Требование: О взыскании вреда, причиненного хищением застрахованного имущества, находящегося под охраной ответчика

Обстоятельства: Истец ссылается на то, что ответчик в порядке суброгации обязан возместить сумму страхового возмещения, выплаченного собственнику застрахованного имущества.
Решение: В удовлетворении требования отказано, поскольку истец не представил каких-либо доказательств, свидетельствующих о том, что проникновение неустановленных лиц в магазин, в котором находился предмет страхования, и хищение наличных денег произошли по вине ответчика, ввиду чего доказательства, свидетельствующие о ненадлежащем исполнении ответчиком своих обязательств по договору охраны, отсутствуют.

Постановление Арбитражного суда Центрального округа от 01.02.2017 N Ф10-5838/2016 по делу N А68-661/2016

Резолютивная часть постановления объявлена 25.01.2017
Постановление изготовлено в полном объеме 01.02.2017
Арбитражный суд Центрального округа в составе:
Председательствующего Ахромкиной Т.Ф.
Судей Крыжской Л.А., Лупояд Е.В.
При участии в заседании:
от САО "ВСК" Буцев А.Ю. — представитель (дов. N 7-ТД-0267-Д от 16.01.2017, срок до 15.01.2018);
от ООО ЧОП "Эскадрон" Куликова Д.В. — представитель (дов. N 2/16-Т от 25.04.2016, срок до 01.04.2018);
от иных лиц, участвующих в деле не явились, извещены надлежаще;
рассмотрев в открытом судебном заседании кассационную жалобу САО "ВСК" на решение Арбитражного суда Тульской области от 13.07.2016 и постановление Двадцатого арбитражного апелляционного суда от 17.10.2016 по делу N А68-661/2016,

установил:

Страховое акционерное общество "ВСК" (далее по тексту — истец, страховщик, страховая компания, САО "ВСК") обратилось в Арбитражный суд Тульской области с исковым заявлением к обществу с ограниченной ответственностью частное охранное предприятие "Эскадрон" (далее — ответчик, исполнитель, охрана, охранное предприятие, ООО ЧОП "Эскадрон") о взыскании 1 669 115 руб. 71 коп. в счет возмещения вреда, причиненного хищением застрахованного имущества, находившегося под охраной ответчика.
Определениями Арбитражного суда Тульской области от 27.04.2016 и 09.06.2016 к участию в деле в качестве третьих лиц, не заявляющих самостоятельных требований относительно предмета спора, привлечены публичное акционерное общество "Сбербанк России" (далее по тексту — третье лицо, заказчик, банк, клиент, страхователь, ПАО "Сбербанк России") и общество с ограниченной ответственностью "Восторг" (далее по тексту — ООО "Восторг").
Решением Арбитражного суда Тульской области от 13.07.2016 (судья Н.А.Рыжикова) в удовлетворении заявленных исковых требований отказано в полном объеме. Судебный акт мотивирован отсутствием оснований для применения к ответчику мер ответственности, предусмотренных статьями 15 и 393 Гражданского кодекса Российской Федерации, в связи с недоказанностью ненадлежащего исполнения ООО ЧОП "Эскадрон" условий договора N 103-11-Т и, как следствие, причинения убытков ПАО "Сбербанк России", о взыскании которых в порядке суброгации просил истец в рамках настоящего дела.
Постановлением Двадцатого арбитражного апелляционного суда от 17.10.2016 (судьи: А.Г.Селивончик, М.В.Токарева, Н.В.Заикина) решение Арбитражного суда Тульской области от 13.07.2016 по делу N А68-661/2016 оставлено без изменения, апелляционная жалоба — без удовлетворения.
Не согласившись с указанными судебными актами САО "ВСК" обратилось в Арбитражный суд Центрального округа с кассационной жалобой, в которой просит судебные акты отменить и принять новый судебное акт, которым исковые требования САО "ВСК" к ООО ЧОП "Эскадрон" о возмещении ущерба в порядке суброгации удовлетворить в полном объеме.
Заявитель жалобы считает, выводы судов не соответствуют фактическим обстоятельствам дела. ООО ЧОП "Эскадрон" не выполнены в полном объеме обязательства, предусмотренные договором N 103-11-Т от 01.09.2011. Ненадлежащее исполнение обязательств, по мнению САО "ВСК", выразилось в нарушении сроков выезда группы быстрого реагирования на объект страхования и необеспечении задержания лиц, совершивших хищение имущества.
ООО ЧОП "Эскадрон" в отзыве на кассационную жалобу просит судебные акты оставить без изменения, кассационную жалобу — без удовлетворения.
В силу части 1 статьи 286 АПК РФ арбитражный суд кассационной инстанции проверяет законность определений, постановлений, принятых арбитражным судом первой и апелляционной инстанций, исходя из доводов, содержащихся в кассационной жалобе и возражениях относительно жалобы.
Представитель САО "ВСК" поддержал доводы, изложенные в кассационной жалобе в полном объеме.
Представитель ООО ЧОП "Эскадрон" возражал против доводов кассационной жалобы, полагал, что оспариваемые судебные акты являются законными и обоснованными.
Представители иных лиц, участвующих в деле, в судебное заседание не явились. Суд кассационной инстанции считает возможным рассмотреть дело в порядке ст. 284 Арбитражного процессуального кодекса РФ, в их отсутствие.
Изучив материалы дела, выслушав представителей сторон, оценив доводы кассационной жалобы, судебная коллегия считает необходимым оспариваемые судебные акты оставить без изменения, в связи со следующим.
Материалами дела установлено, что между САО "ВСК" и ПАО "Сбербанк России" заключен договор страхования N 1200076 USB 138 от 29.06.2012 устройств самообслуживания и денежной наличности в устройствах самообслуживания (далее по тексту — договор страхования).
В соответствии с пунктом 1.1 предметом данного договора является обязательство страховщика при наступлении страхового случая возместить страхователю реальный ущерб, связанный с повреждением или уничтожением (утратой) имущества в результате страховых случаев в пределах оговоренной страховой суммы.
Согласно пункту 1.4 договора объектом страхования являются имущественные интересы страхователя, связанные с владением, пользованием и распоряжением следующим имуществом: денежной наличностью, размещенной в том числе в банкоматах, и устройствами самообслуживания — банкоматами, информационно-платежными терминалами, принадлежащими на праве собственности страхователю.
В пункте 3 договора стороны согласовали страховые риски, в числе которых в пунктах 3.1.5 и 3.1.6 указаны кража с незаконным проникновением, грабеж и разбой, а также противоправные действия третьих лиц или работников страхователя, направленные на уничтожение или повреждение застрахованного имущества.
Общая сумма страхования, согласно пункту 4 договора, устанавливается в размере, указанном страхователем в анкете — заявлении, а страховая сумма по денежной наличности в каждом устройстве самообслуживания устанавливается в размере действительной стоимости денежной наличности
Срок действия договора в пункте 9.1 определен с даты его подписания и до полного исполнения сторонами принятых на себя обязательств и составляет 12 мес. с 01.07.2012 по 30.06.2013 с возможностью последующего пролонгирования на тот же срок путем заключения дополнительного соглашения.
Кроме того, банком с ООО "ЧОП "Эскадрон" заключен договор N 103-11-Т от 01.09.2011 (далее по тексту — договор на охрану), в соответствии с которым охранное предприятие осуществляет охрану имущества клиента путем наблюдения с центральной станции мониторинга за системой технических средств безопасности (ТСБ), установленных на его объектах, перечисленных в прилагаемом к договору перечне (приложение N 1) и принимает на себя обязанность по охране объекта в целом, путем обеспечения его целостности и сохранения имущества в период нахождения объекта под охраной, а также по обслуживанию ТСБ, установленных на объектах, указанных в перечне (приложение N 1).
Согласно пункту 1.1.1 договора в банкомате под охраной находится сейфовая часть.
В соответствии с пунктами 2.1.7 — 2.1.9 данного договора охранное предприятие обязуется обеспечивать выезд группы реагирования на объект в кратчайшие сроки при срабатывании сигнализации, по прибытии проверить состояние объекта на предмет проникновения посторонних лиц и, соблюдая меры безопасности, принять меры к их задержанию для немедленной передачи в органы внутренних дел, сообщив о случившемся в дежурную часть территориального органа внутренних дел, клиенту или его доверенному лицу.
В соответствии с пунктами 4.1 и 4.4 договора охрана несет перед клиентом материальную ответственность за ущерб, нанесенный посторонними лицами, которые проникли на объект в период охраны, путем взлома, открывания или разрушения заблокированных техническими средствами сигнализации: окон, дверей, других конструкций, и совершившими кражу, грабеж, разбой, умышленное уничтожение или повреждение имущества, которое хранилось на объекте, с возмещением убытков на основании представления органов следствия или решения суда в случае установления вины охраны. В пункте 5 договора стороны согласовали условия освобождения охранного предприятия от ответственности.
В соответствии с пунктом 9 приложения N 1 к договору в редакции дополнительного соглашения от 22.08.2012 перечень охраняемых объектов дополнен банкоматом, установленным по адресу: Тульская область, Дубенский район, с. Воскресенское, ул. Почтовая, д. 65.
Материалами дела установлено, что 08.05.2013 примерно в 04 часа 30 минут, в результате незаконного проникновения посторонних лиц в помещение магазина "Путный" ООО "Восторг", расположенного по адресу: Тульская область, Дубенский район, с. Воскресенское, ул. Почтовая, д. 65, похищен банкомат модели NSR 6622, принадлежащий Алексинскому отделению N 2631 ПАО "Сбербанк России".
Согласно страховым актам N 1200076USB138-S0361Y и N N 1200076USB138-S0405Y от 09.08.2013, в соответствии с платежными поручениями N 2016 от 13.08.2013 и N 5925 от 19.08.2013, страховая компания, с учетом условий страхования, выплатила банку страховое возмещение в размере 1 669 115 руб. 71 коп., в том числе 357 115 руб. 71 коп. в счет возмещения стоимости банкомата и 1 312 000 руб. в размере похищенной денежной наличности, что послужило основанием для обращения истца в арбитражный суд с иском о взыскании с ответчика в порядке суброгации указанной денежной суммы.
Оценив имеющие в материалах дела доказательства, суды пришли к правильному выводу об отсутствии оснований для удовлетворения заявленного требования.
Согласно части 1 статьи 929 Гражданского кодекса Российской Федерации по договору имущественного страхования одна сторона (страховщик) обязуется за обусловленную договором плату (страховую премию) при наступлении предусмотренного в договоре события (страхового случая) возместить другой стороне (страхователю) или иному лицу, в пользу которого заключен договор (выгодоприобретателю), причиненные вследствие этого события убытки в застрахованном имуществе либо убытки в связи с иными имущественными интересами страхователя (выплатить страховое возмещение) в пределах определенной договором суммы (страховой суммы).
На основании части 1 статьи 965 Гражданского кодекса Российской Федерации, если договором имущественного страхования не предусмотрено иное, к страховщику, выплатившему страховое возмещение, переходит в пределах выплаченной суммы право требования, которое страхователь (выгодоприобретатель) имеет к лицу, ответственному за убытки, возмещенные в результате страхования.
При суброгации происходит перемена лиц в обязательстве на основании закона (статья 387 Гражданского кодекса Российской Федерации), поэтому перешедшее к страховщику право осуществляется им с соблюдением правил, регулирующих отношения между страхователем и ответственным за убытки лицом.
Таким образом, истец, выплатив собственнику застрахованного имущества (ПАО "Сбербанк России") страховое возмещение, занял место потерпевшего в спорном правоотношении, возникшем вследствие причинения вреда, и вправе требовать возмещения ущерба с лица, по вине которого допущено повреждение или утрата имущества.
В силу пунктов 1 и 6 части 1 статьи 8 Гражданского кодекса Российской Федерации гражданские права и обязанности возникают в том числе из договоров и вследствие причинения вреда другому лицу. Нарушенное право, в свою очередь, подлежит защите одним из способов, указанных в статье 12 Гражданского кодекса Российской Федерации, к числу которых относится возмещение убытков.
В силу статьи 15 Гражданского кодекса Российской Федерации лицо, право которого нарушено, может требовать полного возмещения причиненных убытков, если законом или договором не предусмотрено возмещение убытков в меньшем размере. При этом под убытками понимаются расходы, которые лицо, чье право нарушено, произвело или должно будет произвести для восстановления нарушенного права, утрата или повреждение его имущества (реальный ущерб), а также неполученные доходы, которые это лицо получило бы при обычных условиях гражданского оборота, если бы его право не было нарушено (упущенная выгода). По смыслу названной нормы права лицо, требующее возмещения убытков, должно доказать факт причинения вреда и размер понесенных убытков, виновность причинителя вреда, а также наличие причинно-следственной связи между возникшими убытками и незаконными действиями (бездействием) лица, по вине которого эти убытки возникли.
В силу статьи 393 Гражданского кодекса Российской Федерации должник обязан возместить кредитору убытки, причиненные неисполнением или ненадлежащим исполнением обязательства.
По общему правилу, установленному частями 1 и 2 статьи 1064 Гражданского кодекса Российской Федерации, ответственность за причинение вреда возлагается на лицо, причинившее вред, если оно не докажет отсутствие своей вины.
В статье 65 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации закреплено правило, в силу которого каждое лицо, участвующее в деле, должно доказать те обстоятельства, на которые оно ссылается как на основание своих требований и возражений. Так, при предъявлении требования о возмещении убытков истцом должны быть представлены доказательства, обосновывающие наличие причинно-следственной связи между неправомерным поведением правонарушителя и возникшими убытками.
Из материалов дела устанавливается, что убытки истца, заявленные к взысканию с ответчика в порядке суброгации, возникли в результате исполнения страховщиком обязательства по выплате банку страхового возмещения вреда, причиненного хищением принадлежащего ему имущества и денежных средств неустановленными лицами. В обоснование своей правовой позиции истец ссылается на ненадлежащее исполнение охранным предприятием, обязательств по договору N 103-11-Т от 01.09.2011 на оказание охранных услуг.
Как следует из обстоятельств происшествия, изложенных в сообщении о чрезвычайном происшествии на объекте ПАО "Сбербанк России" и установленных судами, 08.05.2013 в 4.55 на центральный пост безопасности Тульского ОСБ N 8604 поступила информация от дежурного оператора ООО ЧОП "Эскадрон" о том, что в 04 час. 25 мин. 08.05.2013 в магазине "Путный" расположенном по адресу: Тульская обл., пос. Дубенский, с. Воскресенское, ул. Почтовая, д. 65, произошло срабатывание охранной сигнализации и практически сразу в 4 час. 26 мин. срабатывание охранной сигнализации банкомата N 367401 ПАО "Сбербанк России", находящегося в данном магазине, в результате чего, в 04 час. 44 мин., т.е. через 19 минут после срабатывания охранной сигнализации, на место срабатывания сигнализации прибыла группа быстрого реагирования ООО ЧОП "Эскадрон", которая обнаружила вскрытую дверь магазина "Путный" и отсутствие банкомата ПАО "Сбербанк России". Лица, совершившие хищение имущества, к моменту приезда группы ответчика скрылись с места происшествия.
По данному факту 08.05.2013 СО ОП "Дубенское" МО МВД России "Суворовский" по признакам преступления, предусмотренного пунктом "б" части 4 статьи 158 Уголовного кодекса Российской Федерации, возбуждено уголовное дело N 13-1-00202013, предварительное следствие по которому постановлением следователя от 08.07.2013 приостановлено на основании пункта 1 части 1 статьи 208 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации в связи с неустановлением лица, подлежащего привлечению в качестве обвиняемого.
Представитель САО "ВСК" полагает, что ООО ЧОП "Эскадрон" является лицом, обязанным в соответствии с пунктом 4.1 договора произвести полное возмещение ущерба, причиненного хищением имущества, в размере выплаченной банку суммы страхового возмещения. При этом, представитель страховой компании полагает, что ответчик несет ответственность в виде возмещения убытков по самому факту хищения имущества на охраняемом им объекте, поскольку обязан применяемыми техническими средствами и силами сотрудников охранного предприятия обеспечить своевременное реагирование на поступивший сигнал охранной сигнализации, пресечь хищение банкомата и задержать лиц, проникших на охраняемый объект.
Вместе с тем, судами правильно установлено, что в соответствии с пунктом 4.4 договора N 103-11-Т от 01.09.2011 возмещение убытков охранным предприятием производится только при наличии его вины, что полностью согласуется с положениями абзаца 1 части 1 статьи 401 Гражданского кодекса Российской Федерации, согласно которому лицо, не исполнившее обязательства либо исполнившее его ненадлежащим образом, несет ответственность при наличии вины (умысла или неосторожности), кроме случаев, когда законом или договором предусмотрены иные основания ответственности.
Таким образом, для привлечения в рассматриваемом правоотношении ответчика к ответственности в виде возмещения убытков, причиненных хищением имущества банка, застрахованного истцом, последнему необходимо доказать нарушение ООО ЧОП "Эскадрон" условий договора на охрану и наличие вины в соответствующей форме, повлекшее причинение ущерба. В соответствии с таким распределением бремени доказывания ответчик вправе доказывать исполнение договорного обязательства надлежащим образом и отсутствие своей вины в наступлении последствий, с которыми связано требование о возмещении убытков.
Как правильно указал суд апелляционной инстанции, в нарушение статьи 65 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации истец не представил каких-либо доказательств, свидетельствующих, о том, что проникновение неустановленных лиц в магазин "Путный", в котором находился предмет страхования, и хищение наличных денег произошли по вине ответчика, ввиду чего суд пришел к обоснованному выводу о недоказанности САО "ВСК" обстоятельств, свидетельствующих о ненадлежащем исполнении ответчиком своих обязательств по договору.
Заключенный банком и охранным предприятием договор, исходя из его правовой природы и характера обязательств, подлежит регулированию по правилам главы 39 Гражданского кодекса Российской Федерации с учетом положений Закона Российской Федерации от 11.03.1992 N 2487-1 "О частной детективной и охранной деятельности в Российской Федерации" (далее по тексту — Закон Российской Федерации от 11.03.1992 N 2487-1). В соответствии с частью 1 статьи 779 Гражданского кодекса Российской Федерации предметом договора возмездного оказания услуг является совершение исполнителем по заданию заказчика определенных действий или осуществление им определенной деятельности, что предполагает согласование сторонами действий, которые составляют обязанность исполнителя. В пунктах 2.1.1 — 2.1.9 договора на охрану третьим лицом и ответчиком согласованы обязанности последнего, предусматривающие применительно к предмету спора принятие объекта под охрану и ее осуществление с помощью технических средств; выставление физической охраны в случае появления неисправности технических средств безопасности, возникших не по вине клиента, до устранения неисправности; обеспечение выезда группы реагирования на объект в кратчайшие сроки при срабатывании сигнализации; проверка состояния объекта на предмет проникновения посторонних лиц по прибытии группы реагирования; принятие при обнаружении группой реагирования признаков проникновения посторонних лиц на объект мер к их задержанию для немедленной передачи в органы внутренних дел и сообщение о случившемся в дежурную часть территориального органа внутренних дел, клиенту или его доверенному лицу.
Условие о качестве услуг в силу статей 779 и 783 Гражданского кодекса Российской Федерации определяет свойства, характеристики услуг, которые необходимы для удовлетворения потребностей заказчика. Согласование требований к качеству услуг позволяет заказчику получить от оказанных услуг тот эффект, на который он рассчитывал при заключении договора.
При этом, суд апелляционной инстанции принял во внимание, что именно заказчик по договору возмездного оказания услуг определяет вид необходимой ему услуги и ту потребительскую ценность, которую ее выполнение для него имеет, что обуславливает как характер и объем действий исполнителя, так и стоимость данных услуг. В рассматриваемом случае банк посчитал достаточным для обеспечения сохранности принадлежащего ему имущества осуществление охранным предприятием наблюдения с центральной станции мониторинга за системой технических средств безопасности, установленных на его объектах, и что соответственно предполагает определенный уровень защищенности имущества. При этом, заказчик не посчитал для себя экономически целесообразным обеспечить охрану банкомата иными средствами, в том числе посредством физической охраны данного имущества сотрудником охранного предприятия, поскольку это значительно увеличивает стоимость данных услуг.
Более того, при согласовании пункта 2.1.7 договора на охрану третьим лицом и ответчиком не согласованы период времени в течение которого группа быстрого реагирования должна прибыть на объект охраны с момента срабатывания охранной сигнализации, а указание в качестве критерия термина "в кратчайшие сроки", создает неустранимую неопределенность в оценке надлежащего исполнения ООО ЧОП "Эскадрон" договорного обязательства, ввиду чего довод истца о том, что ООО ЧОП "Эскадрон" не обеспечил своевременное прибытие группы реагирования на объект и не обеспечил задержание лиц, совершивших проникновение, были отклонены судом апелляционной инстанции, поскольку не свидетельствуют о ненадлежащем исполнении условий договора на охрану. По указанным основаниям судебной коллегией апелляционной инстанции не были приняты доводы апеллянта о запоздалом прибытии сотрудников охранного предприятия к месту установки банкомата, что, по мнению страховой компании, позволило лицам, совершившим хищение скрыться с охраняемого объекта до приезда группы, поскольку с учетом расстояния и дорожных условий время, затраченное на прибытие данной группы, соответствовало условиям договора.
Кроме того, стороны договора не были лишены возможности согласования условий, предусматривающих нахождение мобильной группы реагирования на определенном расстоянии от объекта (объектов) охраны, что позволяло бы предусмотреть возможность ее прибытия на охраняемый объект в согласованный интервал времени, однако соответствующих действий при заключении договора не совершили.
Также в жалобе заявлен довод о том, что ответчик не обеспечил целостность и сохранность имущества банка, который отклоняется судебной коллегией, поскольку обязательства охранного предприятия по условиям договора заключаются в оказании услуг путем наблюдения с центральной станции мониторинга за системой технических средств безопасности, установленных на его охраняемых объектах, а не в сторожевой охране данных объектов посредством физического присутствия сотрудников, способных предотвратить противоправное посягательство в момент его совершения.
Правовая позиция истца основывается на безусловной ответственности ответчика за утрату застрахованного имущества банка, что соответствует правоотношениям, регулируемым по правилам главы 47 Гражданского кодекса Российской Федерации. Однако несмотря на то, что договор хранения и договор на охрану направлены на достижение одной цели — обеспечение сохранности имущества, данный результат достигается разными способами и в рассматриваемом случае наступление ответственности охранного предприятия может иметь место только при нарушении им условий договора, которые находятся в прямой причинно-следственной связи с наступившими последствиями, что в рассматриваемом случае отсутствует.
Таким образом, сам по себе факт незаконного проникновения посторонних лиц в помещение, в котором находился предмет страхования, не свидетельствует о нарушении ответчиком обязательств по договору об оказании охранных услуг, поскольку предметом договора N 103-11-Т от 01.09.2011, являются действия ответчика, которые в рассматриваемом случае выполнены надлежащим образом, а проникновение на охраняемый объект посторонних лиц и хищение банкомата и находящейся в нем денежной наличности не обусловлено виновными действиями (бездействиями) охранного предприятия. Фактические обстоятельства совершения хищения денежных средств, а также определенное лицо, совершившее действия по хищению данных денежных средств, в ходе предварительного расследования не установлены, что подтверждается постановлением о приостановлении предварительного следствия в связи с неустановлением лица, подлежащего привлечению к уголовной ответственности в качестве обвиняемого от 08.07.2013.
Доводы истца о том, что условия освобождения ответчика от ответственности ограничиваются только случаями, предусмотренными пунктом 5 договора, правомерно отклонены судом апелляционной инстанции, поскольку в соответствии с положениями статьи 431 Гражданского кодекса Российской Федерации, при толковании условий договора судом принимается во внимание буквальное значение содержащихся в нем слов и выражений в сопоставлении с другими условиями и смыслом договора в целом, что в рассматриваемом случае предполагает, что даже при наличии вины ответчика в причинении убытков, обстоятельства, предусмотренные в названном пункте договора, освобождают его от ответственности.
Также несостоятельная ссылка истца на положения части 3 статьи 401 Гражданского кодекса Российской Федерации, согласно которым лицо, не исполнившее или ненадлежащим образом исполнившее обязательство при осуществлении предпринимательской деятельности, несет ответственность, если не докажет, что надлежащее исполнение оказалось невозможным вследствие непреодолимой силы, то есть чрезвычайных и непредотвратимых при данных условиях обстоятельств, поскольку в данном случае отсутствуют доказательства ненадлежащего исполнения охранным предприятием заключенного с банком договора.
Суд кассационной инстанции соглашается с выводом судов о том, что возложение на исполнителя по договору об оказании охранных услуг ответственности за хищение денежных средств, совершенное иными лицами, противоречит статьям 15 и 393 Гражданского кодекса Российской Федерации, с учетом чего суды пришли к правильному выводу об отсутствии оснований для взыскания с ответчика убытков в заявленной сумме.
При этом судом округа принимается во внимание, что иск САО "ВСК" заявлен в порядке суброгации.
Судебная коллегия считает необходимым отметить, что согласно ст. 965 ГК РФ, если договором имущественного страхования не предусмотрено иное, к страховщику, выплатившему страховое возмещение, переходит в пределах выплаченной суммы право требования, которое страхователь (выгодоприобретатель) имеет к лицу, ответственному за убытки, возмещенные в результате страхования. В связи с этим, в рассматриваемом случае объем прав, перешедших к истцу, не может превышать объем прав, имевшихся у страхователя (ПАО "Сбербанк России") к его контрагенту по договору на охрану. Объем этих прав был установлен судами, исходя из совокупности доказательств и толкования условий договора на охрану. Ссылки заявителя кассационной жалобы на ненадлежащее, по его мнению, исполнение охранным предприятием условий договора с Банком, длительность прибытия группы реагирования, неправильное толкование судами условий договора на охрану в части сроков прибытия, не свидетельствует о нарушении судами норм права, а направлены на переоценку, что не входит в компетенцию суда кассационной инстанции.
Руководствуясь п. 1 ч. 1 ст. 287, ст. 289 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, суд

постановил:

решение Арбитражного суда Тульской области от 13.07.2016 и постановление Двадцатого арбитражного апелляционного суда от 17.10.2016 по делу N А68-661/2016 оставить без изменения, кассационную жалобу — без удовлетворения.
Постановление вступает в законную силу со дня его принятия и может быть обжаловано в двухмесячный срок в Судебную коллегию Верховного Суда Российской Федерации в порядке, предусмотренном ст. 291.1 АПК РФ.

Председательствующий Т.Ф.АХРОМКИНА

Судьи Л.А.КРЫЖСКАЯ Е.В.ЛУПОЯД