Обстоятельства: Постановлением удовлетворена жалоба на постановление заместителя Генерального прокурора РФ в части отмены акта о выдаче лица правоохранительным органам иностранного государства для уголовного преследования. Определение ВС РФ: Постановление оставлено без изменения, так как выдача лица может повлечь нарушение требований ст. 3 Конвенции о защите прав человека, ст. 7 Международного пакта о гражданских и политических правах и ст. 3 Конвенции против пыток и других жестоких, бесчеловечных или унижающих достоинство видов обращения и наказания от 10.12.1984, поскольку имеются серьезные основания полагать, что в иностранном государстве лицо может быть подвергнуто пыткам либо бесчеловечному или унижающему его достоинство обращению

Апелляционное определение Верховного Суда РФ от 30.01.2017 N 82-АПУ17-1

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:
председательствующего Тимошина Н.В.,
судей Борисова О.В., Эрдыниева Э.Б.,
при секретаре Воронине М.А.,
рассмотрела в открытом судебном заседании апелляционное представление заместителя прокурора Курганской области Ураимова К.А. на постановление Курганского областного суда от 30 ноября 2016 года, по которому постановление заместителя Генерального прокурора Российской Федерации от 24 октября 2016 года о выдаче
Талибаева Д.А., <…>
для привлечения к уголовной ответственности по ч. ч. 1, 2, 3 ст. 233 УК Кыргызской Республики признано незаконным и отменено.
Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Борисова О.В., выступление прокурора Генеральной прокуратуры Российской Федерации Коловайтеса О.Э., поддержавшего доводы апелляционного представления, объяснения Талибаева Д.А., его защитника — адвоката Пуховой В.В., просивших постановление суда оставить без изменения, а апелляционное представление — без удовлетворения, Судебная коллегия

установила:

постановлением прокурора Базар-Коргонского района Джалал-Абадской области Кыргызской Республики от 13 июня 2010 года возбуждено уголовное дело по признакам преступлений, предусмотренных п. п. 4, 6, 9, 10, 16 ч. 2 ст. 97, ч. 2 ст. 299, п. п. 2, 3 ч. 4 ст. 233, ст. 340 УК Кыргызской Республики.
5 ноября 2013 года следователем СО УВД <…> области по данному уголовному делу вынесено постановление о привлечении Талибаева Д.А. в качестве обвиняемого в совершении преступлений, предусмотренных п. п. 1, 3 ч. 2 ст. 299, ч. ч. 1, 2, 3 ст. 233 УК Кыргызской Республики.
Постановлением Джалал-Абадского городского суда Кыргызской Республики от 6 ноября 2013 года в отношении Талибаева Д.А. избрана мера пресечения в виде заключения под стражу, он объявлен в розыск.
18 октября 2015 года Талибаев Д.А. задержан на территории Курганской области и заключен под стражу. Впоследствии срок его содержания под стражей постановлениями судьи Курганского городского суда Курганской области неоднократно продлевался. 28 октября 2016 года на основании постановления прокурора г. Кургана Талибаев Д.А. из-под стражи освобожден.
17 ноября 2015 года Генеральная прокуратура Кыргызской Республики обратилась в Генеральную прокуратуру Российской Федерации с запросом о выдаче Талибаева Д.А. для привлечения к уголовной ответственности по п. п. 1, 3 ч. 2 ст. 299, ч. ч. 1, 2, 3 ст. 233 УК Кыргызской Республики. При этом гарантировала, что в соответствии с нормами международного права и уголовного законодательства Кыргызской Республики Талибаеву Д.А. будут предоставлены все возможности для защиты, включая юридическую помощь адвокатов; он не будет без согласия Генеральной прокуратуры Российской Федерации выдан, передан или выслан третьему государству, привлечен к уголовной ответственности, подвергнут наказанию за совершенное до его выдачи преступление, за которое он не был выдан; не будет подвергаться пыткам, жестоким, бесчеловечным и унижающим достоинство видам обращения или наказания; запрос о его выдаче не имеет цели его преследования по политическим мотивам, расовой принадлежности, национальности, вероисповеданию или политическим взглядам; после окончания судебного разбирательства и отбытия наказания в случае вынесения обвинительного приговора он сможет свободно покинуть территорию Кыргызской Республики; после его передачи будет обеспечена возможность посещения его российскими дипломатическими представителями по месту содержания его под стражей и разговора с ним без свидетелей.
Постановлением заместителя Генерального прокурора Российской Федерации от 24 октября 2016 года запрос Генеральной прокуратуры Кыргызской Республики о выдаче Талибаева Д.А. для привлечения к уголовной ответственности по ч. ч. 1, 2, 3 ст. 233 УК Кыргызской Республики за массовые беспорядки удовлетворен. Этим же постановлением отказано в выдаче Талибаева Д.А. для привлечения к уголовной ответственности по п. п. 1, 3 ч. 2 ст. 299 УК Кыргызской Республики за возбуждение национальной, расовой, религиозной или межрегиональной вражды.
По жалобам Талибаева Д.А. и защитника Пуховой В.В. 30 ноября 2016 года Курганским областным судом вынесено постановление, согласно которому постановление заместителя Генерального прокурора Российской Федерации в части выдачи Талибаева Д.А. правоохранительным органам Кыргызской Республики для привлечения к уголовной ответственности по ч. ч. 1, 2, 3 ст. 233 УК Кыргызской Республики, признано незаконным и отменено.
В апелляционном представлении заместитель прокурора Курганской области Ураимов К.А. просит постановление Курганского областного суда от 30 ноября 2016 года отменить, жалобы Талибаева Д.А. и защитника Пуховой В.В. на постановление прокурора оставить без удовлетворения, а постановление заместителя Генерального прокурора Российской Федерации от 24 октября 2016 года в отношении Талибаева Д.А. признать законным и обоснованным. В обоснование указывает, что сроки давности по обвинению, предъявленному Талибаеву Д.А., не истекли. Обращает внимание, что Генеральной прокуратурой Кыргызской Республики представлены гарантии в отношении Талибаева Д.А. о преследовании его только за преступление общеуголовного характера без дискриминации по мотивам национальности, с предоставлением возможности для защиты, он не будет подвергаться пыткам и бесчеловечному обращению. Кроме того, в имеющихся материалах отсутствуют сведения о наличии риска для Талибаева Д.А. в случае его выдачи быть подвергнутым пыткам, бесчеловечному или унижающему человеческое достоинство обращению или наказанию. Не представлено таких сведений Талибаевым Д.А. и его защитником в ходе проведения экстрадиционной проверки. Обращает внимание, что Талибаеву Д.А. в Российской Федерации отказано в предоставлении статуса беженца. Согласно информации Министерства Юстиции России, уведомления Европейского Суда по правам человека о рассмотрении жалоб Талибаева Д.А. или применении в отношении него обеспечительных мер в соответствии с правилом 39 Регламента ЕСПЧ не поступали. Препятствий к выдаче Талибаева Д.А. не имеется, так как получены дополнительные гарантии, что после передачи Талибаева Д.А. к нему будет обеспечен доступ российских дипломатов.
В возражениях на апелляционное представление защитник Талибаева Д.А. — адвокат Пухова В.В. просит оставить постановление Курганского областного суда от 30 ноября 2016 года без изменения, апелляционное представление прокурора — без удовлетворения.
Проверив материалы, обсудив доводы апелляционного представления, Судебная коллегия приходит к следующим выводам.
Основания отмены или изменения судебного решения в апелляционном порядке установлены в п. 2 ч. 1 ст. 389.15 УПК РФ.
Таких нарушений судом первой инстанции не допущено.
В силу ч. 1 ст. 462 УПК РФ Российская Федерация в соответствии с международным договором Российской Федерации или на основе принципа взаимности может выдать иностранному государству иностранного гражданина или лицо без гражданства, находящихся на территории Российской Федерации, для уголовного преследования или исполнения приговора за деяния, которые являются уголовно наказуемыми по уголовному закону Российской Федерации и законам иностранного государства, направившего запрос о выдаче лица.
В соответствии со ст. 7 Международного пакта о гражданских и политических правах от 16 декабря 1966 года, в толковании Комитета ООН по правам человека, ст. 3 Конвенции против пыток и других жестоких, бесчеловечных или унижающих достоинство видов обращения и наказания от 10 декабря 1984 года, лицо не подлежит выдаче в случае, если имеются серьезные основания полагать, что в запрашивающем государстве оно может быть подвергнуто не только пыткам, но и бесчеловечному либо унижающему человеческое достоинство обращению или наказанию.
В п. 14 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 14 июня 2012 года N 11 "О практике рассмотрения судами вопросов, связанных с выдачей лиц для уголовного преследования или исполнения приговора, а также передачей лиц для отбывания наказания" указано, что по смыслу ст. ст. 7, 15, ч. 3 ст. 463, ст. 464 УПК РФ, ст. 3 Конвенции против пыток и других жестоких, бесчеловечных или унижающих достоинство видов обращения и наказания, ст. 3, 11 Европейской Конвенции о выдаче при рассмотрении жалобы на решение о выдаче, обязанность обоснования обстоятельств, свидетельствующих об отсутствии серьезных оснований полагать, что к лицу могут быть применены пытки, бесчеловечное или унижающее человеческое достоинство обращение или наказание, а также, что лицо может подвергнуться преследованию по признаку национальности, возлагается на органы прокуратуры Российской Федерации.
С учетом положений вышеуказанных международных договоров, участницей которых является и Российская Федерация, лицо не подлежит выдаче при наличии серьезных оснований полагать, что в запрашивающем государстве оно может быть подвергнуто пыткам либо бесчеловечному или унижающему его достоинство обращению, в том числе в связи с преследованием по признаку расы, вероисповедания, гражданства, национальности, принадлежности к определенной социальной группе или по политическим убеждениям.
Согласно представленному материалу Талибаев Д.А. обвиняется, в частности, в том, что, являясь узбеком по национальности и одним из лидеров узбекской диаспоры <…> района <…> области, совместно с другими лицами узбекской национальности на почве межнациональной розни и вражды организовал и участвовал 13 июня 2010 года у с. <…> в массовых беспорядках, сопровождавшихся нападением и применением насилия в отношении сотрудников правоохранительных органов и других граждан.
Принимая решение по жалобе Талибаева Д.А. и его защитника суд обоснованно учел сведения, содержащиеся в Заключительных замечаниях Комитета ООН по ликвидации расовой дискриминации по рассмотрению периодических докладов Кыргызстана в феврале 2013 года, Комитета ООН против пыток по рассмотрению второго периодического доклада Кыргызстана в ноябре 2013 года, Комитета ООН по правам человека по рассмотрению второго периодического доклада Кыргызстана в марте 2014 года, а также ряде решений Европейского Суда по правам человека (постановления "К. и М. против Российской Федерации" от 17 июля 2014 года, "М. против Российской Федерации" от 24 июля 2014 года, "Т. против Российской Федерации" от 22 октября 2015 года, "R. против Российской Федерации" от 26 января 2016 года), в которых указано, что в Кыргызской Республике существует предвзятое отношение к этническим узбекам при осуществлении уголовного судопроизводства и жестокое обращение с ними со стороны сотрудников правоохранительных органов, а также отсутствие полных и объективных расследований заявлений о пытках, необоснованных задержаниях и незаконном применении насилия.
Так, в постановлениях "М. против Российской Федерации" и "R. против Российской Федерации" Европейский Суд по правам человека указал, что ситуация на юге Кыргызской Республики характеризовалась пытками и иным жестоким обращением с этническими узбеками со стороны сотрудников правоохранительных органов, и такое обращение усилилось после событий июня 2010 года, оставалось широко распространенным и бесконтрольным, усугубляясь безнаказанностью сотрудников указанных органов. При этом различные доклады единодушно описывали предвзятое отношение по национальному признаку в расследованиях, преследовании, осуждении и наказаниях в отношении этнических узбеков, обвиненных и осужденных в связи с событиями в <…> области, а также отсутствие полных и эффективных расследований многочисленных утверждений о пытках и жестоком обращении со стороны правоохранительных органов Кыргызской Республики, произвольных задержаниях и избыточном применении силы против узбеков, предположительно причастных к событиям июня 2010 года.
При оценке гарантий соблюдения прав Талибаева Д.А., представленных Генеральной прокуратурой Кыргызской Республики, суд принял во внимание выводы Европейского Суда по правам человека, содержащиеся в постановлениях "К. и М. против Российской Федерации", "М. против Российской Федерации", о том, что гарантии, предоставляемые Российской Федерации властями Кыргызской Республики, не могут исключать угрозы жестокого обращения с указанными лицами в данном государстве, поскольку Кыргызская Республика не является участницей Конвенции о защите прав человека и основных свобод, и ее власти не демонстрируют наличие эффективной системы правовой защиты против пытки, которая была бы эквивалентом системы, требуемой от государств, являющихся участниками данной Конвенции. Хотя предоставленные гарантии выглядят как формально обязательные для властей Кыргызской Республики, с учетом неблагоприятной информации о соблюдении прав человека на юге страны, имеются серьезные основания сомневаться в соблюдении этих гарантий на практике. Кроме того, власти Кыргызской Республики не демонстрируют, что обязательство гарантировать доступ к лицам, в отношении которых принято решение о выдаче, дипломатических сотрудников Российской Федерации обеспечило бы эффективную защиту от запрещенного обращения практически, поскольку не установлено, что эти сотрудники имеют опыт, требуемый для эффективного контроля соблюдения властями Кыргызской Республики своих обязательств, и их потенциальное участие не подкрепляется практическим механизмом, который, например, устанавливал бы процедуру, позволявшую подать им жалобы, или процедуру для их неограниченного доступа к пенитенциарным учреждениям.
Кроме того, в постановлении "R. против Российской Федерации" Европейский Суд по правам человека также констатировал, что произошедшие в последние годы в Кыргызской Республике такие изменения, как ратификация Международных документов в сфере прав человека, парламентские и президентские выборы, хотя и являются благоприятными, однако недостаточны для кардинального улучшения общей ситуации с правами человека в стране.
Более того, как видно из решения УФМС России по Курганской области от 29 декабря 2015 года, по информации МИД России, в Кыргызской Республике имеют место факты нарушения прав человека со стороны властей. Жалобы на действия органов власти (в том числе судебной), органов МВД представляют основной предмет обращений в Консульский отдел Посольства России.
Доводы апелляционного представления о том, что в материалах не имеется, а Талибаевым Д.А. и его защитником не представлено сведений о наличии риска ненадлежащего обращения с Талибаевым Д.А. в случае его выдачи, нельзя признать состоятельными, поскольку в соответствии с позицией, выраженной Европейским Судом по правам человека в постановлениях "К. и М. против Российской Федерации", "R. против Российской Федерации", ввиду широкого применения властями Кыргызской Республики в отношении этнических узбеков, обвинявшихся в причастности к межэтническим столкновениям в <…> области, пыток и жестокого обращения в целях получения их признания, они принадлежат к особо уязвимой группе, члены которой обычно подвергаются в Кыргызской Республике обращению, запрещенному ст. 3 Конвенции о защите прав человека, и от них не требуется, чтобы они дополнительно демонстрировали наличие особых характерных деталей и индивидуальных обстоятельств, подкрепляющих их опасения по поводу такого обращения.
Как следует из положений ст. 46 Конвенции по правам человека и ст. 1 Федерального закона от 30 марта 1998 года N 54-ФЗ "О ратификации Конвенции о защите прав человека и основных свобод и Протоколов к ней", правовые позиции Европейского Суда по правам человека, которые содержатся в его окончательных постановлениях, принятых в отношении Российской Федерации, являются обязательными для судов и должны учитываться при применении не только данной Конвенции и Протоколов к ней, но и иных международных договоров Российской Федерации.
Принимая во внимание изложенные выше сведения, содержащиеся в документах Комитетов ООН, Европейского Суда по правам человека, о ситуации в запрашивающей стране и личную ситуацию Талибаева Д.А., суд пришел к правильному выводу о том, что его выдача может повлечь нарушение требований ст. 3 Конвенции о защите прав человека, ст. 7 Международного пакта о гражданских и политических правах и ст. 3 Конвенции против пыток и других жестоких, бесчеловечных или унижающих достоинство видов обращения и наказания от 10 декабря 1984 года, поскольку имеются серьезные основания полагать, что в Кыргызской Республике он может быть подвергнут пыткам либо бесчеловечному или унижающему его достоинство обращению, а предоставленные Генеральной прокуратурой Кыргызской Республики и содержащиеся в запросе о выдаче Талибаева Д.А. гарантии сами по себе не являются достаточными для обеспечения надлежащей защиты Талибаева Д.А. от риска жестокого обращения, поскольку в настоящее время имеются серьезные сомнения в том, что местные органы выполнят их на практике.
Решение Управления ФМС России по Курганской области, которым Талибаеву Д.А. отказано в признании беженцем и предоставлении ему временного убежища на территории Российской Федерации, не свидетельствует об обратном.
Отсутствие уведомления Европейского Суда по правам человека о рассмотрении жалоб Талибаева Д.А. или применении в отношении него обеспечительных мер в соответствии с правилом 39 Регламента ЕСПЧ, вопреки доводам апелляционного представления, не свидетельствуют о незаконности вынесенного решения.
При таких обстоятельствах судом принято правильное решение о признании постановления о выдаче Талибаева Д.А. незаконным и о его отмене, в связи с чем Судебная коллегия оснований к удовлетворению апелляционного представления не усматривает.
На основании изложенного, и руководствуясь ст. ст. 389.20, 389.28, 389.33 УПК РФ, Судебная коллегия

определила:

постановление Курганского областного суда от 30 ноября 2016 года в отношении Талибаева Д.А. оставить без изменения, а апелляционное представление — без удовлетворения.