Требование: О признании незаконными действий по приостановлению договора о предоставлении услуг с использованием системы дистанционного банковского обслуживания и расторжению данного договора, обязании восстановить нарушенное право путем предоставления доступа к услуге операций по электронной системе

Обстоятельства: В связи с совершением операций сомнительного характера банк уведомил общество о блокировке доступа к соответствующей услуге.
Решение: В удовлетворении требования отказано, поскольку блокирование денежных средств не производилось, общество могло распоряжаться в полной мере своими денежными средствами, находящимися на расчетном счете в банке, в безналичном порядке.

Постановление Арбитражного суда Восточно-Сибирского округа от 21.12.2016 N Ф02-6615/2016 по делу N А19-261/2016

Резолютивная часть постановления объявлена 20 декабря 2016 года.
Полный текст постановления изготовлен 21 декабря 2016 года.
Арбитражный суд Восточно-Сибирского округа в составе:
председательствующего Рудых А.И.,
судей: Белоножко Т.В., Качукова С.Б.,
при участии в открытом судебном заседании представителей: общества с ограниченной ответственностью "САНДАЛ" — Дубикова А.М. (доверенность от 11.01.2016), Гамаюновой Н.В. (доверенность от 11.01.2016), публичного акционерного общества "Сбербанк России" — Ощепковой Т.П. (доверенность от 09.02.2016),
рассмотрев кассационную жалобу общества с ограниченной ответственностью "САНДАЛ" на постановление Четвертого арбитражного апелляционного суда от 19 августа 2016 года по делу N А19-261/2016 Арбитражного суда Иркутской области (суд апелляционной инстанции: Бушуева Е.М., Капустина Л.В., Макарцев А.В.),

установил:

общество с ограниченной ответственностью "САНДАЛ" (ОГРН 1153850030619, ИНН 3849054107, далее — истец, ООО "САНДАЛ", общество) обратилось в Арбитражный суд Иркутской области с иском к публичному акционерному обществу "Сбербанк России" в лице Иркутского отделения Сберегательного Банка России N 8586 (ОГРН 1027700132195, ИНН 7707083893, далее — ответчик, ПАО "Сбербанк России", банк) о признании незаконными действий по приостановлению договора о предоставлении ООО "САНДАЛ" услуг с использованием системы дистанционного банковского обслуживания АС "Сбербанк Бизнес ОнЛайн" от 17.07.2015 с 30.12.2015 и расторжению данного договора с 30.01.2016, а также обязании ПАО "Сбербанк России" в лице Иркутского отделения Сберегательного Банка России N 8586 восстановить нарушенное право ООО "САНДАЛ" путем предоставления доступа к услуге операций по системе "Сбербанк Бизнес ОнЛайн".
Решением Арбитражного суда Иркутской области от 05 мая 2016 года иск удовлетворен в полном объеме, распределены судебные расходы.

Судебный акт принят со ссылкой на статьи 12, 425 (пункт 1), 845 (пункты 1, 3), 849, 858 (часть 2) Гражданского кодекса Российской Федерации, статью 7 (пункт 1.1 части 1, части 2, 5.4, 14) Федерального закона от 07.08.2001 N 115-ФЗ "О противодействии легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма" (далее — Закон N 115-ФЗ), пункты 4.9, 4.15, 5.9, 5.9.1, 5.9.2, приложение N 1 Правил внутреннего контроля в целях противодействия легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма от 30.12.2014 N 881-8-р (далее — Правила N 881-8-р), разъяснения, содержащиеся в Письме Центрального банка Российской Федерации от 26.12.2005 N 16-Т "Об усилении работы по предотвращению сомнительных операций кредитных организаций" и мотивирован недоказанностью ответчиком сомнительности операций.
Постановлением Четвертого арбитражного апелляционного суда от 19 августа 2016 года решение суда первой инстанции отменено, в иске отказано со ссылкой на вышеуказанные нормы права, а также на статьи 310, 407 (пункт 2), 450 (пункт 3), 779 (пункт 1), 782, 779 (пункт 1), 782 Гражданского кодекса Российской Федерации, пункты 2.7, 3, 19, 8.3 Условий предоставления системы дистанционного обслуживания ОАО "Сбербанк России" юридическим лицам, индивидуальным предпринимателям и физическим лицам, занимающимся частной практикой в порядке, установленном законодательством Российской Федерации (далее — Условия предоставления ДБО).
В кассационной жалобе ООО "САНДАЛ" просит постановление апелляционного суда отменить, оставить в силе решение суда первой инстанции.
По мнению заявителя кассационной жалобы, действия банка по одностороннему расторжению договора являются противоправными; выводы банка о сомнительности операций не подтверждены доказательствами; согласование истцом спорных операций с банком до их проведения доказывает отсутствие сомнений в их законности.
ПАО "Сбербанк России" в отзыве на кассационную жалобу ее доводы отклонило, ссылаясь на их несостоятельность.
Присутствующие в судебном заседании представители истца и ответчика подтвердили доводы и возражения, изложенные в кассационной жалобе и отзыве на нее.
Проверив в порядке главы 35 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации правильность применения арбитражными судами норм материального и соблюдение норм процессуального права, соответствие выводов судов о применении норм права установленным ими по делу обстоятельствам и имеющимся в деле доказательствам и, исходя из доводов кассационной жалобы и возражений относительно нее, суд кассационной инстанции приходит к следующим выводам.
17.07.2015 ООО "САНДАЛ" обратилось в ПАО "Сбербанк России" с заявлением о присоединении к договору — конструктору (правилам банковского обслуживания), в соответствии с которым оно оформляется при одновременном заключении договора-конструктора, открытии расчетного счета в рублях Российской Федерации и иностранной валюте, присоединении клиента к обслуживанию данного счета в рамках Пакета услуг и заключении договора о предоставлении услуг с использованием системы дистанционного обслуживания "Сбербанк Бизнес Онлайн" (далее — услуга ДБО).
В результате мероприятий внутреннего контроля уполномоченными сотрудниками банка установлено зачисление крупных денежных сумм от различных контрагентов на счета общества и последующее их снятие в наличной форме: всего за период с 01.10.2015 по 28.12.2015 89% расходных операций ООО "Сандал" было направлено на снятие денежных средств в наличной форме, в связи с чем сделано заключение о классификации операций ООО "Сандал" в качестве подозрительной сделки.
В связи с совершением операций сомнительного характера банк уведомил общество о блокировке доступа к услуге ДБО с 30.01.2016, указав, что до этой даты предоставление услуги приостановлено.
Ссылаясь на нарушение прав и законных интересов ООО "САНДАЛ" в связи с отказом банка от предоставления услуг ДБО, общество обратилось в арбитражный суд с рассматриваемым исковым заявлением.
Из содержания искового заявления следует, что его предметом являются требования: о признании незаконными действий банка по приостановлению и последующему расторжению договора о предоставлении услуг ДБО, обязании восстановить нарушенное право путем предоставления доступа к указанной услуге.
Поскольку дистанционное банковское обслуживание было предоставлено клиенту путем заключения между сторонами договора на предоставление дистанционного банковского обслуживания, суд апелляционной инстанции правильно квалифицировал спорный договор дистанционного банковского обслуживания как договор возмездного оказания услуг, регулируемый нормами главы 39 Гражданского кодекса Российской Федерации.
В соответствии со статьями 309, 310 Гражданского кодекса Российской Федерации обязательства должны исполняться надлежащим образом в соответствии с условиями обязательства и требованиями закона, иных правовых актов. Односторонний отказ от исполнения обязательства и одностороннее изменение его условий не допускаются, за исключением случаев, предусмотренных законом.
Пунктом 8.4.3 Условий предоставления ДБО банку предоставлено право в одностороннем порядке расторгнуть договор дистанционного банковского обслуживания при проведении клиентом сомнительных операций путем письменного уведомления клиента о расторжении договора без соблюдения тридцатидневного срока, исчисляемого в календарных днях.
По утверждению Банка расходные операции по расчетному счету общества приостановлены на основании положений законодательства о противодействии легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма.
Законом N 115-ФЗ регулируются отношения граждан Российской Федерации, иностранных граждан и лиц без гражданства, организаций, осуществляющих операции с денежными средствами или иным имуществом, а также государственных органов, осуществляющих контроль на территории Российской Федерации за проведением операций с денежными средствами или иным имуществом, в целях предупреждения, выявления и пресечения деяний, связанных с легализацией (отмыванием) доходов, полученных преступным путем, и финансированием терроризма (статья 2).
Статьей 7 Закона N 115-ФЗ определены права и обязанности организаций, осуществляющих операции с денежными средствами или иным имуществом. В пункте 2 указанной статьи установлено, что организации, осуществляющие операции с денежными средствами или иным имуществом, обязаны в целях предотвращения легализации (отмывания) доходов, полученных преступным путем, и финансирования терроризма разрабатывать правила внутреннего контроля, назначать специальных должностных лиц, ответственных за реализацию правил внутреннего контроля, а также принимать иные внутренние организационные меры в указанных целях; документально фиксировать информацию, полученную в результате реализации указанных правил, и сохранять ее конфиденциальный характер.
Здесь же приведены основания документального фиксирования информации, а также указано, что правила внутреннего контроля разрабатываются с учетом требований, утверждаемых Правительством Российской Федерации, а для кредитных организаций — Центральным банком Российской Федерации по согласованию с уполномоченным органом, и утверждаются руководителем организации.
В соответствии с названным положением, Банком России установлены требования к правилам внутреннего контроля кредитной организации в целях противодействия легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма, отраженные в Положении от 02.03.2012 N 375-П (далее — Положение N 375-П).
На основании Положения N 375-П в ПАО "Сбербанк России" утверждены Правила N 881-8-р, регулирующие все аспекты внутреннего контроля, в том числе выявление сомнительных операций, порядок принятия решения по ним, признаки сомнительных операций, информирование уполномоченного органа и др.
Так, в пункте 5.2 Положения N 375-П предусмотрено, что решение о квалификации (не квалификации) операции клиента в качестве подозрительной операции кредитная организация принимает самостоятельно на основании имеющейся в ее распоряжении информации и документов, характеризующих статус и деятельность клиента, осуществляющего операцию.
Согласно пункту 2.17.2 Правил N 881-8-р основаниями для документального фиксирования информации являются: запутанный или необычный характер сделки, не имеющей очевидного экономического смысла или очевидной законной цели; несоответствие сделки целям деятельности организации установленным учредительными документами этой организации; выявление неоднократного совершения операций (сделок), характер которых дает основание полагать, что целью их осуществления является уклонение от процедур обязательного контроля; совершение операции, сделки клиентом, в отношении которого уполномоченным органом в Банк направлен либо ранее направлялся запрос, предусмотренный подпунктом 5 пункта 1 статьи 7 Закона N 115-ФЗ; отказ клиента от совершения разовой операции, в отношении которой у работников банка возникают подозрения, что указанная операция осуществляется в целях легализации (отмывания) доходов, полученных преступным путем, или финансирования терроризма; иные обстоятельства, дающие основания полагать, что операции (сделки) осуществляются в целях легализации (отмывания) доходов, полученных преступным путем, или финансирования терроризма. Приложением N 4 Правил N 881-8-р установлены признаки, указывающие на необычный (сомнительный) характер операций (сделок).
Судом апелляционной инстанции установлено, что при анализе операций общества у банка возникли подозрения, что операции обладают признаками, указывающими на необычный характер операции (сделки), в результате чего клиенту присвоен уровень риска "повышенный".
К клиентам с названным уровнем риска в соответствии с пунктом 4.15 Правил N 881-8-р применяется такая мера как приостановление оказания услуги по ДБО.
В свою очередь, общество ни банку, ни в дальнейшем, в судебное разбирательство, не представило достаточных сведений для определения экономического смысла проводимых по счету операции, а документы, послужившие основанием для совершения спорных операций, представленные истцом в ответ на запрос банка, не устраняли характер их подозрительности.
По результатам анализа условий договора и действий банка, судом апелляционной инстанции сделан обоснованный вывод о том, что банк воспользовался своим правом на расторжение договора в одностороннем порядке, закрепленным в пункте 8.3 договора, уведомив при этом своего контрагента за 30 дней до даты расторжения договора.
Кроме того, судом также принято во внимание, что блокирование денежных средств не производилось, общество могло распоряжаться в полной мере своими денежными средствами, находящимися на расчетном счете в банке, в безналичном порядке.
Установив, что, действия банка по приостановлению услуги ДБО и последующему расторжению договора дистанционного банковского обслуживания правомерны, не противоречат нормативно-правовому регулированию отношений сторон, суд апелляционной инстанции сделал правильный вывод об отсутствии оснований для удовлетворения иска.
Довод заявителя кассационной жалобы о том, что спорные операции заранее были известны банку и с ним согласованы, не изменяет правового регулирования действий банка и вывода апелляционного суда о правомерности действий банка.
Выводы суда апелляционной инстанции соответствуют содержанию имеющихся в деле доказательств, при оценке которых положения статей 65, 71 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации не нарушены.
Нарушений норм процессуального права, являющихся в силу части 4 статьи 288 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации безусловными основаниями для отмены принятого судебного акта, кассационным судом не установлено.
По результатам рассмотрения кассационной жалобы Арбитражный суд Восточно-Сибирского округа приходит к выводу о том, что обжалуемый судебный акт основан на полном и всестороннем исследовании имеющихся в деле доказательств, принят с соблюдением норм материального и процессуального права, в связи с чем, на основании пункта 1 части 1 статьи 287 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации подлежит оставлению без изменения.
Расходы по уплате государственной пошлины за кассационное рассмотрение дела, на основании статьи 110 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации подлежат отнесению на заявителя кассационной жалобы.
Руководствуясь статьями 274, 286 — 289 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Арбитражный суд Восточно-Сибирского округа

постановил:

Постановление Четвертого арбитражного апелляционного суда от 19 августа 2016 года по делу N А19-261/2016 Арбитражного суда Иркутской области оставить без изменения, кассационную жалобу — без удовлетворения.
Постановление вступает в законную силу со дня его принятия и может быть обжаловано в Судебную коллегию Верховного Суда Российской Федерации в срок, не превышающий двух месяцев со дня его принятия, в порядке, предусмотренном статьей 291.1 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

Председательствующий А.И.РУДЫХ

Судьи Т.В.БЕЛОНОЖКО С.Б.КАЧУКОВ