Требование: Об отмене определения об отказе во включении в реестр требований кредиторов должника требований

Постановление Первого арбитражного апелляционного суда от 19.01.2017 по делу N А43-16569/2016

Резолютивная часть постановления объявлена 12.01.2017.
Постановление в полном объеме изготовлено 19.01.2017.
Первый арбитражный апелляционный суд в составе:
председательствующего судьи Рубис Е.А.,
судей Кириловой Е.А., Протасова Ю.В.,
при ведении протокола судебного заседания секретарем судебного заседания Лазаревой И.В.,
рассмотрел в открытом судебном заседании апелляционную жалобу общества с ограниченной ответственностью "НижАгро"
на определение Арбитражного суда Нижегородской области от 22.11.2016 по делу N А43-16569/2016,
принятое судьей Новиковой Н.Н.,
по заявлению общества с ограниченной ответственностью "НижАгро" (ИНН 5260345895, ОГРН 112260017849)
об установлении требований в сумме 20 550 000 рублей и включении их в реестр требований кредиторов сельскохозяйственного производственного кооператива "Скрипинское" (ИНН 5230002139, ОГРН 1025201106875),
при участии в судебном заседании: от общества с ограниченной ответственностью "НижАгро" — Краснухина Ю.Б. по доверенности от 01.11.2016;
от сельскохозяйственного производственного кооператива "Скрипинское" — Ткачев Е.Г. по доверенности от 27.10.2016;
от общества с ограниченной ответственностью "Агровита" — Шарова Н.О. по доверенности от 01.11.2016.
Изучив материалы дела, Первый арбитражный апелляционный суд

установил:

следующее.
В рамках дела о несостоятельности (банкротстве) сельскохозяйственного производственного кооператива "Скрипинское" (далее — СПК "Скрипинское", должник) общество с ограниченной ответственностью "НижАгро" (далее — ООО "НижАгро") обратилось в Арбитражный суд Нижегородской области с заявлением об установлении требований в сумме 20 550 000 рублей и включении их в реестр требований кредиторов должника.
Определением от 22.11.2016, с учетом определения об исправлении опечатки от 23.11.2016, суд первой инстанции в удовлетворении заявления отказал.
При принятии судебного акта арбитражный суд первой инстанции руководствовался статьями 32, 71 Федерального закона "О несостоятельности (банкротстве)" от 26.10.2002 N 127-ФЗ (далее — Закон о банкротстве, статьей 406.1 Гражданского кодекса Российской Федерации, статьями 184 — 187, 223 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.
Не согласившись с принятым судебным актом, ООО "НижАгро" обратилось в Первый арбитражный апелляционный суд с апелляционной жалобой, в которой просит отменить определение суда от 22.11.2016 и принять по делу новый судебный акт, ввиду неполного выяснения обстоятельств, имеющих значение для дела и неправильного применения норм материального и процессуального права.
В апелляционной жалобе заявитель указывает, что у суда первой инстанции отсутствовали правовые основания для отказа во включении в реестр требований кредиторов должника заявленного требования.
Также ООО "НижАгро" обращает внимание, что суд первой инстанции необоснованно отказал в удовлетворении ходатайство об отложении судебного заседания.
В судебном заседании представитель заявителя поддержал доводы апелляционной жалобы.
Представители должника и общества с ограниченной ответственностью "Агровита" просили определение от 22.11.2016 оставить без изменения.
Иные лица, участвующие в деле, надлежащим образом извещенные о времени и месте рассмотрения апелляционной жалобы, явку полномочных представителей в судебное заседание не обеспечили, апелляционная жалоба рассмотрена в порядке статей 123, 156 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации в отсутствие участвующих в деле лиц.
Информация о принятии апелляционной жалобы к производству, движении дела, о времени и месте судебного заседания размещена арбитражным судом на официальном сайте Первого арбитражного апелляционного суда в сети Интернет по адресу: www.1aas.arbitr.ru в соответствии с порядком, установленным статьей 121 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.
Законность и обоснованность судебного акта, правильность применения арбитражным судом первой инстанции норм материального и процессуального права проверены арбитражным судом апелляционной инстанции в соответствии с положениями статей 257 — 262, 266, 270, 272 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.
Как следует из материалов дела, определением Арбитражного суда Нижегородской области от 24.08.2016 в отношении СПК "Скрипинское" введена процедура наблюдения. Временным управляющим должника утвержден Егунов Иван Борисович.
Сообщение о введении в отношении должника процедуры наблюдения опубликовано в газете "Коммерсантъ" N 167 от 10.09.2016.
22.09.2016 ООО "НижАгро" обратилось в Арбитражный суд Нижегородской области с заявлением об установлении требований и включении их в реестр требований кредиторов СПК "Скрипинское" задолженности, возникшей в связи принятым должником на себя обязательством по возмещению вреда, понесенного заявителем, по соглашению, заключенному между сторонами 08.08.2015. Общая сумма требований составляет 20 550 000 рублей.
Рассмотрев имеющиеся в материалах дела доказательства, оценив доводы апелляционной жалобы и отзывов на нее, арбитражный апелляционный суд не находит правовых оснований для отмены определения арбитражного суда первой инстанции.
Согласно статье 32 Закона о банкротстве, части 1 статьи 223 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации дела о несостоятельности (банкротстве) рассматриваются арбитражным судом по правилам, предусмотренным настоящим Кодексом, с особенностями, установленными федеральными законами, регулирующими вопросы о несостоятельности (банкротстве).
В соответствии с пунктом 6 статьи 16 Закона о банкротстве требования кредиторов включаются в реестр требований кредиторов и исключаются из него арбитражным управляющим или реестродержателем исключительно на основании вступивших в силу судебных актов, устанавливающих их состав и размер, если иное не определено настоящим пунктом.
Установление требований кредиторов осуществляется арбитражным судом в соответствии с порядком, определенном статьей 71 и статьей 100 Закона о банкротстве, в зависимости от процедуры банкротства, введенной в отношении должника.
Согласно пункту 1 статьи 406.1 ГК РФ стороны обязательства, действуя при осуществлении ими предпринимательской деятельности, могут своим соглашением предусмотреть обязанность одной стороны возместить имущественные потери другой стороны, возникшие в случае наступления определенных в таком соглашении обстоятельств и не связанные с нарушением обязательства его стороной (потери, вызванные невозможностью исполнения обязательства, предъявлением требований третьими лицами или органами государственной власти к стороне или к третьему лицу, указанному в соглашении и т.п.). Соглашением сторон должен быть определен размер возмещения таких потерь или порядок его определения.
Из содержания названной нормы следует, что соглашением сторон обязательства может быть прямо установлена обязанность одной из них возместить имущественные потери другой стороны, возникшие в случае наступления определенных обстоятельств, каким-либо образом связанных с исполнением, изменением или прекращением обязательства либо его предметом, и не являющихся нарушением обязательства.
В отличие от возмещения убытков по правилам статей 15 и 393 ГК РФ возмещение потерь по правилам статьи 406.1 ГК РФ осуществляется вне зависимости от наличия нарушения (неисполнения или ненадлежащего исполнения) обязательства соответствующей стороной и независимо от причинной связи между поведением этой стороны и подлежащими возмещению потерями, вызванными наступлением определенных сторонами обстоятельств.
В соответствии со статьей 65 АПК РФ каждое лицо, участвующее в деле, должно доказать обстоятельства, на которые оно ссылается как на основание своих требований и возражений.
Судом первой инстанции установлено, что в обоснование требований, ООО "НижАгро" представлено соглашение от 08.08.2015, в соответствии с п. 4 которого СПК "Скрипинское" подтверждает, что несет предусмотренную законодательством ответственность, в том числе материальную (как реальный ущерб, так и упущенная выгода), за сохранность (за исключением природно-климатических причин) и передачу в собственность ООО "НижАгро" урожая, находящегося (выросшего/созревшего) на земельных участках, указанных в п. 2 настоящего соглашения, в размере из расчета 15 000 руб. за один гектар утраченного (кража, хищение, порча и т.п.) и/или несобранного/неполученного (в связи с наличием правопритязания третьих лиц) урожая.
При первоначальном обращении, ООО "НижАгро" указало на статью 15 ГК РФ, однако уточнив заявление, указало на то, что обязательства должника возникли на основании статьи 406.1 ГК РФ.
В пункте 17 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 24.03.2016 N 7 "О применении судами некоторых положений Гражданского кодекса Российской Федерации об ответственности за нарушение обязательств" указано, что применяя положения статьи 406.1 ГК РФ, следует учитывать, что соглашение о возмещении потерь должно быть явным и недвусмысленным. По смыслу статьи 431 ГК РФ, в случае неясности того, что устанавливает соглашение сторон — возмещение потерь или условия ответственности за неисполнение обязательства, положения статьи 406.1 ГК РФ не подлежат применению.
По общему правилу, заключенность и действительность соглашения о возмещении потерь, предусмотренных статьей 406.1 ГК РФ, подлежат оценке судом независимо от заключенности и действительности договора, в связи с которым оно заключено, даже если оно содержится в этом договоре в виде его условия (оговорки).
Таким образом, при системном толковании позиции высших судов к ст. 406.1 ГК РФ, содержащийся в постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 24.03.2016 N 7 "О применении судами некоторых положений Гражданского кодекса Российской Федерации об ответственности за нарушение обязательств" ст. 406.1 ГК РФ подлежит применению к спорным правоотношениям только в случае их полной и явной определенности.
Исходя из буквального толкования п. 4 соглашения следует, что СПК "Скрипинское" несет предусмотренную законодательством ответственность, в том числе материальную (как реальный ущерб, так и упущенная выгода), за сохранность (за исключением природно-климатических причин) и передачу в собственность ООО "НижАгро" урожая, находящегося (выросшего/созревшего) на земельных участках, указанных в п. 2 настоящего соглашения, в размере из расчета 15 000 руб. за один гектар утраченного (кража, хищение, порча и т.п.) и/или несобранного/неполученного (в связи с наличием правопритязания третьих лиц) урожая.
Согласно пункту 2 статьи 15 Гражданского кодекса Российской Федерации под убытками понимаются расходы, которые лицо, чье право нарушено, произвело или должно будет произвести для восстановления нарушенного права, утрата или повреждение его имущества (реальный ущерб), а также неполученные доходы, которые это лицо получило бы при обычных условиях гражданского оборота, если бы его право не было нарушено (упущенная выгода).
Таким образом, в пункте 4 соглашения поименованы расходы, понятие которым дано в статье 15 ГК РФ.
Суд первой инстанции, оценив содержание спорного соглашения, исходя из его буквального толкования, принимая во внимание также последовательность действий самого заявителя, в том числе изначальное обращение в суд с заявлением основанным на положениях статьи 15 ГК РФ, а также возражения лиц, участвующих в деле, правомерно посчитал невозможным применить положения ст. 406.1 ГК РФ ввиду отсутствия необходимой определенности в соглашении относительно их применения.
По смыслу статьи 406.1 ГК РФ, возмещение потерь допускается, если будет доказано, что они уже понесены или с неизбежностью будут понесены в будущем. При этом сторона, требующая выплаты соответствующего возмещения, должна доказать наличие причинной связи между наступлением соответствующего обстоятельства и ее потерями.
Не представлено бесспорных доказательств того, что у ООО "НижАгро" имелся урожай (в том числе происходил засев и обработка земельных участков поименованных в соглашении), который был утрачен (кража, хищение, порча и т.п.) и/или несобран/неполучен (в связи с наличием правопритязания третьих лиц). Документы о закупке семенного материала к таким доказательствам не относятся.
Ссылка заявителя жалобы на то, что суд первой инстанции неправомерно отказал в удовлетворении ходатайства об отложении судебного разбирательства, подлежит отклонению, поскольку в соответствии со статьей 158 АПК РФ данное процессуальное действие является правом, а не обязанностью суда.
Суд не усмотрел оснований для его удовлетворения, поскольку установил, что в рассматриваемом случае истребуемые заявителем документы не содержат сведений, необходимых для вынесения определения по настоящему заявлению, доказательств, имеющихся в материалах дела достаточно для всестороннего, полного, объективного и непосредственного исследования, все дополнительные документы, которые намеревался представить заявитель, собирались в подтверждение размера, обстоятельств причинения вреда, между тем доказыванию подлежит предмет с точки зрения правовой квалификации имеющегося обязательства.
В соответствии с частью 1 статьи 65 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, каждое лицо, участвующее в деле, должно доказать обстоятельства, на которые оно ссылается как на основание своих требований и возражений.
В соответствии со статьей 71 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации арбитражный суд оценивает доказательства по своему внутреннему убеждению, основанному на всестороннем, полном, объективном и непосредственном исследовании имеющихся в деле доказательств, оценивает относимость, допустимость, достоверность каждого доказательства в отдельности, а также достаточность и взаимную связь доказательств в их совокупности.
Таким образом, оценив указанные обстоятельства, установленные в настоящем деле о несостоятельности (банкротстве) должника, в их совокупности и сопоставив их, коллегия судей пришла к выводу, что суд первой инстанции на законных основаниях отказал в удовлетворении заявления.
Все доводы и аргументы заявителя апелляционной жалобы проверены судом апелляционной инстанции, признаются несостоятельными и не подлежащими удовлетворению, поскольку не опровергают законности принятого по делу судебного акта и основаны на неверном толковании норм действующего законодательства, обстоятельств дела.
Обжалуемый судебный акт принят при правильном применении норм материального права, содержащиеся в них выводы не противоречат установленным по делу фактическим обстоятельствам и имеющимся доказательствам.
Нарушений норм процессуального права, являющихся согласно пункту 4 статьи 270 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации безусловным основанием для отмены судебного акта, судом апелляционной инстанции не установлено.
Апелляционная жалоба не подлежит удовлетворению.
Подпунктом 12 пункта 1 статьи 333.21 Налогового кодекса Российской Федерации уплата государственной пошлины за рассмотрение апелляционных жалоб по данной категории дел не предусмотрена.
Руководствуясь статьями 268, 272 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Первый арбитражный апелляционный суд

постановил:

определение Арбитражного суда Нижегородской области от 22.11.2016 по делу N А43-16569/2016 оставить без изменения, апелляционную жалобу общества с ограниченной ответственностью "НижАгро" — без удовлетворения.
Постановление вступает в законную силу со дня его принятия.
Постановление может быть обжаловано в Арбитражный суд Волго-Вятского округа в течение месяца со дня его принятия через Арбитражный суд Нижегородской области.
Постановление может быть обжаловано в Верховный Суд Российской Федерации в порядке, предусмотренном статьями 291.1 — 291.15 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, при условии, что оно обжаловалось в Арбитражный суд Волго-Вятского округа.

Председательствующий судья Е.А.РУБИС

Судьи Е.А.КИРИЛОВА Ю.В.ПРОТАСОВ