Требование: О взыскании неосновательного обогащения в размере списанного экологического сбора без оказания услуг по экологической безопасности судов по договору оказания услуг по обеспечению безопасного судоходства

Обстоятельства: Предприятие со счета агента списало денежные средства в счет уплаты экологического сбора без оказания услуг по приему в порту судовых отходов, агент для приема судовых отходов привлекал по договору третье лицо.
Решение: Дело передано на новое рассмотрение, так как не выяснялся вопрос о затратах, учтенных при установлении размера экологического сбора; не сопоставлялась стоимость услуг, учтенных при формировании сбора и фактически оказанных третьим лицом, с общим размером экологического сбора.

Постановление Арбитражного суда Дальневосточного округа от 19.01.2017 N Ф03-6077/2016 по делу N А51-2835/2016

Резолютивная часть постановления объявлена 17 января 2017 года.
Полный текст постановления изготовлен 19 января 2017 года.
Арбитражный суд Дальневосточного округа в составе:
Председательствующего судьи: Головниной Е.Н.
Судей: Кушнаревой И.Ф., Никитина Е.О.
при участии:
от ФГУП "Росморпорт": представителей Филипенко Е.В., Ким Н.Г., Кошиной И.Н. по доверенностям от 11.10.2016, от 09.01.2017, от 09.01.2017 соответственно;
от ООО "Нафта Восток": представителя Беломестновой Я.Н. по доверенности от 09.03.2016;
от ООО "Эко-Сервис": представителя Ткаченко В.В. по доверенности от 12.05.2016;
рассмотрев в судебном заседании кассационную жалобу Федерального государственного унитарного предприятия "Росморпорт"
на постановление Пятого арбитражного апелляционного суда от 20.10.2016
по делу N А51-2835/2016
Арбитражного суда Приморского края
по иску общества с ограниченной ответственностью "Нафта Восток" (ОГРН 1022500708450, ИНН 2508047965, место нахождения: 692904, Приморский край, г. Находка, Находкинский пр-кт, 16А-210)
к Федеральному государственному унитарному предприятию "Росморпорт" (ОГРН 1037702023831, ИНН 7702352454, место нахождения: 127055, г. Москва, ул. Сущевская, 19/7)
третье лицо: общество с ограниченной ответственностью "Эко-Сервис" (ОГРН 1122509000734, ИНН 2524139204, место нахождения: 692962, Приморский край, Партизанский район, с. Владимиро-Александровское, ул. 1-ая Лесная, 39)
о взыскании 409 395,84 руб.
Общество с ограниченной ответственностью "Нафта Восток" (далее — общество "Нафта Восток", истец) обратилось в Арбитражный суд Приморского края с иском к федеральному государственному унитарному предприятию "Росморпорт" (далее — ФГУП "Росморпорт", ответчик) о взыскании 409 395,84 руб. неосновательного обогащения, составляющего сумму списанного ответчиком в период с 01.12.2015 по 31.12.2015 экологического сбора при том, что услуги по экологической безопасности судов, агентируемых истцом, ответчиком не оказывались.
Определением от 11.03.2016 к участию в деле в качестве третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований относительно предмета спора, привлечено общество с ограниченной ответственностью "Эко-Сервис" (далее — общество "Эко-Сервис", третье лицо).
Решением Арбитражного суда Приморского края от 22.06.2016 в удовлетворении исковых требований отказано.
Постановлением Пятого арбитражного апелляционного суда от 20.10.2016 принятое по делу судебное решение отменено, с ФГУП "Росморпорт" в пользу истца взыскано неосновательное обогащение в заявленном размере — 409 395, 84 руб., а также 14 188 руб. судебных расходов по уплате государственной пошлины по иску и по апелляционной жалобе.
В кассационной жалобе ответчик просит апелляционное постановление от 20.10.2016 отменить, оставить в силе решение суда первой инстанции от 22.06.2016. Возражая в отношении вывода суда о наличии на стороне ответчика неосновательного обогащения в заявленном истцом размере, заявитель ссылается на то, что правоотношения сторон по оплате портовых взносов носят гражданско-правовой характер ввиду наличия действующего договора от 01.01.2009 N 57-2009-У, по которому истец обязался оплачивать ответчику портовые сборы, в том числе экологический; согласно установленным правилам соответствующие услуги оказываются на основании письменной заявки судовладельца/морского агента, подаваемой в Дальневосточный бассейновый филиал за 12 часов до подхода судна к морскому порту. Истцом не представлено доказательств направления заявок, отказа ответчика от выполнения услуг по сбору судовых отходов. При этом оплата портового экологического сбора не ставится в зависимость от фактического оказания или неоказания соответствующих услуг лицом, наделенным правом взимания данного сбора. Кроме того, договором от 01.01.2009 N 57-2009-У не предусмотрено права истца привлекать третьих лиц к исполнению обязательств по данному договору, такое право пунктом 2.4 договора предоставлено лишь ответчику. Факт сбережения ответчиком денежных средств истца как одного из элементов для взыскания неосновательного обогащения, по мнению заявителя, документально не доказан, поскольку оплата сборов является законно установленной обязанностью; из буквального содержания платежных поручений от 18.12.2015 N 567 и от 23.12.2015 N 571 не следует, что в состав оплачиваемой суммы включен экологический сбор. Также считает неверным вывод апелляционного суда о том, что часть 2 статьи 19 Федерального закона "О морских портах в Российской Федерации" предоставляет право взимания экологического сбора не только лицу, для которого установлен соответствующий тариф, но и иным хозяйствующим субъектам, оказывающим услуги по обеспечению экологической безопасности в порту. Отмечает, что услуги по обеспечению экологической безопасности в морских портах относятся к сфере регулирования деятельности субъектов естественных монополий; экологический сбор подлежит оплате по регулируемым ценам (тарифам), устанавливаемым для каждого субъекта с учетом экономически обоснованных затрат; осуществление хозяйствующим субъектом деятельности в сфере естественных монополий недопустимо без установленного тарифа для данного конкретного субъекта. Обращает внимание кассационного суда на правовую позицию Высшего Арбитражного Суда, изложенную в определении от 24.01.2014 N ВАС-15725/2013, согласно которой хозяйствующий субъект не наделен полномочиями самостоятельно устанавливать размер и порядок взимания портовых сборов, а в отсутствие установленных в определенном законодательстве порядке портовых сборов взимать их, в том числе в форме неосновательного обогащения. Ошибочным считает и данное судом второй инстанции толкование правовой позиции, приведенной по делу N А51-17482/2013, учитывая отсутствие каких-либо договоров между ФГУП "Росморпорт" и обществом "Эко-Сервис". Действия истца, направленные на получение экологического сбора, считает свидетельством злоупотребления правом.
Общество "Нафта-Восток" в письменном отзыве на кассационную жалобу представило возражения в отношении доводов ответчика, отметив отсутствие правовых оснований для получения ответчиком спорной денежной суммы ввиду того, что истцом заявки на сбор судовых отходов для ФГУП "Росморпорт" не подавались, данные услуги последним фактически не оказывались. Считает противоречащим нормам действующего законодательства довод заявителя жалобы об отсутствии у истца права на основании договора от 01.01.2009 N 57-2009-У привлекать третьих лиц для сбора судовых отходов. Вопреки мнению ответчика о том, что оплата портового сбора не ставится в зависимость от фактического оказания или неоказания услуг лицом, наделенным правом взимания сбора, истец полагает, что экологический сбор представляет собой плату за конкретные услуги, оказываемые на основании договора на оказание услуг по обеспечению судоходства и пребыванию судна в морских портах, по цене, установленной соглашением сторон. Односторонне взимание платы без оказания соответствующей услуги не может являться предметом договора возмездного оказания услуг, в том числе договора от 01.01.2009 N 57-2009-У. Получение ответчиком взысканной апелляционным судом денежной суммы документально доказано. В отношении тарифа, примененного истцом в расчетах с обществом "Эко-Сервис", указывает, что письмом ФСТ России от 10.01.2013 N ТС-23/10 разъяснена возможность взимания хозяйствующим субъектом, фактически оказывающим услуги по экологической безопасности в морском порту, экологического сбора с применением тарифов, установленных регулирующим органом для других организаций.
Общество "Эко-Сервис" также считает доводы кассационной жалобы несостоятельными, поскольку право на покрытие расходов, связанных с предоставлением судам услуг по приему, транспортировке, складированию и переработке судовых отходов, может возникнуть только у лица, непосредственно оказывающего услугу. Приводит доводы, аналогичные доводам истца, о праве хозяйствующего субъекта, оказывающего услуги по обеспечению экологической безопасности в порту, самостоятельно заключать договоры с судовладельцами и агентскими организациями в целях оказания данных услуг.
В дополнительных объяснениях к кассационной жалобе, поступивших в суд округа 17.01.2017, ФГУП "Росморпорт" указывает на оказание обществом "Эко-Сервис" только части услуг по обеспечению экологической безопасности в портах, по которой для ответчика установлена ставка портового сбора. Стоимость услуг относительно учтенных в иске судов по ценам, установленным по договорам ответчика с другими хозяйствующими субъектами, составляет (согласно приведенной таблице) 155 896, 65 руб.
Заседание суда по рассмотрению кассационной жалобы, первоначально назначенное на 13.12.2016, откладывалось в порядке статьи 158 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации (далее — АПК РФ) на 12.01.2017. Определением Арбитражного суда Дальневосточного округа от 09.01.2017 произведена замена судьи Кондратьевой Я.В., при участии которой начато рассмотрение кассационной жалобы, на судью Кушнареву И.Ф. В заседании суда округа, начатом 12.01.2017, по правилам статьи 163 АПК РФ объявлялся перерыв до 17.01.2017.
В судебном заседании представители ФГУП "Росморпорт" настаивали на отмене постановления апелляционного суда и оставлении в силе решения арбитражного суда первой инстанции; представители общества "Нафта-Восток" и общества "Эко-Сервис" высказались в поддержку обжалуемого судебного акта согласно представленным отзывам. При ответах на вопросы суда представители ответчика пояснили, что при доказанности факта оказания соответствующих услуг третьим лицом допустимо взыскание из суммы списанного экологического сбора стоимости услуг, фактически оказанных в отношении каждого судна, эта стоимость не может приравниваться к утвержденной для ответчика ставке экологического сбора, поскольку его размер составляет фиксированное значение и при его формировании учитываются, наряду с оказанием спорных услуг, иные расходы; размер возмещения может составлять примерно 40% от экологического сбора (это следует из расчетов с иными лицами, оказывающими аналогичные услуги по заключенным с ответчиком договорам). Представители истца и третьего лица, в свою очередь, считают разумным получение не менее 80% от размера экологического сбора при оказании спорных услуг, именно на таких условиях возможным видят заключение с ответчиком договора на оказание услуг.
Проверив законность решения от 22.06.2016 и постановления от 20.10.2016, с учетом доводов кассационной жалобы, Арбитражный суд Дальневосточного округа приходит к следующему.
Судебными инстанциями установлено и из материалов дела следует, что между ФГУП "Росморпорт" (Предприятие) и обществом "Нафта-Восток" (Агент) 01.01.2009 заключен и до настоящего времени действует договор N 57-2009-У (в редакции дополнительного соглашения N 1 от 01.04.2014), предметом которого является оказание Предприятием услуг по обеспечению безопасного судоходства и пребывания в порту Находка, Восточном порту, портовом пункте в бухте Козьмино судов, агентируемых агентом, а также обязанность Агента оплатить эти услуги на расчетный счет предприятия в полном объеме до выхода судна из порта на основании предварительного счета, рассчитанного Восточным управлением Владивостокского филиала ФГУП "Росморпорт". Согласно пункту 2.2.4 договора к обязанностям Предприятия относится обеспечение в порту приема от судов судовых отходов, которые образуются в процессе нормальной эксплуатации судна и подлежат постоянному или периодическому удалению (за исключением балластных вод, отходов, связанных с грузами, и отходов, связанных с зачисткой грузовых и топливных танков). В пункте 2.4 договора стороны закрепили условие о праве Предприятия привлекать к исполнению своих обязательств третьих лиц на основании заключенных с ними договоров.
Также судами установлено, что 15.01.2013 между обществом "Нафта-Восток" (заказчик) и обществом с ограниченной ответственностью "Эко-Сервис" (исполнитель) заключен договор N 01/13 на возмездное оказание услуг по экологическому обслуживанию судов в морских портах Находка, Восточный, портовом пункте в бухте Козьмино. По условиям этого договора исполнитель обязался обеспечить в соответствующих портах и приписном портовом пункте прием от судов заказчика судовых отходов, которые образуются в процессе нормальной эксплуатации судна и подлежат постоянному или периодическому удалению (за исключением балластных вод, отходов, связанных с грузами, и отходов, связанных с зачисткой грузовых и топливных танков); заказчик обязался оплачивать эти услуги исполнителя в рамках, предусмотренных Ставками сборов с судов в морских торговых портах, утвержденных приказом Федеральной службы по тарифам от 04.05.2012 N 80-т/3.
ФГУП "Росморпорт" на основании выставленных им счетов от 11.12.2015, 12.12.2015, 21.12.2015 и 28.12.2015 N ВУ-9281, N ВУ-9297, N ВУ-9499 и N ВУ-9669 на оплату портовых сборов в порту Восточный в отношении агентируемых истцом судов — ATAYAL ACE, FPMC B 107, SIAM SUCCESS и GNS HARMONY на общую сумму 3 745 191, 68 руб., в том числе 409 395,84 руб. экологического сбора, произвело в безакцептном порядке списание денежных средств со счета Агента из ранее перечисленной последним предоплаты.
Общество "Нафта-Восток", сославшись на то, что фактически услуги по принятию отходов с судов ATAYAL ACE, FPMC B 107, SIAM SUCCESS и GNS HARMONY в декабре 2015 года на общую сумму 409 395,84 руб. в рамках исполнения договора от 15.01.2013 N 01/13 оказало общество "Эко-Сервис" и эти услуги в указанном размере оплачены истцом, в результате чего, с учетом безакцептного списания, ответчик соответствующую сумму получил безосновательно, обратилось в арбитражный суд с настоящим исковым требованием.
По общему правилу пункта 1 статьи 1102 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее — ГК РФ) лицо, которое без установленных законом, иными правовыми актами или сделкой оснований приобрело или сберегло имущество (приобретатель) за счет другого лица (потерпевшего), обязано возвратить последнему неосновательно приобретенное или сбереженное имущество (неосновательное обогащение).
В предмет доказывания по иску о взыскании неосновательного обогащения входят обстоятельства приобретения или сбережения ответчиком денежных средств за счет истца, отсутствие правовых оснований такого приобретения или сбережения, размер неосновательного обогащения.
Отсутствие доказанности истцом хотя бы одного из перечисленных выше условий исключает удовлетворение иска.
Согласно статье 65 АПК РФ каждое лицо, участвующее в деле, должно доказать обстоятельства, на которые оно ссылается как на основание своих требований и возражений.
Суд первой инстанции, отказывая в удовлетворении исковых требований, исходил из того, что: ставка экологического сбора утверждена в установленном законом порядке только для субъекта естественных монополий — ФГУП "Росморпорт"; уплата экологического сбора обязательна в силу положений действующего законодательства РФ и для судов, не сдавших судовые отходы; экологический сбор в отношении судов, услуги по приему судовых отходов с которых оказаны не ФГУП "Росморпорт", а иными организациями, осуществляющими деятельность по приему судовых отходов, но не являющимися субъектами естественных монополий, подлежит оплате только ответчику ФГУП "Росморпорт". При этом иные организации не могут самостоятельно непосредственно взимать экологический сбор с судовладельцев или их уполномоченных агентов, но не лишены права на заключение договоров о перечислении сумм экологического сбора с субъектом естественных монополий и получение указанных сумм в рамках данных договоров.
Апелляционная коллегия, отменяя решение суда первой инстанции, указала, что поскольку экологический сбор имеет целевое назначение, то он должен перечисляться судовладельцем (его агентом) тем организациям, которые непосредственно оказали услуги по сбору отходов с судов, в размере ставки экологического сбора, утвержденного для субъекта естественных монополий — ФГУП "Росморпорт", ввиду отсутствия утвержденной для фактически оказавшей услугу организации — общества "Эко-Сервис" ставки экологического сбора.
Кассационный суд, соглашаясь в целом с выводами апелляционного суда о правомерности расходования суммы экологического сбора на покрытие фактически оказанных экологических услуг, но не поддерживая обжалуемое постановление в части присужденной к взысканию суммы, исходит из следующих обстоятельств.
В соответствии с частью 1 статьи 19 Федерального закона от 08.11.2007 N 261-ФЗ "О морских портах в Российской Федерации и о внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации" (далее — Закон о морских портах) оказание в морских портах услуг по использованию отдельных объектов инфраструктуры морского порта, а также по обеспечению безопасности мореплавания в морском порту и на подходах к нему осуществляется на платной основе (портовые сборы).
В силу части 2 статьи 19 Закона о морских портах портовые сборы подлежат уплате администрации морского порта, хозяйствующему субъекту, осуществившим оказание соответствующих услуг в морском порту.
Перечень портовых сборов, взимаемых непосредственно в каждом морском порту, устанавливается федеральным органом исполнительной власти в области транспорта. Ставки портовых сборов и правила их применения устанавливаются в соответствии с законодательством Российской Федерации о естественных монополиях (части 4 и 5 статьи 19 Закона о морских портах).
Ставки портовых сборов и правила их применения устанавливались в спорный период приказом Федеральной службы по тарифам от 20.12.2007 N 522-т/1 (действовал до 30.05.2016). Согласно данному Приказу экологический сбор включает оплату всех операций, связанных с приемом судовых отходов (подача и уборка плавсредств, предоставление контейнеров и других емкостей для сбора мусора, перегрузочные операции, шланговка, отшланговка и др.); судно, не сдавшее судовые отходы, от оплаты экологического сбора не освобождается.
Министерство транспорта Российской Федерации приказом от 31.10.2012 N 387 утвердило Перечень портовых сборов, взимаемых в морских портах Российской Федерации, в который включены 63 морских порта с указанием портовых сборов, в них взимаемых. Согласно указанному перечню (в ред. Приказа Минтранса России от 06.11.2014 N 306) в морском порту Восточный взимается, в числе прочих, экологический сбор.
В Определении Конституционного Суда Российской Федерации от 17.01.2013 N 37-О указано — портовые сборы являются основным источником финансирования определенных затрат портов. Уплата сбора является условием совершения в отношении плательщика юридически значимых действий.
Следовательно, при установлении для порта каждого сбора должны учитываться имеющие к ним отношение затраты. Применительно к экологическому сбору, учитывая вышеприведенное нормативное регулирование, этот сбор подлежит удержанию портом в полном объеме, если соответствующие услуги оказаны непосредственно им либо судно не сдавало судовые отходы. Если услуги оказывались иным хозяйствующим субъектом — привлеченным портом либо самим судовладельцем (агентом), у порта нет оснований для удержания суммы, покрывающий стоимость оказанных таким хозяйствующим субъектом услуг, учитываемых при формировании сбора.
В рассматриваемом деле установлено, что агент (истец) понес расходы на выплату как экологического сбора, так и на оплату услуг лица, фактически оказавшего услуги по сбору отходов, в размере экологического сбора.
В этой связи вывод апелляционного суда о наличии на стороне ФГУП "Росморпорт" неосновательного обогащения за счет истца правомерен.
Приведенный в кассационной жалобе довод о праве ответчика взимать с истца как агента судовладельцев экологический сбор, поскольку правоотношения сторон по оплате портовых взносов носят гражданско-правовой характер, регулируемый нормами обязательственного права, в связи с наличием действующего договора от 01.01.2009 N 57-2009-У, по которому истец обязался оплачивать ответчику портовые сборы, в том числе экологический, подлежит отклонению как несостоятельный. Исходя из положений обязательственного права, для возникновения у заказчика обязанности оплатить услуги исполнителю, последний на основании задания заказчика должен их оказать. То, что истец не направлял заявки на оказание спорных услуг в адрес ответчика, так же как и отсутствие свидетельств отказа последнего от их исполнения, не порождает (при доказанности факта оказания услуг по сбору с судов отходов иным хозяйствующим субъектом) права ФГУП "Росморпорт" на удержание всей суммы полученного экологического сбора. Получение всей суммы экологического сбора, учитывая специфику этого сбора и его целевое назначение, не освобождает ФГУП "Росморпорт" от несения за счет этой суммы затрат, в том числе связанных с оплатой услуг лиц, фактически оказавших услугу.
Суд округа считает неверным и мнение заявителя кассационной жалобы об отсутствии у истца права привлекать третьих лиц к исполнению обязательств по заключенному с ним договору от 01.01.2009 N 57-2009-У. Условие пункта 2.4 этого договора о праве ответчика привлекать третьих лиц не исключает возможность реализации истцом аналогичного права; в договоре противоположной регламентации не содержится; законодатель императивного запрета на использование такой формы привлечения не установил. Договор от 15.01.2013 N 01/13 между обществом "Нафта-Восток" и обществом "Эко-Сервис" заключен не в рамках реализации заключенного сторонами спора договора от 01.01.2009 N 57-2009-У, а на основании положений Закона о морских портах и пункта 2 приказа Министерства транспорта Российской Федерации от 17.12.2007 N 189, предоставивших хозяйствующим субъектам право наравне с ФГУП "Росморпорт" оказывать экологические услуги в порту по снятию с судов судовых отходов и получать за это плату с судовладельцев либо их агентов.
То, что услуги по обеспечению экологической безопасности в морских портах относятся к сфере регулирования деятельности субъектов естественных монополий, а экологический сбор подлежит оплате по регулируемым ценам (тарифам), устанавливаемым для каждого субъекта с учетом экономически обоснованных затрат, не изменяют сделанного выше вывода об обязанности субъекта естественных монополий нести расходование за счет экологического сбора на оплату услуг лицам, фактически оказавшим определенный объем услуг, для покрытия которых этот сбор установлен. Доводы кассационной жалобы об обратном в этой связи не принимаются.
Довод жалобы о неверном применении статьи 19 Федерального закона "О морских портах в Российской Федерации" отклоняется как противоречащий содержанию этой нормы.
Ссылка ответчика на правовую позицию Высшего Арбитражного Суда, приведенную в определении от 24.01.2014 N ВАС-15725/2013, согласно которой хозяйствующий субъект не наделен полномочиями самостоятельно устанавливать размер и порядок взимания портовых сборов, а в отсутствие установленных в определенном законодательстве порядке портовых сборов взимать их, в том числе в форме неосновательного обогащения, подлежит отклонению, поскольку изложенная позиция не имеет прямого отношения к рассматриваемому спору. В деле, упомянутом заявителем жалобы, разрешался вопрос о праве порта требовать плату, которая отдельным сбором не является; в рамках же рассматриваемого спора выясняется вопрос о праве порта удерживать сумму экологического сбора при том, что услуги по приему судовых отходов фактически оказывало иное лицо.
Также ошибочно мнение ответчика о невозможности осуществления хозяйствующим субъектом деятельности в сфере естественных монополий без установленного тарифа для данного конкретного субъекта. В письме от 10.01.2013 N ТС-23/10 Федеральная служба по тарифам разъяснила право хозяйствующего субъекта, фактически оказывающего услуги по обеспечению экологической безопасности в порту, взимать ставки экологического сбора за оказываемые им услуги в том числе при отсутствии утвержденных в установленном порядке регулируемых тарифов, при этом при расчетах может быть применена цена, определенная по соглашению сторон. То есть при привлечении хозяйствующего субъекта к исполнению спорных услуг цена договора может определяться его условиями.
Вопреки доводу кассационной жалобы о документальной необоснованности факта сбережения ответчиком денежных средств общества "Нафта-Восток" в материалы дела представлены, наряду с доказательствами фактического оказания третьим лицом спорных услуг и их оплаты истцом, документы об оплате истцом экологического сбора в адрес ответчика — платежные поручения от 04.12.2015 N 551, от 18.12.2015 N 567, от 23.12.2015 N 571, от 25.12.2015 N 581, акт сверки взаимных расчетов. При этом само по себе отсутствие в назначении платежа этих платежных поручений указания на оплату экологического сбора не опровергает довод истца о списании ответчиком по данным платежным поручениям экологического сбора в заявленном размере, учитывая наличие акта сверки и отсутствие контррасчета с надлежащим подтверждением списания сумм с иным назначением в спорной части.
Позиция ответчика об ошибочности данного судом второй инстанции толкования судебных актов, принятых по делу N А51-17482/2013, не принимается судом округа, поскольку в указанном деле с позиции норм законодательства о конкуренции сделан вывод об обязанности ФГУП "Росморпорт" как субъекта естественных монополий заключить договор на перечисление сумм экологического сбора с лицом, к нему обратившимся с проектом договора и оказывающим соответствующие услуги; в рамках настоящего дела спор рассматривается в условиях отсутствия какого-либо договора/проекта между ответчиком и третьим лицом. В апелляционном постановлении по настоящему делу отражена суть спора, рассмотренного в деле N А51-17482/2013, на основании чего сделан вывод об информированности ответчика о том, что экологический сбор может взиматься не только им, но и иным хозяйствующим субъектом.
Доводы о наличии признаков злоупотребления правом со стороны истца безосновательны; недобросовестное поведение истца либо его действия в обход закона по представленным в деле документам не усматриваются. Заявленный иск направлен на получение суммы, которую, как считает истец, безосновательно удерживает ответчик. Условия для применения статьи 10 ГК РФ не подтверждены.
Изложенные в настоящем постановлении обстоятельства, установленные ранее апелляционным судом, свидетельствуют о правомерности требования истца о взыскании с ФГУП "Росморпорт" неосновательного обогащения за услуги, оказанные в спорный период обществом "Эко-Сервис".
Вместе с этим при разрешении вопроса о размере неосновательно удерживаемой ответчиком суммы не учтено следующее.
По договору между истцом и третьим лицом последний как исполнитель принял на себя обязательства обеспечить прием от заказчика судовых отходов.
Как указано выше, согласно приказу Федеральной службы по тарифам от 20.12.2007 N 522-т/1 экологический сбор включает в себя оплату операций, связанных с приемом отходов, здесь же приведен открытый перечень соответствующих операций. В данном приказе не содержится указания на то, что экологический сбор включает в себя оплату только лишь операций по приему отходов. В то же время в уже упомянутом Определении Конституционного Суда Российской Федерации от 17.01.2013 N 37-О отмечено, что экологический сбор направлен на покрытие расходов, связанных предоставлением судам услуг по приему, транспортировке, складированию и переработке судовых отходов, образующихся на судне в процессе рейса.
При этом вопрос о том, какие элементы и затраты учтены при установлении для ФГУП "Росморпорт" размера экологического сбора, не выяснялся. Экономическая обоснованность тарифа обуславливается заявленными субъектом естественных монополий и принятыми к учету полномочным органом затратами, для покрытия которых этот тариф утверждается. Данный вопрос значим для определения размера суммы неосновательного обогащения, поскольку после установления объема и перечня услуг, оказанных привлеченным истцом по договору от 15.901.2013 N 01/13 третьим лицом, приходящуюся на этот перечень составляющую сбора следует возместить истцу за счет получателя экологического сбора — ФГУП "Росморпорт".
Иные подходы, а именно — взыскание с ФГУП "Росморпорт" всей суммы сбора без выяснения вопроса о том, какую часть услуг, возмещаемых за счет этого сбора, оказало третье лицо, либо полный отказ во взыскании неосновательного обогащения по причине отсутствия договора между ответчиком и третьим лицом, не соответствуют сути спорных взаимоотношений, в основе которых — оказание услуг. Следует при этом учесть и то, что стороны настоящего спора по существу не возражают против частичного возмещения за счет суммы экологического сбора, разногласия касаются процента возмещения. Кроме того, ответчик производит выплаты лицам, фактически оказавшим спорную услугу по заключенным с ними договорам (договоры за 2016 год представлены в деле); при этом законодательной санкции в виде лишения исполнителя (либо лица, рассчитавшегося с ним) права на получение выплат при отсутствии такого договора не установлено.
Суд округа лишен возможности разрешить обозначенный вопрос о размере неосновательно удерживаемой суммы в силу объема предоставленных процессуальным законом полномочий и учитывая отсутствие в деле документов, позволяющих проверить и, при необходимости, скорректировать размер неосновательно полученного ответчиком.
В этой связи постановление апелляционного суда не может быть сохранено и подлежит отмене.
Решение арбитражного суда первой инстанции, учитывая вышеприведенное обоснование, также следует отменить. При разрешении спора в первой инстанции суд ошибочно исходил из недоказанности неосновательного сбережения на стороне ответчика, при этом вопрос о формировании экологического сбора также не выяснялся.
Дело подлежит направлению на новое рассмотрение в арбитражный суд первой инстанции.
При новом рассмотрении суду следует учесть вышеизложенное, разрешить вопрос о размере неосновательного обогащения с учетом сопоставления стоимости услуг, учтенных при формировании экологического сбора и фактически оказанных третьим лицом, с общим размером данного сбора. Для этих целей следует конкретизировать перечень реально оказанных третьим лицом услуг в отношении указанных в иске судов, а также исследовать документы, отражающие экономическую обоснованность утвержденного для ответчика тарифа, с расшифровкой такого обоснования. Для выяснения соответствующих обстоятельств участникам дела следует представить обосновывающие документы, а при отсутствии такой возможности обратиться в установленном порядке за содействием в их получении к суду. При новом рассмотрении суду следует также распределить судебные расходы по уплате госпошлины за рассмотрение кассационной жалобы.
В связи с окончанием кассационного производства и отменой судебных актов меры по приостановлению исполнения постановления апелляционного суда, принятые судом округа, прекращают свое действие (часть 4 статьи 283 АПК РФ).
Руководствуясь статьями 286 — 289 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Арбитражный суд Дальневосточного округа

постановил:

решение Арбитражного суда Приморского края от 22.06.2016, постановление Пятого арбитражного апелляционного суда от 20.10.2016 по делу N А51-2835/2016 отменить.
Направить дело на новое рассмотрение в Арбитражный суд Приморского края.
Постановление вступает в законную силу со дня его принятия и может быть обжаловано в Судебную коллегию Верховного Суда Российской Федерации в срок, не превышающий двух месяцев со дня его принятия, в порядке, предусмотренном статьей 291.1 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

Председательствующий судья Е.Н.ГОЛОВНИНА

Судьи И.Ф.КУШНАРЕВА Е.О.НИКИТИН