Требование: О признании незаконным решения таможенного органа о корректировке таможенной стоимости товара по ДТ

Постановление Пятого арбитражного апелляционного суда от 27.12.2016 N 05АП-8523/2016 по делу N А51-27373/2015

Резолютивная часть постановления оглашена 20 декабря 2016 года.
Постановление в полном объеме изготовлено 27 декабря 2016 года.
Пятый арбитражный апелляционный суд в составе:
председательствующего Н.Н. Анисимовой,
судей С.В. Гуцалюк, И.С. Чижикова,
при ведении протокола секретарем судебного заседания Т.Н. Витко,
рассмотрев в судебном заседании апелляционную жалобу общества с ограниченной ответственностью "ТД "Центр кровли",
апелляционное производство N 05АП-8523/2016
на решение от 19.09.2016
судьи Н.А. Тихомировой
по делу N А51-27373/2015 Арбитражного суда Приморского края
по заявлению общества с ограниченной ответственностью "ТД "Центр кровли" (ИНН 2724200061, ОГРН 1152724001979, государственной регистрации в качестве юридического лица 20.03.2015)
к Владивостокской таможне (ИНН 2540015767, ОГРН 1052504398484, дата государственной регистрации в качестве юридического лица 15.04.2005)
о признании незаконным решения,
при участии:
от Владивостокской таможни: представитель Жестовская Е.Ю. по доверенности от 29.09.2016 сроком на 1 год;
от ООО "ТД "Центр кровли": не явились, извещены;

установил:

Общество с ограниченной ответственностью "ТД "Центр кровли" (далее — заявитель, общество, декларант) обратилось в арбитражный суд с заявлением о признании незаконным решения Владивостокской таможни (далее — таможенный орган, таможня) от 10.09.2015 о корректировке таможенной стоимости товара, ввезенного по ДТ N 10702020/220615/0018691.
Решением Арбитражного суда Приморского края от 19.09.2016 в удовлетворении заявленных требований отказано.
Обжалуя в порядке апелляционного производства решение суда от 19.09.2016, общество просит его отменить как вынесенное с нарушением норм материального и процессуального права и принять по делу новый судебный акт. Считает ошибочным вывод суда первой инстанции о представлении декларантом при таможенном оформлении и в материалы дела инвойсов, содержащих различную информацию о стоимости ввезенного товара, поскольку инвойс N S150310 от 05.06.2015 составлен в единственном экземпляре и содержит достоверные сведения. Полагает, что из оспариваемого решения о корректировке таможенной стоимости не следует, какие конкретно обстоятельства вызвали сомнения в достоверности представленных сведений о стоимости, тем более, что неправильный перевод текста инвойса таким обстоятельством не является, а только подтверждает некомпетентность сотрудников таможни. Кроме того, указывает, что оригиналы коммерческих документов, включая спорный инвойс, подтверждающих сведения, заявленные в ДТ N 10702020/220615/0018691, таможенным органом в рамках дополнительной проверки не запрашивались, что необоснованно было оставлено арбитражным судом без внимания.
Таможенный орган в представленном в материалы дела отзыве, поддержанном в судебном заседании, с доводами апелляционной жалобы не согласился, считает, что судом первой инстанции выяснены все обстоятельства дела и им дана надлежащая оценка, в связи с чем решение отмене или изменению не подлежит.
Общество, надлежащим образом извещенное о времени и месте рассмотрения жалобы с учетом разъяснений Пленума ВАС РФ, изложенных в пункте 5 Постановления от 17.02.2011 N 12, в заседание арбитражного суда апелляционной инстанции не явилось, в связи с чем судебная коллегия на основании статей 156, 266 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации (далее — АПК РФ) рассмотрела апелляционную жалобу по делу в его отсутствие.
Из материалов дела судебной коллегией установлено следующее.
В июне 2015 года во исполнение контракта N 14YCWG0719 от 23.07.2014, заключенного между заявителем и компанией WUGANG TRADING CO., LTD, на таможенную территорию таможенного союза в Россию ввезены товары — прокат плоский листовой, из нелегированной стали, в рулонах холоднокатаной штамповки, общей стоимостью 42626,21 долл. США.
В целях таможенного оформления указанного товара общество подало в таможню декларацию на товары N 10702020/220615/0018691, определив таможенную стоимость по первому методу определения таможенной стоимости "по стоимости сделки с ввозимыми товарами".
Согласно ДТС-1 таможенная стоимость указанного товара была определена как сумма стоимости товара в размере 42626,21 долл. США, заявленной в графе 42 спорной декларации, и стоимости транспортных расходов в размере 1481,21 долл. США, понесенных обществом по доставке товара до таможенной территории таможенного союза.
По результатам проведенного контроля заявленной обществом таможенной стоимости таможенным органом 23.06.2015 было принято решение о проведении дополнительной проверки, которое содержало в себе уведомление об обнаружении признаков недостоверности заявленных сведений о таможенной стоимости товара, а также запрос о предоставлении дополнительных документов для подтверждения заявленной таможенной стоимости товаров.
Во исполнение указанного решения декларант представил дополнительные документы и письменные пояснения о невозможности представления иных документов.
Посчитав, что сведения, использованные обществом при заявлении таможенной стоимости товара, не основаны на количественно определенной и документально подтвержденной информации, таможня 10.09.2015 приняла решение о корректировке таможенной стоимости. В результате произведенной корректировки таможенной стоимости ввезенного товара увеличилась сумма начисленных таможенных платежей на 26906,63 руб.
Не согласившись с указанным решением таможенного органа, посчитав, что оно не соответствует закону и нарушает его права и законные интересы в сфере внешнеэкономической деятельности, декларант обратился в арбитражный суд с настоящим заявлением.
Отказывая в удовлетворении заявленных требований, суд первой инстанции пришел к выводу о том, что оспариваемое решение таможенного органа вынесено при наличии к тому правовых оснований.
Исследовав материалы дела, проверив в порядке, предусмотренном статьями 268, 270 АПК РФ, правильность применения судом первой инстанции норм материального и процессуального права, проанализировав доводы, содержащиеся в апелляционной жалобе и отзыве на нее, суд апелляционной инстанции считает решение арбитражного суда первой инстанции законным и обоснованным в силу следующего.
Пунктом 1 статьи 64 Таможенного кодекса Таможенного союза (далее — ТК ТС, Кодекс) установлено, что таможенная стоимость товаров, ввозимых на таможенную территорию таможенного союза, определяется в соответствии с международным договором государств — членов таможенного союза, регулирующим вопросы определения таможенной стоимости товаров, перемещаемых через таможенную границу.
В соответствии с пунктом 1 статьи 2 Соглашения между Правительством РФ, Правительством Республики Беларусь и Правительством Республики Казахстан от 25.01.2008 "Об определении таможенной стоимости товаров, перемещаемых через таможенную границу таможенного союза", ратифицированного Федеральным законом от 22.12.2008 N 258-ФЗ (далее — Соглашение об определении таможенной стоимости, Соглашение), основой определения таможенной стоимости ввозимых товаров должна быть в максимально возможной степени стоимость сделки с этими товарами в значении, установленном в статье 4 Соглашения об определении таможенной стоимости.
Согласно пункту 1 статьи 4 данного Соглашения таможенной стоимостью товаров, ввозимых на единую таможенную территорию таможенного союза, является стоимость сделки с ними, то есть цена, фактически уплаченная или подлежащая уплате за эти товары при их продаже для вывоза на единую таможенную территорию таможенного союза.
Ценой, фактически уплаченной или подлежащей уплате за ввозимые товары, является общая сумма всех платежей за эти товары, осуществленных или подлежащих осуществлению покупателем непосредственно продавцу или в пользу продавца (пункт 2 статьи 4 Соглашения).
Как установлено пунктом 4 статьи 65 ТК ТС, заявляемая таможенная стоимость товаров и представляемые сведения, относящиеся к ее определению, должны основываться на достоверной, количественно определяемой и документально подтвержденной информации. Аналогичная норма содержится в пункте 3 статьи 2 Соглашения об определении таможенной стоимости товара.
По условиям статьи 66 ТК ТС таможенному органу в рамках проведения таможенного контроля предоставлено право осуществления контроля таможенной стоимости товаров, по результатам которого в соответствии со статьей 67 ТК ТС таможенный орган принимает решение о принятии заявленной таможенной стоимости товаров либо решение о ее корректировке.
Порядок осуществления декларирования, контроля и корректировки таможенной стоимости товаров установлен Решением Комиссии Таможенного союза от 20.09.2010 N 376 "О порядках декларирования, контроля и корректировки таможенной стоимости товаров" (далее — Решение N 376).
В силу пункта 2 Порядка декларирования таможенной стоимости товаров, утвержденного Решением N 376, таможенная стоимость товаров определяется и заявляется декларантом таможенному органу при таможенном декларировании товаров. Сведения о таможенной стоимости товаров заявляются в декларации на товары и декларации таможенной стоимости (далее — ДТС) и являются сведениями, необходимыми для таможенных целей. ДТС является неотъемлемой частью декларации на товары.
Пунктом 4 этого же Порядка предусмотрено, что ДТС и ее электронная копия представляются таможенному органу, в котором осуществляется таможенное декларирование товаров, одновременно с подачей декларации на товары. Подача ДТС должна сопровождаться предоставлением таможенному органу документов, на основании которых она была заполнена.
В соответствии с пунктом 1 Перечня документов, подтверждающих заявленную таможенную стоимость товаров (приложение 1 к Порядку декларирования таможенной стоимости товаров (далее — Перечень документов)), при определении таможенной стоимости по методу по стоимости сделки с ввозимыми товарами лицом, заполнившим ДТС, должны быть представлены внешнеторговый договор купли-продажи (возмездный договор поставки), действующие приложения, дополнения и изменения к нему; счет-фактура (инвойс); банковские документы (если счет-фактура оплачен в зависимости от условий внешнеторгового контракта), а также другие платежные документы, отражающие стоимость товара; иные документы.
Из материалов дела следует, что по условиям контракта N 14YCWG0719 от 23.07.2014, заключенного между заявителем (покупатель) и компанией WUGANG TRADING CO., LTD (экспортер), покупатель обязуется купить, а экспортер продать товар по условиям, установленным в пунктах 5 — 11 настоящего контракта.
Общая стоимость проданного по настоящему контракту товара составляет 1114500,00, код валюты 840 (пункт 2 контракта).
Согласно пункту 9 указанного договора покупатель обязан в течение 2 банковских дней с момента подписания контракта оплатить 5% от суммы контракта в качестве предоплаты, остальную сумму 95% должен оплатить банковским переводом после готовности товара к отгрузке в порт отгрузки.
В соответствии с пунктом 10 этого же контракта экспортер предоставляет покупателю, следующие документы: — полный комплект чистых бортовых океанских коносаментов с отметкой "фрахт оплачен", выставленного приказу покупателя; — инвойс, на котором написаны номер контракта и морские погрузочные метки — 1 оригинал и 1 копия; — упаковочный лист — 1 оригинал и 1 копия; — один комплект заводского сертификата качества продукции; — сертификат происхождения — 1 оригинал и 1 копия; — экспортная декларация — 1 копия.
Таким образом, контрактом N 14YCWG0719 от 23.07.2014 не установлен порядок согласования ассортимента, количества и стоимости товара по каждой конкретной поставке, ввиду чего фактически неотъемлемой частью указанного контракта является коммерческий инвойс, в котором должны содержаться сведения о существенных условиях договора, в том числе об общей стоимости поставляемого товара, и который в силу прямого указания пункта 1 Перечня документов подлежит обязательному предоставлению в таможенный орган при определении таможенной стоимости по первому методу.
Материалами дела подтверждается, что в ходе таможенного оформления ввезенного товара "прокат плоский листовой из нелегированной стали в рулонах" на сумму 42626,21 долл. США общество посредством системы электронного декларирования представило ДТ N 10702020/220615/0018691, свои учредительные документы, договор (контракт), коносамент, инвойс, упаковочный лист, платежное поручение, мемориальный ордер, фрахтовый договор, фрахтовый инвойс, дополнительное соглашение к фрахтовому договору.
Учитывая, что факт представления при таможенном оформлении контракта N 14YCWG0719 от 23.07.2014 подтверждается графой 44 спорной декларации и описью документов к ней, суд апелляционной инстанции не принимает во внимание доводы таможни о непредставлении данного документа вместе с таможенной декларацией.
При этом нарушение порядка формализации спорного контракта в электронном виде, повлекшее непоследовательное изложение соответствующих пунктов контракта, не свидетельствует об отсутствии данного документа, тем более, что его формализованная копия, имеющаяся в материалах дела, позволяет установить предмет контракта и реквизиты сторон сделки.
Что касается представленного в подтверждение заявленной таможенной стоимости инвойса N S150310 от 05.06.2015, то анализ его электронной копии показывает, что в адрес общества на условиях FOB Changshu поставлен товар ТН ВЭД 7210708000, количество — 52,690 тн, вес брутто — 53090 кг, цена — 809 (без указания валюты стоимости и единицы товара), общая стоимость 42626,21 (без указания валюты платежа), общая сумма скидок — 12787,86 (30%), общая стоимость с учетом скидок и дополнительных расходов — 29838,35 (без указания валюты платежа).
Принимая во внимание, что ввезенный товар был задекларирован в ДТ N 10702020/220615/0018691 по стоимости в размере 42626,21 долл. США, суд апелляционной инстанции приходит к выводу о том, что представленный инвойс содержал сведения, которые невозможно было сопоставить со сведениями о товаре, заявленными в спорной декларации.
Соответственно в нарушение пункта 1 статьи 4 Соглашения об определении таможенной стоимости и пункта 1 Перечня документов декларантом не были представлены документы, подтверждающие стоимость сделки.
Делая указанный вывод, судебная коллегия принимает во внимание, что доказательств оплаты товара, заявленного в ДТ N 10702020/220615/0018691, или доказательств его оприходования общество до окончания таможенного контроля не представило, что фактически свидетельствует об отсутствии доказательств совершения декларантом конклюдентных действий, означающих согласие общества с предложенными продавцом условиями сделки по соответствующей стоимости.
Представленное при таможенном оформлении поручение на перевод иностранной валюты N 23 от 12.08.2014 на сумму 55725 долл. США оценивается судом апелляционной инстанции критически, поскольку в качестве назначения платежа данный платежный документ имеет ссылку на контракт N 14YCWG0719 от 28.07.2014, который не имеет отношения к спорной поставке, так как оформлен иной датой, нежели контракт N 14YCWG0719 от 23.07.2014.
Каких-либо уточнений по назначению платежа или доказательств принятия данного платежного документа в счет обязательств по контракту N 14YCWG0719 от 23.07.2014 обществом представлено не было. Более того, сумма платежа, обозначенная в данном поручении, не корреспондирует со стоимостью товара, заявленной в декларации и обозначенной в инвойсе.
В свою очередь из представленного вместе с таможенной декларацией мемориального ордера N KBRMOT15 от 11.06.2015 следует, что по указанному контракту на основании инвойса N S150310 от 05.06.2015 заявителем осуществлена оплата на сумму 453302,74 долл. США, из которой только 29838,35 долл. США согласно письменным пояснениям декларанта от 11.08.2015, представленным в ходе дополнительной проверки, было направлено в счет обязательств по контракту N 14YCWG0719 от 23.07.2014.
Таким образом, совокупностью коммерческих и платежных документов, представленных при таможенном оформлении, подтверждается согласование между сторонами сделки общей стоимости ввезенного товара с учетом скидок в размере 29838,35 долл. США и его оплата в указанном размере, тогда как фактически спорный товар был задекларирован по стоимости в сумме 42626,21 долл. США, а в рамках дополнительной проверки общество направило пояснения от 11.08.2015 о том, что скидки на данную партию товаров продавцом не предусматривались.
Проверка данных сведений с учетом представленной в ходе таможенного контроля экспортной декларации названные несоответствия не устранила, поскольку, как обоснованно указал таможенный орган, согласно данным экспортной декларации ценой за единицу товара является 0,8030 против 809 (без указания параметров стоимости за единицу товара), а полная стоимость товара заявлена в экспортной декларации как 42310,07 долл. США против 42626,21 долл. США, указанных в ДТ N 10702020/220615/0018691.
Таким образом, довод декларанта о подтверждении им заявленной таможенной стоимости представленными при таможенном оформлении спорного товара документами опровергается имеющимися в материалах дела доказательствами.
Из изложенного следует, что таможенная стоимость спорного товара была определена обществом по первому методу определения таможенной стоимости в отсутствие доказательств о том, что заявленная таможенная стоимость товара в размере 42626,21 долл. США (без учета дополнительных начислений) является стоимостью сделки.
Утверждение заявителя жалобы о незаконности отказа в применении первого метода определения таможенной стоимости ввиду того, что факт совершения сделки по стоимости, заявленной при подаче спорной ДТ, подтверждается совокупностью документов, представленных в материалы дела суду, апелляционной коллегией признается ошибочным исходя из следующего.
Пунктом 1 статьи 69 Кодекса предусмотрено, что в случае обнаружения таможенным органом при проведении контроля таможенной стоимости товаров до их выпуска признаков, указывающих на то, что сведения о таможенной стоимости товаров могут являться недостоверными либо заявленные сведения должным образом не подтверждены, таможенный орган проводит дополнительную проверку в соответствии с настоящим Кодексом, срок и порядок проведения которой устанавливаются решением Комиссии таможенного союза.
Согласно пункту 3 статьи 69 ТК ТС для проведения дополнительной проверки заявленных сведений о таможенной стоимости товаров таможенный орган вправе запросить у декларанта дополнительные документы и сведения и установить срок для их представления. Декларант обязан либо представить запрашиваемые таможенным органом дополнительные документы и сведения, либо в письменной форме объяснить причины, по которым они не могут быть представлены.
По правилам пункта 14 Порядка контроля таможенной стоимости товаров, утвержденного Решением N 376 (далее — Порядок контроля таможенной стоимости), при проведении дополнительной проверки должностное лицо запрашивает у декларанта дополнительные документы, сведения и пояснения, перечень которых указывается в решении о проведении дополнительной проверки.
В силу пункта 4 статьи 69 Кодекса непредставление запрошенных таможенным органом документов и сведений и (или) объяснений причин, по которым они не могут быть представлены, дает таможенному органу право принять решение о корректировке таможенной стоимости исходя из имеющейся у него информации.
Из материалов дела усматривается, что по результатам рассмотрения представленных вместе с ДТ N 10702020/220615/0018691 документов таможенным органом были выявлены признаки недостоверности заявленных сведений о таможенной стоимости товаров, выразившиеся в значительном расхождении между заявленными сведениями о величине таможенной стоимости со сведениями, имеющимися в распоряжении таможенного органа, и выявленными с использованием инструментов системы управления рисками (СУР).
Данное обстоятельство послужило основанием для принятия решения от 23.06.2015 о проведении дополнительной проверки, наряду с которым в адрес общества также был направлен запрос о предоставлении документов от 23.06.2015, а именно оригиналов документов и (или) копии документов, заверенных в установленном порядке, подтверждающие сведения, заявленные в ДТ N 10702020/220615/0018691, на бумажных носителях.
Направление указанного запроса в адрес общества 23.06.2015 подтверждается протоколом обмена электронными сообщениями, но каких-либо мер для получения и представления в таможенный орган испрашиваемых документов общество не предприняло.
В этой связи довод апелляционной жалобы о том, что общество дважды на этапе таможенного оформления направляло в адрес таможни инвойс, содержащий все необходимые сведения о товаре и его стоимости, подлежит отклонению как безосновательный, поскольку инвойс в формализованном виде содержал неполные и количественно неопределенные сведения о товаре, которые не совпадали со сведениями, заявленными в спорной декларации.
При этом нельзя согласиться с обществом в части того, что неправильный перевод инвойса не может свидетельствовать о недостоверности заявленной таможенной стоимости, поскольку в ходе таможенного контроля общество не представляло инвойс N S150310 от 05.06.2015 или его заверенную копию с переводом на бумажном носителе, а представило его только в электронном виде путем заполнения соответствующей формы на русском языке. Соответственно неправильное изложение текста данного коммерческого документа свидетельствует о ненадлежащем исполнении декларантом своих обязанностей, но не о некомпетентности таможенного органа при изучении данного документа.
С учетом изложенного судебная коллегия критически оценивает представленную в материалы дела копию инвойса N S150310 от 05.06.2015 на бумажном носителе, поскольку, представляя данный документ в суд первой инстанции, общество не обосновало невозможность его представления в ходе таможенного контроля и не представило документы, свидетельствующие о том, что им принимались меры для получения указанного документа до завершения дополнительной проверки.
Утверждение заявителя о том, что данный документ содержит сведения о предоплате 5% в размере 2131,31 долл. США и об уменьшении депозита 25% в размере 10656,55 долл. США, в связи с чем чистая сумма к уплате составила 29838,35 долл. США, а общая стоимость ввезенного товара — 42626,21 долл. США, не может быть принято во внимание как не подтвержденное документально ввиду отсутствия в пакете представленных с декларацией документов доказательств предварительной оплаты ввезенного товара в указанном размере.
При таких обстоятельствах представление спорного инвойса суду после завершения таможенного контроля не может свидетельствовать о незаконности отказа в применении первого метода определения таможенной стоимости, поскольку судебное разбирательство не может подменять таможенный контроль, в рамках которого декларант не выполнил возложенные на него обязанности и устранился от представления оригиналов запрошенных документов и связанных с этим пояснений.
Данный вывод судебной коллегией согласуется с правовой позицией, изложенной в пункте 11 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 12.05.2016 N 18 "О некоторых вопросах применения судами таможенного законодательства", согласно которому из взаимосвязанных положений статей 65 — 69 ТК ТС следует, что решение о корректировке принимается таможенным органом в соответствии с тем объемом документов и сведений, которые были им собраны и раскрыты декларантом на данной стадии. Соответственно непредставление данных документов в ходе таможенного контроля и непредставление письменных объяснений о невозможности их предоставить свидетельствует о невыполнении обществом пункта 3 статьи 69 ТК ТС и, как следствие, о наличии оснований для корректировки заявленной таможенной стоимости.
С учетом изложенного суд первой инстанции сделал правильный вывод о том, что заявленные обществом при декларировании товаров сведения и представленные к таможенному оформлению документы основываются на количественно неопределенной и документально не подтвержденной информации, в связи с чем не были устранены основания для проведения дополнительной проверки таможенной стоимости.
Названное обстоятельство в силу пункта 21 Порядка контроля таможенной стоимости является основанием для принятия решения о корректировке заявленной таможенной стоимости товаров исходя из имеющихся документов и сведений с учетом информации, полученной самостоятельно при проведении дополнительной проверки.
Согласно пункту 1 статьи 2 Соглашения об определении таможенной стоимости в случае невозможности определения таможенной стоимости ввозимых товаров по стоимости сделки с ними таможенная стоимость товаров определяется в соответствии с положениями, установленными статьями 6 — 10 настоящего Соглашения, применяемыми последовательно.
Из пункта 3 Порядка корректировки таможенной стоимости товаров, утвержденного Решением N 376, следует, что корректировка таможенной стоимости товаров включает в себя:
— расчет величины скорректированной таможенной стоимости товаров, который производится в декларации таможенной стоимости;
— внесение изменений и (или) дополнений в сведения, указанные в декларации на товары, с применением корректировки декларации на товары.
Как подтверждается материалами дела, в полном соответствии с указанными положениями таможня в оспариваемом решении последовательно выбрала метод определения таможенной стоимости и, исходя товарной позиции ввезенного товара, привела реквизиты соответствующего источника ценовой информации, таможенная стоимость товаров по которому была определена по первому методу определения таможенной стоимости, что подтверждается представленной таможней выпиской из информационно-аналитической системы "Мониторинг-Анализ".
Оценив данные документы, судебная коллегия установила, что выбранный источник ценовой информации сопоставим по коммерческим, качественным и техническим характеристикам со сведениями о товаре, заявленном в спорной декларации, поскольку фактически является товаром, ввезенным обществом по иному контракту, но в рамках взаимодействия с той же компанией WUGANG TRADING CO., LTD.
По изложенному судебная коллегия считает, что оспариваемое решение от 10.09.2015 о корректировке таможенной стоимости товара, ввезенного по ДТ N 10702020/220615/0018691, не противоречит закону и не нарушает права и законные заявителя, в связи с чем суд первой инстанции обоснованно в порядке части 3 статьи 201 АПК РФ отказал в удовлетворении заявленных требований.
Выводы суда первой инстанции сделаны в соответствии со статьей 71 АПК РФ на основе полного и всестороннего исследования всех доказательств по делу с правильным применением норм материального права. Нарушений норм процессуального права, в том числе являющихся безусловным основанием для отмены судебного акта, апелляционной инстанцией не установлено.
В целом доводы апелляционной жалобы не опровергают выводы суда, положенные в основу принятого судебного акта, направлены на переоценку фактических обстоятельств дела и представленных доказательств по нему, и не могут служить основанием для отмены или изменения обжалуемого решения суда.
Таким образом, обжалуемое решение суда первой инстанции является законным и обоснованным, оснований для его отмены и удовлетворения апелляционной жалобы не имеется.
По результатам рассмотрения апелляционной жалобы судебные расходы по уплате государственной пошлины на основании статьи 110 АПК РФ относятся коллегией на заявителя.
Руководствуясь статьями 258, 266 — 271 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Пятый арбитражный апелляционный суд

постановил:

Решение Арбитражного суда Приморского края от 19.09.2016 по делу N А51-27373/2015 оставить без изменения, апелляционную жалобу — без удовлетворения.
Постановление может быть обжаловано в Арбитражный суд Дальневосточного округа через Арбитражный суд Приморского края в течение двух месяцев.

Председательствующий Н.Н.АНИСИМОВА

Судьи С.В.ГУЦАЛЮК И.С.ЧИЖИКОВ