Требование: Об оспаривании в части решения налогового органа

Обстоятельства: Обществу доначислены: 1) НДС в связи с применением ставки 0 процентов в отношении операций по оказанию услуг по приведению экспортного груза (угля) в транспортабельное состояние; 2) налог на прибыль по эпизоду включения в состав расходов амортизационных отчислений по основным средствам.
Решение: Требование удовлетворено, поскольку: 1) спорные услуги по очистке угля от примесей являются частью перевалки груза и не подлежат налогообложению; 2) инженерные сети использовались обществом в производственной деятельности.

Постановление Арбитражного суда Северо-Западного округа от 03.02.2017 по делу N А42-4099/2015

Арбитражный суд Северо-Западного округа в составе председательствующего Соколовой С.В., судей Родина Ю.А., Мунтян Л.Б., при участии от публичного акционерного общества "Мурманский морской торговый порт" Карпова Д.С. (доверенность от 16.01.2017 N 36-25-5), Колотовой И.А. (доверенность от 16.01.2017 N 36-25-6), Марьинского И.В. (доверенность от 26.12.2016 N 36-25-151), от Межрайонной инспекции Федеральной налоговой службы по крупнейшим налогоплательщикам по Мурманской области Миронова С.А. (доверенность от 11.10.2016 N 02/04997), Соловьевой И.Л. (доверенность от 27.01.2017 N 02-04/00435), Непочетовой А.И. (доверенность от 22.12.2016 N 02-04/06112), Торопо А.О. (доверенность от 03.10.2016 N 02-04/04846), от иностранной компании "SUEK AG" Фигурова П.К. (доверенность от 18.03.2016), рассмотрев 30.01.2017 в открытом судебном заседании кассационную жалобу Межрайонной инспекции Федеральной налоговой службы по крупнейшим налогоплательщикам по Мурманской области на решение Арбитражного суда Мурманской области от 16.06.2016 (судья Воронцова Н.В.) и постановление Тринадцатого арбитражного апелляционного суда от 23.09.2016 (судьи Горбачева О.В., Будылева М.В., Загараева Л.П.) по делу N А42-4099/2015,

установил:

Публичное акционерное общество "Мурманский морской торговый порт", место нахождения: 183024, г. Мурманск, Портовый проезд, д. 19, ОГРН 1025100843371, ИНН 5190400349 (далее — Общество), обратилось в Арбитражный суд Мурманской области с заявлением о признании частично недействительным решения Межрайонной инспекции Федеральной налоговой службы по крупнейшим налогоплательщикам по Мурманской области, место нахождения: 183038, г. Мурманск, Комсомольская ул., д. 2, ОГРН 1045100220505, ИНН 5199000017 (далее — Инспекция), от 23.01.2015 N 1 о привлечении к ответственности за совершение налогового правонарушения.
Определением суда от 02.09.2015 к участию в деле в качестве третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований относительно предмета спора, привлечена иностранная компания "SUEK AG", место нахождения: Швейцария, 9000, г. Санкт Гален, Вадианштрассе, 59.
Решением суда первой инстанции от 16.06.2016 решение Инспекции признано недействительным в части доначисления 2 677 371 руб. налога на прибыль организаций (далее — налог на прибыль), 112 490 344 руб. налога на добавленную стоимость (далее — НДС), начисления соответствующих сумм пеней и штрафа (пункты 2.1.2, 2.1.3, 2.1.4 и 2.2.2 мотивировочной части решения налогового органа), в удовлетворении остальной части заявленных требований отказано.
Постановлением апелляционного суда от 23.09.2016 решение от 16.06.2016 отменено в части признания недействительным решения налогового органа о доначислении 2 400 000 руб. налога на прибыль, начисления соответствующих сумм пеней и штрафа (пункт 2.1.2 мотивировочной части решения Инспекции), в удовлетворении заявленных Обществом требований в этой части отказано. В остальной части решение суда первой инстанции оставлено без изменения.
В кассационной жалобе Инспекция, ссылаясь на неправильное применение судами норм материального права, просит отменить решение от 16.06.2016 и постановление от 23.09.2016 в части признания недействительным ее решения о доначислении налога на прибыль и НДС, начисления пеней и штрафа по эпизодам, приведенным в пунктах 2.1.4 и 2.2.2 мотивировочной части оспариваемого решения, принять по данному делу новый судебный акт об отказе в удовлетворении заявления Общества в указанной части.
Налоговый орган считает неправомерным подтверждение судами обоснованности применения Обществом в 2011 — 2012 годах при исчислении НДС в связи с оказанием в рамках договора по перевалке грузов услуг по приведению грузов в транспортабельное состояние ставки 0 процентов, поскольку оказанные налогоплательщиком услуги по очистке угля от примесей не являются частью перевалки груза в понимании подпункта 2.5 пункта 1 статьи 164 Налогового кодекса Российской Федерации (далее — НК РФ).
Кроме того, по мнению подателя жалобы, выводы судов по эпизоду включения Обществом в состав расходов по налогу на прибыль за 2012 год амортизационной премии и амортизационных отчислений по инженерным сетям, стоимость которых выделена из стоимости объекта незавершенного строительства — модульной угольной котельной (далее — Котельная), не соответствуют фактическим обстоятельствам дела. Как утверждает Инспекция, исходя из материалов дела, инженерные сети не использовались Обществом в производственной деятельности, направленной на получение дохода, следовательно, не могли быть признаны амортизируемыми основными средствами для целей налогового учета.
Представители Инспекции в судебном заседании поддержали доводы кассационной жалобы, представители Общества возражали против ее удовлетворения.
Законность обжалуемых судебных актов проверена в кассационном порядке.
Как видно из материалов дела, по результатам выездной налоговой проверки деятельности Общества и входящих в его состав обособленных подразделений за период с 01.01.2011 по 31.12.2012 Инспекция составила акт от 21.11.2014 N 10 и приняла решение от 23.01.2015 N 1 о привлечении к ответственности за совершение налогового правонарушения, которым доначислила Обществу 112 490 344 руб. НДС и 2 829 398 руб. налога на прибыль, начислила 27 635 475 руб. 61 коп. пеней за несвоевременное перечисление этих налогов и налога на доходы физических лиц. Налогоплательщик также привлечен к ответственности, предусмотренной пунктом 1 статьи 122 и статьей 123 НК РФ, в виде взыскания 15 481 580 руб. штрафа.
Решением от 06.05.2015 N 132, принятым по апелляционной жалобе Общества, Управление Федеральной налоговой службы по Мурманской области отменило решение Инспекции в части начисления 1 387 826 руб. 42 коп. пеней по НДС по эпизоду, связанному с неправомерным отражением налогоплательщиком в качестве доходов, не признаваемых объектом налогообложения, сумм диспача, полученных за досрочную погрузку отправленного на экспорт товара, и невключением этих сумм в налоговую базу по операциям, облагаемым по налоговой ставке 0 процентов. В остальной части апелляционная жалоба Общества оставлена без удовлетворения.
Общество оспорило решение Инспекции в судебном порядке.
Суд первой инстанции удовлетворил заявленные требования частично.
Апелляционный суд отменил решение суда первой инстанции в части.
Кассационная инстанция, рассмотрев материалы дела и проверив правильность применения судами норм материального и процессуального права, пришла к следующим выводам.
Как следует из пункта 2.2.2 мотивировочной части оспариваемого решения, Инспекция в ходе проверки пришла к выводу о неправомерном применении Обществом налоговой ставки 0 процентов в отношении операций по оказанию услуг по приведению экспортного груза в транспортабельное состояние, что привело к неуплате в бюджет за 2011 — 2012 годы 112 490 344 руб. НДС.
Инспекция установила, что в рамках заключенных с иностранными компаниями "Coeclerici Coal & Fuels SPA" (Италия), "Eagle Energi Limited" (Кипр) и "SUEK AG" (Щвейцария) договоров Общество оказывало услуги по приведению груза (угля) в транспортабельное состояние 2 категории, а именно очищало уголь от неугольных примесей (металла, бумаги, досок, тряпья и прочего). В отношении этих услуг налогоплательщик применял нулевую налоговую ставку по НДС. По мнению налогового органа, при перевалке и хранении угля, перемещаемого через границу Российской Федерации, применение нулевой налоговой ставки в отношении операций по его очистке пунктом 1 статьи 164 НК РФ не предусмотрено. В обоснование этого вывода Инспекция указала, что дополнительные работы (услуги) по очистке угля от неугольных примесей нельзя рассматривать как обязательные меры, обеспечивающие перевалку угля, а именно улучшающие его транспортабельное состояние. В данном случае указанные работы (услуги) имеют своей целью улучшение качества угля, а не связаны с приведением его в транспортабельное состояние в целях погрузки и транспортировки, поэтому не могут рассматриваться как составная часть работ (услуг) по перевалке.
Оценив представленные доказательства в их совокупности и взаимной связи, руководствуясь положениями статьи 164 НК РФ, Федерального закона от 08.11.2007 N 261-ФЗ "О морских портах в Российской Федерации и о внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации" (далее — Закон N 261-ФЗ), ГОСТ Р 51005-96 "Услуги транспортные. Грузовые перевозки. Номенклатура показателей качества" и ГОСТ Р 51006-96 "Услуги транспортные. Термины и определения", суды первой и апелляционной инстанций пришли к выводу, что очистка угля от неугольных включений является частью услуги по приведению груза в транспортабельное состояние, обеспечивающее проведение погрузо-разгрузочных работ без потерь и повреждений, а та в свою очередь — составной частью комплексной услуги по перевалке грузов в морском порту, в связи с чем Общество правомерно применяло к спорным операциям нулевую налоговую ставку по НДС.
Кассационная инстанция не находит оснований для отмены обжалуемых судебных актов в этой части.
Как установлено судами, по договорам, заключенным с иностранными компаниями — заказчиками, Общество (оператор морского терминала) обязалось оказывать транспортно-экспедиционные услуги при организации международной перевозки и перевалку навалом в Мурманском морском торговом порту угля, перемещаемого через границу Российской Федерации, а также оказывать услуги по приведению груза в транспортабельное состояние 1 категории (рыхление и другую обработку груза в вагоне с целью обеспечения механической выгрузки в том числе слежавшегося и смерзшегося угля). Дополнительными соглашениями к договорам предусмотрено, что на основании письменной заявки заказчика оператор морского терминала перед погрузкой на судно с помощью мобильных установок приводит груз в транспортабельное состояние 2 категории.
Согласно статье 20 Закона N 261-ФЗ по договору перевалки груза оператор морского терминала обязуется осуществить за вознаграждение перевалку груза и выполнить другие определенные договором перевалки груза услуги и работы. По договору перевалки груза оператором морского терминала могут осуществляться погрузка, выгрузка, перемещение в границах морского порта, технологическое накопление груза. Договором перевалки груза может быть предусмотрено оформление документов на грузы, подлежащие перевалке, а также осуществление иных дополнительных услуг и работ.
Как указано в пункте 9 статьи 4 Закона N 261-ФЗ перевалка грузов — комплексный вид услуг и (или) работ по перегрузке грузов и (или) багажа с одного вида транспорта на другой вид транспорта при перевозках в прямом международном сообщении и непрямом международном сообщении, прямом и непрямом смешанном сообщении, в том числе перемещение грузов в границах морского порта и их технологическое накопление (временное хранение на складских площадках), или по перегрузке грузов без их технологического накопления с одного вида транспорта на другой вид транспорта.
Обществом в соответствии РД 31.40.22-93 "Правила разработки рабочей технологической документации на погрузо-разгрузочные работы в морских портах Российской Федерации" разработана и 10.03.2011 утверждена технологическая карта перегрузки навалом угля каменного, кокса каменноугольного.
В разделе 5 технологической карты определено, что морской порт приводит груз в транспортабельное состояние исходя из требований портов выгрузки и декларации о грузе, в том числе восстанавливает сыпучесть при выгрузке из вагона (категория 1) и извлекает посторонние предметы, попавшие в груз в процессе его доставки в порт (категория 2).
В подпункте 5.2 технологической карты прописан порядок приведения перед погрузкой на судно груза в транспортабельное состояние 2 категории, согласно которому под приведением груза в транспортабельное состояние понимается его очистка от неугольных примесей (металла, бумаги, досок, тряпья и прочего) и приведение кусковатости в требуемые пределы с использованием специальных установок ("Цеппелин", "Экстэк" и др.), оснащенных магнитным сепаратором.
В рассматриваемом случае, как установлено судами, уголь очищался после выгрузки из вагонов и перед его погрузкой на суда для морской перевозки, т.е. в процессе оказания в морском порту услуг по перевалке груза, перемещаемого через границу Российской Федерации.
Согласно подпункту 2.5 пункта 1 статьи 164 НК РФ налогообложение производится по налоговой ставке 0 процентов при реализации работ (услуг), выполняемых (оказываемых) российскими организациями (за исключением организаций трубопроводного транспорта) в морских, речных портах по перевалке и хранению товаров, перемещаемых через границу Российской Федерации, в товаросопроводительных документах которых указан пункт отправления и (или) пункт назначения, находящийся за пределами территории Российской Федерации.
Под перевалкой в целях статьи 164 НК РФ понимаются погрузка, выгрузка, слив, налив, маркировка, сортировка, упаковка, перемещение в границах морского, речного порта, технологическое накопление грузов, приведение грузов в транспортабельное состояние, их крепление и сепарация.
Поскольку в главе 21 Налогового кодекса Российской Федерации не раскрывается понятие "приведение грузов в транспортабельное состояние", то согласно пункту 1 статьи 11 названного Кодекса это понятие применено судами в том значении, в котором оно используется в других отраслях права.
В соответствии с ГОСТ Р 51005-96 и ГОСТ Р 51006-96 под транспортабельностью понимается обеспечение перевозки груза без повреждений и потерь, эффективное использование транспортных средств, производство погрузочно-разгрузочных и складских работ, то есть весь комплекс операций, связанных с его перемещением от отправителя к получателю. Перемещение грузов не может осуществляться без соблюдения условия их сохранности при перевозке, которая подразумевает перемещение грузов без загрязнений, потерь, повреждений.
Довод подателя жалобы, согласно которому очистка угля от примесей не является операцией по приведению груза в транспортабельное состояние в понимании пункта 2.3 ГОСТ Р 51005-96, не влияет на перевозочный процесс, обоснованный ссылками на условия договоров поставки угля, получил надлежащую правовую оценку.
Проанализировав условия договоров, заключенных Обществом с иностранными компаниями "Coeclerici Coal & Fuels SPA", "Eagle Energi Limited" и "SUEK AG", исследовав технологическую документацию заявителя и приняв во внимание письма Федерального агентства морского и речного транспорта от 27.02.2015 N АП-28/1792, Комитета по логистике Торгово-промышленной палаты Российской Федерации от 17.02.2015 N 09-2/09, Российского морского регистра судоходства от 01.04.2015 N 382-31-85532 и Ассоциации морских торговых портов от 27.01.2015 N А-16, суды пришли к выводу, что оказанные Обществом услуги в полной мере отвечают понятию "приведение груза в транспортабельное состояние", данному в ГОСТах.
Ссылка подателя жалобы на применение апелляционным судом при рассмотрении спора Правил оказания услуг по перевалке грузов в морском порту, утвержденных приказом Министерства транспорта Российской Федерации от 09.07.2014 N 182, которые не действовали в проверенном периоде (2011 — 2012 годах), не свидетельствует о существенном нарушении судом норм материального права, повлекшем принятие незаконного судебного акта.
Получил оценку судов и отклонен как несостоятельный довод налогового органа о том, что процесс очистки угля фактически возвращает топливу товарную привлекательность для конечного потребителя и никак не влияет на приведение груза в транспортабельное состояние в понимании статьи 164 НК РФ. Как установили суды, данный довод Инспекции подкреплен заключениями федерального государственного бюджетного образовательного учреждения высшего профессионального образования "Мурманский государственный технический университет" (далее — Университет) и общества с ограниченной ответственностью "Независимого научно-исследовательского учреждения "Центр судебных экспертиз" (далее — Центр судебных экспертиз). Отчет Университета о выполнении научно-исследовательской работы по теме "Исследование вопросов по улучшению качества угля в результате его очистки от посторонних примесей и оказания влияния свойств и характеристик угля на процессы его перевалки и транспортировки при наличии в нем незначительного количества посторонних примесей" не признан судами надлежащим доказательством, подтверждающим как факт улучшения качества угля в связи с проводимой Обществом очисткой, так и факт невключения данной услуги в состав услуги по перевалке грузов. Суды также указали, что заключение экспертов Центра судебных экспертиз не опровергает необходимости очистки груза в ходе его перевалки морским портом при условии проведения погрузо-разгрузочных работ судоразгрузчиком, в работе которого используется шнековый механизм в сочетании с ленточными транспортерами и аэрожелобами.
Утверждение Инспекции о том, что суд апелляционной инстанции неправомерно учел представленные Обществом заключения общества с ограниченной ответственностью "Морское строительство и технологии" и заведующего лабораторией навалочных грузов акционерного общества "Центральный ордена Трудового Красного Знамени научно-исследовательский и проектно-конструкторский институт морского флота", не принимается судом кассационной инстанции.
Суды обоснованно приняли во внимание доводы поставщика товара — иностранной компании "SUEK AG" о том, что оказанная ему спорная услуга является элементом комплексного процесса транспортировки товара на экспорт, без которой его обязательства перед покупателями экспортного товара не будут исполнены.
Судами установлено, что при выгрузке груза в порту назначения используется современное высокотехнологичное оборудование (конвейерные комплексы), которое не позволяет осуществить погрузочно-разгрузочные работы при наличии в экспортируемом угле неугольных включений (кусков металла, досок, и т.д.). Посторонние включения служат причиной поломки перевалочного оборудования (конвейеров, шнековых выгружателей), что подтверждено представленными в материалы дела рекламациями по факту обнаружения в процессе транспортировки угля в иностранном порту посторонних металлических предметов, наличие которых приводило к повреждению транспортерных лент, остановке выгрузки судовой партии; показаниями свидетелей, должностных лиц налогоплательщика, разрешавших конфликтные ситуации в связи с блокированием и повреждением шнековых кранов, используемых в портах разгрузки судна. Приведение груза в транспортабельное состояние 2 категории является обязательным условием для осуществления погрузки в соответствии с правилами перевозки навалочных грузов и требованиями иностранных портов.
Таким образом, суды установили, что спорные услуги, оказанные в рамках договоров Общества с иностранными компаниями, непосредственно связаны с транспортировкой товара в таможенном режиме экспорта.
Установление фактических обстоятельств дела, исследование и оценка доказательств — это прерогатива судов первой и апелляционной инстанций.
В рамках своих полномочий судами первой и апелляционной инстанций в соответствии с требованиями статьи 71 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации (далее — АПК РФ) дана надлежащая оценка всем доказательствам по делу. Достаточных и достоверных данных, подтверждающих несоблюдение судами требований статьи 71 АПК РФ и неправильное применение норм процессуального законодательства, в кассационной жалобе не содержится.
В статье 286 АПК РФ установлено правило, отражающее специфику полномочий кассационной инстанции и заключающееся в проверке законности судебных актов с точки зрения материального и процессуального права.
Суд кассационной инстанции проверяет правильность применения судами норм права в конкретном деле применительно к фактическим обстоятельствам спора, установленным при рассмотрении дела в первой и апелляционной инстанциях.
Содержащиеся в кассационной жалобе Инспекции доводы по рассмотренному эпизоду выводов судов не опровергают, а по существу сводятся к иной оценке отдельных доказательств и установленных судами фактических обстоятельств вне их связи в совокупности с иными материалами дела, что находится в противоречии с правилами оценки судом доказательств, которые предусмотрены статьей 71 АПК РФ.
Всем доводам, приведенным в жалобе, суды дали полную и объективную оценку на основании имеющихся в материалах дела доказательств; у суда кассационной инстанции отсутствуют основания для иной оценки.
При таких обстоятельствах кассационная инстанция не усматривает нарушения судами двух инстанций норм материального и процессуального права при рассмотрении данного эпизода, в связи с чем оснований для отмены обжалуемых судебных актов в этой части и удовлетворения кассационной жалобы не имеется.
Согласно пункту 2.1.4 мотивировочной части решения от 23.01.2015 N 1 Инспекция признала неправомерным включение Обществом в состав расходов по налогу на прибыль за 2012 год 907 359 руб. амортизационной премии и 209 968 руб. амортизационных отчислений по основным средствам, стоимость которых выделена из стоимости объекта незавершенного строительства — Котельной. Как установил налоговый орган, у Общества на счете 08.03 "Строительство объектов основных средств" числится не завершенный строительством объект — Котельная. На основании приказа от 30.12.2011 N 547-од в связи с частичным завершением работ на указанном объекте из его стоимости выделена стоимость принятых Обществом к учету в качестве основных средств объектов, а именно: теплотрассы от ввода в здание Котельной до УТ-1; водопровода от ввода в здание Котельной до врезки в колодец N 15; канализации бытовой от ввода в здание Котельной до колодца N 433; канализации производственной от ввода в здание модульной котельной до колодца N 436; сетей электроснабжения 0,4 кВт от ввода в здание Котельной до ТП-5; сети электроснабжения 0,4 кВт от ввода в здание Котельной до ТП-13; канализации телефонной от ввода в здание Котельной до склада КТО; дробилки молотковой МПС-10. Данные объекты предназначены исключительно для обеспечения функционирования и использования Котельной, строительство которой Обществом не завершено и которая не введена в эксплуатацию. Согласно представленным налогоплательщиком к проверке документам о результатах проведенных испытаний Котельная не достигла паспортной мощности, т.е. не может использоваться по назначению.
По мнению налогового органа, из содержания пункта 1 статьи 256 НК РФ следует, что одним из основных условий для признания имущества для целей налогового учета амортизируемым основным средством является его использование для извлечения дохода. В данном случае это условие не выполнено: документы, подтверждающие использование спорных объектов в производственной деятельности Общества, не представлены.
Суды первой и апелляционной инстанций пришли к выводу о наличии у налогоплательщика права при исчислении налога на прибыль включить амортизационную премию и суммы начисленной амортизации в состав расходов, в связи с чем признали решение Инспекции по данному эпизоду недействительным. При этом суды учли, что спорные объекты в качестве основных средств 30.12.2011 приняты Обществом к учету и введены в эксплуатацию. Инженерные коммуникации обслуживают объект незавершенного строительства, который в 2012 году не признан подлежащим ликвидации или строительство которого будет прекращено. Следовательно, по мнению судов, поскольку объект незавершенного строительства изначально являлся производственным, то обслуживающие его (поддерживающие водо- и электроснабжение основные средства), считаются объектами производственного назначения. На основании изложенного суды посчитали, что инженерные коммуникации используются Обществом в производственной и административной деятельности, отвечают признакам основных средств, поэтому у налогового органа не имелось правовых оснований для доначисления 223 465 руб. налога на прибыль, начисления пеней и штрафа.
Суд кассационной инстанции считает выводы судов соответствующими имеющимся в деле доказательствам.
В силу статьи 247 НК РФ объектом обложения налогом на прибыль организаций признается прибыль, полученная налогоплательщиками, которая представляет собой полученные доходы, уменьшенные на величину произведенных расходов.
В соответствии со статьей 252 НК РФ расходами признаются обоснованные и документально подтвержденные затраты (а в случаях, предусмотренных статьей 265 НК РФ, убытки), осуществленные (понесенные) налогоплательщиком.
Расходы в зависимости от их характера, а также условий осуществления и направлений деятельности налогоплательщика подразделяются на расходы, связанные с производством и реализацией, и внереализационные расходы (пункт 2 статьи 252 НК РФ).
Расходы, непосредственно связанные с извлечением доходов от осуществления деятельности, подразделяются на материальные расходы, расходы на оплату труда, амортизационные отчисления и прочие расходы (пункт 2 статьи 253 НК РФ).
Согласно статье 256 НК РФ амортизируемым признается имущество, стоимость которого переносится в состав учитываемых в целях налогообложения затрат не единовременно, а в течение определенного промежутка времени, а именно: принадлежащее налогоплательщику на праве собственности имущество, результаты интеллектуальной деятельности и иные объекты интеллектуальной собственности, непосредственно используемые им для осуществления деятельности. Амортизируемым имуществом признается имущество со сроком полезного использования более 12 месяцев и первоначальной стоимостью более 20 000 руб. (в редакции, действовавшей в спорный период).
Согласно пункту 4 статьи 259 НК РФ начисление амортизации на такое имущество начинается с 1-го числа месяца, следующего за месяцем, в котором объект был введен в эксплуатацию.
В силу абзаца второго пункта 9 статьи 258 НК РФ организация вправе часть первоначальной стоимости основного средства списать единовременно в расходы текущего отчетного (налогового) периода. Амортизационная премия представляет собой особый порядок учета части стоимости основных средств при налогообложении прибыли организаций, применяемый наряду с амортизационными отчислениями. Указанная премия непосредственно связана с амортизационным имуществом, то есть ее применение возможно только по имуществу, используемому с целью извлечения дохода.
Суды установили наличие у налогоплательщика всех оснований, предусмотренных пунктом 1 статьи 256 НК РФ, для признания спорных инженерных коммуникаций и дробильной установки амортизируемым имуществом.
Из материалов дела следует, что Общество осуществляло работы по реконструкции системы теплоснабжения порта с подбором и поставкой необходимого оборудования, в том числе строительство Котельной с привязкой к существующим тепловым сетям порта.
Результаты проведенного Инспекцией осмотра, зафиксированные в протоколе от 19.05.2014, свидетельствует о нахождении в задании Котельной в рабочем состоянии инженерных систем (канализации, водопровода, системы теплоснабжения, электрических кабельных сетей) и дробильной установки.
Никаких доказательств, бесспорно подтверждающих, что спорные объекты не были задействованы в производственной деятельности в целях извлечения дохода, Инспекция вопреки требованиям статьи 65 АПК РФ не представила.
Представленные в материалы дела акт отбора проб от 19.12.2011, письма открытого акционерного общества "Бийский котельный завод" (от 22.02.2012, от 16.03.2012), коммерческое предложение общества с ограниченной ответственностью "Теплоресурс" от 29.03.2012, свидетельствуют об использовании в 2012 году спорных инженерных коммуникаций.
Суды установили, что налогоплательщик представил в дело доказательства необходимости содержания спорных объектов для хозяйственной деятельности — поддержания Котельной до ее консервации в состоянии, пригодном для введения в эксплуатацию.
Суд кассационной инстанции проверяет правильность применения судами первой и апелляционной инстанций норм права в конкретном деле применительно к фактическим обстоятельствам спора, установленным ими при рассмотрении дела.
Доводы кассационной жалобы по рассмотренному эпизоду выводов судов не опровергают, а по существу сводятся к иной оценке отдельных доказательств и установленных судами фактических обстоятельств вне их связи в совокупности с иными материалами дела, что находится в противоречии с правилами оценки судом доказательств, которые предусмотрены статьей 71 АПК РФ.
Руководствуясь статьей 286, пунктом 1 части 1 статьи 287 и статьей 289 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Арбитражный суд Северо-Западного округа

постановил:

решение Арбитражного суда Мурманской области от 16.06.2016 в обжалуемой части и постановление Тринадцатого арбитражного апелляционного суда от 23.09.2016 по делу N А42-4099/2015 оставить без изменения, а кассационную жалобу Межрайонной инспекции Федеральной налоговой службы по крупнейшим налогоплательщикам по Мурманской области — без удовлетворения.

Председательствующий С.В.СОКОЛОВА

Судьи Л.Б.МУНТЯН Ю.А.РОДИН