Требование: Об изменении кредитного договора в части срока его окончания, размера процентов за пользование кредитом, установления ежемесячного платежа, об утверждении нового графика

Обстоятельства: Заемщик ссылается на то, что ему поставлен онкологический диагноз, но банк отказал в реструктуризации кредита путем снижения суммы выплат с продлением его срока и предоставления льготного периода гашения, кредитных каникул.
Решение: Требование удовлетворено, так как в момент согласования существенных условий договора стороны не могли предвидеть сочетание экономических рисков с фактором тяжелого заболевания, изменения не ухудшают положение банка, исполнение договора на первоначальных условиях нарушает баланс интересов сторон.

Постановление Арбитражного суда Дальневосточного округа от 20.01.2017 N Ф03-6381/2016 по делу N А51-8512/2016

Резолютивная часть постановления объявлена 17 января 2017 года.
Полный текст постановления изготовлен 20 января 2017 года.
Арбитражный суд Дальневосточного округа в составе:
Председательствующего судьи: Головниной Е.Н.
Судей: Кушнаревой И.Ф., Никитина Е.О.
при участии:
от истца: Загуменного О.Н. — представителя по доверенности от 09.03.2016,
рассмотрев в судебном заседании кассационную жалобу индивидуального предпринимателя Мазитова Алексея Сергеевича
на
по иску индивидуального предпринимателя Мазитова Алексея Сергеевича (ОГРНИП 304272322400108, ИНН 272317654687)
к публичному акционерному обществу "Акционерный коммерческий банк содействия коммерции и бизнесу" (ОГРН 1026600000460, ИНН 6608003052, место нахождения: 620026, Свердловская область, г. Екатеринбург, ул. Куйбышева, 75)
об изменении кредитного договора
Индивидуальный предприниматель Мазитов Алексей Сергеевич (далее — Предприниматель, истец) обратился в арбитражный суд к публичному акционерному обществу "Акционерный коммерческий банк содействия коммерции и бизнесу" (далее — Банк, ответчик) с уточненным в порядке статьи 49 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации (далее — АПК РФ) исковым заявлением об изменении кредитного договора N 180.3.1-9М12 от 12.04.2012 в части, а именно: пункт 13.2. кредитного договора в части срока окончания кредитного договора — установить срок окончания кредитного договора 72 месяца, с момента вступления решения суда в законную силу; пункт 13.3. кредитного договора — установить с момента вступления решения суда в законную силу и до момента окончания кредитного договора размер процентов за пользование кредитом в размере 12% годовых, установить ежемесячный аннуитетный платеж в размере 35 772,97 руб., утвердить представленный график гашения остатка по кредиту.
Решением Арбитражного суда Приморского края от 12.07.2016 исковое заявление удовлетворено.
Постановлением Пятого арбитражного апелляционного суда от 30.09.2016 принятое по делу решение от 12.07.2016 отменено, в удовлетворении исковых требований отказано.
В кассационной жалобе Предприниматель просит апелляционное постановление от 30.09.2016 отменить, оставить в силе решение суда первой инстанции. Мотивируя требования жалобы, заявитель указывает, что при заключении договора стороны исходили из того, что истец имеет стабильный доход в достаточном размере, чтобы обеспечить выплату заемных средств с минимальными рисками, однако если бы на момент заключения договора заемщик находился в условиях необходимого и дорогостоящего лечения, то Банк не заключил бы спорный кредитный договор, что свидетельствует о возможности изменения условий данного договора применительно к пункту 1 статьи 451 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее — ГК РФ). Заявленные требования также считает соответствующими пункту 1 части 2 статьи 451 ГК РФ (в момент заключения договора стороны исходили из того, что такого изменения обстоятельств не произойдет), поскольку форма и содержание кредитного договора, а именно отсутствие в нем указаний о рисках, о страховании, говорят о том, что Банк счел возможные риски несущественными, кроме того в момент заключения договора стороны не могли предвидеть настолько редкие экономические риски. Полагает, что действия истца основаны на добросовестной активной позиции, направленной на преодоление непредвиденных обстоятельств. В соответствии с пунктом 3 части 2 статьи 451 ГК РФ дальнейшее исполнение договора существенно нарушает соотношение имущественных интересов сторон, поскольку влечет увеличение штрафных санкций для ответчика, лишает его возможности своевременно исполнять принятые по договору обязательства. Считает неправомерными выводы апелляционного суда о том, что истцом не представлено доказательств ухудшения своего финансового положения, отсутствия денежных средств, в том числе на расчетных счетах, поскольку в материалы дела представлены как доказательства наличия заболевания, так и расходов, понесенных на лечение. Кроме того постановление апелляционной инстанции, возложившее все риски, вытекающие из договора кредитования на истца, противоречит принципу равенства сторон, пункту 4 статьи 451 ГК РФ, а также принципам установленного для кредитных организаций банковского регулирования. Вывод суда о том, что увеличение срока возврата кредита на три года создает риск невозвращения заемщиком кредита и нарушения тем самым интересов Банка, также считает неверным ввиду его предположительного характера.
Банк в письменном отзыве на кассационную жалобу представил возражения в отношении доводов истца, отметив, что само по себе ухудшение финансового положения истца, связанного с болезнью, не может быть расценено как основание для изменения кредитного договора в связи с существенно изменившимися условиями, поскольку заемщик, принимая на себя долгосрочные обязательства, принимает риски, связанные, в том числе, с утратой им заработка, трудоспособности. Считает документально недоказанным довод истца об ухудшении финансового состояния. Удовлетворение исковых требований, по мнению Банка, с учетом серьезности заболевания заемщика может повлечь не только возникновение неоплаченной задолженности, но и недополучение запланированных Банком доходов.
В заседании суда кассационной инстанции представитель Предпринимателя настаивал на отмене постановления по приведенным в жалобе доводам. Банк своего представителя для участия в заседании кассационной инстанции не направил, изложив в отзыве на кассационную жалобу ходатайство о рассмотрении дела без участия своего представителя.
Проверив законность постановления Пятого арбитражного апелляционного суда от 30.09.2016, с учетом доводов кассационной жалобы, возражений на нее и выступления участника судебного заседания, Арбитражный суд Дальневосточного округа приходит к следующему.
Судебными инстанциями по материалам дела установлено, что между Предпринимателем как заемщиком и Банком как займодавцем 12.04.2012 заключен кредитный договор N 180.3.1-9М12, предметом которого является предоставление Банком заемщику денежных средств в сумме 3 000 000 руб. сроком на 7 лет, а также обязанность заемщика возвратить кредит и уплатить проценты за пользование кредитом, процентная ставка установлена в изменяющемся в сторону увеличения размере — от 15 (с момента выдачи кредита) до 26 (с 02.04.2014) процентов годовых. Ежемесячный платеж по кредиту в соответствии с графиком, согласованный в виде фиксированного значения (аннуитета), равен 74 120,92 руб.
Предприниматель, сославшись на то, что ему в апреле 2015 года поставлен онкологический диагноз: метастаз назофарингиального рака, вариант плоскоклеточный, неороговевающий, 4 стадия, что подтверждается решением врачебной комиссии N 1427 от 28.04.2015 Приморского краевого онкологического диспансера, а также на ухудшение имущественного положения Предпринимателя в связи с проводимым в Южной Корее длительным и дорогостоящим лечением, заемщик обратился к Банку с предложением о реструктуризации задолженности по кредитному договору, путем снижения суммы ежемесячных выплат до 35 000 руб. с продлением срока кредитного договора и предоставления льготного периода гашения на срок от 6 до 12 месяцев, предоставления кредитных каникул на период от 3 до 6 месяцев.
Отказ Банка письмом N 195.3-65499с от 24.02.2016 в удовлетворении предложения заемщика послужил основанием для обращения последнего в суд с настоящим требованием.
Статьей 450 ГК РФ предусмотрено, что изменение договора возможно по соглашению сторон, если иное не предусмотрено настоящим Кодексом, другими законами или договором. По требованию одной из сторон договор может быть изменен по решению суда только: при существенном нарушении договора другой стороной; в иных случаях, предусмотренных настоящим Кодексом, другими законами или договором.
Доводов относительно первого из условий (существенное нарушение договора) истцом не заявлено.
К иным случаям, влекущим изменение договора, относится существенное изменение обстоятельств, из которых стороны исходили при заключении договора. Изменение договора в связи с существенным изменением обстоятельств регламентировано статьей 451 ГК РФ. Согласно положениям этой статьи изменение обстоятельств признается существенным, когда они изменились настолько, что, если бы стороны могли это разумно предвидеть, договор вообще не был бы ими заключен или был бы заключен на значительно отличающихся условиях. В том случае, если стороны не достигли соглашения о приведении договора в соответствие с существенно изменившимися обстоятельствами или о его расторжении, договор может быть расторгнут, а по основаниям, предусмотренным пунктом 4 этой статьи, изменен судом по требованию заинтересованной стороны при наличии одновременно четырех условий, перечисленных в пункте 2 статьи 451 ГК РФ, а именно:
1) в момент заключения договора стороны исходили из того, что такого изменения обстоятельств не произойдет;
2) изменение обстоятельств вызвано причинами, которые заинтересованная сторона не могла преодолеть после их возникновения при той степени заботливости и осмотрительности, какая от нее требовалась по характеру договора и условиям оборота;
3) исполнение договора без изменения его условий настолько нарушило бы соответствующее договору соотношение имущественных интересов сторон и повлекло бы для заинтересованной стороны такой ущерб, что она в значительной степени лишилась бы того, на что была вправе рассчитывать при заключении договора;
4) из обычаев или существа договора не вытекает, что риск изменения обстоятельств несет заинтересованная сторона.
Изменение договора в связи с существенным изменением обстоятельств допускается по решению суда в исключительных случаях, когда расторжение договора противоречит общественным интересам либо повлечет для сторон ущерб, значительно превышающий затраты, необходимые для исполнения договора на измененных судом условиях (пункт 4 статьи 451 ГК РФ).
Удовлетворяя заявленные требования и изменяя договор, суд первой инстанции, руководствуясь названными нормами права, исходил из того, что для истца, зарегистрированного в качестве предпринимателя, физическая способность является основополагающей для осуществления экономической деятельности, соответственно, возможность исполнения обязательств по кредитному договору находится в прямой причинно-следственной связи с состоянием здоровья самого Предпринимателя. Также суд отметил, что в момент согласования существенных условий кредитного договора стороны не могли не предвидеть экономические риски, в то же время предвидеть сочетание экономических рисков с фактором тяжелого заболевания, требующего значительных финансовых затрат, стороны кредитного договора при его заключении не могли. При этом суд учел приведенное истцом обоснование, согласно которому при возможности прогноза возникновения соответствующих обстоятельств он отказался бы от заключения договора; преодолеть возникшие затруднения после их возникновения, с учетом специфичности изменившихся обстоятельств, истец не смог; нарушений кредитных обязательств заемщиком не допускалось и он от них не отказывается, но просит изменить по причине временных затруднений; запрошенные изменения не ухудшают положение Банка и не направлены на уклонение заемщика от исполнения своих обязательств; исполнение договора на первоначально согласованных условиях существенно нарушит баланс интересов сторон, имея в виду Банк как сильную сторону обязательства; отказ изменить договор приведет к его расторжению при невозможности единовременного гашения долга, что приведет к существенным финансовым потерям для обеих сторон.
Апелляционная коллегия, отменяя решение суда первой инстанции, приняв во внимание общие положения гражданского законодательства о кредитном договоре, пришла к выводу, что само по себе уменьшение доходов/ухудшение финансового положения заемщика, в связи с тем, что он некоторое время не мог в полном объеме заниматься предпринимательской деятельностью, не может быть расценено в качестве основания для изменения кредитного договора в связи с существенно изменившимися условиями, из которых исходили стороны при заключении сделки. Также апелляционный суд посчитал, что истец, приняв на себя долгосрочные кредитные обязательства, принял риски, связанные, в том числе с утратой им заработка, трудоспособности, наступления неблагоприятных экономических обстоятельств и в этой связи был вправе еще на стадии заключения кредитного договора застраховать свои риски в любой страховой компании по своему усмотрению. Принимая во внимание долгосрочный характер принятых истцом обязательств, связанных с возникновением внешних факторов, которые в том числе могут затруднять исполнение обязательств по договору, суд посчитал, что заемщик обязан предотвращать такие внешние факторы и с должной степенью заботливости и осмотрительности принимать на себя обязательства. Кроме того, по мнению суда второй инстанции, истцом не предоставлено доказательств ухудшения своего финансового положения, отсутствия денежных средств, в том числе на расчетных счетах.
Суд округа с изложенными в апелляционном постановлении мотивами согласиться не может ввиду следующего.
Несмотря на то, что при заключении кредитного договора положение истца соответствовало требованиям, по которым предоставляются и сопровождаются кредиты для осуществления предпринимательской деятельности, ухудшение здоровья истца в данном случае является непредвиденным и существенным изменением обстоятельств, из которых стороны исходили при заключении договора.
Ухудшение здоровья при оценке существенности изменения обстоятельств, из которых стороны исходили при заключении договора, в каждом конкретном в качестве следует расценивать с учетом тяжести заболевания, обратимости утраты трудоспособности и взаимосвязи с необходимостью увеличения в этой связи затрат. В рассматриваемом случае судом первой инстанции по материалам дела установлен настолько существенный фактор тяжести заболевания, что если бы стороны при заключении кредитного договора могли бы это разумно предвидеть, то договор вообще не был бы ими заключен или был бы заключен на значительно отличающихся условиях.
В этой связи нельзя согласиться с выводом апелляционного суда о необходимости отнесения на Предпринимателя всех рисков по спорному кредитному договору, только исходя из рискового характера предпринимательской деятельности, без учета конкретных фактических обстоятельств. Из рассматриваемого договора и существа кредитных обязательств не вытекает, что риск изменения соответствующих обязательств несет заемщик как заинтересованная в изменении условий договора сторона.
Возможность изменения обстоятельств, связанных с жизнью и состоянием здоровья заемщика, при заключении спорного кредитного договора не учитывалась, что свидетельствует о том, что ни Предприниматель, ни Банк не предполагали наступление риска значительного ухудшения здоровья и, как следствие, трудоспособности заемщика. Страхование относящихся к возникшим обстоятельствам рисков не являлось условием предоставления кредита, соответствующих предложений заемщику не направлялось (документы об этом не представлены).
Непредставлении истцом доказательств ухудшения своего финансового положения и наличие у него денежных средств для исполнения обязательств на неизменных условиях, на что сослался суд второй инстанции при аргументации судебного акта, не являются обстоятельствами, которые соотносятся с заявленным истцом обоснованием. Так, в иске указано не на отсутствие или уменьшение дохода/денежных средств заемщика в сравнении с периодом до диагностирования заболевания, а о возникшей необходимости иного их распределения — расходования значительной части на лечение с тем, чтобы, в числе прочего, продолжать исполнять принятые на себя обязательства.
Отказ внести изменения в договор приведет, учитывая приоритет затрат на восстановление здоровья заемщика, к нарушению кредитных обязательств в части оплат, что не отвечает интересам ни кредитора, ни заемщика. Изменение же договора, напротив, позволит соблюсти баланс интересов сторон. При этом следует отметить, что в структуре платежа при аннуитете в начале пользования кредитом преобладает сумма процентов; доля основной задолженности составляет изначально минимальное значение и увеличивается с каждым месяцем. Спорный кредитный договор, исполнение которого заемщиком началось в апреле 2012 года и срок окончания которого согласован первоначально до апреля 2019 года, по май 2016 года исполнялся согласно графику и к этому моменту доля процента в ежемесячном платеже уже не являлась преобладающей; согласно предложенному истцом и утвержденному судом первой инстанции новому графику ссудная задолженность и изначально планируемые проценты (несмотря на уменьшение ставки) погашаются в полном объеме, но за более длительный период времени.
Вывод апелляционного суда о том, что вынесение решения об увеличении срока возврата кредита по кредитному договору с 2019 года до 2022 года создает риск невозвращения истцом (заемщиком) кредита и нарушения тем самым прав и законных интересов Банка, на которые последний был вправе рассчитывать при заключении кредитного договора (получение обратно предоставленных заемщику кредитных средств, получение платы за пользование кредитом в порядке и на условиях, подобранных исходя из платежеспособности заемщика на стадии рассмотрения кредитной заявки), носит предположительный характер, принимая во внимание установленную материалами дела возможность исполнять Предпринимателем договорные обязательства по кредитному договору, но только на иных условиях, позволяющих в то же время Банку получить причитающиеся сумму основного долга в полном объеме и проценты.
Суд первой инстанции, проанализировав установленные обстоятельства и представленные в материалы дела доказательства, пришел к верному выводу о наличии совокупности условий для внесения в кредитный договор изменений на основании пункта 2 статьи 451 ГК РФ.
Достаточные основания для отмены судебного акта первой инстанции по представленным документам, учитывая вышеприведенное обоснование, отсутствовали.
В этой связи, а также в связи с необходимостью формирования единообразия практики по данному вопросу применительно к одному заемщику, с учетом состоявшихся судебных актов по арбитражному делу N А51-8513/2016, суд округа считает оспоренное постановление апелляционного суда подлежащим отмене с оставлением в силе решения суда первой инстанции.
Расходы истца, связанные с уплатой им государственной пошлины по кассационной жалобе, подлежат возмещению за счет ответчика по правилам статьи 110 АПК РФ.
Руководствуясь статьями 110, 286 — 289 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Арбитражный суд Дальневосточного округа

постановил:

постановление Пятого арбитражного апелляционного суда от 30.09.2016 по делу N А51-8512/2016 отменить.
Решение Арбитражного суда Приморского края от 12.07.2016, принятое по этому делу, оставить в силе.
Взыскать с публичного акционерного общества "Акционерный коммерческий банк содействия коммерции и бизнесу" в пользу индивидуального предпринимателя Мазитова Алексея Сергеевича расходы, связанные с уплатой государственной пошлины по кассационной жалобе, в размере 3 000 рублей.
Арбитражному суду Приморского края выдать исполнительный лист.
Постановление вступает в законную силу со дня его принятия и может быть обжаловано в Судебную коллегию Верховного Суда Российской Федерации в срок, не превышающий двух месяцев со дня его принятия, в порядке, предусмотренном статьей 291.1 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

Председательствующий судья Е.Н.ГОЛОВНИНА

Судьи И.Ф.КУШНАРЕВА Е.О.НИКИТИН