Требование: О признании недействительной сделки должника - платежа, произведенного в пользу компании

Обстоятельства: Конкурсный управляющий полагает, что у оспариваемого платежа имеются признаки подозрительной сделки.
Решение: В удовлетворении требования отказано, поскольку платеж совершен в процессе обычной хозяйственной деятельности должника; наличие у должника на дату совершения платежа признаков неплатежеспособности или недостаточности имущества не доказано.

Постановление Арбитражного суда Северо-Западного округа от 17.01.2017 N Ф07-12288/2016 по делу N А56-5156/2014

Резолютивная часть постановления объявлена 17 января 2017 года.
Полный текст постановления изготовлен 17 января 2017 года.
Арбитражный суд Северо-Западного округа в составе председательствующего Боровой А.А., судей Каменева А.Л., Яковца А.В., рассмотрев 17.01.2017 в открытом судебном заседании кассационную жалобу конкурсного управляющего закрытого акционерного общества "Фирма "СЭНС" Огири Екатерины Дмитриевны на определение Арбитражного суда города Санкт-Петербурга и Ленинградской области от 19.07.2016 (судья Звонарева Ю.Н.) и постановление Тринадцатого арбитражного апелляционного суда от 04.10.2016 (судьи Медведева И.Г., Бурденков Д.В., Копылова Л.С.) по делу N А56-5156/2014,

установил:

Определением Арбитражного суда города Санкт-Петербурга и Ленинградской области от 19.03.2014 возбуждено производство по делу о несостоятельности (банкротстве) закрытого акционерного общества "Фирма "СЭНС", место нахождения: 191024, Санкт-Петербург, Невский пр., д. 119, кв. 88, 1047844002898, ИНН 7842006743 (далее — Общество).
Определением от 22.04.2014 в Общества, введена процедура наблюдения, временным управляющим утвержден Баськов Евгений Степанович.
Решением от 26.05.2015 должник признан несостоятельным (банкротом), в отношении его открыто конкурсное производство, конкурсным управляющим утверждена Огиря Екатерина Дмитриевна.
Конкурсный управляющий Огиря Е.Д. 14.01.2016 обратилась в суд с заявлением о признании недействительной сделки должника — платежа в сумме 200 000 руб., произведенного Обществом 18.06.2013 в пользу общества с ограниченной ответственностью "Викас-Строй", место нахождения: 192012, Санкт-Петербург, пр. Обуховской обороны, д. 215, оф. 8, ОГРН 1107847050464, ИНН 7811456975 (далее — Компания), на сумму 200 000 руб.
В порядке применения последствий недействительности оспариваемой сделки заявитель просила взыскать указанную сумму с Компании в пользу Общества.
Определением от 19.07.2016, оставленным без изменения постановлением Тринадцатого арбитражного апелляционного суда от 04.10.2016, в удовлетворении заявления отказано.
В кассационной жалобе конкурсный управляющий Огиря Е.Д. просит отменить определение от 19.07.2016 и постановление от 04.10.2016, принять по делу новый судебный акт — об удовлетворении заявления.
Податель жалобы считает, что суды первой и апелляционной инстанций необоснованно отказали в удовлетворении заявления, поскольку оспариваемый платеж совершен в пределах срока подозрительности, установленного пунктом 1 статьи 61.2 Федерального закона от 26.10.2002 N 127-ФЗ "О несостоятельности (банкротстве)" (далее — Закон о банкротстве), а доказательства того, что он относится к сделкам, совершенным в процессе обычной хозяйственной деятельности должника, Компанией не были представлены.
По мнению конкурсного управляющего Огири Е.Д., суды неправомерно возложили на заявителя бремя доказывания отрицательных обстоятельств.
Лица, участвующие в деле, в соответствии с частью 1 статьи 123 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации (далее — АПК РФ) надлежащим образом извещены о месте и времени судебного разбирательства, однако своих представителей для участия в судебном заседании не направили, что в силу статьи 284 названного Кодекса не является препятствием для рассмотрения кассационной жалобы.
Законность обжалуемых судебных актов проверена в кассационном порядке.
Как установлено судами, Общество 18.06.2013 перечислило Компании 200 000 руб. с назначением платежа: "Оплата за строительно-монтажные работы по замене. Счет от 11.06.2013 N 11".
Определением суда от 19.03.2014 принято к производству заявление о признании Общества несостоятельной (банкротом).
Конкурсный управляющий Огиря Е.Д., полагая, что у платежа, совершенного Обществом в пользу Компании, имеются признаки подозрительной сделки, ссылаясь на пункт 1 статьи 61.2 Закона о банкротстве, обратилась в суд с настоящим заявлением.
Суд первой инстанции пришел к выводу, что оспариваемый платеж совершен в процессе обычной хозяйственной деятельности должника, в связи с чем отказал в удовлетворении заявления.
Апелляционный суд поддержал означенный вывод суда первой инстанции.
Изучив материалы дела, проверив доводы кассационной жалобы, суд кассационной инстанции пришел к следующим выводам.
В соответствии с пунктом 1 статьи 61.1 Закона о банкротстве сделки, совершенные должником или другими лицами за счет должника, могут быть признаны недействительными в соответствии с Гражданским кодексом Российской Федерации, а также по основаниям и в порядке, которые указаны в названном Законе.
В силу пункта 3 статьи 61.1 Закона о банкротстве правила главы III.1 названного Закона могут применяться к оспариванию действий, направленных на исполнение обязательств и обязанностей, возникающих в соответствии с гражданским, трудовым, семейным законодательством, законодательством о налогах и сборах, таможенным законодательством Таможенного союза и (или) законодательством Российской Федерации о таможенном деле, процессуальным законодательством Российской Федерации и другими отраслями законодательства Российской Федерации, в том числе к оспариванию соглашений или приказов об увеличении размера заработной платы, о выплате премий или об осуществлении иных выплат в соответствии с трудовым законодательством Российской Федерации и к оспариванию самих таких выплат.
Как следует из разъяснений, приведенных в подпункте 1 пункта 1 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 23.12.2010 N 63 "О некоторых вопросах, связанных с применением главы III.1 Федерального закона "О несостоятельности (банкротстве)" (далее — Постановление N 63), по правилам главы III.1 Закона о банкротстве могут, в частности, оспариваться действия, являющиеся исполнением гражданско-правовых обязательств (в том числе наличный или безналичный платеж должником денежного долга кредитору, передача должником иного имущества в собственность кредитора), или иные действия, направленные на прекращение обязательств (заявление о зачете, соглашение о новации, предоставление отступного и т.п.).
В соответствии с пунктом 1 статьи 61.2 Закона о банкротстве сделка, совершенная должником в течение одного года до принятия заявления о признании банкротом или после принятия указанного заявления, может быть признана арбитражным судом недействительной при неравноценном встречном исполнении обязательств другой стороной сделки, в том числе в случае, если цена этой сделки и (или) иные условия существенно в худшую для должника сторону отличаются от цены и (или) иных условий, при которых в сравнимых обстоятельствах совершаются аналогичные сделки (подозрительная сделка). Неравноценным встречным исполнением обязательств будет признаваться, в частности, любая передача имущества или иное исполнение обязательств, если рыночная стоимость переданного должником имущества или осуществленного им иного исполнения обязательств существенно превышает стоимость полученного встречного исполнения обязательств, определенную с учетом условий и обстоятельств такого встречного исполнения обязательств.
Согласно пункту 2 статьи 61.2 Закона о банкротстве сделка, совершенная должником в целях причинения вреда имущественным правам кредиторов, может быть признана арбитражным судом недействительной, если такая сделка была совершена в течение трех лет до принятия заявления о признании должника банкротом или после принятия указанного заявления и в результате ее совершения был причинен вред имущественным правам кредиторов и если другая сторона сделки знала об указанной цели должника к моменту совершения сделки (подозрительная сделка). Предполагается, что другая сторона знала об этом, если она признана заинтересованным лицом либо если она знала или должна была знать об ущемлении интересов кредиторов должника либо о признаках неплатежеспособности или недостаточности имущества должника.
Цель причинения вреда имущественным правам кредиторов предполагается, если на момент совершения сделки должник отвечал признаку неплатежеспособности или недостаточности имущества и сделка была совершена безвозмездно или в отношении заинтересованного лица, либо направлена на выплату (выдел) доли (пая) в имуществе должника учредителю (участнику) должника в связи с выходом из состава учредителей (участников) должника, либо совершена при наличии одного из следующих условий:
— стоимость переданного в результате совершения сделки или нескольких взаимосвязанных сделок имущества либо принятых обязательства и (или) обязанности составляет двадцать и более процентов балансовой стоимости активов должника, а для кредитной организации — десять и более процентов балансовой стоимости активов должника, определенной по данным бухгалтерской отчетности должника на последнюю отчетную дату перед совершением указанных сделки или сделок;
— должник изменил свое место жительства или место нахождения без уведомления кредиторов непосредственно перед совершением сделки или после ее совершения, либо скрыл свое имущество, либо уничтожил или исказил правоустанавливающие документы, документы бухгалтерской и (или) иной отчетности или учетные документы, ведение которых предусмотрено законодательством Российской Федерации, либо в результате ненадлежащего исполнения должником обязанностей по хранению и ведению бухгалтерской отчетности были уничтожены или искажены указанные документы;
— после совершения сделки по передаче имущества должник продолжал осуществлять пользование и (или) владение данным имуществом либо давать указания его собственнику об определении судьбы данного имущества.
Согласно разъяснениям, приведенным в пункте 9 Постановления N 63, если подозрительная сделка была совершена в течение одного года до принятия заявления о признании банкротом или после принятия этого заявления, то для признания ее недействительной достаточно обстоятельств, указанных в пункте 1 статьи 61.2 Закона о банкротстве, в связи с чем наличие иных обстоятельств, определенных пунктом 2 данной статьи (в частности, недобросовестности контрагента), не требуется. Если же подозрительная сделка с неравноценным встречным исполнением была совершена не позднее чем за три года, но не ранее чем за один год до принятия заявления о признании банкротом, то она может быть признана недействительной только на основании пункта 2 статьи 61.2 Закона о банкротстве при наличии предусмотренных им обстоятельств (с учетом пункта 6 данного Постановления).
Судом в случае оспаривания подозрительной сделки проверяется наличие обоих оснований, установленных как пунктом 1, так и пунктом 2 статьи 61.2 Закона о банкротстве.
В данном случае оспариваемый платеж совершен Обществом 18.06.2013, то есть менее чем за год до принятия арбитражным судом к производству заявления о банкротстве должника (19.03.2014).
Наличие предусмотренных пунктом 1 статьи 61.2 Закона о банкротстве оснований для признания данного платежа недействительным конкурсный управляющий Огиря Е.Д. обосновывала отсутствием у нее документов, подтверждающих встречное исполнение со стороны Компании.
Судами первой и апелляционной инстанций установлено, что бухгалтерская и иная документация Общества его бывшим руководителем ни временному, ни конкурсному управляющему должника не была передана, что послужило причиной обращения конкурсного управляющего Огири Е.Д. в суд с ходатайством об истребовании документов. Указанное ходатайство удовлетворено определением суда от 30.09.2015.
Вместе с тем суды обоснованно пришли к выводу, что отсутствие у конкурсного управляющего документации должника не является достаточным основанием для признания оспариваемой сделки недействительной.
Судами первой и апелляционной инстанций установлено, что в спорный период Общество осуществляло хозяйственную деятельность, которую продолжало и после введения процедуры наблюдения.
Согласно пункту 2 статьи 61.4 Закона о банкротстве сделки по передаче имущества и принятию обязательств или обязанностей, совершаемые в обычной хозяйственной деятельности, осуществляемой должником, не могут быть оспорены на основании пункта 1 статьи 61.2 названного Закона, если цена имущества, передаваемого по одной или нескольким взаимосвязанным сделкам, или размер принятых обязательств или обязанностей не превышает один процент стоимости активов должника, определяемой на основании бухгалтерской отчетности должника за последний отчетный период.
Установив, что оспариваемый платеж не превышал одного процента стоимости активов должника, которая согласно бухгалтерским балансам Общества по состоянию на 31.12.2012 и 31.12.2013 составляла 2 067 507 000 руб. и 1 779 441 000 руб. соответственно, суды первой и апелляционной инстанций сделали правомерный вывод об отсутствии оснований для признания оспариваемой сделки недействительной по правилам пункта 1 статьи 61.2 Закона о банкротстве.
Ввиду отсутствия доказательств, подтверждающих наличие у оспариваемого платежа признаков сделки с заинтересованностью, а также наличие у Общества на дату совершения платежа признаков неплатежеспособности или недостаточности имущества, суды также правильно заключили, что отсутствует совокупность условий, предусмотренных пунктом 2 статьи 61.2 Закона о банкротстве, для признания недействительным оспариваемого платежа.
Приведенный в кассационной жалобе конкурсного управляющего Огири Е.Д. довод о неправильном распределении судами первой и апелляционной инстанций бремени доказывания обстоятельств, имеющих значение для дела, не может быть принят.
В обоснование указанного довода податель жалобы ссылается на разъяснения, приведенные в пункте 14 Постановления N 63, в соответствии с которыми бремя доказывания того, что сделка была совершена в процессе обычной хозяйственной деятельности, осуществляемой должником, лежит на другой стороне сделки.
Вместе с тем суды первой и апелляционной инстанций, приняв во внимание указанное в платежном документе назначение платежа и исходя из его размера обоснованно пришли к выводу о том, что платеж совершен в рамках обычной хозяйственной деятельности.
С учетом изложенного, суд кассационной инстанции считает, что выводы судов первой и апелляционной инстанций соответствуют фактическим обстоятельствам дела и имеющимся в деле доказательствам. Нарушений норм процессуального права, которые могли бы явиться основанием для отмены обжалуемых судебных актов, судом кассационной инстанции не установлено.
Кассационная жалоба не подлежит удовлетворению.
Руководствуясь статьями 286, 287, 289, 290 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Арбитражный суд Северо-Западного округа

постановил:

определение Арбитражного суда города Санкт-Петербурга и Ленинградской области от 19.07.2016 и постановление Тринадцатого арбитражного апелляционного суда от 04.10.2016 по делу N А56-5156/2014 оставить без изменения, а кассационную жалобу конкурсного управляющего закрытого акционерного общества "Фирма "СЭНС" Огири Екатерины Дмитриевны — без удовлетворения.

Председательствующий А.А.БОРОВАЯ

Судьи А.Л.КАМЕНЕВ А.В.ЯКОВЕЦ