Требование: Об отмене актов о привлечении к административной ответственности по ч. 2 ст. 8.37 КоАП РФ

Постановление Двадцать первого арбитражного апелляционного суда от 09.11.2016 N 21АП-1890/2016 по делу N А84-1756/2016

Резолютивная часть постановления объявлена 01 ноября 2016 года.
Постановление изготовлено в полном объеме 09 ноября 2016 года.
Двадцать первый арбитражный апелляционный суд в составе председательствующего судьи Вахитова Р.С., судей Гонтаря В.И., Храмовой Е.В., при ведении протокола секретарем судебного заседания Букуевой М.А., рассмотрев в открытом судебном заседании апелляционную жалобу общества с ограниченной ответственностью "Крымская рыболовная компания" на решение Арбитражного суда города Севастополя от 06.09.2016 по делу N А84-1756/2016 (судья Александров А.Ю.), принятое по результатам рассмотрения
заявления общества с ограниченной ответственностью "Крымская рыболовная компания" (ОГРН 1149204001704; 299038, г. Севастополь, ул. Колобова, <…>),
к Службе в городе Балаклаве Пограничного управления ФСБ России по Республике Крым Федеральной службы безопасности Российской Федерации (299042, ул. Новикова, д. 1, г. Севастополь),
Федеральному государственному казенному учреждению "Пограничное управление Федеральной службы безопасности Российской Федерации по Республике Крым" (ОГРН 1149102002675; 295000, ул. Федотова, д. 27, г. Симферополь, Республика Крым),
об оспаривании постановления о привлечении к административной ответственности,
при участии в судебном заседании:
представителя общества с ограниченной ответственностью "Крымская рыболовная компания" — Борисова К.С. по доверенности от 17.08.2016 б/н;
представителя Федерального государственного казенного учреждения "Пограничное управление Федеральной службы безопасности Российской Федерации по Республике Крым" — Сергеева Е.С. по доверенности от 21.03.2016 N 21/312/68/258;
в отсутствие представителя Службы в городе Балаклаве Пограничного управления ФСБ России по Республике Крым Федеральной службы безопасности Российской Федерации,

установил:

общество с ограниченной ответственностью "Крымская рыболовная компания" (далее — заявитель, ООО "Крымская рыболовная компания", Общество) обратилось в Арбитражный суд города Севастополя с заявлением к Службе в г. Балаклаве Пограничного управления ФСБ России по Республике Крым Федеральной службы безопасности Российской Федерации (далее — административный орган) о признании незаконным и отмене постановления по делу об административном правонарушении N 9930-С/151-16 от 15.03.2016, которым общество привлечено к административной ответственности за совершение правонарушения, ответственность за которое предусмотрена частью 2 статьи 8.37 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях (далее — КоАП РФ) и ему назначено наказание в виде штрафа в размере 100 000,00 руб.
Определением Арбитражного суда города Севастополя от 28.06.2016 к участию в деле в качестве заинтересованного лица привлечено Федеральное государственное казенное учреждение "Пограничное управление Федеральной службы безопасности Российской Федерации по Республике Крым" (далее — административный орган).
Решением Арбитражного суда города Севастополя от 06.09.2016 в удовлетворении заявления отказано. При этом суд первой инстанции пришел к выводу о верной квалификации действий общества по части 2 статьи 8.37 КоАП РФ, доказанности вины общества в совершенном правонарушении, соблюдении административным органом срока давности привлечения общества к административной ответственности, отсутствии оснований для освобождения общества от административной ответственности ввиду малозначительности административного правонарушения, отсутствии оснований для назначения наказания в виде административного штрафа в размере менее минимального размера административного штрафа, предусмотренного соответствующей статьей.
Не согласившись с указанным судебным актом, Общество подало апелляционную жалобу, в которой просит отменить решение суда первой инстанции и принять по делу новый судебный акт, которым удовлетворить заявленные им требования. В обоснование апелляционной жалобы указывает, что ответственность за нарушение правил рыболовства должен нести капитан судна, а не Общество. Также указывает на неверную квалификацию действий по части 2 статьи 8.37 КоАП РФ вместо верной по части 2 статьи 8.17 КоАП РФ.
Определением от 30.09.2016 апелляционная жалоба принята к производству Двадцать первого арбитражного апелляционного суда, судебное заседание назначено на 01.11.2016.
От Федерального государственного казенного учреждения "Пограничное управление Федеральной службы безопасности Российской Федерации по Республике Крым" поступил отзыв на апелляционную жалобу, согласно которому оно поддерживает выводы суда первой инстанции, изложенные в обжалуемом решении, само решение просит оставить без изменения, а апелляционную жалобу — без удовлетворения.
В судебное заседание Служба в городе Балаклаве Пограничного управления ФСБ России по Республике Крым Федеральной службы безопасности Российской Федерации явку полномочного представителя не обеспечила, хотя о дате, месте и времени проведения судебного заседания была уведомлена надлежащим образом.
Учитывая надлежащее извещение лиц, участвующих в деле, о времени и месте судебного заседания путем направления копий определения о принятии апелляционной жалобы к производству и размещения текста определения на официальном сайте Двадцать первого арбитражного апелляционного суда в сети Интернет (http://21aas.arbitr.ru/), в соответствии с частью 1 статьи 123, частями 2, 3 статьи 156 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации (далее — АПК РФ), суд считает возможным рассмотреть дело в отсутствие не явившегося в судебное заседание представителя Службы в городе Балаклаве Пограничного управления ФСБ России по Республике Крым Федеральной службы безопасности Российской Федерации.
В судебном заседании представитель Общества поддержал апелляционную жалобу и просил ее удовлетворить по основаниям в ней изложенным. Представитель Федерального государственного казенного учреждения "Пограничное управление Федеральной службы безопасности Российской Федерации по Республике Крым" возражал против удовлетворения апелляционной жалобы, дал пояснения аналогичные изложенным в отзыве.
Законность и обоснованность решения суда первой инстанции проверены в порядке статей 266, 268 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации (далее — АПК РФ). При этом оснований для его отмены судом апелляционной инстанции не установлено.
Как следует из материалов дела и установлено судом, административным органом было установлено, что 11.08.2015 в рамках контрольно-проверочных мероприятий государственным инспектором РФ по ГК в сфере охраны морских биологических ресурсов отделения (погз) в г. Севастополе старшим лейтенантом Романовым В.А. было осмотрено судно СРТМ-К "Рыболов — 1" (далее — судно), прибывшее из района промысла — территориального моря Российской Федерации Черного моря, в ходе которого установлено, что судно осуществляло промысел с 02.08.2015 по 12.08.2015 согласно рейсовому заданию и на основании разрешения на добычу водных биологических ресурсов N 61 2015 01 0240 от 06.01.2015, выданного заместителем руководителя управления Сокол И.Г. Капитаном судна — должностным лицом ответственным за организационно-распорядительные функции и ответственным за промысел является Зайцев М.Н. (согласно приказу N б/н от 02.05.2015). Судовладельцем судна является ООО "Рыболовная Компания "Бухта удачи" (свидетельство о праве собственности, МР-1У N 0002627 от 02.10.2014), судно передано в пользование ООО "Крымская Рыболовная компания" на основании договора стандартного бербоут-чартера N 03/10/14 от 03.10.2011. Информация о промысловой деятельности судна отражалась в промысловом журнале N 61-05-0006/2015 и ежедневно передавалось капитаном судна Зайцевым М.Н. в установленном порядке в виде суточных судовых донесений (ССД). При проведении проверки установлено, что данные суточных судовых донесений не соответствовали промысловому журналу: по состоянию на 10.08.2015 указаны данные по промысловому журналу по строке "добыто (выловлено) водных биоресурсов с начала добычи за год": хамса (район добычи — Черное море, восточнее меридиана, проходящего через мыс Сарыч), то есть хамса восточная — 438 046,00 кг, хамса (район добычи — Черное море, западнее меридиана, проходящего через мыс Сарыч), то есть, хамса западная — 234 655,00 кг, данные указанные в судовых суточных донесениях (ССД) за 10.08.2015-448 217,00 кг (код "7", хамса восточнее мыса Сарыч) и 224 484,00 кг (код "7*", хамса западнее мыса Сарыч) соответственно. Государственным инспектором РФ по РК в сфере охраны МБР старшим лейтенантом Романовым В.А. 11.08.2015 в присутствии Зайцева М.Н. по факту вышеуказанного правонарушения был составлен протокол об административном правонарушении N 9593/596-15 в отношении капитана судна гражданина Зайцева М.Н., по признакам административного правонарушения, предусмотренного частью 2 статьи 8.37 КоАП РФ. Согласно постановлению административного органа от 24.08.2015 по делу N 9593/596-15 капитан судна — гражданин Зайцев М.Н. признан виновным в совершении административного правонарушения, предусмотренного частью 2 статьи 8.37 КоАП РФ и подвергнут наказанию в виде штрафа в размере 20 000,00 рубля. Законность указанного постановления была предметом рассмотрения в Ленинском районном суде города Севастополя и Севастопольском городском суде, в результате которых постановление о привлечении Зайцева М.Н. к административной ответственности оставлено без изменений. 24.02.2016 заместителем военного прокурора 309 военной прокуратуры Севастопольского гарнизона подполковником юстиции Монид А.В. в результате рассмотрения в порядке прокурорского надзора материалов дела об административном правонарушении в отношении капитана судна Зайцева М.Н., вынесено постановление о возбуждении дела об административном правонарушении, предусмотренного частью 2 статьи 8.37 КоАП РФ, в отношении юридического лица — ООО "Крымская рыболовная компания". Специалистом по административному производству группы дознания и административной практики Службы в г. Балаклаве ПУ ФСБ России по Республике Крым старшим лейтенантом юстиции Бурлаковым С.И. 15.03.2016 на основании материалов дела об административном правонарушении в присутствии законного представителя общества — директора Якимец И.А. вынесено постановление, которым ООО "Крымская рыболовная компания" признано виновным в совершении административного правонарушения, ответственность за которое установлена частью 2 статьи 8.37 КоАП РФ, и ему назначено наказание в виде административного штрафа в размере 100 000,00 рубля без конфискации судна и других орудий добычи (вылова) водных биологических ресурсов. Заявитель, не согласившись с данным постановлением, обратилась в Арбитражный суд города Севастополя с заявлением о признании его не законным и отмене, в удовлетворении которого решением суда первой инстанции от 06.09.2016 было отказано.
Указанное послужило причиной обращения Общества в Двадцать первый арбитражный апелляционный суд с апелляционной жалобой на решение.
Апелляционная коллегия считает, что, рассматривая заявление по существу, суд первой инстанции правомерно отказал в его удовлетворении, исходя из следующего.
В соответствии с пунктами 1 и 2 статьи 43.1 Федерального закона от 20.12.2004 N 166-ФЗ "О рыболовстве и сохранении водных биологических ресурсов" (далее — Закон N 166-ФЗ) Правила рыболовства являются основой осуществления рыболовства и сохранения водных биоресурсов, и обязательны для исполнения юридическими лицами и гражданами, осуществляющими рыболовство, и иную связанную с использованием водных биоресурсов деятельность.
Пункт 9 статьи 1 Закона N 166-ФЗ определяет понятие рыболовства как деятельность по добыче водных биологических ресурсов (далее — ВБР), приемке, обработке, перегрузке, транспортировке, хранению и выгрузке уловов ВБР, производству рыбной и иной продукции из ВБР.
Согласно пункту 4 статьи 43.1 Закона N 166-ФЗ Правила рыболовства обязательны для исполнения юридическими лицами и гражданами, осуществляющими рыболовство и иную связанную с использованием водных биоресурсов деятельность.
Приказом Министерства сельского хозяйства Российской Федерации от 01.08.2013 N 293 утверждены "Правила рыболовства для Азово-Черноморского рыбохозяйственного бассейна" (далее — Правила рыболовства), которые регламентируют деятельность российских юридических лиц, индивидуальных предпринимателей и граждан, осуществляющих рыболовство в Азовском море, а также во внутренних водах Российской Федерации, в том числе во внутренних морских водах Российской Федерации, территориальном море Российской Федерации, на континентальном шельфе Российской Федерации и в исключительной экономической зоне Российской Федерации в Черном море, в пределах районов, указанных в пункте 2 Правил рыболовства, и иностранных юридических лиц и граждан, осуществляющих рыболовство в соответствии с законодательством Российской Федерации и международными договорами Российской Федерации.
В соответствии с п. 3 Правил рыболовства данные правила регламентируют добычу (вылов) водных биоресурсов в целях осуществления промышленного рыболовства, в том числе прибрежного рыболовства, рыболовства в научно-исследовательских и контрольных целях, рыболовства в учебных и культурно-просветительских целях, рыболовства в целях рыбоводства, воспроизводства и акклиматизации водных биоресурсов, любительского и спортивного рыболовства.
Пунктом 9 Правил рыболовства установлено, что при осуществлении видов рыболовства, указанных в пункте 3 Правил рыболовства (за исключением любительского и спортивного рыболовства), пользователи, в частности, ведут документацию, отражающую ежедневную рыбопромысловую деятельность: промысловый журнал — в соответствии с Приложением N 4, а при производстве рыбной и иной продукции из водных биоресурсов — технологический журнал, а также приемо-сдаточные документы, подтверждающие сдачу либо приемку уловов водных биоресурсов.
Согласно пункту 9.1 Правил рыболовства юридические лица и индивидуальные предприниматели обеспечивают раздельный учет улова и приемки по видам водных биоресурсов, указание весового (размерного) соотношения видов в улове, орудий добычи (вылова) и мест добычи (вылова) (район, подрайон, промысловая зона, квадрат) в промысловом журнале и других отчетных документах, представляют в территориальные органы Росрыболовства сведения о добыче (вылове) водных биоресурсов.
В соответствии с п. 9.3 Правил рыболовства, капитан судна с главным двигателем мощностью более 55 киловатт и валовой вместимостью более 80 регистровых тонн при осуществлении добычи (вылова) водных биоресурсов в Азовском море, а также во внутренних морских водах Российской Федерации, территориальном море Российской Федерации, в исключительной экономической зоне Российской Федерации и на континентальном шельфе Российской Федерации в Черном море:
— ежедневно подает в установленном порядке судовые суточные донесения (ССД) о рыбопромысловой деятельности (кроме рыболовства, осуществляемого индивидуальными предпринимателями и юридическими лицами во внутренних водах, за исключением внутренних морских вод Российской Федерации). Значения показателей и реквизитов, включаемые в ССД, должны строго соответствовать судовому, промысловому и технологическому журналам. Заверенные подписью и печатью капитана копии ССД должны храниться на судне в течение одного года с даты подачи донесения;
— обеспечивает целостность и полноту базы ССД, передаваемых в Новороссийский филиал Федерального государственного бюджетного учреждения "Центр системы мониторинга рыболовства и связи".
Судовое суточное донесение (ССД) — это подаваемое в адрес регионального информационного центра донесение (информация), содержащее информацию о результатах работы судна за прошедшие отчетные сутки, исчисляемые по судовому времени, заполняемое на основании записей в соответствующих журналах и документах, по состоянию на 24:00 судового времени. ССД передают с судов в региональный информационный центр каждые сутки. В случае обнаружения ошибок в составлении ССД или искажения информации ССД может корректироваться и повторно направляться в региональный информационный центр.
Как следует из п. 13.3 Правил рыболовства, при осуществлении рыболовства в частности запрещается юридическим лицам и индивидуальным предпринимателям вести учет и представлять сведения о добыче (вылове) водных биоресурсов с искажением фактических размеров улова, его видового состава, используемых орудий добычи (вылова), сроков, видов использования и способов добычи (вылова), а также без указания района добычи (вылова) или с указанием неверного наименования района добычи (вылова).
Таким образом, Общество, осуществляя деятельность по добыче водных биологических ресурсов (рыболовство) во внутренних морских вод Российской Федерации, обязано соблюдать указанные выше требования, в частности отражать в промысловом журнале и ежедневно передавать в установленном порядке в виде суточных судовых донесений (ССД) информацию об улове водных биоресурсов. При этом информация, отраженная в промысловом журнале, и информация, переданная в виде ССД, должны соответствовать друг другу.
Согласно материалам дела, проверкой установлено, что данные ССД не соответствовали данным, содержащимся в промысловом журнале N 61-05-0006/2015: по состоянию на 10.08.2015 указаны данные по промысловому журналу по строке "добыто (выловлено) водных биоресурсов с начала добычи за год": хамса (район добычи — Черное море, восточнее меридиана, проходящего через мыс Сарыч), то есть хамса восточная — 438 046,00 кг, хамса (район добычи — Черное море, западнее меридиана, проходящего через мыс Сарыч), то есть, хамса западная — 234 655,00 кг, данные указанные в судовых суточных донесениях (ССД) за 10.08.2015 — 448 217,00 кг (код "7", хамса восточнее мыса Сарыч) и 224 484,00 кг (код "7*", хамса западнее мыса Сарыч) соответственно. Указанное является нарушением указанных выше пунктов 9.3, 13.3 Правил рыболовства. Данное обстоятельство представителем заявителя не оспаривается и подтверждается материалами дела об административном правонарушении N 9930-С/151-16 (в том числе протоколом об административном правонарушении в отношении Зайцева М.Н. от 11.08.2015, актом осмотра судна от 11.08.2015, промысловым журналом регистрационный номер N 61-05-00061/2015, копиями судовых суточных донесений).
Статьей 52 Закона N 166-ФЗ установлено, что, лица, совершившие правонарушения в области рыболовства и сохранения водных биоресурсов, несут ответственность в соответствии с законодательством Российской Федерации.
Ответственность за нарушение правил рыболовства установлена частью 2 статьи 8.17 КоАП РФ и частью 2 статьи 8.37 КоАП РФ. В рассматриваемом деле действия общества квалифицированы административным органом по части 2 статьи 8.37 КоАП РФ. В свою очередь Общество считает данную квалификацию ошибочной и полагает, что действия должны быть квалифицированы по части 2 статьи 8.17 КоАП РФ. Относительно указанного апелляционная коллегия отмечает следующее.
Частью 2 ст. 8.17 КоАП РФ установлена административная ответственность за нарушение правил добычи (вылова) водных биологических ресурсов и иных правил, регламентирующих осуществление промышленного рыболовства, прибрежного рыболовства и других видов рыболовства во внутренних морских водах, в территориальном море, на континентальном шельфе и в исключительной экономической зоне Российской Федерации, которое влечет наложение административного штрафа на юридических лиц — от двукратного до трехкратного размера стоимости водных биологических ресурсов, явившихся предметом административного правонарушения, с конфискацией судна и иных орудий совершения административного правонарушения или без таковой.
Частью 2 ст. 8.37 КоАП РФ установлена административная ответственность за нарушение правил, регламентирующих рыболовство, за исключением случаев, предусмотренных частью 2 статьи 8.17 настоящего Кодекса.
Таким образом, объективная сторона административного правонарушения, предусмотренного частью 2 статьи 8.17 КоАП РФ, состоит в нарушении правил добычи (вылова) водных биоресурсов во внутренних морских водах, в территориальном море, на континентальном шельфе и в исключительной экономической зоне Российской Федерации. Объективная сторона административного правонарушения, предусмотренного частью 2 статьи 8.37 КоАП РФ, состоит в нарушении правил добычи (вылова) водных биоресурсов во всех остальных случаях.
Территория Черного моря, восточнее меридиана, проходящего через мыс Сарыч и западнее меридиана, проходящего через мыс Сарыч, является внутренними морскими водами Российской Федерации.
В пункте 5 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 17.02.2011 N 11 "О некоторых вопросах применения Особенной части Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях" разъяснено, что часть 2 статьи 8.17 КоАП РФ устанавливает ответственность лиц за нарушение правил рыболовства и иных правил добычи (вылова) водных биологических ресурсов во внутренних морских водах, в территориальном море, на континентальном шельфе и в исключительной экономической зоне Российской Федерации. Частью 2 статьи 8.37 КоАП РФ установлена ответственность за нарушение правил рыболовства и иных правил добычи (вылова) водных биологических ресурсов, за исключением случаев, предусмотренных частью 2 статьи 8.17 КоАП РФ. Нарушение правил добычи (вылова) водных биологических ресурсов вне внутренних морских вод, территориального моря, континентального шельфа и исключительной экономической зоны Российской Федерации, то есть на таких водных объектах, как реки, ручьи, каналы, озера, пруды, обводненные карьеры, водохранилища (статья 5 Водного кодекса Российской Федерации), подлежит квалификации в соответствии с частью 2 статьи 8.37 КоАП РФ. Часть 2 статьи 8.37 КоАП РФ подлежит применению также к правонарушениям, совершенным в пределах морских пространств, которые не являются внутренними морскими водами, территориальным морем, континентальным шельфом, исключительной экономической зоной Российской Федерации, а их правовой режим устанавливается специальными международными договорами Российской Федерации, как это имеет место, например, в отношении Каспийского моря. Указанное также согласуется с разъяснениями, данными в пункте 7 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 23.11.2010 N 27 "О практике рассмотрения дел об административных правонарушениях, связанных с нарушением правил добычи (вылова) водных биологических ресурсов и иных правил, регламентирующих осуществление промышленного, прибрежного и других видов рыболовства".
Однако в том же пункте 7 постановления Пленума от 23.11.2010 N 27 Верховный Суд Российской Федерации разъяснил, что действия (бездействие) лиц, осуществляющих рыболовство в пределах внутренних морских вод, территориального моря, континентального шельфа, исключительной экономической зоны Российской Федерации, также могут быть квалифицированы по части 2 статьи 8.37 КоАП РФ, если будет установлено, что указанными лицами нарушены правила добычи (вылова) водных биоресурсов и (или) иные правила осуществления рыболовства, однако водные биоресурсы не обнаружены.
Как следует из пояснений административного органа, изложенных, в том числе, в отзыве на апелляционную жалобу, при проведении проверки на борту осматриваемого судна были обнаружены водные биологические ресурсы — шпроты и килька, в то время как установленное правонарушение заключается в недостоверном отображении в промысловом журнале сведений относительно хамсы, которая при проведении проверки на судне обнаружена не была. Указанное обстоятельство Обществом не опровергается.
Учитывая необнаружение водных биоресурсов — хамсы, недостоверное отображение объемов вылова которой в промысловом журнале по отношению к ССД является нарушением пунктов 9.3, 13.3 Правил рыболовства, действия Общества верно квалифицированы административным органом по части 2 статьи 8.37 КоАП РФ.
Таким образом довод Общества о неверной квалификации действий по части 2 статьи 8.37 КоАП РФ вместо части 2 статьи 8.17 отклоняется апелляционной коллегией как основанный на неверном толковании закона.
В апелляционной жалобе Общество также указывает на отсутствие его вины во вменяемом ему правонарушении, поскольку составление и направление ССД входит в обязанности капитана судна.
Суд апелляционной инстанции считает данный довод Общества несостоятельным на основании следующего.
Как следует из п. 13.3 Правил рыболовства, при осуществлении рыболовства в частности запрещается юридическим лицам и индивидуальным предпринимателям вести учет и представлять сведения о добыче (вылове) водных биоресурсов с искажением фактических размеров улова, его видового состава, используемых орудий добычи (вылова), сроков, видов использования и способов добычи (вылова), а также без указания района добычи (вылова) или с указанием неверного наименования района добычи (вылова).
То есть в Правилах рыболовства ответственность за предоставление сведений о добыче (вылове) водных биологических ресурсов с искажением фактических данных возложена конкретно на юридическое лицо, осуществляющее рыболовство.
При этом согласно части 2 статьи 2.1 КоАП РФ, юридическое лицо признается виновным в совершении административного правонарушения, если будет установлено, что у него имелась возможность для соблюдения правил и норм, за нарушение которых предусмотрена административная ответственность, но данным лицом не были приняты все зависящие от него меры по их соблюдению. Привлечение к административной или уголовной ответственности физического лица не освобождает от административной ответственности за данное правонарушение юридическое лицо (ч. 3 ст. 2.1 КоАП РФ). То есть в соответствии с частью 3 статьи 2.1 КоАП РФ в случае совершения юридическим лицом административного правонарушения и выявления конкретных должностных лиц, по вине которых оно было совершено (статья 2.4 КоАП РФ), допускается привлечение к административной ответственности по одной и той же норме как юридического лица, так и указанных должностных лиц (пункт 15 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 24.03.2005 N 5 "О некоторых вопросах, возникающих у судов при применении Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях").
Как разъяснено в пункте 16.1 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 2 июня 2004 г. N 10 "О некоторых вопросах, возникших в судебной практике при рассмотрении дел об административных правонарушениях", при рассмотрении дел об административных правонарушениях следует учитывать, что понятие вины юридических лиц раскрывается в части 2 статьи 2.1 КоАП РФ. При этом в отличие от физических лиц в отношении юридических лиц КоАП РФ формы вины (статья 2.2 КоАП РФ) не выделяет. Следовательно, и в тех случаях, когда в соответствующих статьях Особенной части КоАП РФ возможность привлечения к административной ответственности за административное правонарушение ставится в зависимость от формы вины, в отношении юридических лиц требуется лишь установление того, что у соответствующего лица имелась возможность для соблюдения правил и норм, за нарушение которых предусмотрена административная ответственность, но им не были приняты все зависящие от него меры по их соблюдению (часть 2 статьи 2.1 КоАП РФ). Обстоятельства, указанные в части 1 или части 2 статьи 2.2 КоАП РФ, применительно к юридическим лицам установлению не подлежат.
Суд первой инстанции пришел к верному выводу, что все действия юридического лица опосредованы и выражаются в действиях тех должностных лиц (работников), которые в силу закона, трудового договора, учредительных и иных документов представляют это лицо в отношениях с третьими лицами и выступают от его имени, принимают решения и осуществляют управление. Все действия работника юридического лица рассматриваются как действия этого лица.
Материалами дела подтверждается, что на дату совершения вменяемого Обществу административного правонарушения капитан судна Зайцев М.Н. состоял в трудовых отношениях с ООО "Крымская рыболовная компания", являлся его должностным лицом, действовал от имени и в интересах Общества.
Так, в соответствии с пунктами "б", "в", "г" части 5 Устава о дисциплине работников рыбопромыслового флота Российской Федерации, утвержденного Постановлением Правительства Российской Федерации N 708 от 21.09.2000, работодатель обязан: организовать трудовую деятельность работников в соответствии с законами и иными нормативными правовыми актами Российской Федерации; осуществлять контроль за соблюдением законов и иных нормативных правовых актов Российской Федерации по вопросам, в том силе, ведения промысла; нести ответственность в соответствии с законодательством Российской Федерации.
Учитывая изложенное, апелляционная коллегия поддерживает вывод суда первой инстанции о том, что Общество, обладая всеми необходимыми организационно-распорядительными и административно-хозяйственными полномочиями в отношении использования и производственной эксплуатации судна, было обязано правильно организовать труд своих работников и принять все зависящие меры по соблюдению капитаном и экипажем судна требований действующего законодательства и Правил рыболовства, но не сделало этого.
При этом суд отмечает, что вступая в правоотношения в области охраны водных биологических ресурсов, Общество должно было в силу публичной известности и доступности не только знать о существовании обязанностей, отдельно установленных для каждого вида правоотношений, но и обеспечить их выполнение, то есть проявить необходимую и достаточную степень заботливости и осмотрительности в целях надлежащего исполнения своих обязанностей и требований закона.
Доказательств принятия заявителем исчерпывающих мер, направленных на недопущение совершения административного правонарушения, равно как и доказательств невозможности соблюдения требований пунктов 9.3, 13.3 Правил рыболовства в силу чрезвычайных событий и обстоятельств, которые оно не могло предвидеть и предотвратить при соблюдении той степени заботливости и осмотрительности, которая от него требовалась, последним в материалы дела не представлено, что в свою очередь применительно к части 2 статьи 2.1 КоАП РФ свидетельствует о наличии вины Общества во вмененном ему административном правонарушении.
Таким образом, судом первой инстанции сделан правомерный вывод о наличии в деяниях заявителя события вмененного ему правонарушения, ответственность за которое установлена частью второй статьи 8.37 КоАП РФ, что соответствует фактическим обстоятельствам дела и представленным доказательствам.
Иных доводов, способных повлечь отмену обжалуемого судебного акта, апелляционная жалоба не содержит.
Суд апелляционной инстанции не выявил процессуальных нарушений, исключающих привлечение Общества к административной ответственности в соответствии с вмененной квалификацией, права и интересы привлекаемого лица соблюдены на всех стадиях административного производства.
Также является верным вывод суда первой инстанции об отсутствие оснований для признания совершенного административного правонарушения малозначительным как это предусмотрено статьей 2.9 КоАП РФ.
Постановление о привлечении Общества к административной ответственности вынесено в пределах срока, предусмотренного ст. 4.5 КоАП РФ.
Ввиду указанного принятое по делу законное и обоснованное решение суда первой инстанции отмене не подлежит.
Руководствуясь статьями 266, 268, пунктом 1 статьи 269, статьей 271 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, суд

постановил:

решение Арбитражного суда города Севастополя от 06 сентября 2016 года по делу N А84-1756/2016 оставить без изменения, а апелляционную жалобу — без удовлетворения.
Постановление вступает в законную силу с момента его принятия и может быть обжаловано в Арбитражный суд Центрального округа в срок, не превышающий двух месяцев со дня его принятия в порядке, установленном статьей 275 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

Председательствующий судья Р.С.ВАХИТОВ

Судьи В.И.ГОНТАРЬ Е.В.ХРАМОВА