Требование: О прекращении права собственности в праве общей долевой собственности на вновь созданные объекты недвижимости, признании права собственности

Обстоятельства: Истец указал на то, что у него возникло право собственности на объекты недвижимости в силу инвестиционного контракта, по которому он выступал инвестором.
Решение: Дело направлено на новое рассмотрение, поскольку вывод суда о ненадлежащем способе защиты нарушенного права сделан без учета норм закона, а также без установления того, какие именно результаты коммерческой деятельности договорились распределить стороны по завершению строительства объектов.

Постановление Арбитражного суда Московского округа от 19.01.2017 N Ф05-20461/2016 по делу N А41-18447/16

Резолютивная часть постановления объявлена 12 января 2017 года
Постановление в полном объеме изготовлено 19 января 2017 года
Арбитражный суд Московского округа в составе:
председательствующего судьи — Мысака Н.Я.,
судей: Дунаевой Н.Ю., Нечаева С.В.,
при участии в заседании:
от истца — Язовский А.И. доверенность от 24.03.2016, Хмелевский Д.С. доверенность от 04.03.2016, Лаврухин М.И. доверенность от 24.03.2016, Дурасов М.А., лично, паспорт
от ответчиков
Родионов А.В. — не явился, извещен
ООО "Покровское" — Швачкин А.Л. доверенность от 29.12.2014
от третьего лица — не явился, извещен
рассмотрев 12 января 2017 года в судебном заседании кассационную жалобу
Дурасова Михаила Александровича,
на решение от 08 июня 2016 года
Арбитражного суда Московской области,
принятое судьей Муриной В.А.,
на постановление от 13 сентября 2016 года
Десятого арбитражного апелляционного суда,
принятое судьями Игнахиной М.В., Мальцевым С.В., Ханашевичем С.К.,
по иску Дурасова Михаила Александровича
к Родионову Александру Владимировичу, Обществу с ограниченной ответственностью "Покровское"
о прекращении права собственности, о признании права собственности
третье лицо — Управление Росреестра по Московской области

установил:

Дурасов Михаил Александрович (далее — Дурасов М.А., истец) обратился в Арбитражный суд Московской области с иском к Родионову Александру Владимировичу (далее — Родионов А.В., 1-й ответчик), ООО "Покровское" (далее — Общество "Покровское", 2-й ответчик) о прекращении права собственности в праве общей долевой собственности на вновь созданные объекты недвижимости по адресу: Московская область, Истринский район, Лучинское с/п, д. Крючково, ул. Радости, стр. 4:
— 2341/5000 долей (46,82%), спортивно-оздоровительный центр, общей площадью 1056,1 кв. м, кадастровый номер: 50:08:0060158:301;
— 2341/5000 долей (46,82%), культурно-развлекательный центр, общей площадью 1382,5 кв. м, кадастровый номер: 50:08:0060158:300;
— 2341/5000 долей (46,82%), бытовой центр, общей площадью 699,9 кв. м, кадастровый номер: 50:08:0060158:298 и о признании права собственности за Дурасовым М.А. соответственно на 2341/5000 долей (46,82%) в отношении каждого из вышеуказанных объектов недвижимого имущества.
К участию в деле в качестве третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований, привлечено Управление государственной регистрации, кадастра и картографии по Московской области (далее — Управление Росреестра по Московской области).
Решением Арбитражного суда Московской области от 08.06.2016 года, оставленного без изменения постановлением Десятого арбитражного апелляционного суда от 13.09.2016 года, в удовлетворении исковых требований отказано.
Не согласившись с принятыми по делу судебными актами, Дурасов М.А. обратился с кассационной жалобой, в которой просит отменить решение и постановление суда апелляционной инстанции и направить дело на новое рассмотрение в суд первой инстанции.
В обоснование кассационной жалобы заявитель ссылается на нарушение судом норм процессуального и материального права, на несоответствие выводов суда фактическим обстоятельствам дела и представленным в дело доказательствам.
Заявитель кассационной жалобы ссылается на то, что судами дана неверная квалификация сложившихся между сторонами правоотношений, неправильно определены обстоятельства, имеющие значение для дела; применены нормы закона, не подлежащие применению, судебные акты приняты при неполном выяснении фактических обстоятельств, имеющих существенное значение для правильного рассмотрения спора, суды неправильно установили начало исчисления срока исковой давности, посчитав его пропущенным истцом.
Надлежащим образом извещенные о месте и времени судебного разбирательства Родионов А.В. и Управление Росреестра по Московской области явку своих представителей в суд кассационной инстанции не обеспечили, что в силу части 3 статьи 284 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации (далее — АПК РФ) не является препятствием для рассмотрения дела в отсутствие представителей этих лиц.
В соответствии с абзацем 2 части 1 статьи 121 АПК РФ информация о рассмотрении настоящей кассационной жалобы размещена на общедоступных сайтах Арбитражного суда Московского округа http://www.fasmo.arbitr.ru и http://kad.arbitr.ru в сети "Интернет".
Отводов суду заявлено не было.
До рассмотрения кассационной жалобы по существу суд кассационной инстанции разъяснил лицам, участвующим в деле, их права и обязанности, предусмотренные статьей 41 АПК РФ, сообщил, что от Общества "Покровские" поступил отзыв на кассационную жалобу и доказательства, свидетельствующие о заблаговременном направлении отзыва в адрес лиц, участвующих в деле.
Отзыв в судебном заседании суда кассационной инстанции приобщен к материалам дела.
Заявлений или ходатайств, связанных с рассмотрением кассационной жалобы, через канцелярию Арбитражного суда Московского округа не поступило, в судебном заседании заявлено не было.
Суд кассационной инстанции установил порядок рассмотрения кассационной жалобы.
Представитель заявителя — Дурасова М.А. поддержал требования, изложенные в кассационной жалобе.
Представитель ответчика — Общества "Покровское" возражал против удовлетворения кассационной жалобы, ссылаясь на соблюдение норм материального и процессуального права при вынесении обжалуемых судебных актов.
Изучив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы, выслушав представителей истца и 2-го ответчика, участвующих в деле и явившихся в судебное заседание, проверив в порядке статьи 286 АПК РФ правильность применения норм материального и процессуального права, а также соответствие выводов, содержащихся в оспариваемых судебных актах, установленным по делу фактическим обстоятельствам и имеющимся в деле доказательствам, суд кассационной инстанции пришел к выводу, что решение и постановление подлежат отмене, а дело — направлению на новое рассмотрение в суд первой инстанции по следующим основаниям.
Судами установлено, что ООО "Покровское" является собственником следующих объектов недвижимости: спортивно-оздоровительный центр, общей площадью 1056,1 кв. м, кадастровый номер: 50:08:0060158:301; культурно-развлекательный центр, общей площадью 1382,5 кв. м, кадастровый номер: 50:08:0060158:300; бытовой центр, общей площадью 699,9 кв. м, кадастровый номер: 50:08:0060158:298, расположенных по адресу: Московская область, Истринский район, Лучинское с/п, д. Крючково, ул. Радости, стр. 4.
Указанные объекты недвижимости завершены строительством в установленном порядке на основании разрешения на строительство от 19.07.2011 и введены в эксплуатацию на основании соответствующих разрешений на ввод объектов в эксплуатацию от 23.06.2014 N 5054306-425, от 23.06.2014 N 5054306-485/2, от 23.06.2014 N 5054306-485/3 выданных ООО "Покровское" (т. 1 л.д. 21-26).
Судами также установлено, что между Родионовым А.В. (Инвестор 1) и Дурасовым М.А. (Инвестор 2) заключено Соглашение от 10.01.2009 о совместной деятельности в рамках Комплексов Мелоди (далее — Соглашение от 10.01.2009 г.).
Соглашением от 10.01.2009 стороны определили, что они обязуются путем объединения усилий совместно осуществлять коммерческую деятельность с целью извлечения прибыли по совместному финансированию строительства культурно-развлекательного и спортивно-оздоровительного комплексов, принадлежащих на праве собственности ООО "Покровское" и расположенных в пос. Мелоди, дер. Крючково, Истринского района Московской области, для дальнейшей сдачи в аренду помещений комплексов.
В силу пункта 1.3 Соглашения от 10.01.2009 стороны для обеспечения коммерческой деятельности вносят денежные средства: Инвестор 1 — 72 500 000 (эквивалент 2 416 667 дол. США); Инвестор 2 — ориентировочно 61 688 000 (эквивалент 2 056 268 дол. США).
При этом прибыль от коммерческой деятельности, осуществляемой по настоящему Соглашению, распределяется в следующем соотношении: 54% — Инвестору 1; 46% — Инвестору 2 (п. 2.1 Соглашения от 10.01.2009 г.).
Дурасов М.А., считая, что у него возникло право долевой собственности на возведенные объекты, обратился в суд с настоящим иском.
Отказывая в удовлетворении исковых требований, суд первой инстанции исходил из того, что заключенное между сторонами Соглашение является договором простого товарищества, а поскольку стороны соглашения о совместной деятельности на момент его подписания не являлись индивидуальными предпринимателями, суд пришел к выводу о том, что заключенное между ними соглашение является ничтожным в силу пункта 2 статьи 1041 ГК РФ и не порождающим правовые последствия.
При этом, суд руководствовался положениями норм статей 421, 422, 431, 1041 ГК РФ, а также разъяснениями, содержащимися в пункте 4 Постановления Пленума ВАС РФ от 11.07.2011 N 54 "О некоторых вопросах разрешения споров, возникающих из договоров по поводу недвижимости, которая будет создана или приобретена в будущем", сделав вывод о том, что исходя из буквального толкования положений заключенного между сторонами Соглашения, следует, что между сторонами сложились отношения по осуществлению коммерческой деятельности с целью извлечения прибыли.
Также суд первой инстанции указал, что иск о признании права собственности может быть заявлен собственником индивидуально-определенной вещи, права которого оспариваются, отрицаются или не признаются другим лицом, не находящимся с собственником в обязательственных отношениях по поводу спорной вещи.
Суд пришел к выводу, что выбранный истцом способ защиты права, исходя из сложившихся между сторонами правоотношений, не соответствует положениям ст. 12 ГК РФ.
Ссылаясь на положения статей 218, 219 ГК РФ, суд сделал вывод о том, что право долевой собственности у истца не могло возникнуть и не возникло.
Соглашаясь с заявлением ответчика о пропуске истцом срока исковой давности и отказывая в иске, в том числе по данному основанию, суд указал, что в рассматриваемом Соглашении стороны договорились осуществить завершение строительства объектов недвижимого имущества в 2009 году и пришел к выводу, что как минимум с 2010 года истец вправе был требовать исполнения обязательств по нему. В суд истец обратился 07.04.2016 (согласно штампу суда).
Данные выводы суда первой инстанции поддержал суд апелляционной инстанции.
Суд кассационной инстанции считает выводы судов сделанными по неполно установленным обстоятельствам вследствие неполного исследования имеющихся в деле доказательств и неправильного применения следующих норм права.
В соответствии с пунктом 2 статьи 421 ГК РФ стороны могут заключить договор, как предусмотренный, так и не предусмотренный законом или иными правовыми актами.
Пункт 3 этой же статьи предусматривает, что стороны могут заключить договор, в котором содержатся элементы различных договоров, предусмотренных законом или иными правовыми актами (смешанный договор). К отношениям сторон по смешанному договору применяются в соответствующих частях правила о договорах, элементы которых содержатся в смешанном договоре, если иное не вытекает из соглашения сторон или существа смешанного договора.
Действительно, пункт 2 статьи 1041 ГК РФ устанавливает, что сторонами договора простого товарищества, заключаемого для осуществления предпринимательской деятельности, могут быть только индивидуальные предприниматели и (или) коммерческие организации.
Пункт 1 статьи 23 ГК РФ устанавливает, что гражданин вправе заниматься предпринимательской деятельностью без образования юридического лица с момента государственной регистрации в качестве индивидуального предпринимателя.
В соответствии с пунктом 4 статьи 23 ГК РФ, гражданин, осуществляющий предпринимательскую деятельность без образования юридического лица с нарушением требований пункта 1 настоящей статьи, не вправе ссылаться в отношении заключенных им при этом сделок на то, что он не является предпринимателем. Суд может применить к таким сделкам правила настоящего Кодекса об обязательствах, связанных с осуществлением предпринимательской деятельности.
В соответствии с пунктом 73 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 23.06.2015 N 25 "О применении судами некоторых положений раздела I части первой Гражданского кодекса Российской Федерации" (далее — Постановление N 25) сделка, нарушающая требования закона или иного правового акта, по общему правилу является оспоримой (пункт 1 статьи 168 ГК РФ).
В пункте 72 Постановления N 25 разъяснено, что сторона сделки, из проведения которой явствует воля сохранить силу оспоримой сделки, не вправе оспаривать эту сделку по основанию, о котором эта сторона знала или должна была знать, когда проявляла волю на сохранение сделки (пункт 2 статьи 166 ГК РФ).
В пункте 70 Постановления N 25 Верховный Суд указал, что сделанное в любой форме заявление о недействительности (ничтожности, оспоримости) сделки и о применении последствий недействительности сделки (требование, предъявленное в суд, возражение ответчика против иска и т.п.) не имеет правового значения, если ссылающееся на недействительность лицо действует недобросовестно, в частности, если его поведение после заключения сделки давало основание другим лицам полагаться на действительность сделки (пункт 5 статьи 166 ГК РФ).
Истец, обращаясь с иском в суд, ссылался на то, что заключенное сторонами Соглашение от 10.01.2009 г. реально исполнялось, в подтверждение чего истцом были представлены соответствующие доказательства: документы, подтверждающие инвестирование в форме денежных средств: расписки от 14.11.2008 г., от 19.01.2009 г., от 18.02.2009 г., от 30.03.2009 г., от 26.05.2009 г., от 29.05.2009 г., от 09.06.2009 г., от 21.07.2009 г., от 09.10.2009 г., от 03.02.2010 г., от 01.06.2010 г., от 03.08.2010 г., от 26.10.2010 г., от 17.11.2010 г. (т. 1 л.д. 79-92); документы, подтверждающие поставку и выполнение работ по монтажу приточно-вытяжной системы вентиляции; документы, подтверждающие поставку и монтаж систем кондиционирования; документы, подтверждающие поставку и монтаж системы водоснабжения и канализации; документы, подтверждающие поставку и монтаж системы отопления и теплоснабжения; документы, подтверждающие финансирование и выполнение работ с привлечением бригады Данилюка О.И.; документы, подтверждающие выполнение работ по пробивке отверстий под воздуховоды вентиляции; документы, подтверждающие выполнение работ по уменьшению оконных проемов; документы, подтверждающие выполнение строительных работ после устройства системы вентиляции; документы, подтверждающие выполнение работ по установке металлических дверей; документы, подтверждающие финансирование и выполнение работ с привлечением бригады Нуйкина О.В.; документы, подтверждающие закупку материалов и выполнение работ по прокладке кабеля от ТП до здания; документы, подтверждающие выполнение электромонтажных работ в цоколе здания; документы, подтверждающие закупку материалов и выполнение работ по установке силового оборудования на 3 этаже и крыше здания; документы, подтверждающие выполнение работ по монтажу строительных бытовок; документы, подтверждающие проведение дополнительных электромонтажных работ и прокладку кабеля для аварийного электроснабжения; документы, подтверждающие проведение работ по разработке проектно-сметной документации слаботочных систем здания; документы, подтверждающие закупку материалов и проведение монтажных работ для видеонаблюдения; документы, подтверждающие проведение работ по прокладке кабеля для систем видеонаблюдения и интернета (т. 1 л.д. 93-173, т. 2 л.д. 1-27).
Однако суды оценку данным документам не давали, что могло иметь значение для правильного разрешения спора с учетом вышеуказанной правовой позиции Верховного Суда Российской Федерации, в связи с чем вывод судов о ничтожности соглашения не может быть признан основанным на полно и всесторонне исследованных доказательствах.
Суд первой инстанции указал, что исходя из буквального толкования положений заключенного между сторонами Соглашения от 10.01.2009 г., следует, что между сторонами сложились отношения по осуществлению коммерческой деятельности с целью извлечения прибыли. Сделав вывод о том, что Соглашение от 10.01.2009 г. отвечает признакам договора простого товарищества (договора о совместной деятельности), суд не указал, действует ли в настоящее время данный договор, либо он прекращен, или расторгнут и какие в зависимости от этого возникли правовые последствия.
Вывод суда о том, что Родионов А.В., не обладая правом собственности на спорные объекты на момент подписания Соглашения, не вправе был распоряжаться ими, является преждевременным.
В материалах дела имеются копии свидетельств от 15.08.2008 г. о государственной регистрации права собственности Общества "Покровское" (т. 3 л.д. 133-134), в которых отражено, что право собственности указанного общества было зарегистрировано в отношении объектов незавершенного строительства: культурно-развлекательного и спортивно-оздоровительного комплексов.
В Соглашении от 10.01.2009 г. (пункты 1.1, 1.2, 2.1, 3.1) содержатся условия, согласно которым его стороны преследуют цель завершить строительство указанных объектов ввести их в эксплуатацию и использовать в своей коммерческой деятельности.
При этом, как следует из выписки из ЕГРЮЛ (т. 1 л.д. 29-49), Родионов А.В. является собственником доли (100%) в Обществе "Покровское" и его генеральным директором.
При наличии указанных обстоятельств суду первой инстанции необходимо было проверить выступал ли Родионов А.В. при заключении Соглашения от имени Общества "Покровское", действуя как генеральный директор данного общества, и возникли ли в связи с этим соответствующие права и обязанности у самого общества, имея в виду то, что достижение целей Соглашения от 10.01.2009 г. в отрыве прав Общества "Покровское" на объекты незавершенного строительства невозможно.
Условиями Соглашения от 10.01.2009 г. предусмотрено, что стороны договорились завершить строительство объектов и в последующем извлекать прибыль от сдачи имущества в аренду (пункты 2.1 и 3.1 Соглашения от 10.01.2009 г.).
Суду необходимо было дать толкование условиям Соглашения от 10.01.2009 г., проверить поведение сторон в ходе исполнения Соглашения и выяснить волю сторон спора при заключении сделки, сделав вывод, каким образом, стороны соглашения планировали деятельность, связанную со сдачей построенного имущества в аренду, учитывая, что в силу закона только собственник имущества вправе им распоряжаться.
Суду на основании имеющихся в материалах дела доказательствах необходимо было установить, возможна ли была совместная деятельность сторон Соглашения от 10.01.2009 г. по сдаче имущества в аренду в отрыве от совместного решения вопросов о регистрации права собственности на имущество, которое частично было создано (как утверждал истец) с привлечением денежных средств сторон Соглашения от 10.01.2009 г.
В случае регистрации права собственности построенного имущества исключительно на Общество "Покровское" именно данное общество праве инициировать арендные отношения.
Сделав вывод о том, что истцом избран ненадлежащий способ нарушенного права, суды первой и апелляционной инстанции указали, что действующее гражданское законодательство предусматривает основания возникновения права собственности.
Вместе с тем, судами не была дана оценка условиям Соглашения от 10.01.2009 г. (пункты 1.1, 1.2, 1.3), в которых стороны определили свои затраты как инвестиции (совместное финансирование строительства объектов). Пунктом 2 Соглашения предусматривалось, что стороны договорились распределить результаты коммерческой деятельности.
В соответствии со статьей 8 Федерального закона от 25.02.1999 N 39-ФЗ "Об инвестиционной деятельности в Российской Федерации, осуществляемой в форме капитальных вложений" (далее — Федеральный закон от 25.02.1999 N 39-ФЗ) отношения между субъектами инвестиционной деятельности осуществляются на основе договора, заключаемого между ними в соответствии с Гражданским кодексом Российской Федерации.
Статьей 1 Федерального закона от 25.02.1999 N 39-ФЗ предусмотрено, что инвестиционная деятельность — это вложение инвестиций и осуществление практических действий в целях получения прибыли и (или) достижения иного полезного эффекта.
Объектами капитальных вложений в Российской Федерации являются находящиеся в частной, государственной, муниципальной и иных формах собственности различные виды вновь создаваемого и (или) модернизируемого имущества, за изъятиями, устанавливаемыми федеральными законами (статья 3 Федерального закона от 25.02.1999 N 39-ФЗ).
Положениями статей 6, 15, 16, 19 Федерального закона от 25.02.1999 N 39-ФЗ предусмотрены равные права инвесторов при осуществлении инвестиционной деятельности.
В соответствии со статьей 6 Федерального закона от 25.02.1999 N 39-ФЗ инвесторы имеют равные права на владение, пользование и распоряжение объектами капитальных вложений и результатами осуществленных капитальных вложений.
Следовательно, иск участника инвестиционной деятельности о признании права собственности на имущество, созданное в процессе инвестиционной деятельности, является надлежащим способом защиты нарушенного права.
Таким образом, вывод судов о ненадлежащем способе защиты нарушенного права сделан без учета вышеуказанных норм закона, а также без установления того, какие именно результаты коммерческой деятельности договорились распределить стороны по завершению строительства объектов.
Также вывод суда первой инстанции о пропуске срока исковой давности (суд первой инстанции указал, что как минимум с 2010 года истец вправе был требовать исполнения обязательств по соглашению) сделан без учета установленных по делу обстоятельств: истец при обращении в суд ссылался на то, что о нарушении своего права узнал в 2016 году, в обоснование чего представил выписки из ЕГРП (т. 3 л.д. 105-107), датированные 07.04.2016, при этом построенные объекты введены в эксплуатацию в 2014 году (т. 1 л.д. 73-78), на кадастровый учет поставлены в 2015 году, право собственности 2-м ответчиком зарегистрировано в ЕГРП 07.12.2015 г.
Поскольку выводы судов о правовой природе Соглашения, а также о его ничтожности были сделаны без исследования и оценки имеющихся в деле доказательств, при не полно установленных судами обстоятельствах, то суд кассационной инстанции считает, что судебные акты не являются законными и обоснованными, в связи с чем в соответствии с частями 1 — 3 статьи 288 АПК РФ подлежат отмене.
Так как для принятия обоснованного и законного решения требуется установление обстоятельств, исследование и оценка доказательств, а также иные процессуальные действия, предусмотренные для рассмотрения дела в суде первой инстанции, что невозможно в суде кассационной инстанции в силу его полномочий, дело в соответствии с пунктом 3 части 1 статьи 287 названного Кодекса подлежит передаче на новое рассмотрение в Арбитражный суд Московской области.
При новом рассмотрении суду первой инстанции необходимо учесть изложенное, проверить все доводы сторон, определить законы и иные нормативные правовые акты, подлежащие применению к спорным правоотношениям, на основе оценки в соответствии с требованиями закона относимых, допустимых, достоверных доказательств установить имеющие значение для дела обстоятельства, установить: за счет чьих инвестиций осуществлялось строительство вышеуказанных объектов недвижимого имущества, проверить доводы и представленные истцом доказательства, свидетельствующие, как утверждает истец, о его финансовом участии в возведении объектов; установить какие именно результаты коммерческой деятельности договорились распределить стороны по завершению строительства объектов; сделать вывод о том, действует ли в настоящее время Соглашение от 10.01.2009 г. и какие наступили права и обязанности сторон данного соглашения в отношении совместно созданного ими имущества.
В том случае, если суд придет к выводу о том, что целью сторон соглашения являлось не только совместное вложений инвестиций и завершение строительства объектов, но и получение каждой из сторон в собственность соответствующей доли в праве на построенные объекты, суду необходимо будет указать мотивы, по которым будет проверен довод истца о том, что им заявлено требование о признании права собственности на основании статьи 218 ГК РФ, как лица, участвующего в создании вещи.
Кроме того, в соответствии со статьей 138 АПК РФ арбитражный суд принимает меры для примирения сторон, содействует им в урегулировании спора, в связи с чем суду необходимо предложить сторонам урегулировать возникший спор мирным путем.
Руководствуясь статьями 284 — 289 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации

постановил:

Решение Арбитражного суда Московской области от 08 июня 2016 года и постановление Десятого арбитражного апелляционного суда от 13 сентября 2016 года по делу N А41-18447/16 отменить, дело направить на новое рассмотрение в Арбитражный суд Московской области.

Председательствующий судья Н.Я.МЫСАК

Судьи Н.Ю.ДУНАЕВА С.В.НЕЧАЕВ