Требование: О взыскании законных процентов

Обстоятельства: На основании договора агент закупал нефтепродукты, обеспечивал их доставку, помещал на хранение, открывал кредитные линии для пополнения оборотных средств для закупки мазута. Расходы агента принципал возмещал по факту представления документов, подтверждающих такие расходы. Агент считает, что принципал обязан оплатить ему законные проценты за период пользования его денежными средствами с момента оплаты по договорам с третьими лицами.
Решение: Требование удовлетворено, так как правоотношения сторон складывались по принципу коммерческого кредитования, обязанность по оплате законных процентов наступила после перечисления агентом денежных средств третьим лицам.

Постановление Арбитражного суда Дальневосточного округа от 23.01.2017 N Ф03-6357/2016 по делу N А24-2094/2016

Резолютивная часть постановления объявлена 17 января 2017 года.
Полный текст постановления изготовлен 23 января 2017 года.
Арбитражный суд Дальневосточного округа в составе:
Председательствующего судьи: Головниной Е.Н.
Судей: Никитина Е.О., Шведова А.А.
при участии:
от истца: Луханиной С.А. — представителя по доверенности от 27.12.2016,
от ответчика: Гордиенко С.В. — представителя по доверенности от 16.01.2017,
рассмотрев в проведенном с использованием систем видеоконференц-связи судебном заседании кассационную жалобу акционерного общества "Камчатэнергосервис"
на решение Арбитражного суда Камчатского края от 21.07.2016, постановление Пятого арбитражного апелляционного суда от 19.10.2016
по делу N А24-2094/2016
по иску государственного унитарного предприятия Камчатского края "Камчатэнергоснаб" (ОГРН 1084101004074, ИНН 4100005345, место нахождения: 684090, Камчатский край, г. Вилючинск, ул. Мира, 16)
к акционерному обществу "Камчатэнергосервис" (ОГРН 1114101003719, ИНН 4101145793, место нахождения: 684090, Камчатский край, г. Вилючинск, ул. Мира, 16)
о взыскании 393 213 руб. 55 коп.
Государственное унитарное предприятие Камчатского края "Камчатэнергоснаб" (далее — ГУП "Камчатэнергоснаб", истец) обратилось в Арбитражный суд Приморского края с исковым заявлением к акционерному обществу "Камчатэнергосервис" (далее — АО "Камчатэнергосервис", ответчик) о взыскании 393 213,55 руб. законных процентов.
Решением Арбитражного суда Камчатского края от 21.07.2016, оставленным без изменения постановлением Пятого арбитражного апелляционного суда от 19.10.2016, исковые требования удовлетворены в полном объеме.
В кассационной жалобе ответчик просит состоявшиеся по делу решение от 21.07.2016 и постановление от 19.10.2016 отменить, дело направить на новое рассмотрение в суд первой инстанции. По мнению заявителя, судами неверно истолкованы статьи 317.1, 1001, 1005, 1006, 1008 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее — ГК РФ), поскольку обязательство по уплате законных процентов, предусмотренное статьей 317.1 ГК РФ возникает с момента составления (двустороннего подписания) и принятия принципалом агентского отчета, подтверждающего выполнение агентом действий в интересах принципала и фиксирующего этот факт для обеих сторон агентского договора, а не с момента фактического перечисления истцом денежных средств третьим лицам по сделкам, совершенным в интересах принципала. Вывод судов о том, что ответчик понимал и фактически соглашался с тем, что обязанность по уплате законных процентов возникнет у него после перечисления агентом денежных средств третьи лицам полагает основанным на ошибочном толковании положений пункта 3.3 агентского договора, учитывая ненаправление истцом в адрес ответчика готовых к подписанию с третьими лицами договоров для установления ответчиком точной даты перечисления агентом денежных средств третьим лицам, кроме того в материалы дела не представлен кредитный договор, по которому агенту открыта кредитная линия с целью пополнения оборотных средств ответчика для закупки топлива. В этой связи неверна оценка судами правоотношений сторон как отношений, сложившихся по принципу коммерческого кредитования. Применение апелляционным судом разъяснений, содержащихся в проекте постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 24.03.2016 N 7 о периоде начисления процентов по статье 317.1 ГК РФ считает неправомерным. Судами не дана оценка обстоятельству, при котором ответчик мог и владеть денежными средствами истца, фактически не зная о том, что указанные денежные средства находятся у него во владении и пользовании, не имея реальной возможности этими денежными средствами распоряжаться. Ссылку суда первой инстанции на постановление Пятого арбитражного апелляционного суда от 24.06.2016 по делу N А24-5265/2015 считает необоснованной, поскольку в рассмотренном по указанному делу споре отношения сторон сложились в рамках договора поставки товара (поставщик-покупатель), в то время как в данном споре отношения сторон сложились в рамках агентского договора (агент-принципал).
ГУП "Камчатэнергоснаб" в письменном отзыве на жалобу представило возражения в отношении доводов ответчика, отмечает, что ответчик, поручив истцу организацию поставки с учетом перечисления денежных средств на расчетный счет агента в сроки, указанные в договорах с третьими лицами, понимал, что обязанность по оплате законных процентов наступит именно после перечисления агентом денежных средств третьим лицам и фактически с этим соглашался, принимая во внимание, что в нарушение положений пункта 3.3 агентского договора заблаговременно не перечислили агенту денежные средства, необходимые для исполнения данных агенту поручений. Также указывает, что действующая в период с 01.06.2015 по 31.07.2016 редакция статьи 317.1 ГК РФ указывала на право кредитора получить с должника проценты на сумму долга за период пользования денежными средствами, то есть фактически действовала презумпция возмездности любого коммерческого денежного обязательства.
В заседании суда Арбитражного суда Дальневосточного округа, проведенном с применением системы видеоконференц-связи при содействии Арбитражного суда Камчатского края, представитель АО "Камчатэнергосервис" настаивал на отмене обжалуемого судебного акта по приведенным в кассационной жалобе доводам. Представитель истца высказался согласно представленному отзыву в поддержку обжалуемых судебных актов, которые просил оставить в силе.
Проверив законность решения от 21.07.2016 и постановления от 19.10.2016, с учетом доводов кассационной жалобы, отзыва на нее и выступлений участников процесса, Арбитражный суд Дальневосточного округа приходит к следующему.
Как установлено судебными инстанциями по материалам дела, спор между сторонами возник из правоотношений, оформленных агентским договором от 10.07.2015 N 37 между ГУП "Камчатэнергоснаб" как агентом и АО "Камчатэнергосервис" как принципалом, предметом которого является выполнение агентом по письменному поручению принципала юридических и иных действий по закупке нефтепродуктов, его сопровождение в пути следования и доставке. Согласно данному договору принципал обязан уплатить агенту агентское вознаграждение и возместить понесенные расходы, связанные с выполнением поручений в порядке и сроки предусмотренные разделом 3 договора.
Также судами по материалам дела установлено, что агент по поручениям ответчика закупал нефтепродукты, обеспечивал их доставку, помещал на хранение, открывал кредитные линии для пополнения оборотных средств общества для закупки мазута. Расходы агента на выполнение поручений принципала возмещались последним по факту представления документов, подтверждающих такие расходы.
Сославшись на обязанность принципала уплатить законные проценты, предусмотренные статьей 317.1 ГК РФ за период пользования денежными средствами агента, считая такое пользование начавшимся с момента оплаты по договорам с третьими лицами и рассчитав проценты за период с дат оплат по 31.12.2015 (с учетом возмещения ответчиком расходов по отдельным оплатам ранее этой даты), ГУП "Камчатэнергоснаб" обратилось в арбитражный суд с настоящим исковым требованием.
По общему правилу пункт 1 статьи 317.1. ГК РФ (в редакции, действующей в период заключения агентского договора, до 01.08.2016) кредитор по денежному обязательству, сторонами которого являются коммерческие организации, имеет право на получение с должника процентов на сумму долга за период пользования денежными средствами. При отсутствии в договоре условия о размере процентов их размер определяется ставкой рефинансирования Банка России, действовавшей в соответствующие периоды (законные проценты).
Исходя из разъяснений, изложенных в пункте 53 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 24.03.2016 N 7 "О применении судами некоторых положений Гражданского кодекса Российской Федерации об ответственности за нарушение обязательств" (далее — Постановление N 7) в отличие от процентов, предусмотренных пунктом 1 статьи 395 ГК РФ, проценты, установленные статьей 317.1 ГК РФ, не являются мерой ответственности, а представляют собой плату за пользование денежными средствами. В связи с этим при разрешении споров о взыскании процентов суду необходимо установить, является требование истца об уплате процентов требованием платы за пользование денежными средствами (статья 317.1 ГК РФ) либо требование заявлено о применении ответственности за неисполнение или просрочку исполнения денежного обязательства (статья 395 ГК РФ). Начисление с начала просрочки процентов по статье 395 ГК РФ не влияет на начисление процентов по статье 317.1 ГК РФ.
Таким образом, из буквального содержания статьи 317.1 ГК РФ в указанной редакции, следует, что данная норма действует, если законом или договором, заключенным между кредитором и должником в денежном обязательстве, не предусмотрен иной порядок уплаты и размер процентов за период пользования денежными средствами или предусмотрено освобождение должника от уплаты процентов.
При отсутствии возражений сторон о праве агента потребовать от принципала уплаты законных процентов, спорным является момент возникновения обязательства принципала оплатить агенту законные проценты. Период процентов, по мнению истца, подлежит исчислению с момента фактического перечисления им денежных средств третьим лицам, а не с момента подписания и принятия принципалом агентского отчета, подтверждающего выполнение агентом действий в интересах принципала, как полагает ответчик.
Судебные инстанции установили, что исходя из пунктов 2.1, 3.3 агентского договора агент, исполняя поручения принципала, наделен правом вступать в гражданско-правовые отношения с третьими лицами по согласованию с принципалом, при этом денежные средства, необходимые агенту для исполнения поручений принципала, перечисляются последним на расчетный счет агента в сроки, указанные в согласованных принципалом договорах с третьими лицами. Между тем фактически истец выполнял поручения ответчика за свой счет, что также предусмотрено договором, а затем денежные средства, затраченные истцом, возмещались принципалом агенту. В этой связи суды пришли к выводу о том, что правоотношения сторон складывались по принципу коммерческого кредитования. Обязанность по оплате законных процентов наступила после перечисления агентом денежных средств третьим лицам, поскольку принципал, давая агенту поручения на организацию поставки посредством заключения договоров с третьими лицами, с учетом условий договора, должен был исходить из того, что обязательство возместить истцу понесенные им расходы, связанные с выполнением поручения и, как следствие, обязанность по оплате законных процентов наступит именно после перечисления агентом своих/привлеченных денежных средств третьим лицам и фактически с этим соглашался, несмотря на то, что он заранее не мог знать о дате фактического перечисления агентом денежных средств третьим лицам по совершенным в интересах принципала сделкам.
Суд кассационной инстанции соглашается с приведенным судами нижестоящих инстанций обоснованием правомерности требований истца, принимая во внимание следующее.
Суть всякого денежного обязательства, на которое в том числе подлежит начисление законных процентов по статье 317.1 ГК РФ, состоит в фактической уплате денежных средств.
Поскольку содержание денежного обязательства по смыслу гражданского права составляет право одного лица (кредитора) требовать уплаты денежной суммы и соответствующая ему обязанность другого лица (должника) уплатить эту сумму, принципал, согласовав условие пункта 3.3 агентского договора о необходимости перечисления агенту денежных средств для исполнения его поручений, на расчетный счет агента в сроки, указанные в согласованных принципалом договорах с третьими лицами, и фактически не выполнив данную обязанность авансирования услуг агента по закупке нефтепродуктов, принял на себя риск взыскания с него не являющихся санкцией законных процентов за период пользования денежными средствами агента, оплаченных последним третьим лицам в интересах принципала.
Довод заявителя о том, что ответчик владел денежными средствами истца, фактически не зная о том, что они находятся у него во владении и пользовании, при этом принципал не имел реальной возможности этими денежными средствами распоряжаться, подлежит отклонению как основанный на неверном толковании понятия денежного обязательства.
Пункт 3.5 агентского договора, предусматривающий, что затраты агента по привлечению собственных денежных средств возмещаются принципалом в течение 15 календарных дней с момента предоставления доказательств произведения агентом расходов, вопреки мнению подателя жалобы не свидетельствует о возможности начисления процентов по статье 317.1 ГК РФ только с момента подписания агентского отчета. Данный пункт договора позволяет квалифицировать исполнение принципалом обязательства как надлежащее либо ненадлежащее и, как следствие, наложить на него санкции в случае ненадлежащего исполнения.
Доводы кассационной жалобы о несогласии с данной апелляционным судом оценкой условий агентского договора и представленных истцом документов касаются исследования обстоятельств спора и по существу направлены на иную оценку выводов судебных инстанций относительно установленных обстоятельств и доказательств по делу, что в силу норм главы 35 АПК РФ не допускается в суде кассационной инстанции, поскольку оценка доказательств и обстоятельств спора относится к компетенции судов первой и апелляционной инстанций.
Иные приведенные в кассационной жалобе доводы правового значения для разрешения настоящего спора не имеют и на правильность принятых по делу судебных актов не влияют.
С учетом изложенного оснований для удовлетворения кассационной жалобы нет, обжалуемые судебные акты следует оставить в силе.
Руководствуясь статьями 286 — 289 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Арбитражный суд Дальневосточного округа

постановил:

решение Арбитражного суда Камчатского края от 21.07.2016, постановление Пятого арбитражного апелляционного суда от 19.10.2016 по делу N А24-2094/2016 оставить без изменения, кассационную жалобу — без удовлетворения.
Постановление вступает в законную силу со дня его принятия и может быть обжаловано в Судебную коллегию Верховного Суда Российской Федерации в срок, не превышающий двух месяцев со дня его принятия, в порядке, предусмотренном статьей 291.1 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

Председательствующий судья Е.Н.ГОЛОВНИНА

Судьи Е.О.НИКИТИН А.А.ШВЕДОВ