Требование: О признании договора коммерческой концессии недействительным, взыскании неосновательного обогащения, процентов за пользование чужими денежными средствами

Постановление Второго арбитражного апелляционного суда от 20.01.2017 N 02АП-10948/2016 по делу N А82-4940/2016

Резолютивная часть постановления объявлена 19 января 2017 года.
Полный текст постановления изготовлен 20 января 2017 года.
Второй арбитражный апелляционный суд в составе:
председательствующего Савельева А.Б.,
судей Малых Е.Г., Тетервака А.В.,
при ведении протокола секретарем судебного заседания Бочаровой М.М.,
без участия в судебном заседании представителей сторон,
рассмотрев в судебном заседании апелляционную жалобу индивидуального предпринимателя Ковалевой Светланы Владимировны
на решение Арбитражного суда Ярославской области от 24.10.2016 по делу N А82-4940/2016, принятое судом в составе судьи Митрофановой Г.П.,
по исковому заявлению индивидуального предпринимателя Баулиной Аллы Александровны (ИНН: 760307966673, ОГРН: 315762700026617)
к индивидуальному предпринимателю Ковалевой Светлане Владимировне (ИНН: 860204229261, ОГРН: 305860209000018)
о взыскании 130 536 рублей 03 копеек,

установил:

индивидуальный предприниматель Баулина Алла Александровна (далее — истец) обратилась в Арбитражный суд Ярославской области с исковым заявлением, уточненным в порядке статьи 49 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, к индивидуальному предпринимателю Ковалевой Светлане Владимировне (далее — ответчик) о признании договора N 7 коммерческой концессии от 25.09.2015 недействительным, взыскании неосновательного обогащения в размере 125 000 рублей, взыскании процентов за пользование чужими денежными средствами в размере 7 376 рублей 45 копеек, а также взыскании расходов по оплате госпошлины.
Решением Арбитражного суда Ярославской области от 24.10.2016 исковые требования удовлетворены.
ИП Ковалева С.В. с принятым решением суда не согласна, обратилась во Второй арбитражный апелляционный суд с жалобой, в которой просит отменить решение суда, принять по делу новый судебный акт об отказе в удовлетворении исковых требований.
В обоснование доводов апелляционной жалобы заявитель указывает, что отсутствие в договоре условия о передаче права на товарный знак, равно как и отсутствие указания на какой-либо товарный знак, автоматически не делает договор незаключенным или недействительным. Спорный договор являлся смешанным договором, содержащим условия как лицензионного договора, так и договора оказания услуг. По договору истцу передавались лишь элементы фирменного стиля ответчика, включающие обозначение "Свадебное агентство Счастье", стилизованные логотипы. Позиция истца, аргументирующая ущербность сделки, противоречит собственному поведению истца, направленному на ее исполнение. По мнению заявителя, судом первой инстанции не дана оценка доказательствам, представленным ответчиком — протоколам осмотра письменных доказательств, договору на оказание услуг клона сайта, договору на оказание услуг по созданию сайта. Кроме того, судом первой инстанции было отклонено ходатайство о вызове свидетелей, которые могли подтвердить фактическое исполнение договора со стороны ответчика.
Ответчик ходатайствует о вызове свидетелей повторно.
Заявитель также представил ходатайство об отложении рассмотрения дела, мотивированное тем, что ответчик проживет в г. Сургут, представители ответчика и свидетели находятся в г. Санкт-Петербург.
Рассмотрев заявленное ответчиком ходатайство об отложении рассмотрения дела апелляционный суд не нашел оснований для его удовлетворения.
Согласно части 3 статьи 158 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации (далее — АПК РФ) в случае, если лицо, участвующее в деле и извещенное надлежащим образом о времени и месте судебного заседания, заявило ходатайство об отложении судебного разбирательства с обоснованием причины неявки в судебное заседание, арбитражный суд может отложить судебное разбирательство, если признает причины неявки уважительными.
Арбитражный суд может отложить судебное разбирательство, если признает, что оно не может быть рассмотрено в данном судебном заседании, в том числе вследствие неявки кого-либо из лиц, участвующих в деле, других участников арбитражного процесса, а также при удовлетворении ходатайства стороны об отложении судебного разбирательства в связи с необходимостью представления ею дополнительных доказательств, при совершении иных процессуальных действий (часть 5 статьи 158 АПК РФ).
Согласно пункту 4 статьи 158 АПК РФ отложение рассмотрения дела в отсутствие представителя одной из сторон при заявленном ходатайстве об отложении рассмотрения дела является не обязанностью, а правом суда, предоставленным законодательством для обеспечения возможности полного и всестороннего рассмотрения дела.
Вместе с тем, доказательств невозможности явки как самого ответчика, так и его представителей не представлены, более того, заявитель не ссылается на них в ходатайстве об отложении рассмотрения дела.
При указанных обстоятельствах, поскольку причины неявки ответчика не могут быть признаны уважительными, оснований для отложения рассмотрения дела апелляционным судом не установлено.
ИП Баулина А.А. в отзыве на апелляционную жалобу доводы заявителя отклонила, решение суда просила оставить без изменения.
Стороны явку своих представителей в судебное заседание не обеспечили, о времени и месте судебного заседания извещены надлежащим образом.
В соответствии со статьей 156 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации дело рассматривается в отсутствие представителей сторон.
Законность решения Арбитражного суда Ярославской области проверена Вторым арбитражным апелляционным судом в порядке, установленном статьями 258, 266, 268 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.
Как следует из материалов дела, 25 сентября 2015 года между ИП Ковалевой С.В. (Ответчик) и ИП Баулиной А.А. (Истец) был заключен договор N 7 коммерческой концессии (франчайзинг).
В силу пунктов 1.1, 1.3. договора Ответчик обязался предоставить Истцу сроком на 1 год право использовать в предпринимательской деятельности комплекс принадлежащих ответчику исключительных прав, а истец обязался уплачивать ответчику за пользование комплексом исключительных прав обусловленное договором вознаграждение согласно пункта 1.4 договора.
В соответствии с пунктом 1.1. договора комплекс исключительных прав, который предоставляется по договору, включает: право на фирменное наименование "Свадебное агентство Счастье", охраняемую коммерческую информацию, знаки Ответчика (коммерческое обозначение, логотипы, символы, эмблемы, вывески, лозунги, "фирменные цвета", сочетание цветов), фирменный стиль (совокупность и сочетание элементов, обеспечивающих единство внешнего вида объектов, имеющих отношение к Правообладателю: визитка, ручка, блокнот, подарочные сертификаты, таблички на двери, фирменный роллап, фирменные буклет, аватарка для социальных сетей, макет фирменных шоколадок, бейджик, ежедневник, фирменные бланки, подложка для презентации Power point, водный знак для фотографий и пр., использование портфолио (фото и видео материалы Правообладателя, отражающие его деятельность в качестве примеров выполняемых работ и предоставляемых услуг), пакет документов (презентация услуг свадебного агентства, договор на организацию свадьбы, договор на координацию свадьбы, агентский договор, сметы, чек-листы, тайминги и пр.), дизайн фирменного сайта, домен, хостинг, размещение информации о представительстве на сайте руководящего филиала, а также на сайтах других представительств.
Согласно пункта 2.1. договора Правообладатель обязался передать Пользователю по акту приема-передачи (Приложение N 1) техническую и коммерческую документацию, предоставить иную информацию, необходимую Пользователю для осуществления прав, предоставленных ему по настоящему договору, а также проинструктировать Пользователя и его работников по вопросам, связанным с осуществлением этих прав.
Правообладатель обязался оказывать Пользователю постоянное техническое и консультативное содействие, включая содействие в обучении и повышении квалификации работников, а также бесплатно предоставлять Пользователю макеты имиджевой и информационной рекламной продукции.
Пунктом 1.4. договора вознаграждение по договору определено в 210 000 рублей и выплачивается в форме фиксированных разовых и периодических платежей в следующие сроки: паушальный составляет 150 000 рублей и выплачивается в 2 этапа: при подписании настоящего договора в размере 105 000 рублей, далее первый платеж — 5 000 рублей, второй платеж — 10 000 рублей, третий — 15 000 рублей, четвертый платеж -15 000 рублей оплата производится совместно с оплатой роялти, роялти в размере 15 000 рублей ежеквартально.
Квитанцией к приходному кассовому ордеру N 30 от 25.09.2015 года и платежным поручением N 1 от 25.12.2015 года истцом уплачены денежные средства на общую сумму 125 000 рублей.
На претензию от 05 февраля 2016 года с требованиями о возврате денежных средств, ответчик ответил отказом (исх. N 1 от 12.02.2016)
Неурегулирование спора в претензионном порядке явилось для истца основанием для обращения в суд с настоящим иском.
Исследовав материалы дела, изучив доводы апелляционной жалобы и отзыва на нее, суд апелляционной инстанции не нашел оснований для отмены или изменения решения суда исходя из нижеследующего.
Пунктом 1 статьи 1027 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее — ГК РФ) предусмотрено, что по договору коммерческой концессии одна сторона (правообладатель) обязуется предоставить другой стороне (пользователю) за вознаграждение на срок или без указания срока право использовать в предпринимательской деятельности пользователя комплекс принадлежащих правообладателю исключительных прав, включающий право на товарный знак, знак обслуживания, а также права на другие предусмотренные договором объекты исключительных прав, в частности на коммерческое обозначение, секрет производства (ноу-хау).
Из вышеизложенного следует, что обязательным условием для правовой квалификации договора как договора концессии является предусмотренное таким договором предоставление права использования товарного знака либо знака обслуживания.
Вместе с тем, как следует из материалов дела и не оспаривается лицами, участвующими в деле, товарный знак и знак обслуживания, подлежащие передаче, у ответчика отсутствуют.
Таким образом, поскольку предмет договора от 25.09.2015 не включает в себя обязательство правообладателя передать товарный знак либо знак обслуживания, его условия противоречат пункту 1 статьи 1027 ГК РФ.
По мнению ответчика, спорный договор можно квалифицировать как лицензионный договор.
В соответствии с пунктом 1 статьи 1233 ГК РФ правообладатель может распорядиться принадлежащим ему исключительным правом на результат интеллектуальной деятельности любым не противоречащим закону и существу такого исключительного права способом, в том числе путем предоставления другому лицу права использования результата интеллектуальной деятельности в установленных договором пределах (лицензионный договор).
В силу пункта 2 статьи 1233 ГК РФ к договорам о распоряжении исключительным правом на результат интеллектуальной деятельности или на средство индивидуализации, в том числе к договорам об отчуждении исключительного права и к лицензионным (сублицензионным) договорам, применяются общие положения об обязательствах (статьи 307 — 419) и о договоре (статьи 420 — 453), поскольку иное не установлено правилами настоящего раздела и не вытекает из содержания или характера исключительного права.
Пунктом 1 статьи 1235 ГК РФ предусмотрено, что по лицензионному договору одна сторона — обладатель исключительного права на результат интеллектуальной деятельности или на средство индивидуализации (лицензиар) предоставляет или обязуется предоставить другой стороне (лицензиату) право использования такого результата или такого средства в предусмотренных договором пределах.
Пунктом 6 этой же статьи установлено, что лицензионный договор должен предусматривать предмет договора путем указания на результат интеллектуальной деятельности или на средство индивидуализации, право использования которых предоставляется по договору, с указанием в соответствующих случаях номера и даты выдачи документа, удостоверяющего исключительное право на такой результат или на такое средство (патент, свидетельство); способы использования результата интеллектуальной деятельности или средства индивидуализации.
Вместе с тем, предмет договора от 25.09.2015 также не позволяет признать данный договор лицензионным, поскольку из его условий не следует передача права использования как результата интеллектуальной деятельности, так и средства индивидуализации. Доказательств, свидетельствующих об обратном в деле не имеется.
Как правильно указано судом первой инстанции, предоставление другому лицу права использования своего фирменного наименования прямо запрещено положениями пункта 2 статьи 1474 ГК РФ.
Как следует из положений пункта 1 статьи 1539 ГК РФ правообладателю принадлежит исключительное право использования коммерческого обозначения в качестве средства индивидуализации принадлежащего ему предприятия любым не противоречащим закону способом (исключительное право на коммерческое обозначение), в том числе путем указания коммерческого обозначения на вывесках, бланках, в счетах и на иной документации, в объявлениях и рекламе, на товарах или их упаковках, если такое обозначение обладает достаточными различительными признаками и его употребление правообладателем для индивидуализации своего предприятия является известным в пределах определенной территории.
В соответствии со статьей 1541 ГК РФ коммерческое обозначение или отдельные элементы этого наименования могут быть использованы правообладателем в принадлежащем ему товарном знаке. Коммерческое обозначение, включенное в товарный знак, охраняется независимо от охраны товарного знака.
Обязательным условием для передачи права использования коммерческим обозначением является заключение договора аренды предприятия или договора коммерческой концессии (п. 5 ст. 1539 ГК РФ).
При этом, как следует из буквального положений о договоре концессии, права на использование коммерческого обозначения передаются в составе комплекса исключительных прав, обязательно включающего права на товарные знаки.
Кроме того, в материалы дела не представлены доказательства, подтверждающие наличие условий, предусмотренных п. 1 ст. 1539 ГК РФ, позволяющих признать существование прав на коммерческое обозначение у истца. Таким образом, передача права использования коммерческого обозначения по оспариваемому договору не соответствует закону.
Следовательно, поскольку у ответчика отсутствовала возможность передачи истцу права на использование средств индивидуализации и результатов интеллектуальной деятельности, а передача фирменного наименования не допускается, договор от 25.09.2015 правомерно признан судом первой инстанции недействительным в целом.
Довод заявителя жалобы о неправомерном отклонении судом первой инстанции ходатайства о вызове свидетелей признается несостоятельным, поскольку в соответствии со статьей 68 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, заявленные исковые требования должны быть подтверждены определенными доказательствами.
В рамках дискреционных полномочий суд принимает решение о вызове и допросе свидетелей исходя из конкретных обстоятельств дела и при наличии для этого соответствующих оснований. При надлежащем установлении всех имеющих значение для дела фактов и документальном подтверждении выводов суда материалами дела отказ в вызове свидетелей не может являться основанием для вывода о неполном исследовании и выяснении судом всех обстоятельств настоящего дела.
Судом оценен предмет заключенного между сторонами договора на соответствие его требованиям, предусмотренным ГК РФ, следовательно, показания свидетелей на обоснованность выводов суда повлиять не могут.
Кроме того, в качестве оснований для допроса свидетелей ответчик указывает, что они могут подтвердить фактическое исполнение договора (передачу материалов по договору), однако в соответствии с процессуальным законодательством, и исходя из содержания оспариваемого договора (п. 2.1), обстоятельства исполнения договора устанавливаются на основании письменных документов.
При указанных обстоятельствах, в удовлетворении ходатайствовал отказано правомерно, оснований для допроса свидетелей суд апелляционной инстанции не усматривает, в удовлетворении ходатайства о вызове свидетелей апелляционным судом отказано.
Признание договора недействительным является основанием для квалификации уплаченных истцом денежных средств ответчику в качестве неосновательного обогащения последнего, которое по смыслу статей 1102, 1107 ГК РФ подлежит возврату истцу с начислением процентов за пользование чужими денежными средствами.
Выводы суда первой инстанции о применении норм материального права соответствуют установленным судом по делу обстоятельствам и имеющимся в деле доказательствам, а поэтому оснований для отмены решения арбитражного суда по приведенным в жалобе доводам не имеется.
Нарушений норм процессуального права, влекущих безусловную отмену судебного акта, судом апелляционной инстанции не установлено.
В соответствии со статьей 110 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации расходы по апелляционной жалобе относятся на заявителя жалобы.
Руководствуясь статьями 258, 268 — 271 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Второй арбитражный апелляционный суд

постановил:

решение Арбитражного суда Ярославской области от 24.10.2016 по делу N А82-4940/2016 оставить без изменения, а апелляционную жалобу индивидуального предпринимателя Ковалевой Светланы Владимировны — без удовлетворения.
Постановление вступает в законную силу со дня его принятия.
Постановление может быть обжаловано в Суд по интеллектуальным правам в течение двух месяцев со дня его принятия через Арбитражный суд Ярославской области.
Постановление может быть обжаловано в Верховный Суд Российской Федерации в порядке, предусмотренном статьями 291.1 — 291.15 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, при условии, что оно обжаловалось в Суд по интеллектуальным правам.

Председательствующий А.Б.САВЕЛЬЕВ

Судьи Е.Г.МАЛЫХ А.В.ТЕТЕРВАК