Требование: О признании недействительными решений налогового органа

Постановление Второго арбитражного апелляционного суда от 20.01.2017 N 02АП-11159/2016 по делу N А28-964/2016

Резолютивная часть постановления объявлена 19 января 2017 года.
Полный текст постановления изготовлен 20 января 2017 года.
Второй арбитражный апелляционный суд в составе:
председательствующего Хоровой Т.В.,
судей Великоредчанина О.Б., Немчаниновой М.В.,
при ведении протокола секретарем судебного заседания Гущиной В.В.,
при участии в судебном заседании:
представителя заявителя: Норкиной Н.В., действующей на основании доверенности от 01.12.2016,
представителя ответчика: Стародумовой Е.П., действующей на основании доверенности от 09.01.2017, Коробейникова А.В., действующего на основании доверенности от 09.01.2017, Музыка Л.М., действующей на основании доверенности от 18.01.2017,
рассмотрев в судебном заседании апелляционную жалобу общества с ограниченной ответственностью "ТехПро"
на решение Арбитражного суда Кировской области от 02.11.2016 по делу N А28-964/2016, принятое судом в составе судьи Двинских С.А.,
по заявлению общества с ограниченной ответственностью "ТехПро"
(ИНН: 4303006369, ОГРН: 1144303000478)
к Межрайонной инспекции Федеральной налоговой службы N 2 по Кировской области (ИНН: 4303001233, ОГРН: 1044301509350),
о признании недействительными решений от 18.08.2015 N 3 и N 113,

установил:

общество с ограниченной ответственностью "ТехПро" (далее — ООО "ТехПро", Общество, налогоплательщик) обратилось с заявлением в Арбитражный суд Кировской области к Межрайонной инспекции Федеральной налоговой службы N 2 по Кировской области (далее — Инспекция, налоговый орган) о признании недействительными решений от 18.08.2015 N 3 и N 113.
Решением Арбитражного суда Кировской области от 02.11.2016 в удовлетворении заявленных требований отказано.
ООО "ТехПро" с принятым решением суда не согласилось и обратилось во Второй арбитражный апелляционный суд с жалобой, в которой просит решение суда отменить и принять по делу новый судебный акт.
В обоснование своей позиции по жалобе ее заявитель обращает внимание апелляционного суда на следующие обстоятельства:
1) в ходе камеральной проверки налогоплательщик представил все документы для обоснования права на налоговые вычеты по НДС, тогда как Инспекцией эти документы не опровергаются; не предоставлены Инспекцией документально подтвержденные факты неполноты сведений в этих документах, а также доказательства их недостоверности и противоречивости.
2) ООО "ТехПро" приобрело звуковое оборудование у ООО "ПромТех", которое в свою очередь его купило у ООО "Имлайт-Шоутехник". Имеющиеся документы подтверждают факт исполнения сделки по поставке ООО "Имлайт-Шоутехник" комплекта звукового оборудования в адрес ООО "ПромТех".
Общество не могло знать, что оборудование, поставленное ООО "ПромТех", ввезенное по ГТД 10225050/161114/0003614, импортировано иной компанией (ООО "АЛИКО"), а не ООО "Имлайт-Шоутехник". То есть недобросовестность при осуществлении сделки по поставке оборудования проявило именно ООО "Имлайт-Шоутехник", а не Общество.
При этом по требованию налогового органа ООО "Имлайт-Шоутехник" предоставило все имеющиеся документы по поставке звукового оборудования в адрес ООО "ПромТех".
Инспекция сама установила связь между ООО "Имлайт-Шоутехник" и ООО "АЛИКО" — промежуточное ООО "Оптторг" — но не указала сведений по перечисленным суммам, за оборудование от ООО "Имлайт-Шоутехник" а адрес ООО "Оптторг" и далее ООО "АЛИКО".
Директор ООО "Имлайт-Шоутехник" Пушкарев А.В. в протоколе допроса от 26.06.2015 подтвердил продажу звукового оборудования в адрес ООО "ПромТех".
Таким образом, в связи с недостаточностью проведенных мероприятий и представленных доказательств получателем налоговой выгоды Инспекция определила конечного покупателя — Общество, неправомерность чего следует также из Определения ВС РФ от 01.02.2016 N 308-КГ 15-18629.
3) Факт оплаты Обществом оборудования в адрес ООО "ПромТех" Инспекцией не оспаривается.
Вывод суда первой инстанции о том, что источником денежных средств, перечисленных ООО "ПромТех" в адрес ООО "Фирма Имлайт-Шоутехник" за оборудование, являются суммы, полученные в качестве краткосрочных займов, полученных от ИП Олюшина Д.Г., ООО "Холдинг Олди", ООО "Фирма Имлайт-Лайттехник" на сумму 2 179 557,30 руб. недостаточен для оценки денежных средств как исключительно заемных, так как ООО "ПромТех" за приобретенное оборудование перечислило в адрес ООО "Имлайт-Шоутехник" в период с июля по декабрь 21 794 580,25 руб.
К оплате оборудования ООО "ПромТех" в адрес ООО "Фирма Имлайт-Шоутехник" Общество отношения не имеет.
4) Суд первой инстанции, проведя анализ цен на земельные участки, взяв для сравнения сведения, предоставленные Инспекцией, о приобретении Олюшиным у Администрации г. Слободской в этот же период земельного участка за 465 533 руб., сделал вывод о завышенной стоимости земельного участка, проданного по договору купли-продажи, заключенному между Малыгиной С.Н. и Олюшиным Д.Г., указав, что данный договор заключался для вида, с целью перечисления денежных средств на покупку оборудования Малыгиной С.Н.
Однако суду первой инстанции следовало учесть, что на земельном участке, принадлежащем Малыгиной С.Н., находится объект капитального строительства, что однозначно увеличивает стоимость земельного участка. То есть Инспекция некорректно сравнила и проанализировала стоимость земельных участков в г. Слободском, что привело к неверным выводам суда первой инстанции.
5) Возврат денежных средств от Малыгиной С.Н. ИП Олюшину Д.Г. был произведен и документально подтвержден квитанцией к приходно-кассовому ордеру, но суд первой инстанции критически отнесся к документам по расходным операциям по кассе ИП Олюшина Д.Г. за 31.12.2014. Между тем кассовые документы были предоставлены ИП Олюшиным Д.Г., они заверены в установленном порядке. Куда ИП Олюшин Д.Г. расходовал поступившие денежные средства, является его личным решением, к чему Малыгина С.Н. никакого отношения не имеет.
Показания Голофаева С.В. о предоставлении займа Малыгиной С.Н. суд первой инстанции признал недопустимым доказательством, однако:
— действующим законодательством не запрещено предоставление в суд письменных пояснений лиц, располагающих сведениями, относящимися к предмету спора. Кроме того, в своем пояснении Голофаев С.В. сообщил, что он ознакомлен об ответственности за заведомо ложные показания в соответствии со ст. 307 УК РФ.
— Инспекция в ходе проведения проверки направляла поручение от 21.04.2015 в ИФНС по г. Кирову о проведении допроса Голофаева С.В., но доказательств исполнения данного поручения не представила.
6) Суд первой инстанции сделал вывод об отсутствии платежей на ведение хозяйственной деятельности Общества, а также о движении денежных средств между взаимозависимыми лицами, но не указал, на основании каких данных сделал такие выводы, о каких денежных средствах идет речь и за какой период.
7) Общество поясняло суду ситуацию, связанную с оформлением между ИП Олюшиным Д.Г. и ООО "Имлайт-Лайттехник" договоров от 01.08.2014 N 27-18/96 и от 01.08.2014 N 27-18/97, в которых была указана часть оборудования, проданная ООО "Имлайт-Шоутехник" в адрес ООО "ПромТех" и которые были составлены исключительно в целях получения ИП Олюшиным Д.Г. кредита в Сбербанке. То есть поставки не было, оборудование не передавалось, оба договора были расторгнуты сразу после получения Олюшиным Д.Г. кредитных денежных средств, которые в конечном итоге остались у ИП Олюшина Д.Г. Однако судом первой инстанции был сделан некорректный вывод о том, что доказательств возврата спорного оборудования Олюшиным Д.Г. в адрес ООО "Имлайт-Лайттехник" по договору от 01.08.2014 N 27-18/96 не представлено.
Ни налоговым органом, ни судом первой инстанции не исследован вопрос о возможности приобретения данного оборудования ООО "Имлайт-Лайттехник", не установлены поставщики, нет сведений о перечислении денежных средств.
Возврата оборудования по названным выше договорам и документального оформления возврата не могло быть, так как фактически оборудование не передавалось, были только формально составлены документы для предоставления их в банк.
8) В числе обстоятельств, которые суд первой инстанции учел при вынесении решения указано, что ООО "ПромТех" 12.12.2014 снято с налогового учета в связи с изменением места нахождения на г. Москва. Однако данное обстоятельство не может ставить под сомнение действительность сделки по купле-продаже оборудования и, соответственно, право Общества на возмещение НДС. А наличие у ООО "ПромТех" по итогам 2014 активов в размере 32 583 тыс. руб. и выручки от реализации в размере 23 038 тыс. руб. свидетельствует о реальной деятельности ООО "ПромТех" и о том, что данная организация не относится к фирмам-однодневкам.
9) В числе обстоятельств, которые суд первой инстанции учел при вынесении решения указано, что на момент совершения сделки ООО "ТехПро" не имело денежных средств для выполнения обязанности по оплате приобретенного оборудования. Однако большинство капитальных вложений в развитие нового бизнеса происходит за счет заемных средств. При этом на момент совершения сделки Малыгина С.Н. располагала значительными финансовыми активами. Между тем, суд первой инстанции сослался на справку формы 2-НДФЛ от ООО "ТехПро", ООО "ПромТех" и ООО "Росгосстрах" о среднегодовом доходе Малыгиной С.Н. за 2014, тогда как в материалах дела данные документы отсутствуют.
10) Суд первой инстанции признал взаимозависимость Общества, ООО "ПромТех" и Олюшина Д.Г., тогда как:
— в материалах дела отсутствуют доказательства получения Малыгиной С.Н. дохода в ООО "ПромТех" в проверяемый период;
— вывод о регистрации до 04.09.2015 Олюшин Д.Г. и Малыгина С.Н. по одному адресу не соответствует действительности;
— по информации ОАО АКБ "Вятка-Банк" у ООО "ТехПро", ООО "ПромТех" и Олюшина Д.Г. в анкете клиента указан один и тот же контактный телефон, однако в деле отсутствуют документы, это подтверждающие;
— наличие у Общества, ООО "ПромТех" и Олюшина Д.Г. в проверяемый период одного бухгалтера (Катаева Е.В.) материалами дела не подтверждено;
— вывод суда о том, что расчетные счета Общества, ООО "ПромТех" и Олюшина Д.Г. открыты в одних и тех же банках противоречит решению Инспекции, в котором указано, что у ООО "ТехПро" счет открыт в одном банке, у ИП Олюшина — в 3-х, у ООО "Промтех" — в 2-х.
Таким образом, ООО "ПромТех" для целей налогообложения учтены операции в соответствии с их действительным экономическим смыслом, налоговый вычет по НДС в сумме 3 458 434 руб. заявлен обоснованно.
С учетом изложенного, ООО "ТехПро" настаивает на отмене решения суда первой инстанции, поскольку оно принято с нарушением норм материального и процессуального права и при неверной оценке фактических обстоятельств рассматриваемого спора.
Инспекция в отзыве на апелляционную жалобу выразила несогласие с доводами налогоплательщика, считает решение суда первой инстанции законным и обоснованным, просит в удовлетворении жалобы ООО "ТехПро" отказать.
В судебном заседании апелляционного суда 19.01.2017 представители сторон изложили свои позиции по рассматриваемому спору.
Законность решения Арбитражного суда Кировской области от 02.11.2016 проверена Вторым арбитражным апелляционным судом в порядке, установленном статьями 258, 266, 268 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.
Как следует из материалов дела и установлено судом первой инстанции, налоговым органом проведена камеральная налоговая проверка представленной ООО "ТехПро" налоговой декларации по НДС за 4 квартал 2014, согласно которой сумма НДС, подлежащая возмещению с бюджета, составила 3 458 434 руб., результаты проверки отражены в акте от 06.05.2015 N 2062.
18.08.2015 Инспекцией приняты решения:
— N 113 об отказе в привлечении к ответственности за совершение налогового правонарушения,
— N 5 об отказе в возмещении суммы НДС, заявленной к возмещению из бюджета, в размере 3 458 434 руб.
Налогоплательщик с решениями Инспекции не согласился и обжаловал их в УФНС России по Кировской области.
Решением вышестоящего налогового органа от 22.10.2015 решения Инспекции оставлены без изменения.
ООО "ТехПро" с решениями Инспекции не согласилось и обратилось с заявлением в суд.
Арбитражный суд Кировской области, руководствуясь статьями 20, 88, 101, 105.1, 172, 176 Налогового кодекса Российской Федерации (далее — НК РФ), положениями Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 12.10.2006 N 53 (далее — Постановление N 53), Определениями Конституционного Суда Российской Федерации от 16.11.2006 N 467-О, от 21.04.2011 N 499-О-О и от 25.07.2001 N 138-О, требования налогоплательщика признал необоснованными.
Второй арбитражный апелляционный суд, изучив доводы жалобы, отзыва на жалобу, заслушав представителей сторон, исследовав материалы дела, не нашел оснований для отмены или изменения решения суда исходя из нижеследующего.
Согласно статье 143 НК РФ ООО "ТехПро" является плательщиком НДС.
В силу подпункта 1 статьи 146 НК РФ объектом налогообложения по налогу на добавленную стоимость признается реализация товаров (работ, услуг) на территории Российской Федерации, в том числе реализация предметов залога и передача товаров (результатов выполненных работ, оказание услуг) по соглашению о предоставлении отступного или новации, а также передача имущественных прав.
В соответствии с пунктами 1 и 2 статьи 171 НК РФ налогоплательщик имеет право уменьшить общую сумму налога, исчисленную в порядке статьи 166 Кодекса, на установленные настоящей статьей налоговые вычеты. Вычетам подлежат суммы налога, предъявленные налогоплательщику при приобретении товаров (работ, услуг) на территории Российской Федерации в отношении товаров (работ, услуг), приобретаемых для осуществления операций, признаваемых объектами налогообложения в соответствии с главой 21 Кодекса, и товаров (работ, услуг), приобретаемых для перепродажи.
На основании пункта 1 статьи 176 НК РФ в случае, если по итогам налогового периода сумма налоговых вычетов превышает общую сумму налога, исчисленную по операциям, признаваемым объектом налогообложения в соответствии с подпунктами 1 — 3 пункта 1 статьи 146 настоящего Кодекса, полученная разница подлежит возмещению (зачету, возврату) налогоплательщику в соответствии с положениями настоящей статьи. После представления налогоплательщиком налоговой декларации налоговый орган проверяет обоснованность суммы налога, заявленной к возмещению, при проведении камеральной налоговой проверки в порядке, установленном статьей 88 настоящего Кодекса.
В силу пункта 8 статьи 88 НК РФ, регламентирующей порядок проведения камеральной налоговой проверки, при подаче налоговой декларации по налогу на добавленную стоимость, в которой заявлено право на возмещение названного налога, налоговый орган вправе истребовать у налогоплательщика документы, подтверждающие в соответствии со статьей 172 Кодекса правомерность применения налоговых вычетов.
Пунктом 1 статьи 172 НК РФ установлено, что налоговые вычеты, предусмотренные статьей 171 Кодекса, производятся на основании счетов-фактур, выставленных продавцами при приобретении налогоплательщиком товаров (работ, услуг).
Вычетам подлежат только суммы налога, предъявленные налогоплательщику при приобретении товаров (работ, услуг) на территории Российской Федерации, после принятия на учет указанных товаров (работ, услуг), при наличии соответствующих первичных документов.
В силу пунктов 1 и 2 статьи 169 НК РФ счет-фактура является документом, служащим основанием для принятия предъявленных сумм налога к вычету или возмещению в порядке, предусмотренном главой 21 НК РФ.
В Определениях Конституционного Суда Российской Федерации от 21.04.2011 N 499-О-О и от 29.09.2011 N 1292-О-О указано, что из взаимосвязанных положений статей 169, 171 и 172 НК РФ следует, что основанием для вычета по налогу на добавленную стоимость является совокупность наступивших обстоятельств: приобретение товара (работ, услуг) для использования в облагаемых операциях, отражение их в учете у налогоплательщика-покупателя и наличие надлежащим образом оформленного счета-фактуры, соответственно, при соблюдении налогоплательщиком предусмотренных налоговым законодательством требований ему не может быть отказано в праве на вычет сумм налога на добавленную стоимость.
Как указано в Определениях Конституционного Суда Российской Федерации от 15.02.2005 N 93-О и от 18.04.2006 N 87-О, по смыслу пункта 2 статьи 169 НК РФ соответствие счета-фактуры требованиям, установленным пунктами 5 и 6 статьи 169 НК РФ, позволяет определить контрагентов по сделке (ее субъекты), их адреса, объект сделки (товары, работы, услуги), количество (объем) поставляемых (отгруженных) товаров (работ, услуг), цену товара (работ, услуг), а также сумму начисленного налога, уплачиваемую налогоплательщиком и принимаемую им далее к вычету.
Положения вышеназванных статей предполагает возможность применения налоговых вычетов при наличии доказательств реальности осуществления хозяйственных операций.
На основании пункта 1 статьи 20 НК РФ взаимозависимыми лицами для целей налогообложения признаются физические лица и (или) организации, отношения между которыми могут оказывать влияние на условия или экономические результаты их деятельности или деятельности представляемых ими лиц.
В пункте 1 статьи 20 НК РФ установлены также конкретные основания, по которым лица признаются взаимозависимыми для целей налогообложения: одна организация непосредственно и (или) косвенно участвует в другой организации, и суммарная доля такого участия составляет более 20 процентов; одно физическое лицо подчиняется другому физическому лицу по должностному положению; лица состоят в соответствии с семейным законодательством Российской Федерации в брачных отношениях, отношениях родства или свойства, усыновителя и усыновленного, а также попечителя и опекаемого.
В соответствии с пунктом 2 статьи 20 НК РФ суд может признать лица взаимозависимыми по иным основаниям, не предусмотренным пунктом 1 настоящей статьи, если отношения между этими лицами могут повлиять на результаты сделок по реализации товаров (работ, услуг).
Согласно пункту 1 статьи 105.1 НК РФ, если особенности отношений между лицами могут оказывать влияние на условия и (или) результаты сделок, совершаемых этими лицами, и (или) экономические результаты деятельности этих лиц или деятельности представляемых ими лиц, указанные в настоящем пункте лица признаются взаимозависимыми для целей налогообложения. В силу пунктов 1, 2 статьи 105.1 Кодекса взаимозависимыми лицами признаются, в том числе, физические лица в случае, если одно физическое лицо подчиняется другому физическому лицу по должностному положению.
Для признания взаимной зависимости лиц учитывается влияние, которое может оказываться в силу участия одного лица в капитале других лиц, в соответствии с заключенным между ними соглашением либо при наличии иной возможности одного лица определять решения, принимаемые другими лицами.
При этом такое влияние учитывается независимо от того, может ли оно оказываться одним лицом непосредственно и самостоятельно или совместно с его взаимозависимыми лицами, признаваемыми таковыми в соответствии с настоящей статьей.
Согласно пункту 7 названной статьи суд может признать лица взаимозависимыми по иным основаниям, не предусмотренным пунктом 2 настоящей статьи, если отношения между этими лицами обладают признаками, указанными в пункте 1 настоящей статьи.
Возникновение налоговой обязанности является следствием участия налогоплательщика в гражданском обороте. Согласно правовой позиции Конституционного Суда Российской Федерации, выраженной в Постановлении от 23.12.2009 N 20-П, налоговые обязательства, будучи прямым следствием деятельности в экономической сфере, неразрывно с нею связаны. Их возникновению, как правило, предшествует вступление лица в гражданские правоотношения, то есть налоговые обязательства базируются на гражданско-правовых отношениях либо тесно с ними связаны.
Участие в гражданских правоотношениях, а именно вступление в договорные отношения является основанием формирования налоговых обязательств перед государством. Обязанность по уплате налогов зависит, в том числе, от исполнения гражданско-правовых обязательств. Для налогообложения правовое значение имеет фактическое исполнение сделки.
Как указано в Постановлении N 53, судебная практика разрешения налоговых споров должна исходить из презумпции добросовестности налогоплательщиков и иных участников правоотношений в сфере экономики. В связи с этим предполагается, что действия налогоплательщика, имеющие своим результатом получение налоговой выгоды, экономически оправданы, а сведения, содержащиеся в налоговой декларации и бухгалтерской отчетности, — достоверны.
Недобросовестность налогоплательщика определяется как совокупность фактов, опровергающих наличие цели деятельности, с осуществлением которой связано возникновение прав либо надлежащее исполнение обязанностей в сфере налогообложения. Налоговым органам надлежит выявить недобросовестность налогоплательщика, выразившуюся в отсутствии деловой цели деятельности, направленной на систематическое получение дохода в процессе взаимоотношений между участниками гражданского оборота и установить цель необоснованного приобретения права, связанного с предъявлением требований о возмещении налога на добавленную стоимость, уплаченного при приобретении продукции.
Ссылаясь на недобросовестность налогоплательщика, при рассмотрении налогового спора налоговый орган обязан представить в суд доказательства необоснованного возникновения у налогоплательщика налоговой выгоды. Налоговая выгода может быть признана необоснованной, если получена налогоплательщиком вне связи с осуществлением реальной предпринимательской или иной экономической деятельности, в случаях, если для целей налогообложения учтены операции не в соответствии с их действительным экономическим смыслом или учтены операции, не обусловленные разумными экономическими или иными причинами (целями делового характера).
При этом вывод о необоснованности налоговой выгоды должен быть основан на объективной информации, с бесспорностью подтверждающей, что действия налогоплательщика не имели разумной деловой цели, а были направлены исключительно на создание благоприятных налоговых последствий.
В пункте 4 Постановления N 53 разъяснено, что налоговая выгода не может быть признана обоснованной, если получена налогоплательщиком вне связи с осуществлением реальной предпринимательской или иной экономической деятельности.
Согласно пунктам 5 и 6 Постановления N 53 о получении налогоплательщиком необоснованной налоговой выгоды могут также свидетельствовать подтвержденные доказательствами доводы налогового органа о невозможности реального осуществления налогоплательщиком указанных операций с учетом времени, места нахождения имущества или объема материальных ресурсов, экономически необходимых для производства товаров, выполнения работ или оказания услуг; совершение операций с товаром, который не производился или не мог быть произведен в объеме, указанном налогоплательщиком в документах бухгалтерского учета; учет для целей налогообложения только тех хозяйственных операций, которые непосредственно связаны с возникновением налоговой выгоды, если для данного вида деятельности также требуется совершение и учет иных хозяйственных операций; создание организации незадолго до совершения хозяйственной операции; взаимозависимость участников сделок; неритмичный характер хозяйственных операций; нарушение налогового законодательства в прошлом; осуществление операции не по месту нахождения налогоплательщика; осуществление расчетов с использованием одного банка; осуществление транзитных платежей между участниками взаимосвязанных хозяйственных операций; использование посредников при осуществлении хозяйственных операций.
Под налоговой выгодой для целей настоящего Постановления понимается уменьшение размера налоговой обязанности вследствие, в частности, уменьшения налоговой базы, получения налогового вычета, налоговой льготы, применения более низкой налоговой ставки, а также получение права на возврат (зачет) или возмещение налога из бюджета.
Оценка добросовестности налогоплательщика предполагает оценку заключенных им сделок. Установление судом наличия разумных экономических или иных причин (деловой цели) в действиях налогоплательщика осуществляется с учетом оценки обстоятельств, свидетельствующих о его намерениях получить экономический эффект в результате реальной предпринимательской или иной экономической деятельности.
Данные первичных документов, составляемых при совершении хозяйственной операции, в том числе о лицах, осуществивших операции, должны соответствовать фактическим обстоятельствам.
О недобросовестности налогоплательщиков может свидетельствовать ситуация, когда с помощью инструментов, используемых в гражданско-правовых отношениях, создаются схемы незаконного обогащения за счет бюджетных средств, что может привести к нарушению публичных интересов в сфере налогообложения. Заключенные сделки должны не только формально не противоречить законодательству, но и не вступать в противоречие с общими запретами недопустимости недобросовестного осуществления прав налогоплательщиком.
В силу правовой позиции Конституционного Суда Российской Федерации, отраженной в Определениях от 16.11.2006 N 467-О и от 21.04.2011 N 499-О-О, подтверждение права на налоговый вычет не должно ограничиваться установлением только формальных условий применения норм законодательства о налогах и сборах, и в случае сомнений в правомерности применения налогового вычета должны быть установлена, исследована и оценена вся совокупность имеющих значение для правильного разрешения дела обстоятельств (оплата покупателем товаров (работ, услуг), фактические отношения продавца и покупателя, наличие иных, помимо счетов-фактур, документов, подтверждающих уплату налога в составе цены товара (работы, услуги), и т.п.).
Обязанность подтверждать правомерность и обоснованность налоговых вычетов первичной документацией для целей исчисления, в том числе, НДС, лежит на налогоплательщике-покупателе товаров (работ, услуг), поскольку именно он выступает субъектом, применяющим налоговые вычеты при исчислении итоговой суммы налогов.
В соответствии с позицией Конституционного Суда Российской Федерации, выраженной в Определении от 25.07.2001 N 138-О, у сделок, заключаемых хозяйствующими субъектами, должна быть вполне конкретная разумная хозяйственная цель. Субъекты предпринимательской деятельности вправе применять в рамках свободы экономической деятельности различные гражданско-правовые средства. Однако, осуществляя свои субъективные права, они должны избирать такой способ реализации своих прав, при котором не затрагиваются интересы никаких иных субъектов, в том числе государства.
В силу части 1 статьи 65 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации (далее — АПК РФ) каждое лицо, участвующее в деле, должно доказать обстоятельства, на которые оно ссылается как на основание своих требований и возражений. Обязанность доказывания обстоятельств, послуживших основанием для принятия налоговым органом оспариваемого акта, возлагается на этот орган.
В связи с этим при рассмотрении в арбитражном суде налогового спора налоговым органом могут быть представлены в суд доказательства необоснованного возникновения у налогоплательщика налоговой выгоды.
Эти доказательства, как и доказательства, представленные налогоплательщиком, подлежат исследованию в судебном заседании согласно требованиям статьи 162 АПК РФ и оценке арбитражным судом в совокупности и взаимосвязи с учетом положений статьи 71 АПК РФ.
Формальный подход к оценке представленных налогоплательщиком документов, подтверждающих право на налоговый вычет, исключается.
Как следует из материалов дела и установлено судом первой инстанции, по результатам проведенных мероприятий налогового контроля Инспекцией был сделан вывод об отсутствии у ООО "ТехПро" права на применение налоговых вычетов по НДС по сделке с ООО "ПромТех", поскольку документы содержат недостоверную, неполную, противоречивую информацию, носят характер формального документооборота, действия налогоплательщика направлены на получение необоснованной налоговой выгоды без осуществления реальной финансово-хозяйственной деятельности, целью данных действий было получение необоснованной налоговой выгоды в виде увеличения сумм налоговых вычетов по НДС.
ООО "ТехПро" зарегистрировано и поставлено на налоговый учет 04.12.2014, юридический адрес: Кировская область, г. Белая Холуница, ул. Коммунистическая, 4а, учредителем и руководителем является Малыгина С.Н.
Основным видом деятельности налогоплательщика является прочая оптовая торговля, одним из дополнительных — аренда профессиональной радио- и телевизионной аппаратуры и аппаратуры связи.
В обоснование права на применение налоговых вычетов за 4 квартал 2014 Общество представило: договор поставки оборудования от 10.12.2014, заключенный с ООО "ПромТех", счет-фактуру и товарную накладную от 30.12.2014, книгу покупок, журнал полученных и выставленных счетов-фактур за 4 квартал 2014.
По условиям договора поставки оборудования от 10.12.2014 ООО "ПромТех" (Поставщик) обязуется передать в собственность Общества (Покупатель) комплект музыкального оборудования, наименование которого указано в счете от 10.12.2014 N 7; поставщик обязан поставить оборудование и передать на складе Поставщика по адресу: г. Москва, проезд Егорьевский, д. 4, г. Слободской, ул. Большевиков, 15а; Покупатель обязуется вывезти оборудование со склада поставщика в течение 20 дней с момента получения уведомления о доставке оборудования на склад; стоимость оборудования — 22 670 707,20 руб. (в том числе НДС 18%).
По счету-фактуре от 30.12.2014 N 4 и товарной накладной от 30.12.2014 N 4 оборудование передано Обществу, частично оплачено путем перечисления денежных средств на счет Поставщика платежными поручениями от 10.12.2014, 11.12.2014, 12.12.2014, 15.12.2014, 16.12.2014 на общую сумму 22 406 630 руб., оборудование поставлено на учет в качестве основного средства.
ООО "ПромТех" зарегистрировано и поставлено на налоговый учет 29.09.2010, основной вид деятельности — строительство зданий и сооружений, учредителем и руководителем является Олюшин Д.Г. (также имеет статус индивидуального предпринимателя, применяет упрощенную систему налогообложения), 12.12.2014 снято с учета в связи с изменением места нахождения на г. Москва.
В ответ на требование налогового органа ООО "Фирма "Имлайт-Шоутехник" представило документы, из которых следует, что ООО "Фирма "Имлайт-Шоутехник" продало оборудование ООО "ПромТех" по цене 18469 983,34 руб. по договору от 11.07.2014 на основании универсального передаточного документа от 02.12.2014 N 3313.
Малыгина С.Н. согласно справкам формы 2-НДФЛ получала доход в ООО "ПромТех" в проверяемый период, работала менеджером (протокол допроса от 25.03.2015).
Согласно сведениям Слободского межрайонного отдела ЗАГС Олюшин Д.Г. и Малыгина С.Н. имеют общего ребенка, до 04.09.2015 были зарегистрированы по одному адресу.
По информации ОАО АКБ "Вятка-банк" у Общества, ООО "ПромТех" и Олюшина Д.Г. в анкете клиента указан один и тот же контактный телефон, который установлен в объекте недвижимости, принадлежащем Олюшину Д.Г.
У Общества, ИП Олюшина Д.Г. и ООО "ПромТех" в проверяемый период был один главный бухгалтер — Катаева Е.В.
Согласно протоколу допроса Малыгиной С.Н. от 15.07.2015 Катаева Е.В. в 2014 официально в Обществе устроена не была, но помогала вести бухгалтерский и налоговый учет, постановку на учет звукового оборудования осуществляла Малыгина С.Н. с помощью Катаевой Е.В.
Расчетные счета Общества, ООО "ПромТех" и Олюшина Д.Г. открыты в одних и тех же банках: ОАО АКБ "Вятка-банк" и ОАО "Сбербанк России" Кировское отделение N 8612.
Соответственно, суд первой инстанции обоснованно указал, что фактические обстоятельства дела и представленные налоговым органом доказательства свидетельствуют о взаимозависимости всех участников сделок по приобретению спорного оборудования: Общества, ООО "ПромТех" и Олюшина Д.Г., отношения между которыми повлияли на их результат.
Из анализа движения денежных средств по расчетному счету Общества следует, что в период с 10.12.2014 по 30.12.2014 на счет ООО "ТехПро" платежными поручениями от 10.12.2014, 11.12.2014, 12.12.2014, 15.12.2014, 16.12.2014 и 30.12.2014 (12 000 рублей) поступило от ИП Олюшина Д.Г. 22422000 руб.
Из анализа движения денежных средств по расчетному счету ООО "ПромТех" установлено, что ООО "ПромТех" в период с 10.12.2014 по 16.12.2014 перечислило на расчетный счет Олюшина Д.Г. денежные средства в размере 18 296 589 руб. с назначением платежа "возврат займа", а также в адрес ООО "Холдинг Олди" (учредитель и руководитель Олюшин Д.Г.) платежными поручениями от 11.12.2014 и от 12.12.2014 в общей сумме 4 065 000 руб. в качестве возврата по краткосрочным беспроцентным займам.
По требованию Инспекции Общество представило договор беспроцентного займа от 10.12.2014, заключенный между Обществом (заемщик) в лице директора Малыгиной С.Н. и Малыгиной С.Н. (займодавец), по условиям которого займодавец передает в собственность заемщику денежные средства в размере 23 000 000 руб., а заемщик обязуется вернуть займодавцу заем в срок до 09.12.2015.
Согласно справкам формы 2-НДФЛ от налоговых агентов ООО "ТехПро", ООО "ПромТех", ООО "Росгосстрах" среднегодовой доход Малыгиной С.Н. за 2014 составил 96 576,71 руб. То есть, заключая договор займа, Малыгина С.Н. была осведомлена, что денежных средств в таком размере у нее нет; при этом в этот же день был заключен договор купли-продажи с Олюшиным Д.Г., который 01.12.2014 получил кредит в банке.
10.12.2014 между Малыгиной С.Н. (продавец) и Олюшиным Д.Г. (покупатель) заключен договор купли-продажи земельного участка, расположенного по адресу: Кировская область, г. Слободской, ул. Вятская, кадастровый номер 43:44:3310188:82 площадью 1511 кв. м, стоимостью 22500000 руб.
В этот же день между сторонами заключено соглашение, согласно которому Олюшин Д.Г. за покупку земельного участка у Малыгиной С.Н. по договору купли-продажи от 10.12.2014 обязуется оплатить 16 382 000 руб. путем перечисления денежных средств на расчетный счет Общества, а также на основании письма Малыгиной С.Н. от 10.12.2014 в адрес Олюшина Д.Г. произвести оплату Обществу в размере 6 618 000 руб. по договору займа от 10.12.2014.
31.12.2014 соглашением сторон договор купли-продажи земельного участка расторгнут, Малыгина С.Н. обязуется возвратить Олюшину Д.Г. денежные средства в течение 3 календарных дней. В обоснование возврата денежных средств представлена копия квитанции к приходному кассовому ордеру от 31.12.2014 N 465, согласно которой ИП Олюшин Д.Г. принял от Малыгиной С.Н. 22 422 000 руб., основанием указан возврат по договору купли-продажи недвижимого имущества от 10.12.2014.
В обоснование поступления денежных средств в кассу Олюшина Д.Г. и их выдачи 31.12.2014 Общество представило: кассовую книгу за 31.12.2014, приходные и расходные кассовые ордера, доверенности на получение денежных средств из кассы, согласно которым 31.12.2014:
— поступило в кассу 22 422 000 руб. от Малыгиной С.Н.,
— 21 570 руб. — выручка от продажи билетов от Дискотека Плазма,
— выдано из кассы — 22 423 349,72 руб.,
— остаток — 11 220,28 руб.
Согласно расходному кассовому ордеру N 822 выдано 2 043 000 руб. представителю ООО "Триумф" Корнишину А.Н. по доверенности от 31.12.2014 в качестве возврата займа по договору от 31.12.2013.
Однако, согласно сведениям из ЕГРЮЛ ООО "Триумф" (Кировская область, г. Слободской, ул. Большевиков, д. 15а) прекратило свою деятельность в связи с ликвидацией 13.10.2014, учредителем и руководителем являлся Олюшин Е.Г., согласно справке формы 2-НДФЛ доход Корнишина А.Н. за 2014 составил 93740,43 руб.
Согласно расходно-кассовому ордеру N 826 в этот же день выдано из кассы в качестве возврата займа 12 952 700 руб. взаимозависимому лицу — ООО "Холдинг OLDI" (руководитель Олюшин Д.Г.), а также 30 800 руб. директору ООО "OLDI концерт" (учредитель Олюшин Д.Г.) Мечникову К.А., под отчет на командировку Олюшину Д.Г. — 40 000 руб., которые также являются взаимозависимыми лицами к Обществу.
Также 31.12.2014 по расходному кассовому ордеру N 832 из кассы Олюшина Д.Г. выдано 420 300 руб. главному бухгалтеру и кассиру ООО "Гарант" Пинегиной Н.Г. в качестве оплаты транспортных услуг.
Согласно выписке из ЕГРЮЛ основной вид деятельности ООО "Гарант" — торговля оптовая неспециализированная, вид деятельности, связанный с оплатой транспортных услуг, отсутствует; согласно информационному ресурсу ГИБДД по Кировской области зарегистрированных автотранспортных средств не имеется; согласно справки 2-НДФЛ за 2015 Пинегина Н.Г. получала доход в ООО "Мир чистоты", в котором учредителем является Малыгина С.Н. Кроме того, в книге учета доходов и расходов ИП Олюшина Д.Г. за 2014 указанные хозяйственные операции не отражены.
Согласно письму Управления Федеральной службы государственной регистрации, кадастра и картографии от 18.02.2015 регистрация сделки купли-продажи земельного участка сторонами не осуществлялась, земельный участок находился и находится в собственности Малыгиной С.Н.
В силу части 1 статьи 551 ГК переход права собственности на недвижимость по договору продажи недвижимости к покупателю подлежит государственной регистрации.
Согласно части 1 статьи 164 ГК РФ в случаях, если законом предусмотрена государственная регистрация сделок, правовые последствия сделки наступают после ее регистрации.
В связи с тем, что сторонами сделка не была зарегистрирована в органах, осуществляющих государственную регистрацию прав на недвижимость и сделок с ней, переход права собственности к Олюшину Д.Г. не произошел, что правомерно было признано судом первой инстанции формальным составлением договора без намерений сторон наступления соответствующих правовых последствий в результате ее совершения, целью которой является перечисление Олюшиным Д.Г. взятого в банке кредита Обществу, которое, в свою очередь, перечисляет денежные средства за спорное оборудование ООО "ПромТех" для использования в получении необоснованной налоговой выгоды.
При этом Олюшин Д.Г. в этот же период приобрел земельный участок в г. Слободской примерно равной площадью (1759 кв. м) у администрации города Слободского по цене значительно ниже — 465 533 руб.
Действительно, на земельном участке, принадлежащем Малыгиной С.Н., имеется объект недвижимости, который должен увеличивать цену земельного участка, однако кадастровая стоимость указанного участка составляет 63 280,68 руб., тогда как кадастровая стоимость приобретенного Олюшиным Д.Г. участка — 2 327 667,11 руб., а в случае определения рыночной стоимости земельного участка кадастровая стоимость этого земельного участка устанавливается равной его рыночной стоимости (пункт 3 статьи 66 Земельного кодекса Российской Федерации).
Свидетель Малыгина С.Н. (протокол допроса от 30.01.2015) на вопросы об источниках денежных средств для приобретения оборудования, возврата Олюшину Д.Г., выдачи займа; о причинах предоставления Олюшиным Д.Г. как предпринимателем денежных средств для Общества на покупку оборудования, а не в качестве руководителя организации-поставщика, отвечать отказалась.
В ходе допроса 23.03.2015 Малыгина С.Н. сообщила, что при заключении договора купли-продажи земельного участка от 10.12.2014 сама определяла стоимость земельного участка; возврат денежных средств Олюшину Д.Г. произведен наличными денежными средствами 31.12.2014, получена квитанция к приходному кассовому ордеру; источником возврата денежных средств являлся заем, полученный у Голофаева С.В.
Между тем, сама по себе квитанция к приходному кассовому ордеру, составленная взаимозависимыми лицами, на которой имеется отметка о приеме денежных средств кассиром Катаевой Е.В., которая одновременно являлась бухгалтером Общества, ИП Олюшина Д.Г. и ООО "ПромТех", не может служить достаточным доказательством совершения операции займа, равно как и доказательством возврата денежных средств.
Документы, подтверждающие получение займа у Голофаева С.В. Обществом в материалы дела не представлены.
В материалах дела имеется пояснение Голофаева С.В., заверенное нотариально, в котором он подтверждает, что в декабре 2014 предоставил заем Малыгиной С.Н. в размере 22 000 000 руб., такой суммой денежных средств он располагал; повесток, вызовов в правоохранительные и налоговые органы не получал, от пояснений не отказывался, об ответственности в соответствии со статьей 307 УК РФ за заведомо ложные показания ознакомлен.
Из анализа движения денежных средств по расчетному счету ООО "ТехПро" усматривается, что у него отсутствуют платежи на обеспечение ведения им финансово-хозяйственной деятельности; суммы, поступившие на счет Общества от Олюшина Д.Г., практически идентичны списываемым со счета суммам в адрес ООО "ПромТех", направление движения денежных потоков и возврат денежных средств Олюшину Д.Г. и подконтрольного ему ООО "Холдинг Олди" указывает на то, что денежные средства проходят по кругу взаимозависимых лиц и возвращаются к первоначальному отправителю, что, в свою очередь, свидетельствует об отсутствии фактического расходования налогоплательщиком средств на оплату приобретенного оборудования.
01.12.2014 между ОАО "Сбербанк России" (займодавец) и ИП Олюшиным Д.Г. (заемщик) заключен кредитный договор о предоставлении кредита в размере 15 000 000 руб. для финансирования затрат по проекту "Покупка комплекта звукового оборудования", по условиям которого (пункт 2.9 статьи 2) заемщик подтверждает, что на дату заключения договора залогодатель (Олюшиным Д.Г.) передаваемого в залог имущества является его полноправным и законным собственником, либо лицом, иным образом надлежаще управомоченным им распоряжаться.
В этот же день сторонами заключены договор залога имущественных прав, предметом которого является передача залогодателем (Общество) в залог залогодержателю (банк) всех своих имущественных прав по договору купли-продажи от 01.08.2014 N 27-18/96, заключенному между Обществом и ООО "Имлайт-Лайттехник", а также договор залога оборудования по указанному договору и договор залога имущества, перечисленного в приложении N 1 к договору.
Согласно письму ОАО "Сбербанк России" от 13.05.2015 уведомление о передаче в последующий залог третьим лицам предмета залога, письменное согласие залогодержателя об отчуждении или передаче предмета залога в аренду, лизинг, доверительное управление отсутствует.
В ответ на требование налогового органа ОАО "Сбербанк России" представило:
— договор купли-продажи от 01.08.2014 N 27-18/96, по которому ООО "Имлайт-Лайттехник" продает ИП Олюшину Д.Г. оборудование стоимостью 21574 631, 67 руб.,
— договор от 01.08.2014 N 27-18/97, по которому ООО "Имлайт-Лайттехник" продает ИП Олюшину Д.Г. оборудование стоимостью 12 957802,47 руб.,
— универсальные передаточные акты от 05.11.2014 N 186 и от 03.12.2014 N 197;
— два протокола осмотра оборудования от 07.11.2014 и протокол от 09.12.2014, составленные сотрудниками банка совместно с Олюшиным Д.Г., согласно которым местонахождение оборудования: г. Киров, ул. Гайдара, д. 3 (ДК "Родина") и г. Слободской, ул. Большевиков д. 15а,
— фотографии оборудования, высланные ИП Олюшиным Д.Г. на электронный адрес банка.
Платежными поручениями от 15.08.2014 N 359 на сумму 6 574 631,67 руб., от 17.10.2014 N 46 на сумму 2 500 000 руб., от 01.12.2014 N 542 на сумму 15000 000 руб., (всего 24 074 631,67 руб.) денежные средства Олюшин Д.Г. перечислил в адрес ООО "Имлайт-Лайттехник".
Соглашением сторон от 02.12.2014 договоры купли-продажи от 01.08.2014 N 27-18/96 и N 27-18/97 расторгнуты.
Платежными поручениями от 21.10.2014 N 588 на сумму 2 500 000 руб., от 03.12.2014 N 844 на сумму 21 574 631,67 руб. денежные средства ООО "Имлайт-Лайттехник" возвратило Олюшину Д.Г.
В ходе рассмотрения дела в суде первой инстанции Общество пояснило, что договор N 27-18/97 не исполнялся сторонами.
Вместе с тем доказательств возврата спорного оборудования Олюшиным Д.Г. в адрес ООО "Имлайт-Лайттехник" по договору от 01.08.2014 N 27-18/96 в материалы дела не представлено.
09.12.2014 оборудование было предъявлено для осмотра Олюшиным Д.Г. сотруднику банка, были произведены фотоснимки оборудования после расторжения договоров.
Согласно письму ОАО "Сбербанк России" от 21.07.2015 по состоянию на 29.06.2015 просроченная задолженность Олюшина Д.Г. перед банком отсутствует.
Письмом от 14.04.2016 ОАО "Сбербанк России" представило акты мониторинга предмета залога с участием Олюшина Д.Г. от 26.02.2015, от 21.05.2015, от 19.08.2015, от 16.11.2015. Согласно оборотно-сальдовой ведомости по счету 01.01 по состоянию на 19.08.2015 спорное оборудование состоит на бухгалтерском учете у ИП Олюшина Д.Г.
ООО "Имлайт-Лайттехник" и ООО "Имлайт-Шоутехник" являются взаимозависимыми лицами на основании пункта 2 статьи 105.1 Кодекса, так как имеют одного руководителя — Пушкарева А.В., который также является учредителем ООО "Имлайт-Лайттехник"; у ООО "Имлайт-Шоутехник" учредителем является Пушкарева Т.Б.
В протоколе допроса от 26.06.2015 Пушкарев А.В. подтвердил продажу оборудования Олюшину Д.Г. и пояснил, что имеет давнее знакомство с Олюшиным Д.Г.
При осмотре оборудования, предъявленного директором Общества Малыгиной С.Н. 10.03.2015, и оборудования, переданного ИП Олюшиным Д.Г. в залог ОАО "Сбербанк России", Инспекцией было установлено, что оборудование является одним и тем же. То есть Общество представило для осмотра оборудование, собственником, залогодателем и страхователем которого является ИП Олюшин Д.Г.
Из таможенной декларации N 10225050/161014/0003614, отраженной в счете-фактуре ООО "ПромТех" от 30.12.2014 N 4, следует, что ввоз товара на территорию Российской Федерации по указанной декларации осуществило ООО "АЛИКО".
По требованию налогового органа ООО "АЛИКО" документы не представило.
Согласно таможенной декларации стоимость оборудования, ввезенного ООО "АЛИКО" на территорию Российской Федерации, составила 2 380 941,19 руб. После реализации через ряд посредников стоимость оборудования для конечного покупателя (Общества) увеличилась в 7,76 раза, соответственно, НДС по оборудованию, заявленный в составе налоговых вычетов ООО "АЛИКО" составил 678 110,58 руб., а налоговый вычет по НДС, заявленный ООО "ТехПро", составил уже 3 458 243 руб.
Оборудование было приобретено у ООО "Фирма-ИмлайтШоутехник" по договору от 11.07.2014, стоимость оборудования — 21 794 580 руб., торговая наценка составила 3%.
При анализе таможенных деклараций, на основании которых ООО "Фирма-ИмлайтШоутехник" в 2014 ввозило товары на территорию Российской Федерации, усматривается, что спорное оборудование, указанное в счете-фактуре ООО "ПромТех" от 30.12.2014 N 4, в универсальном передаточном документе от 02.12.2014 N 3313, не ввозилось.
По требованию налогового органа ООО "Фирма-ИмлайтШоутехник" информацию о поставщике оборудования, копии книг покупок и продаж не представило.
При этом источником денежных средств, перечисленных ООО ПромТех" в адрес ООО "Фирма-ИмлайтШоутехник" за оборудование, являются суммы, полученные им в качестве краткосрочных заемных средств от ИП Олюшина Д.Г., ООО "Холдинг Олди", ООО "Фирма "Имлайт-Лайттехник" всего на сумму 2 179 557,30 руб.
Кроме того, при рассмотрении позиций сторон суд первой инстанции обоснованно также учел следующее:
— регистрация Общества (04.12.2014) произведена накануне сделки с ООО "ПромТех" (договор от 10.12.2014);
— на момент совершения сделки с ООО "ПромТех" Общество не имело денежных средств для выполнения обязательств по оплате приобретенного оборудования;
— через два дня после заключения сделки (12.12.2014) ООО "ПромТех" снято с налогового учета в связи с изменением места нахождения на г. Москва;
— ИП Олюшин Д.Г. накануне осуществления сделок (12.08.2014) снялся с учета в налоговом органе;
— предоставление Голофаевым С.В. займа Малыгиной С.Н. документально не подтверждено;
— квитанция к приходно-кассовому ордеру не может безусловно подтверждать возврат денежных средств ИП Олюшину Д.Г. по договору купли-продажи земельного участка, так как Малыгина С.Н. является взаимозависимым лицом;
— схема расчетов указывает на осуществление транзитных платежей с участием взаимозависимых лиц;
— база для возмещения из бюджета НДС заведомо не сформирована;
— сложившиеся взаимоотношения между участниками операций оказали влияние на условия и экономические результаты сделки.
При таких обстоятельствах апелляционный суд считает, что, оценив в порядке статьи 71 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации представленные сторонами доказательства и установленные по делу обстоятельства в их совокупности и взаимосвязи, приняв во внимание положения Постановления N 53, суд первой инстанции пришел к правильному выводу о наличии согласованных действий между группой взаимозависимых лиц (Общество, Олюшин Д.Г., ООО "ПромТех", Малыгина С.Н.), действия которых были направлены на создание формального документооборота, создающего видимость соответствия документов, представленных в подтверждение права на спорный вычет по НДС по взаимоотношениям налогоплательщика со своими контрагентами, при учете хозяйственных операций не в соответствии с их действительным экономическим смыслом, что свидетельствует о создании ООО "ТехПро" схемы по получению необоснованной налоговой выгоды путем возмещения из федерального бюджета НДС, заявленного в составе цены приобретения спорного оборудования.
В соответствии со статьей 2 Гражданского кодекса Российской Федерации предпринимательской деятельностью является самостоятельная, осуществляемая на свой риск деятельность, направленная на систематическое получение прибыли от пользования имуществом, продажи товаров, выполнения работ или оказания услуг лицами, зарегистрированными в этом качестве в установленном законом порядке.
Участие в гражданских правоотношениях, а именно: вступление в договорные отношения является основанием формирования налоговых обязательств перед государством. Обязанность по уплате налогов зависит, в том числе, от исполнения гражданско-правовых обязательств. Для налогообложения правовое значение имеет фактическое исполнение сделки.
Довод заявителя жалобы о недостаточности проведенных мероприятий и представленных доказательств, что привело к необоснованному определению Инспекцией в качестве получателя налоговой выгоды Общества, в подтверждение которого Общество ссылается на Определение ВС РФ от 01.02.2016 N 308-КГ 15-18629, апелляционный суд признает противоречащим материалам дела, так как доказательствами, представленными налоговым органом в материалы дела, в отношении налогоплательщика подтверждены обстоятельства, приведенные в пунктах 4 — 6 Постановления N 53 и то, что, вступая во взаимоотношения со спорными контрагентами, Общество имело целью получение необоснованной налоговой выгоды путем неправомерного уменьшения своих налоговых обязательств, тогда как в рамках дела N А63-9913/2014, по которому Верховным Судом Российской Федерации было вынесено Определение от 01.02.2016 N 308-КГ 15-18629, налоговым органом необходимых и достаточных доказательств вменяемого проверяемому налогоплательщику правонарушения представлено не было.
Довод налогоплательщика о том, что факт оплаты налогоплательщиком оборудования в адрес ООО "ПромТех" Инспекцией не оспаривается, апелляционный суд не принимает, поскольку доказательствами, имеющимися в материалах дела, подтверждается замкнутый круг движения денежных средств, оформленных в качестве оплаты за товар, между взаимозависимыми лицами, что свидетельствует об отсутствии выбытия у Общества собственных средств, действительно потраченных на оплату оборудования.
Довод заявителя жалобы о том, что при проведении анализа цен на земельные участки суду первой инстанции следовало учесть, что на земельном участке, принадлежащем Малыгиной С.Н., находится объект капитального строительства, что однозначно увеличивает стоимость земельного участка, апелляционный суд не принимает, так как оценка цен на земельные участки производилась налоговым органом не для целей исчисления земельного налога, а при оценке договора купли-продажи, заключенного между Малыгиной С.Н. и Ольшиным Д.Г. только для вида, с целью перечисления денежных средств на покупку оборудования Малыгиной С.Н.
Довод Общества о том, что возврат денежных средств от Малыгиной С.Н. ИП Олюшину Д.Г. документально подтвержден квитанцией к приходно-кассовому ордеру, апелляционный суд отклоняет, так как взаимозависимость названных лиц свидетельствует о наличии у них возможности сформировать необходимые им документы.
Довод Общества о неверном выводе суда первой инстанции в отношении нотариально заверенных показаний Голофаева С.В. апелляционный суд отклоняет, поскольку эти объяснения не могли быть приняты в качестве доказательств по делу, так как частью 2 статьи 64 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации определен исчерпывающий перечень объектов, которые могут быть признаны доказательствами: письменные и вещественные доказательства, объяснения лиц, участвующих в деле, заключения экспертов, консультации специалистов, показания свидетелей, аудио- и видеозаписи, иные документы и материалы.
В силу статьи 68 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации обстоятельства дела, которые согласно закону должны быть подтверждены определенными доказательствами, не могут подтверждаться в арбитражном суде иными доказательствами. Для того чтобы доказательство было допустимым, оно должно быть выражено в предусмотренной законом процессуальной форме (для свидетельских показаний такой формой является протокол допроса свидетеля, предусмотренный пунктом 1 статьи 90 НК РФ).
При этом статьей 80 Основ законодательства Российской Федерации о нотариате определено, что нотариус, свидетельствуя подлинность подписи, не удостоверяет фактов, изложенных в документе, а лишь удостоверяет, что подпись сделана определенным лицом.
В данном случае нотариус лишь засвидетельствовал подпись Голофаева С.В., но не допрашивал свидетеля, не разъяснял свидетелю положения статьи 51 Конституции Российской Федерации о том, что никто не обязан свидетельствовать против себя самого, своего супруга и близких родственников, не предупреждал об уголовной ответственности, поскольку не наделен такими полномочиями при удостоверении такого документа.
При рассмотрении довода Общества о некорректном выводе суда первой инстанции об отсутствии доказательств возврата спорного оборудования Олюшиным Д.Г. в адрес ООО "Имлайт-Лайттехник" по договору от 01.08.2014 N 27-18/96 апелляционный суд учитывает противоречивость позиции по этому вопросу самого Общества, поскольку, с одной стороны, Общество указывает, что договоры от 01.08.2014 N 27-18/96 и от 01.08.2014 N 27-18/97 были составлены исключительно в целях получения ИП Олюшиным Д.Г. кредита в Сбербанке (то есть поставки не было, оборудование не передавалось, оба договора были расторгнуты сразу после получения Олюшиным Д.Г. кредитных денежных средств), а с другой стороны, Общество выражает несогласие с выводом суда первой инстанции об отсутствии доказательств возврата спорного оборудования, тогда как таких доказательств фактически и не может быть.
Доводы Общества о том, что снятие ООО "ПромТех" 12.12.2014 с налогового учета в связи с изменением места нахождения на г. Москва, о наличие у ООО "ПромТех" по итогам 2014 активов в размере 32 583 тыс. руб. и выручки от реализации в размере 23 038 тыс. руб., что свидетельствует о реальной деятельности ООО "ПромТех", апелляционный суд отклоняет, поскольку само по себе оформление сделки с организациями, являющимися реально зарегистрированными юридическими лицами, не является безусловным основанием для получения налогоплательщиком налоговой выгоды в виде налоговых вычетов.
Наличие у ООО "ТехПро" первичных документов по спорным сделкам не означает автоматического подтверждения его права на применение вычетов по НДС, поскольку в данном случае необходимо, чтобы представленные документы в своей совокупности с достоверностью подтверждали добросовестное поведение участников сделки, содержали достоверные сведения, чего не имело места в рассматриваемом случае.
Довод Общества о том, что суд первой инстанции указал, что на момент совершения сделки ООО "ТехПро" не имело денежных средств для выполнения обязанности по оплате приобретенного оборудования, не но учел, что большинство капитальных вложений в развитие нового бизнеса происходит за счет заемных средств, при том, что на момент совершения сделки Малыгина С.Н. располагала значительными финансовыми активами, апелляционный суд признает противоречащим материалам дела и показаниям самой Малыгиной С.Н., которая в протоколе допроса от 25.03.2015 сообщила, что в ООО "Мир чистоты", в котором она является единственным учредителем, она доход не получала; согласно выписке по расчетному счету Общества заработная плата за 2014 и 1, 2 кварталы 2015 Малыгиной С.Н. не перечислялась; при этом согласно сведениям, представленным в налоговый орган по форме 2-НДФЛ, доход Малыгиной С.Н. за 2014 составил 96 576,71 руб.
Довод Общества об отсутствии в материалах дела справок формы 2-НДФЛ от ООО "ТехПро", ООО "ПромТех" и ООО "Росгосстрах" о среднегодовом доходе Малыгиной С.Н. за 2014, апелляционный суд признает несостоятельным, поскольку в силу требований пункта 2 статьи 230 НК РФ налоговые агенты представляют в налоговые органы документ, содержащий сведения о доходах физических лиц истекшего налогового периода и суммах налога, исчисленного, удержанного и перечисленного в бюджетную систему Российской Федерации за этот налоговый период по каждому физическому лицу, ежегодно не позднее 1 апреля года, следующего за истекшим налоговым периодом, по форме, форматам и в порядке, которые утверждены федеральным органом исполнительной власти, уполномоченным по контролю и надзору в области налогов и сборов, если иное не предусмотрено пунктом 4 настоящей статьи. То есть налоговые органы обладают информацией о суммах выплаченных доходов и о соответствующих суммах начисленного налога на доходы физических лиц.
Кроме того, апелляционный суд, рассмотрев доводы, приведенные налогоплательщиком в жалобе, учитывает, что фактически в жалобе ООО "ТехПро" настаивает на необходимости иной оценки установленных по делу обстоятельств, что при отсутствии у налогоплательщика доказательств обратного тому, что было установлено судом первой инстанции, не может служить основанием для отмены обжалуемого судебного акта.
На основании изложенного Второй арбитражный апелляционный суд признает решение Арбитражного суда Кировской области от 02.11.2016 законным и обоснованным, принятым при правильном применении норм материального и процессуального права и с учетом фактических обстоятельств дела. Оснований для удовлетворения жалобы ООО "ТехПро" по изложенным в ней доводам у суда апелляционной инстанции не имеется.
Нарушений норм процессуального права, влекущих безусловную отмену судебного акта, судом апелляционной инстанции не установлено.
В соответствии со статьей 110 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации расходы по апелляционной жалобе относятся на заявителя жалобы.
Руководствуясь статьями 258, 268, пунктом 1 статьи 269, статьей 271 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Второй арбитражный апелляционный суд

постановил:

решение Арбитражного суда Кировской области от 02.11.2016 по делу N А28-964/2016 оставить без изменения, а апелляционную жалобу общества с ограниченной ответственностью "ТехПро" (ИНН: 4303006369, ОГРН: 1144303000478) — без удовлетворения.
Постановление вступает в законную силу со дня его принятия.
Постановление может быть обжаловано в Арбитражный суд Волго-Вятского округа в течение двух месяцев со дня его принятия через Арбитражный суд Кировской области.
Постановление может быть обжаловано в Верховный Суд Российской Федерации в порядке, предусмотренном статьями 291.1 — 291.15 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, при условии, что оно обжаловалось в Арбитражный суд Волго-Вятского округа.

Председательствующий Т.В.ХОРОВА

Судьи О.Б.ВЕЛИКОРЕДЧАНИН М.В.НЕМЧАНИНОВА