал ответчику документы для оформления выплаты в связи с наступлением страхового случая.
27.07.2007 г. в адрес истца от ответчика поступило уведомление N 174 от 26.07.2007 г. об отказе в выплате страхового возмещения, в связи с тем, что после заключения договора страхования страхователь не выполнил обязательство по оборудованию автомобиля охранно-противоугонным комплексом.
Данные обстоятельства послужили основанием для обращения АКБ Т. в арбитражный суд с настоящим иском.
По встречному иску ЗАО Г. просит признать договор страхования автотранспортного средства N ГС 95-ТСАК/035929 от 05.02.2007 года недействительным и применить последствия его недействительности — обратить в доход Российской Федерации 109 544 (сто девять тысяч пятьсот сорок четыре) рубля, являющихся страховой премией, полученной ЗАО Г. от АКБ Т.
Встречный иск ответчик обосновал тем, что, произведя оценку документов, ЗАО Г. запросило у АКБ Т. документы, подтверждающие наличие охранно-противоугонного оборудования. АКБ Т. письмом от 09.04.2007 г. N 01/1318 сообщил, что противоугонное оборудование "Автоконекс", которое им было указано в заявлении на страхование, только предполагалось установить, но установлено не было. Вместо данного устройства была установлена другая система — "Блэк-Бак", но документов, подтверждающих установку этого устройства предоставлено не было.
ЗАО Г. считает, что АКБ Т. не исполнил свои обязанности по договору страхования в нарушение ст. 310 ГК РФ и п. 9.2.6 правил страхования, а потому в соответствии с п. 9.4.10 правил страхования страховщик имеет право отказать страхователю в выплате страхового возмещения.
В соответствии с п. 3 ст. 944 ГК РФ и п. 5.6. правил страхования, ЗАО Г. во встречном иске просит признать договор страхования недействительным. По мнению ответчика, в связи с тем, что АКБ Т. не установил на застрахованное имущество противоугонное оборудование, сведения, сообщенные страхователем в заявлении на страхование транспортного средства от 05.02.2007 г. являются заведомо ложными.
Удовлетворяя требования АКБ Т. и оставляя встречные требования ЗАО Г. без удовлетворения, суд первой инстанции правомерно исходил из следующего.
Согласно п. 1 ст. 929 ГК РФ по договору имущественного страхования одна сторона (страховщик) обязуется за обусловленную договором плату (страховую премию) при наступлении предусмотренного в договоре события (страхового случая) возместить другой стороне (страхователю) или иному лицу, в пользу которого заключен договор (выгодоприобретателю), причиненные вследствие этого события убытки в застрахованном имуществе либо убытки в связи с иными имущественными интересами страхователя (выплатить страховое возмещение) в пределах определенной договором суммы (страховой суммы).
Исходя из положений вышеуказанной нормы материального права у страховщика возникает обязанность по выплате страхователю или выгодоприобретателю страхового возмещения при наступлении страхового случая.
В силу ст. 943 ГК РФ условия, на которых заключается договор страхования, могут быть определены в стандартных правилах страхования соответствующего вида, принятых, одобренных или утвержденных страховщиком либо объединением страховщиков (правилах страхования).
Согласно договору страхования транспортных средств от 05.02.2007 г. страхователь ознакомлен с правилами страхования транспортных средств от 17.07.2006 г.
Пунктом 3.2.1.7 указанных правил предусмотрен страховой случай — угон транспортного средства.
Пунктом 11.20 правил предусмотрены события не являющиеся страховыми случаями.
В рассматриваемом случае установлено, что события, которые привели к утрате застрахованного транспортного средства, произошли в результате угона транспортного средства, то есть в силу п. 3.2.1.7 правил такое событие является страховым случаем.
Факт наступления страхового случая документально подтвержден и ответчиком не оспаривается.
Согласно п. п. 1 и 2 ст. 943 Гражданского кодекса РФ условия, на которых заключается договор страхования, могут быть определены в стандартных правилах страхования соответствующего вида, принятых, одобренных или утвержденных страховщиком либо объединением страховщиков (правилах страхования).
Условия, содержащиеся в правилах страхования и не включенные в текст договора страхования (страхового полиса), обязательны для страхователя (выгодоприобретателя), если в договоре (страховом полисе) прямо указывается на применение таких правил и сами правила изложены в одном документе с договором (страховым полисом) или на его оборотной стороне либо приложены к нему. В последнем случае вручение страхователю при заключении договора правил страхования должно быть удостоверено записью в договоре.
Согласно п. 5.6. правил страхования: "Если после заключения договора страхования будет установлено, что страхователь сообщил заведомо ложные сведения об обстоятельствах, имеющих существенное значение для определения вероятности наступления страхового случая и размера возможных убытков от его наступления, страховщик вправе потребовать признания договора страхования недействительным и применения последствий его недействительности в соответствии с законодательством Российской Федерации, за исключением случая, когда обстоятельства, о которых умолчал страхователь, уже отпали".
В силу п. 3 ст. 944 ГК РФ если после заключения договора страхования будет установлено, что страхователь сообщил страховщику заведомо ложные сведения об обстоятельствах, указанных в пункте 1 настоящей статьи, страховщик вправе потребовать признания договора недействительным и применения последствий, предусмотренных пунктом 2 статьи 179 ГК РФ.
В соответствии со статьей 179 Гражданского кодекса РФ признание договора страхования недействительным на основании пункта 3 статьи 944 Гражданского кодекса РФ возможно только при условии сообщения страхователем заведомо ложных сведений, то есть совершения последним умышленных действий, направленных на обман своего контрагента по договору.
Как правильно указал суд первой инстанции при рассмотрении таких исков суду необходимо установить, имелся ли у страхователя умысел на обман страховщика при заключении договора страхования.
Обязанность доказывания наличия умысла страхователя при сообщении страховщику заведомо ложных сведений лежит на страховщике, обратившемся в суд с иском о признании сделки недействительной.
Доказательств, свидетельствующих о сообщении страхователем страховщику заведомо ложных сведений при заключении договора страхования не представлено.
Ссылка ЗАО Г. на то, что АКБ Т. не установил на застрахованное имущество противоугонное оборудование, указанное в заявлении на страховании, страховом полисе, и соответственно сведения, сообщенные страхователем в заявлении на страхование транспортного средства от 05.02.2007 г. являются заведомо ложными, не состоятельна по следующим основаниям.
Так оценка в совокупности собранных по делу доказательств, свидетельствует о том, что ЗАО Г. знало о том, каким средством противоугонной защиты оснащен автомобиль АКБ Т. о чем свидетельствует акт осмотра автомобиля от 07.02.07 г. Также ЗАО Г. было согласно, что противоугонное средство защиты указанное в заявлении на страхование, полисе будет установлено в будущем, о чем свидетельствует указание в уведомлении N 174 от 26.07.2007 г. об отказе в выплате страхового возмещения, на то, что договор страхования был подписан на условиях установки охранно-противоугонного комплекса "Автоконекс" и "Драгон", а также на то, что страхователь взял на себя обязательство по установке охранно-противоугонного комплекса "Автоконекс" и "Драгон".
Как правильно указал суд первой инстанции ни договор страхования от 05.02.2007 г., ни правила страхования не содержат условия о сроке установки страхователем противоугонной системы.
Таким образом, оснований для признания договора страхования от 05.02.07 г. недействительным в силу п. 3 ст. 944 ГК РФ нет.
Не следует из вышеизложенного и того, что АКБ Т. не исполнил свои обязанности, предусмотренные п. 9.2.6 правил страхования.
Соответственно оснований, предусмотренных статьей 963 ГК РФ для освобождения страховщика от выплаты страхового возмещения, не имеется.
Довод заявителя апелляционной жалобы о том, что сведения о противоугонных устройствах имеют существенное значение для определения вероятности наступления страхового случая, исследовался судом первой инстанции и ему дана надлежащая правовая оценка.
Довод заявителя апелляционной жалобы о том, что в материалах дела нет доказательств установки иммобилайзера, в момент заключения договора противоречит имеющейся в деле спецификации автомобиля.
Довод заявителя апелляционной жалобы о том, что иммобилайзер мог быть демонтирован, сломан и т.п., несостоятелен, так как не подтвержден соответствующими доказательствами.
Доводы заявителя апелляционной жалобы о том, что иммобилайзер — это стандартная штатная сигнализация, а противоугонная система "Автоконекс" относится к последнему поколению спутниковых систем, значительно снижающих вероятность хищения автомобиля, что ЗАО Г. не могло доказать, что установка сигнализации "Автоконекс" или иной другой сигнализации полностью гарантирует возможность угона, несостоятельны, так как не влияют на выводы суда первой инстанции исходя из представленных и оцененных в совокупности доказательств по делу.
Убедительных доводов, основанных на доказательственной базе и позволяющих отменить обжалуемый судебный акт, апелляционная жалоба не содержит, в связи с чем, удовлетворению не подлежит.
Руководствуясь пунктом 1 статьи 269, статьей 271 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, арбитражный апелляционный суд

постановил:

решение Арбитражного суда Тамбовской области от 24.12.2007 года по делу N А64-5709/07-8 оставить без изменения, а апелляционную жалобу закрытого акционерного общества Г. без удовлетворения.
Постановление вступает в законную силу со дня его принятия и может быть обжаловано в кассационном порядке в Федеральный арбитражный суд Центрального округа в срок, не превышающий двух месяцев со дня вступления в законную силу.