Требование: О взыскании убытков, причиненных истцу в результате хозяйственной деятельности ответчика в ходе освоения лесов (заготовки древесины) на территории традиционной хозяйственной деятельности коренных малочисленных народов Севера

Постановление Третьего арбитражного апелляционного суда от 20.01.2017 по делу N А33-16033/2015

Резолютивная часть постановления объявлена "19" января 2017 года.
Полный текст постановления изготовлен "20" января 2017 года.
Третий арбитражный апелляционный суд в составе:
председательствующего Бабенко А.Н.,
судей: Парфентьевой О.Ю., Хабибулиной Ю.В.
при ведении протокола судебного заседания Лизан Т.Е.
при участии:
от истца — семейной (родовой) общины коренных малочисленных народов Севера "Кунноир" (Взывающий): Якимова В.Е., представителя по доверенности от 09.07.2015, Каплина Н.С., представителя по доверенности от 10.07.2015
от ответчика — акционерного общества "Краслесинвест": Ревенской М.К., представителя по доверенности от 29.12.2015 N 7, Пархамович Н.П., представителя по доверенности от 15.06.2016 N 12,
рассмотрев в судебном заседании апелляционную жалобу семейная (родовая) община коренных малочисленных народов Севера "Кунноир" (Взывающий)
на решение Арбитражного суда Красноярского края
от "10" октября 2016 года по делу N А33-16033/2015, принятое судьей Трубачевым И.Г.

установил:

семейная (родовая) община коренных малочисленных народов Севера "Кунноир" (Взывающий) (далее — истец) (ИНН 8802001910, ОГРН 1038800002757) обратилась в Арбитражный суд Красноярского края с иском к закрытому акционерному обществу "Краслесинвест" ныне именуемое акционерное общество "Краслесинвест" (далее — ответчик) (ИНН 2460205089, ОГРН 1082468004574) о взыскании 42 189 856 рублей убытков.
Решением от 10.10.2016 иск удовлетворен частично. С ответчика в пользу истца взыскано 1 470 000 рублей убытков.
Не согласившись с указанным судебным актом, истец обратился в Третий арбитражный апелляционный суд с апелляционной жалобой, просит отменить обжалуемое решение, удовлетворить заявленные требования в полном объеме, в обоснование доводов, изложенных в апелляционной жалобе, указал, что суд неправомерно не принял в качестве допустимого доказательства по делу экспертное заключение N 15/1003/2015, подтверждающее обоснованность заявленных истцом требований в полном объеме
Определением Третьего арбитражного апелляционного суда жалоба принята к производству, ее рассмотрение назначено на 14.12.2016, рассмотрение жалобы откладывалось.
Апелляционная жалоба рассматривается в порядке, установленном главой 34 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.
В судебном заседании представитель истца поддержал доводы апелляционной жалобы, представитель ответчика ее доводы отклонил.
При повторном рассмотрении настоящего дела арбитражным апелляционным судом установлены следующие обстоятельства.
Согласно уставу, семейная (родовая) община коренных малочисленных народов Севера "Кунноир" (Взывающий) является формой организации лиц, относящихся к коренным малочисленным народом Севера, создаваемой в целях защиты их исконной среды обитания, сохранения и развития традиционного образа жизни, хозяйствования, промыслов и культуры.
Семейная (родовая) община коренных малочисленных народов Севера "Кунноир" (Взывающий), в соответствии с уставом общины, осуществляет традиционные виды хозяйственной деятельности (промысловая охота, рыболовство, оленеводство, сбор дикоросов) в местах своего традиционного проживания (Эвенкийский муниципальный район Красноярского края).
Виды деятельности общины и места их осуществления включены соответственно в Перечень видов традиционной хозяйственной деятельности коренных малочисленных народов Российской Федерации и Перечень мест традиционного проживания и традиционной хозяйственной деятельности коренных малочисленных народов Российской Федерации, утвержденных распоряжением Правительства РФ от 08.05.2009 N 631-р.
Для целей ведения традиционной хозяйственной деятельности община является арендатором двух лесных участков, расположенных в Красноярском крае Эвенкийском муниципальном районе Байкитском лесничестве. Байкитском и Ошаровском участковых лесничествах. Лесные участки предоставлены общине по двум договорам аренды лесных участков: от 13.10.2008 N 2-о (зарегистрирован 27.01.2010 за N 24-24-36/005/2009-281, площадь участка 603423 га, перечень лесных кварталов указан в договоре, вид использования лесов — ведение охотничьего хозяйства, срок действия договора — до 26.12.2031) и от 15.10.2008 N 10-о с учетом дополнительных соглашений к нему (зарегистрирован 13.03.2014 за N 24-24-36/003/2014-281, площадь участка 1187801 га, перечень лесных кварталов указан в договоре и дополнительных соглашениях к нему, вид использования — осуществление видов деятельности в сфере ведения охотничьего хозяйства, срок действия договора — до 16.03.2032).
Также община в границах арендованных ею территорий лесного фонда является долгосрочным пользователем объектами животного мира (охотничьими ресурсами) на основании постановлений Администрации Эвенкийского муниципального района Красноярского края от 09.11.2009 N 769-п и N 774-п, выданных на их основе лицензий на пользование объектами животного мира, заключенного с Администрацией Эвенкийского муниципального района охотохозяйственного соглашения от 19.03.2015 N 385, постановления Администрации Эвенкийского муниципального района от 23.01.2015 N 52 по распределении водных биологических ресурсов, решения Совета Союза общин коренных малочисленных народов Севера от 06.05.2015.
Из материалов дела следует, что община (истец) на территориях своего исконного проживания осуществляет весь комплекс традиционного природопользования.
07.04.2008 между Агентством лесной отрасли Красноярского края (арендодателем) и ответчиком (арендатором) заключен договор аренды лесных участков N 1, используемых для реализации инвестиционного проекта, включенного в перечень приоритетных инвестиционных проектов в области освоения лесов.
Согласно пункту 1 договора аренды лесных участков от 07.04.2008 N 1, по настоящему договору арендодатель, действующий в соответствии со статьями 22, 72 и 74 Лесного кодекса Российской Федерации, обязуется предоставить, а арендатор обязуется принять во временное пользование на срок 49 лет лесной участок, находящийся в государственной собственности, определенный в п. 2 настоящего договора для заготовки древесины, с целью создания в Богучанском районе Красноярского края лесоперерабатывающего комплекса по производству беленой хвойной крафт-целлюлозы, крафт-лайнера, продукции лесопиления и деревообработки, МДФ проектной мощностью: беленая хвойная крафт-целлюлоза — 850 тыс. тонн в год; пиломатериалы хвойных пород — 700 тыс. кбм. в год, в том числе как непосредственно пиломатериалы, так и продукция деревообработки (мебельные щиты, погонажные изделия, заготовки для мебели); МДФ — 250 тыс. кб м. в год крафт-лайнер — 500000 тонн в год; оценочной стоимостью — 73,25 млрд. руб., строительство лесовозных дорог в арендованных участках — 500 км.
В пункте 2 названного договора аренды лесных участков указано: лесные участки общей площадью 4 152 362 га, предоставляемые в аренду по настоящему договору, имеют следующее местоположение:
— район Красноярского края — Эвенкийский, Кежемский, Богучанский;
— лесничества — Байкитское. Богучанское, Гремученское, Кодинское, Манзенское, Терянское, Хребтовское, Чунское;
— перечень кварталов и номеров учетных записей в государственном лесном реестре согласно приложению N 1.
Схема расположения лесного участка и его характеристика приведены в приложениях N 2 и N 3 к договору.
Согласно пункту 4 договора аренды, арендатору передается лесной участок для использования в целях и объемах, согласно приложению N 4 к договору.
Данный договор аренды зарегистрирован в Управлении Федеральной регистрационной службы по Красноярскому краю 02.07.2008, номер регистрации 24-24-06/001/2008-538.
В материалы дела представлены лесная декларация ответчика от 21.10.2013, форма отчета об использовании лесов за январь — декабрь 2013 — 2014 годов, технологические карты на проведение рубок лесных насаждений ЗАО "Краслесинвест".
Истец указывает, что в числе прочих, в аренду ответчику по указанному договору передан лесной участок, расположенный в Эвенкийском муниципальном районе Красноярского края в границах: КГУ "Байкитское лесничество", Ошаровское участковое лесничество, лесные кварталы N N 1-1005, цель использования лесов — заготовка древесины. Истец отмечает, что данный лесной участок практически полностью накладывается на территории исконного проживания и ведения традиционной хозяйственной деятельности общины, в т.ч., на указанные выше лесные участки, предоставленные в аренду общине, а также переданные ей в пользование охотничьи угодья.
В своем письме прокуратура Красноярского края от 30.12.2014 N 7/1-757-2014 указала, что деятельность ответчика на спорной территории осуществляется на законных основаниях, но проведение работ ответчиком невозможно без причинения ущерба исконной среде обитания членов КМНС "Кунноир".
В материалы дела также представлены письма истца, в которых он предлагал ответчику разрешить возникшую проблемную ситуацию, связанную с совпадением территории традиционного природопользования и территории, на которой ответчик осуществляет деятельность по заготовке древесины.
В качестве обоснования своих требований истец ссылается на заключение ООО Научно — производственная компания "СеверПроект" от 10.03.2015 N 15/1003/2015 по теме: "Исчисление размера убытков, причиненных семейной (родовой) общине КМНС "Кунноир" (Взывающий), в результате хозяйственной деятельности ЗАО "Краслесинвест" в ходе освоения лесов (заготовки древесины) на территории традиционной хозяйственной деятельности в Эвенкийском муниципальном районе Красноярского края в границах КГКУ "Байкитское лесничество", общей полезной площадью 18821,74 га".

Согласно результатам исследования, приведенного в заключении ООО Научно-производственная компания "СеверПроект" от 10.03.2015 N 15/1003/2015, в ходе выполнения задания на исчисление размера убытков, была применена Методика исчисления размера убытков, причиненных малочисленным народам, объединениям коренных малочисленных народов, проживающим на территории края, в результате хозяйственной и иной деятельности организаций всех форм собственности и физических лиц, в местах традиционного проживания и традиционной хозяйственной деятельности малочисленных народов" (приложение к Закону Красноярского края "Основы правовых гарантий коренных малочисленных народов Севера Красноярского края" от 01.07.2003 N 7-1245 (с изменениями от 11.12.2012 закон Красноярского края N 3-803)); таким образом, размер убытков семейной (родовой) общине КМНС "Кунноир" (Взывающий), по состоянию на 10.03.2015 составляет:
— за период освоения в случае единовременной выплаты — 17 136 670 рублей,
— за период восстановления в случае единовременной выплаты — 24 313 186 рублей.
ООО НПК "СеверПроект" и истец подписали акт от 23.03.2015 N 25 об оказании услуг на сумму 740 000 рублей по оценке исчисления размера убытков, причиненных семейной (родовой) общине КМНС "Кунноир" (Взывающий), в результате хозяйственной деятельности ЗАО "Краслесинвест" в ходе освоения лесов (заготовки древесины) на территории традиционной хозяйственной деятельности в Эвенкийском муниципальном районе Красноярского края в границах КГКУ "Байкитское лесничество", общей полезной площадью 18821,74 га.
На основании выставленного ООО НПК "СеверПроект" истцу счета на оплату от 23.03.2015 N 19 на сумму 740 000 рублей истец платежным поручением от 16.07.2015, N 119 оплатил ООО НПК "СеверПроект" денежные средства в размере 740 000 рублей в счет оказанных услуг, по оценке.
Определением от 08.04.2016 по делу назначена судебная экспертиза, проведение которой поручено работникам ФБУ "Российский центр защиты леса" Центр защиты леса Красноярского края, Шишикину А.С., Астапенко С.А.; на разрешение перед экспертами поставлены два вопроса: 1) Достоверно ли определены размеры убытков (размеры реального ущерба и упущенной выгоды) в заключении N 15/1003/2015 обществом с ограниченной ответственностью Научно-производственной компанией "СеверПроект" 2) Определить размер убытков, причиненных Семейной (родовой) общине коренных малочисленных народов Севера "Кунноир" (Взывающий) в результате осуществления АО "Краслесинвест" в 2013 — 2014 годах хозяйственной деятельности по заготовке древесины и созданию объектов лесной инфраструктуры (согласно данным отчетов об использовании лесов за январь — декабрь 2013 года, за январь — декабрь 2014 года) на территории традиционного проживания и традиционной хозяйственной деятельности Семейной (родовой) общины коренных малочисленных народов Севера "Кунноир" (Взывающий), предоставленной данной общине по договору аренды лесного участка от 13.10.2008 N 2-о, исчисленный в соответствии с Методикой исчисления размера убытков, причиненных малочисленным народам, объединениям малочисленных народов, проживающим на территории Красноярского края, в результате хозяйственной и иной деятельности организаций всех форм собственности и физических лиц в местах традиционного проживания и традиционной хозяйственной деятельности малочисленных народов (утверждена Законом Красноярского края от 11.12.2012 N 3-803 "О внесении изменений в Закон края "Основы правовых гарантий коренных малочисленных народов Севера Красноярского края"), на основе данных ООО Научно-производственной компании "СеверПроект" геоботанического обследования и оценки качества земель земельных участков, арендуемых для целей северного оленеводства и традиционной хозяйственной деятельности Семейной (родовой) общиной коренных малочисленных народов Севера "Кунноир" (Взывающий).
31.05.2016 в Арбитражный суд Красноярского края поступило заключение экспертов филиала ФБУ "Рослесозащита" "Центр защиты леса Красноярского края", в котором эксперты указали следующее:
— на экспертизу представлено заключение N 15/2015 ((Исчисление размера убытков, причиненных семейной (родовой) общине КМНС "Кунноир" (Взывающий), в результате хозяйственной деятельности ЗАО "Краслесинвест" в ходе освоения лесов (заготовки древесины) на территории традиционной хозяйственной деятельности в Эвенкийском муниципальном районе Красноярского края в границах КГКУ "Байкитское лесничество", общей площадью 1821,74 га", выполненное ООО "Научно-производственная компания "СеверПроект". Заключение представлено в объеме 83 стр., из них приложение занимает 46, где приведены материалы, на основании которых проводились расчеты убытков; в тексте представлены показатели квалификации исполнителя, характеристика и продуктивность биологических ресурсов территории, занимаемой общиной, а также проведены расчеты убытков от лесозаготовительной деятельности;
— замечания по разделам следующие;
5. Краткие сведения о пользователе;
— община образовалась после закрытия Коопзверопромхоза "Ошарово" ориентированного на охотпромысел и звероводство; в настоящее время основное направление традиционного пользования — охотничий промысел, который и дает основную товарную продукцию; в современных условиях, для оленеводства нет, прежде всего, социальной основы, которая предполагает кочевой образ жизни эвенков; остальные виды: собирательство (проводится в объемах личного потребления) и оленеводство (использование транспортных животных); при этом на 57 человек общины приходится 23 снегохода, 20 моторных лодок, один вездеход, трактор и машина "Камаз", что должно удовлетворять потребности в транспорте, не привлекая оленей, поэтому их численность в общине не превышает 25 голов; при общем количестве 11 семей, только ездовых оленей должно быть не менее 33 голов; в связи с этим расчет размеров убытков нужно вести не вообще по всем биологическим ресурсам, а только по той части, которая касается традиционной формы проживания и нормы натурального потребления;
— не понятно, как общее количество общины 57 человек, а количество с детьми — 68;
— с другой стороны, автор заключения не учитывает в расчетах техническую оснащенность общины и ее потребности в товарном обороте для приобретения транспорта, ГСМ, связи, одежды, снаряжения и прочих товаров, для чего необходимы деньги, заработанные от реализации биологических ресурсов; без этих расчетов невозможно определить реальную потребность общины в товарной продукции и биологических ресурсах, а значит нанесенный убыток их жизнеобеспечению;
— таким образом, методически изначально заложено непонимание экономической и социальной составляющих современного традиционного образа жизни КМНС, что не позволяет автору объективно оценить убытки:
6. Характеристика территории общины;
— территория общины находится на Заангарском плато средней тайги, а не восточном склоне Енисейского кряжа;
— в характеристике животного мира справедливо отмечается невысокая плотность охотничьих видов, что вызвано суровыми природными условиями; в настоящее время в заготовках используются только соболь и копытные, поэтому непонятно, почему далее в расчете убытков традиционному пользованию учитываются все охотничьи виды в соответствии с их официальным перечнем; норка не живет в высокоствольных лесах, а глухарь пропущен в списке боровой дичи;
— в разделе "Традиционное пользование" отсутствует его экономическая и социальная характеристика, поэтому не возможно понять, насколько деятельность общины, кроме названия, соответствует понятию "традиционного образа жизни эвенков";
— раздел не информативен;
7. Описание состояния земельного участка общины; приводится карта распределения лесосечного фонда и лесовозных дорог ЗАО "Краслесинвест"; лесосеки приурочены к водораздельным поверхностям, но из описания не понятен режим их освоения (зимняя или летняя рубка, сроки примыкания, выборочный или сплошной способ рубки, очистка лесосек и пр.), т.е. не возможно оценить характер воздействия;
— раздел не информативен;
8. Подходы к исчислению убытков; приводятся понятия и термины; один из них: "Ежегодный валовый доход пользователя определяется с учетом стоимости продукции, которая идет на реализацию и на потребление в соответствии с собственными нуждами" стратегически расходится с дальнейшими расчетами; поскольку принимается, что весь биологический ресурс необходим для "собственных нужд"; при этом нигде эти нужды по видам пользования (оленеводство, охота, собирательство) не обоснованы и не рассчитаны;
— "Оленьи пастбища — природный комплекс… во все… сезоны года", но расчет оленеемкости ведется только по лету, очевидно, в другие сезоны олень питается заготовленным сеном; причем из 18 в 6 (18,7%) выделенных контурах олень не может обитать, поскольку там отсутствуют его корма, если верить названию геоботанического выдела, например, лиственничник моховой;
— раздел противоречит последующим расчетам;
9. Материалы оценки качества земель;
— расчет ежегодного валового дохода проводится на основе геоботанической карты; однако нигде нет ссылки как она получена, по фондовым материалам, космической съемке или другими способами; при этом легенда включает 91 тип геоботанического выдела, а в расчетах используется только 18, а охотничьих угодий 7. Традиционно необходимо разработать и привести таблицу соответствия геоботанических типов и ресурсных типов местообитаний; для каждого из них проводится повидовая оценка (бонитировка), шкала перевода на запас, с учетом сезонной динамики урожайности, определяется биологический, хозяйственный и эксплуатационный урожаи; к сожалению, такие данные отсутствуют, что позволяет судить о не правильности сделанных расчетов;
— приведенные материалы полевых геоботанических описаний не выдерживают ни какой критики; во-первых, они проводились вдоль рек, т.е. в водоохранной зоне, которая исключена из заготовки древесины; во-вторых, карточки геоботанических описаний не унифицированы, а их содержание содержит множество ботанических и морфологических ошибок; поэтому полученный полевой материал не достоверен и не может быть основанием для расчетов биологической продуктивности;
— "Хозяйственный урожай промысловых растений рассчитывается по фактическому использованию"; при этом коэффициент потери дикоросов по всем выделам 0,9 независимо от их состава, а ежегодный валовый доход составляет по геоботаническим выделам от 105 до 434 руб. /га; в денежном выражении хозяйственный урожай составляет более 30% от биологического, что в принципе не возможно: по данным Института леса, этот показатель даже в густонаселенных районах для ценных видов продукции не превышает 5 — 10%;
— в приложении даны официальные данные послепромысловой численности охотничьих животных; в то же время рассчитанная средняя предпромысловая численность, ни чем не обоснована; кроме того, поскольку бонитировка охотугодий не проводилась, теряет смысл повыделенная оценка охотничьих ресурсов: следовало привести многолетние данные заготовок охотничьих животных общиной, дать историческую справку по промхозу "Ошаровский";
— не понятно, откуда взята стоимость продукции в таблице на стр. 25. Например, какие грибы: вид, сухие, соленые, свежие; цена ягод на рынке в г. Красноярске ниже, а она должна быть ниже у заготовителя. Лось средним весом мяса 160 кг стоит 22 тыс. руб., а олень 45 кг — 28 тыс. руб., хотя 1 кг мяса имеет одну цену (180 руб.) в то же время по справке общины, живой олень — 18,7 тысяч рублей. Ежегодный валовый доход охотничьей продукции превышает 130 руб. /га, что более чем на порядок превышает рассчитанную кадастровую стоимость охотничьих ресурсов аналоговых территорий. На все пушные виды заготовительная цена завышена в 2 — 5 раз. Шкурка белки уже давно не стоит 270 руб. В настоящее время заготавливается только соболь и по специальному заказу горностай. Трудно представить, чтобы член общины добывал куликов при современной стоимости патронов. Откуда взята плотность куликов более 150 особей на 1000 га. Кстати, все виды посчитаны с точностью до сотых. Как уже указывалось выше, отсутствуют площади гарей и их сукцессионные стадии, которые на порядок отличаются по биологической продуктивности от спелых насаждений. Автор указывает на низкую плотность местного лесного ДСО, одновременно отсутствуют и домашние олени; тогда почему рассчитана такая высокая оленеемкость, если это реальные цифры, то здесь эвенки традиционно занимались бы оленеводством, а "дикаря" было бы гораздо больше, как на Таймыре; доминирующие моховые леса (в соответствии с экспликацией) обладают низкой оленеемкостью; среди 7 типов охотугодий отсутствуют самые продуктивные для пушных видов долинные комплексы, несмотря на то, что они выделены геоботаническими контурами, а для лося — молодняки; расчет убытков охотничьему промыслу следовало проводить на основании данных продуктивности охотугодий, рассчитанных по методике внутрихозяйственного охотустройства;
— раздел содержит не объективную и не полную информацию, необходимую для расчета ущерба;
10. Исчисление размера убытков; оценка проведена с использованием перечня документов, которые следовало поместить в первый раздел, назвав его "Материалы и методы"; в перечень вошли материалы собственных полевых работ (их качество уже оценено), старые проекты земле — и охотустройства (1970, 1976, 1980, 1994 гг.), организация охотугодий общины "Куноир" (2011), проект освоения лесов для охотхозяйственной деятельности (2012), исчисление размера убытков общине от прокладки трубопровода Куюмба — Тайшет (2008). Судя по названиям документов, несмотря на давность их разработки, их достаточно для определения биологической и хозяйственной продуктивности территории; к сожалению, в представленных на экспертизу материалах они не нашли отражение; в перечне отсутствует основной документ, на основании которого должен проводится расчет ущерба: "Проект освоения лесов для заготовки древесины";
— непонятно, откуда в приложении к Постановлению Правительства Красноярского края от 21.05.2013 N 249-п взят средний годовой валовый доход оленеводства 41,9 руб. /га. со всей территории; при самой высокой плотности ДСО (по выпасу тот же домашний скот) 10 особей/1000 га, продуктивность угодий не превышает 9,6 руб. /га.;
— устанавливается среднее расстояние до пункта реализации 50 — 70 км; во-первых, что считать "пунктом реализации", д. Ошарово, но там не кому реализовывать; во-вторых, уже давно рассчитана себестоимость добычи дикоросов и охотничьей продукции от их удаленности, и она не может быть одинаковой;
— прямое и стрессовое воздействие нельзя считать одновременно на всю площадь и на весь год, поскольку работы ведутся сезонно и локально и воздействуют только на вырубаемую площадь в соответствии с планом рубок; поскольку не приводится никаких сведений из проекта освоения лесов для заготовки древесины, исчисление размера убытков не обоснован;
— не понятно, почему в расчеты убытков внесены рыбные запасы; лесозаготовительная деятельность, особенно в зимнее время, не может повлиять на условия обитания промысловых рыб;
— в представленном документе отсутствует оценка положительных последствий лесозаготовительной деятельности, что в принципе не возможно; например, авторы отмечают высокую продуктивность гарей, по такими же свойствами обладают и вырубки; по нашим данным, продуктивность ягодников на вырубках на порядок выше, чем под пологом леса, травяная стадия наиболее продуктивна для оленя, а молодняки для лося;
— раздел расчета убытков изначально основан на ошибочных базовых показателях биологической продуктивности и ее хозяйственного использования в режиме традиционного пользования, поэтому полученные данные не объективны;
— представленная на экспертизу работа содержит серьезные методологические недостатки, а также необъективные исходные материалы по оценке биологической продуктивности и дальнейшего расчета ущерба наносимого лесозаготовительной деятельности коренному населению, поэтому полученные результаты расчета размеров убытков не могут быть приняты как документ, обосновывающий компенсационные выплаты общине "Кунноир"; наблюдаемое снижение продуктивности охотугодий и рыбных запасов связано с расширением браконьерства при промышленном освоении северных территорий, но это не связано с технологией проведения работ; в связи с этим следует подчеркнуть несовершенство (отсутствие) разработанных нормативов, регламентирующих взаимоотношения КМНС с остальными природопользователями; для оценки биологических ресурсов необходимо иметь современные материалы проектов ведения традиционного природопользования, которые должны быть нормативными документами для расчета убытков, компенсационных платежей, дотаций и прочего регламентирования проживания КМНС; Институт леса имеет такие методические разработки и готов выполнить заказ администрации края, муниципального района или отдельного хозяйства по оценке биологических и хозяйственных ресурсов, расчетов потребностей в проведении традиционного природопользования;
— анализ представленного документа выполнен на основании материалов охотоустройства Туруханского и Северо-Енисейского районов, выполнения разделов ОВОС рабочих проектов освоения Юрубчинского и Солбинского месторождений, заготовки древесины на территории Теряиского и Гремучинского участковых лесничеств, а также проведения многолетних охотоустроительных работ в Сибири на более чем 50 объектах.
В материалы дела представлено письмо от 21.06.2016 N 13203-2115/176 Федерального агентства научных организаций Федерального государственного бюджетного учреждения науки Института географии Российской Академии наук, в котором Институт географии указал, что промышленная заготовка леса в таежной зоне на многолетнемерзлых грунтах приводит к разрушению экосистемы, утрате биоразнообразия и дальнейшей деградации природного комплекса; после вырубки и вывоза древесины лесные угодья будут не пригодны для ведения традиционного хозяйства коренных малочисленных народов, в т.ч. выпаса оленей, промысловой охоты, а часто и рыболовства; большинство видов традиционного хозяйствования коренных малочисленных народов северо-таежной зоны несовместимы с промышленными лесозаготовками на территориях традиционного природопользования.
Ссылаясь на то, что использование ответчиком части лесных участков, полученных в аренду на основании договора аренды лесных участков от 10.01.2008 N 1, для цели аренды — заготовки древесины, в местах традиционного проживания и традиционной хозяйственной деятельности общины (истца) причинило истцу убытки в размере 42 189 856 рублей (41 449 856 рублей убытков согласно заключению оценщика ООО НПК "СеверПроект" N 15/1003/2015 от 10.03.2015 + 740 000 руб. стоимости данных услуг оценщика), истец обратился в Арбитражный суд Красноярского края с настоящим исковым заявлением.
Исследовав представленные доказательства, заслушав и оценив доводы лиц, участвующих в деле, суд апелляционной инстанции пришел к следующим выводам.
В соответствии с частью 3 статьи 15 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, принимаемые судом решения, постановления, определения должны быть законными, обоснованными и мотивированными.
Согласно части 1 статьи 71 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации арбитражный суд оценивает доказательства по своему внутреннему убеждению, основанному на всестороннем, полном, объективном и непосредственном исследовании имеющихся в деле доказательств.
В соответствии с пунктом 1 статьи 65 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации каждое лицо, участвующее в деле, должно доказать обстоятельства, на которые оно ссылается как на основание своих требований и возражений.
В рамках настоящего дела истцом заявлено требование о возмещении убытков.
В соответствии со статьей 12 Гражданского кодекса Российской Федерации, защита гражданских прав осуществляется путем возмещения убытков
В соответствии с пунктом 1 статьи 393 Гражданского кодекса Российской Федерации, должник обязан возместить кредитору убытки, причиненные неисполнением или ненадлежащим исполнением обязательства.
В силу части 1 статьи 1064 Гражданского кодекса Российской Федерации, вред, причиненный личности и имуществу гражданина, а также вред, причиненный имуществу юридического лица, подлежит возмещению в полном объеме лицом, причинившим вред.
Вред, причиненный правомерными действиями, подлежит возмещению в случаях, предусмотренных законом (пункт 3 статьи 1064 Гражданского кодекса Российской Федерации).
Таким образом, возмещение убытков в результате неправомерных действий является общим правилом наступления гражданско-правовой ответственности и применяется во всех случаях, если иное не предусмотрено законом или договором. Возникновение убытков, возникших из правомерных действий, применяется лишь в случаях, предусмотренных законом или договором.
В соответствии со статьей 1082 Гражданского кодекса Российской Федерации, удовлетворяя требование о возмещении вреда, суд в соответствии с обстоятельствами дела обязывает лицо, ответственное за причинение вреда, возместить вред в натуре (предоставить вещь того же рода и качества, исправить поврежденную вещь и т.п.) или возместить причиненные убытки (пункт 2 статьи 15).
Согласно части 2 статьи 15 Гражданского кодекса Российской Федерации под убытками понимаются расходы, которые лицо, право которого нарушено, произвело или должно будет произвести для восстановления нарушенного права, утрата или повреждение его имущества (реальный ущерб), а также неполученные доходы, которые это лицо получило бы при обычных условиях гражданского оборота, если бы его право не было нарушено (упущенная выгода).
Размер подлежащих возмещению убытков должен определяется судом с учетом всех обстоятельств дела, исходя из принципов справедливости и соразмерности ответственности допущенному нарушению Гражданского кодекса Российской Федерации (Постановление Пленума Верховного суда Российской Федерации от 23.06.2015 N 25 "О применении судами некоторых положений раздела 1 части первой Гражданского кодекса Российской Федерации").
Проверив законность и обоснованность решения суда первой инстанции в порядке статей 266, 268 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, суд апелляционной инстанции не находит оснований для его отмены или изменения, исходя из следующего.
В соответствии со статьей 48 Лесного кодекса Российской Федерации, в местах традиционного проживания и хозяйственной деятельности лиц, относящихся к коренным малочисленным народам Севера, Сибири и Дальнего Востока Российской Федерации, при использовании лесов обеспечиваются защита исконной среды обитания этих народов и их традиционный образ жизни в соответствии с Федеральным законом от 30.04.1999 N 82-ФЗ "О гарантиях прав коренных малочисленных народов Российской Федерации".
Аналогичная правовая норма закреплена в части 1 статьи 11.1 Закона Красноярского края от 01.07.2003 N 7-1215 "Основы правовых гарантий коренных малочисленных народов Севера Красноярского края".
Из материалов дела следует, что община (истец) на территориях своего исконного проживания осуществляет весь комплекс традиционного природопользования.
В соответствии с Распоряжением Правительства РФ от 08.05.2009 N 631-р, Эвенкийский муниципальный район Красноярского края относится к местам традиционного проживания и традиционной хозяйственной деятельности коренных малочисленных народов;
Материалами дела подтверждается, что между ответчиком и агентством лесной отрасли Красноярского края заключен договор аренды лесных участков от 07.04.2008 N 1 для заготовки древесины.
Из материалов дела следует и сторонами не оспаривается, что в части кварталов, используемых ответчиком на основании договора аренды лесных участок от 07.04.2008 N 1 для промышленной заготовки древесины и также используемых истцом для традиционного природопользования, пересекаются.
В силу статьи 25 Лесного кодекса Российской Федерации, одновременное использование лесов для нескольких целей не запрещается.
В качестве обоснования своих требований, истец ссылается на заключение ООО Научно-производственная компания "СеверПроект" от 10.03.2015 N 15/1003/2015 по теме: "Исчисление размера убытков, причиненных семейной (родовой) общине КМНС "Кунноир" (Взывающий), в результате хозяйственной деятельности ЗАО "Краслесинвест" в ходе освоения лесов (заготовки древесины) на территории традиционной хозяйственной деятельности в Эвенкийском муниципальном районе Красноярского края в границах КГКУ "Байкитское лесничество", общей полезной площадью 18821,74 га".
В соответствии со статьей 11 Федерального закона от 29.07.1998 N 135-ФЗ "Об оценочной деятельности в Российской Федерации", итоговым документом, составленным по результатам определения стоимости объекта оценки независимо от вида определенной стоимости, является отчет об оценке объекта оценки (далее также — отчет).
Отчет составляется на бумажном носителе и (или) в форме электронного документа в соответствии с требованиями федеральных стандартов оценки, нормативных правовых актов уполномоченного федерального органа, осуществляющего функции по нормативно-правовому регулированию оценочной деятельности.
Отчет не должен допускать неоднозначное толкование или вводить в заблуждение. В отчете в обязательном порядке указываются дата проведения оценки объекта оценки, используемые стандарты оценки, цели и задачи проведения оценки объекта оценки, а также иные сведения, необходимые для полного и недвусмысленного толкования результатов проведения оценки объекта оценки, отраженных в отчете.
Отчет должен быть пронумерован постранично, прошит (за исключением случаев составления отчета в форме электронного документа), подписан оценщиком или оценщиками, которые провели оценку, а также скреплен личной печатью оценщика или оценщиков, либо печатью юридического лица, с которым оценщик или оценщики заключили трудовой договор.
Повторно оценив представленное в материалы дела заключение N 15/1003/2015 ООО НПК "СеверПроект", суд апелляционной инстанции соглашается с выводом суда первой инстанции о том, что при расчете размера убытков использовались материалы иного заключения N 05/2013 по теме "Исчисление размера убытков, причиненных семейной (родовой) общине КМНС "Кунноир" (Взывающий) Эвенкийского муниципального района Красноярского края в результате хозяйственной деятельности ООО "Востокнефтепровод" по объекту "Строительство магистрального нефтепровода Куюмба — Тайшет и сетей связи".
Суд первой инстанции также правомерно указал на то, что показатели, утвержденные для исчисления убытков при строительстве магистрального нефтепровода, не могут быть использованы для расчетов убытков при осуществлении производственной деятельности АО "Краслесинвест", поскольку при осуществлении лесозаготовительной деятельности происходит вырубка древесины с последующим восстановлением лесов (подготовка земельного участка под посев, посадку лесных культур, восстановление лесных участков). Напротив, при строительстве, прокладке нефтепровода земельные участки не подлежат восстановлению, учитывая специфику данной деятельности. На таких земельных участках, отведенных под прокладку нефтепровода, происходит вырубка леса, и в дальнейшем не требуется восстановление плодородного слоя.
В своем заключении N 15/1003/2015 оценщик ссылается на применение при исчислении убытков Приказа Министерства регионального развития Российской Федерации N 565 от 09.12.2009 "Об утверждении методики исчисления размера убытков, причиненных объединениям коренных малочисленных народов Севера, Сибири и Дальнего Востока Российской Федерации в результате хозяйственной и иной деятельности организаций всех форм собственности и физических лиц в местах традиционного проживания и традиционной хозяйственной деятельности коренных малочисленных народов Российской Федерации".
Однако данный Приказ Министерства регионального развития Российской Федерации не подлежал применению, поскольку не был опубликован в установленном порядке. Вместе с тем, в соответствии с пунктом 3 статьи 15 Конституции Российской Федерации, законы подлежат официальному опубликованию. Неопубликованные законы не применяются. Любые нормативные правовые акты, затрагивающие права, свободы и обязанности человека и гражданина, не могут применяться, если они не опубликованы официально для всеобщего сведения.
Согласно письму ООО НПК "СеверПроект" от 06.11.2015 N 119/1115, в котором оценщиком ООО НПК "СеверПроект", в связи с отзывом ответчика, представленным при рассмотрении настоящего дела, даны пояснения относительно представленного заключения от 10.03.2015 N 15/1003/2015, указано о наличии технической ошибки в заключении N 15/1003/2015, вызванной большой загруженностью эксперта по исчислению убытков; о наличии технической ошибки (опечатки) в разделе 5 заключения, где ошибочно указаны реквизиты договора аренды другой общины КМНС, для которой оценщиком также выполнялся расчет убытков. Также в данном письме оценщик указывает на необходимость исправления ряда опечаток, которые, по его мнению, носят технический характер и не влияют на содержание заключения и исчисленный размер убытков. В названном письме оценщик ООО НПК "СеверПроект" дополнительно сообщает, что при формировании экземпляра заключения от 10.03.2015 N 15/1003/2015, переданного истцу, а последним — в суд и ответчику, в него не были вложены и не были прошиты упоминаемые в нем приложение 3.5. (ведомость продуктивности рыбных ресурсов), приложение 12 (поконтурная ведомость расчета упущенной выгоды пользователя, при временном пользовании (аренде) в случае единовременной выплаты), приложение 13 (сводная поконтурная ведомость расчета убытков пользователя, при временном пользовании (аренде) в случае единовременной выплаты). ООО НПК "СеверПроект" дополнительно направило указанные приложения и просило считать их неотъемлемой частью заключения N 15/1003/2015, указав, что нумерация заключения изменилась.
О наличии технической ошибки в заключении ООО НПК "СеверПроект" N 15/1003/2015 (в заключении ошибочно указаны реквизиты договора аренды другой общины КМНС, для которой оценщиком также выполнялся расчет убытков) эксперт ООО НПК "СеверПроект" также указывает в своем письме от 07.10.2015 N 111/1015.
Учитывая наличие противоречий в представленном заключении от 10.03.2015 N 15/1003/2015 в целях полного и всестороннего рассмотрения дела и проверки обоснованности доводов сторон о размере убытков, подлежащих взысканию, определением от 08.04.2016 по делу назначена судебная экспертиза, проведение которой поручено работникам ФБУ "Российский центр защиты леса" Центр защиты леса Красноярского края, Шишикину А.С., Астапенко С.А.
Повторно изучив представленное экспертное заключение по результатам проведенной судебной экспертизы, суд апелляционной инстанции признает его надлежащим доказательством, поскольку судебная экспертиза проведена в соответствии с требованиями статей 82, 83, 86 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, в заключении эксперта отражены все сведения, предусмотренные частью 2 статьи 86 названного Кодекса, заключение мотивировано, выводы экспертов обоснованы, противоречия в выводах экспертов отсутствуют, оснований сомневаться в обоснованности заключения не имеется.
Согласно пояснениям эксперта Шишикина А.С., данным до перерыва в судебном заседании 28.09.2016 — 03.10.2016, согласно результатам проведенной в рамках настоящего дела судебной экспертизы, в заключении ООО Научно-производственной компанией "СеверПроект" размер убытков не обоснован, поскольку рассчитан по недостоверным исходным данным, в связи с чем, невозможно рассчитать иной размер убытков.
Учитывая вышеизложенное, результаты проведенной по настоящему делу судебной экспертизы, суд первой инстанции обоснованно не принял в качестве допустимого доказательства по делу заключение ООО НПК "СеверПроект" N 15/1003/2015, на которое истец ссылается в обоснование размера предъявленных ко взысканию убытков.
В связи с изложенным, основания для взыскания с ответчика в пользу истца 740 000 рублей, оплаченных истцом ООО НПК "СеверПроект" за оказание услуг по оценке размера убытков, у суда первой инстанции обосновано отсутствовали.
В соответствии с пунктом 5 Гражданского кодекса Российской Федерации статьи 393 Гражданского кодекса Российской Федерации, размер подлежащих возмещению убытков должен быть установлен с разумной степенью достоверности. Суд не может отказать в удовлетворении требования кредитора о возмещении убытков, причиненных неисполнением или ненадлежащим исполнением обязательства, только на том основании, что размер убытков не может быть установлен с разумной степенью достоверности. В этом случае размер подлежащих возмещению убытков определяется судом с учетом всех обстоятельств дела, исходя из принципов справедливости и соразмерности ответственности допущенному нарушению обязательства.
Учитывая вышеизложенное, обстоятельства и материалы дела, доводы участвующих в деле лиц, то, что представленный истцом отчет оценщика ООО НПК "СеверПроект" не может быть использован, как доказательство размера причиненных ответчиком истцу убытков; тот факт, что в судебном заседании 28.09.2016 — 03.10.2016 ответчик пояснил, что разумной суммой убытков, исходя из хозяйственной деятельности акционерного общества "Краслесинвест" и семейной (родовой) общины коренных малочисленных народов Севера "Кунноир" (Взывающий) за период, указанный в исковом заявлении, является сумма 1 470 000 рублей; учитывая принципы справедливости и соразмерности ответственности, а также необходимость установления размера убытков с разумной степенью достоверности, суд первой инстанции правомерно удовлетворил заявленное требование частично, в размере 1 470 000 рублей убытков.
В обоснование доводов, изложенных в апелляционной жалобе, истец указал, что суд неправомерно не принял в качестве допустимого доказательства по делу экспертное заключение N 15/1003/2015, подтверждающее обоснованность заявленных истцом требований в полном объеме.
Указанные доводы не нашли своего подтверждения по результатам рассмотрения апелляционной жалобы.
Как уже было отмечено судом первой инстанции, суд обоснованно не принял в качестве допустимого доказательства заключение — оценку ООО НПК "СеверПроект" N 15/1003/2015, на которое истец ссылается в обоснование размера предъявленных ко взысканию убытков, в связи с несоответствием его требованиям Федерального закона от 29.07.1998 N 135-ФЗ "Об оценочной деятельности в Российской Федерации".
Для проверки достоверности и подлинности отчета оценщика судом по ходатайству лица, участвующего в деле, или с согласия участвующих в деле лиц может быть назначена экспертиза, в том числе в виде независимой оценки (статьи 82 — 87 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации).
По результатам рассмотрения настоящего дела была проведена судебная экспертиза, которой установлено, что размер убытков не обоснован, поскольку рассчитан по недостоверным исходным данным, в связи с чем, невозможно рассчитать иной размер убытков.
Истец результаты судебной экспертизы не оспорил, о назначении дополнительной или повторной судебной экспертизы ходатайства не заявил.
При определении размера убытков арбитражный суд применяет заключение эксперта (внесудебное), как иное допустимое доказательство в соответствии со статьей 89 арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации (пункт 13 Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 04.04.2014 N 23 "О некоторых вопросах практики применения арбитражными судами законодательства об экспертизе").
Иных доказательств, с достоверностью подтверждающих предъявленный ко взыскания размер убытков, помимо заключения N 15/1003/2015 истцом представлено не было.
Более того, при рассмотрении дела в суде апелляционной инстанции, в судебном заседании 14.12.2016 судом предложено представителю истца рассмотреть вопрос о назначении повторной экспертизы, разъяснено, что лицо, заявившее ходатайство о проведении экспертизы, должно соблюдать процессуальные обязанности, предусмотренные Арбитражным процессуальным кодексом Российской Федерации, а именно: определиться с кандидатурой эксперта, экспертным учреждением, подготовить сведения о квалификации эксперта, предоставить письмо от экспертной организации со сведениями по срокам и стоимости проведения экспертизы, перечислить денежные средства на депозитный счет Третьего арбитражного апелляционного суда.
Таким правом на стадии апелляционного производства истец не воспользовался, в связи с чем, в соответствии со статьей 9 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации понес для себя риск неблагоприятных последствий.
Иных доводов, служащих основанием для отмены судебного акта в отношении существа рассматриваемого спора, в апелляционной жалобе не приведено.
При изложенных обстоятельствах, решение суда первой инстанции является законным и обоснованным и не подлежит отмене ввиду отсутствия оснований, предусмотренных статьей 270 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.
В соответствии со статьей 110 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, статьей 333.21 Налогового кодекса Российской Федерации расходы по оплате государственной пошлины за рассмотрение апелляционной жалобы относятся на заявителя жалобы.
Руководствуясь статьями 268, 269, 271 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Третий арбитражный апелляционный суд

постановил:

решение Арбитражного суда Красноярского края от "10" октября 2016 года по делу N А33-16033/2015 оставить без изменения, апелляционную жалобу — без удовлетворения.
Настоящее постановление вступает в законную силу с момента его принятия и может быть обжаловано в течение двух месяцев в Арбитражный суд Восточно-Сибирского округа через арбитражный суд, принявший решение.

Председательствующий А.Н.БАБЕНКО

Судьи О.Ю.ПАРФЕНТЬЕВА Ю.В.ХАБИБУЛИНА