Требование: Об отмене определения о признании договоров уступки права требования (цессии) недействительными

Постановление Пятого арбитражного апелляционного суда от 26.12.2016 N 05АП-8623/2016 по делу N А59-2541/2015

Резолютивная часть постановления оглашена 19 декабря 2016 года.
Постановление в полном объеме изготовлено 26 декабря 2016 года.
Пятый арбитражный апелляционный суд в составе:
председательствующего Л.А. Мокроусовой,
судей К.П. Засорина, Е.Н. Шалагановой,
при ведении протокола секретарем судебного заседания Л.В. Янчиной,
рассмотрев в судебном заседании апелляционную жалобу общества с ограниченной ответственностью "Углегорскуголь",
апелляционное производство N 05АП-8623/2016
на определение от 03.10.2016
судьи Н.Н. Поповой,
по заявлению конкурсного управляющего МУП "Углегорское жилищно-коммунальное хозяйство" Углегорского городского поселения Углегорского муниципального района Сахалинской области Павлюченко С.О. о признании договоров уступки права требования (цессии) недействительными,
по делу N А59-2541/2015 Арбитражного суда Сахалинской области
по заявлению МУП "Углегорское жилищно-коммунальное хозяйство" Углегорского городского поселения Углегорского муниципального района Сахалинской области о признании его несостоятельным (банкротом),
при участии:
от общества с ограниченной ответственностью "Углегорскуголь": представитель Ким Фасуни (доверенность от 22.06.2015, паспорт);
иные лица, участвующие в деле о банкротстве, не явились,

установил:

Решением Арбитражного суда Сахалинской области от 03.02.2016 (резолютивная часть решения объявлена 29.01.2016) муниципальное унитарное предприятие "Углегорское жилищно-коммунальное хозяйство" Углегорского городского поселения Углегорского муниципального района Сахалинской области (далее — МУП "УЖКХ", должник) признано несостоятельным (банкротом), в отношении него открыто конкурсное производство, конкурсным управляющим должника утвержден Павлюченко С.О., рассмотрение отчета о результатах проведения процедуры конкурсного производства назначено на 20.06.2016. Указанные сведения опубликованы в газете "Коммерсантъ" от 20.02.2016 N 30.
19.04.2016 конкурсный управляющий МУП "УЖКХ" Павлюченко С.О. обратился в Арбитражный суд Сахалинской области с заявлением о признании трех договоров уступки прав (цессии) от 06.07.2015, заключенных между МУП "УЖКХ" и ООО "Углегорскуголь", недействительными на основании статьи 61.3 Федерального закона от 26.10.2002 N 127-ФЗ "О несостоятельности (банкротстве)" (далее — Федеральный закон "О несостоятельности (банкротстве)") и применении последствий недействительности сделки.
Определением Арбитражного суда Сахалинской области от 03.10.2016 заявление конкурсного управляющего удовлетворено. Договоры уступки прав (цессии) от 06.07.2015, заключенные между МУП "УЖКХ" и ООО "Углегорскуголь", признаны недействительными сделками. Применены последствия недействительности сделок.
Не согласившись с вынесенным судебным актом, ООО "Углегорскуголь" обратилось в суд с апелляционной жалобой, в которой просит определение суда первой инстанции отменить, как незаконное и необоснованное. В обоснование своей позиции заявитель приводит доводы о том, что при разрешении настоящего обособленного спора о признании договоров уступки прав (цессии) от 06.07.2015, заключенных между МУП "УЖКХ" и ООО "Углегорскуголь", недействительными сделками, суду в качестве последствий недействительности сделок надлежало возвратить их стороны в первоначальное положение. По мнению апеллянта, суд, применяя последствия недействительности сделок в виде взыскания с ответчика в пользу должника 8 027 441 руб. 34 коп. и 4 589 302 руб., по собственной инициативе вышел за пределы заявленных требований.
В канцелярию суда от конкурсного управляющего МУП "УЖКХ" Павлюченко С.О. и ООО "Сахалин-Трейдинг" поступили письменные отзывы на апелляционную жалобу в порядке статьи 262 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, в которых просят определение суда первой инстанции оставить без изменения, а апелляционную жалобу — без удовлетворения.
В заседании арбитражного суда апелляционной инстанции представитель ООО "Углегорскуголь" поддержал доводы апелляционной жалобы в полном объеме. Обжалуемое определение суда первой инстанции считает незаконным и необоснованным, подлежащим отмене.
Иные лица, участвующие в деле о банкротстве, извещенные надлежащим образом о времени и месте судебного заседания, явку представителей в судебное заседание не обеспечили, что не препятствует суду в порядке статьи 156 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, пункта 5 Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 17.02.2011 N 12 рассмотреть апелляционную жалобу в отсутствие лиц, участвующих в деле.
Исследовав материалы дела, доводы апелляционной жалобы и отзывов на нее, заслушав пояснения представителя лица, участвующего в деле, проверив в порядке статей 266 — 272 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации правильность применения судом первой инстанции норм материального и процессуального права, суд апелляционной инстанции не установил оснований для отмены судебного акта, исходя из следующего.
Как установлено судом и следует из материалов дела, 28.08.2014 между МУП "УЖКХ" (заказчик) и ООО "Углегорскуголь" (поставщик) заключен договор N 2 на поставку твердого топлива для отопительного сезона 2014-2015 гг. (далее — договор N 2 от 28.08.2014).
Согласно пункту 1.1 договора N 2 от 28.08.2014 предметом настоящего договора является поставка угля 1-ДВ (0-300) и (или) 3-БР (0-300) для нужд заказчика в соответствии со спецификацией (приложение N 1 к договору, являющееся его неотъемлемой частью).
В соответствии с пунктом 2.1 договора N 2 от 28.08.2014 сумма договора составляет 40 618 600 руб.
Пунктом 2.3 договора N 2 от 28.08.2014 предусмотрено, что оплата производится по мере поступления товара на склад заказчика, в течение 30 рабочих дней с момента предоставления заказчику товарных накладных, счета, счета-фактуры за поставленный товар, в котором указывается стоимость поставленного товара и общая сумма, подлежащая оплате.
В соответствии с товарной накладной N 28 от 31.01.2015, актом приема-передачи угля от 31.01.2015, счетом-фактурой N 28 от 31.01.2015 во исполнение договора N 2 от 28.02.2014 ООО "Углегорскуголь" должнику осуществлена поставка 6 534,3 тонн угля на сумму 10 339 624,75 руб.
Согласно товарной накладной N 141 от 28.02.2015, акту приема-передачи угля от 28.02.2015 во исполнение договора N 2 от 28.02.2014 ООО "Углегорскуголь" должнику осуществлена поставка 4 582,6 тонн угля на сумму 7 180 964,65 руб.
Согласно акту сверки взаимных расчетов за 1 квартал 2015 года, подписанного между МУП "УЖКХ" и ООО "Углегорскуголь", оплата за поставленный уголь по указанным товарным накладным произведена должником на сумму 1 910 445,70 руб., остаток задолженности — 15 610 143,63 руб.
06.07.2015 между МУП "УЖКХ" (Цедент) и ООО "Углегорскуголь" (цессионарий) заключен договор уступки прав (цессии) (далее — договор уступки N 1).
В соответствии с пунктом 1.1 договора уступки N 1 цедент уступает цессионарию право требования долга с Администрации Углегорского городского поселения Углегорского муниципального района Сахалинской области (должник) за оказанные услуги по благоустройству и вывозу снега на территории Углегорского городского поселения в сумме 12 616 743 руб. 34 коп. с учетом НДС.
На основании пункта 2.5 договора уступки N 1 настоящий договор является возмездной сделкой и в счет расчета за уступку права требования цессионарий производит списание долга цедента перед цессионарием по договору N 2 от 28.08.2014 на общую сумму 12 616 743 руб. 34 коп.
06.07.2015 между МУП "УЖКХ" (цедент) и ООО "Углегорскуголь" (цессионарий) заключен договор уступки прав (цессии) (далее — договор уступки N 2).
В соответствии с пунктом 1.1 договора уступки N 2 цедент уступает цессионарию право требования долга с Администрации Углегорского городского поселения Углегорского муниципального района Сахалинской области (должник) за оказанные услуги по исполнительному листу от 18.05.2015 по делу N А59-1311/2015 в сумме 8 027 441 руб. 34 коп. с учетом НДС.
На основании пункта 2.5 договора уступки N 2 настоящий договор является возмездной сделкой и в счет расчета за уступку права требования цессионарий производит списание долга цедента перед цессионарием по договору N 2 от 28.08.2014 на общую сумму 8 027 441 руб. 34 коп.
Платежным поручением N 825 от 15.09.2015 Администрация перечислила ООО "Углегорскуголь" денежные средства в сумме 8 027 441 руб. 34 коп.
06.07.2015 между МУП "УЖКХ" (цедент) и ООО "Углегорскуголь" (цессионарий) заключен договор уступки прав (цессии) (далее — договор уступки N 3).
В соответствии с пунктом 1.1 договора уступки N 3 цедент уступает цессионарию право требования долга с Администрации Углегорского городского поселения Углегорского муниципального района Сахалинской области (должник) за оказанные услуги по исполнительному листу от 08.07.2015 по делу N А59-2452/2015 в сумме 4 589 302 руб. с учетом НДС.
На основании пункта 2.5 договора уступки N 3 настоящий договор является возмездной сделкой и в счет расчета за уступку права требования цессионарий производит списание долга цедента перед цессионарием по договору N 2 от 28.08.2014 на общую сумму 4 589 302 руб.
Платежным поручением N 105 от 16.09.2015 Администрация перечислила ООО "Углегорскуголь" денежные средства в сумме 4 589 302 руб.
Конкурсный управляющий МУП "УЖКХ" Павлюченко С.О., полагая, что в результате заключения должником с ООО "Углегорскуголь" договоров уступки прав требования (цессии) 06.07.2015, последнему оказано предпочтительное удовлетворение требований перед другими кредиторами должника, обратился в Арбитражный суд Сахалинской области с настоящим заявлением.
Рассмотрев заявленные требования, суд первой инстанции признал договоры уступки прав (цессии) от 06.07.2015, заключенные между МУП "УЖКХ" и ООО "Углегорскуголь", недействительными сделками на основании пунктов 1, 2 статьи 61.3 Федерального закона "О несостоятельности (банкротстве)", повлекшими оказание ООО "Углегорскуголь" предпочтения в отношении удовлетворения требований, существовавших до совершения оспариваемых сделок, чем было бы оказано в случае расчетов с иными кредиторами в порядке очередности, и применил последствия недействительности указанных сделок.
Арбитражный суд апелляционной инстанции поддерживает выводы суда первой инстанции, как соответствующие материалам дела и закону, и не находит оснований для удовлетворения апелляционной жалобы, исходя из следующего.
В соответствии со статьей 32 Федерального закона "О несостоятельности (банкротстве)", частью 1 статьи 223 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации дела о несостоятельности (банкротстве) рассматриваются арбитражным судом по правилам, предусмотренным данным Кодексом, с особенностями, установленными федеральными законами, регулирующими вопросы несостоятельности (банкротства).
В силу пункта 3 статьи 129 Федерального закона "О несостоятельности (банкротстве)" конкурсный управляющий вправе подавать в арбитражный суд от имени должника заявления о признании недействительными сделок, а также о применении последствий недействительности ничтожных сделок, заключенных или исполненных должником, и совершать другие действия, предусмотренные федеральными законами и иными нормативными правовыми актами Российской Федерации и направленные на возврат имущества должника.
На основании пунктов 1, 3 статьи 61.1 Федерального закона "О несостоятельности (банкротстве)" сделки, совершенные должником или другими лицами за счет должника, могут быть признаны недействительными в соответствии с Гражданским кодексом Российской Федерации, а также по основаниям и в порядке, которые указаны в настоящем законе.
Согласно положениям статьи 61.8 Федерального закона "О несостоятельности (банкротстве)" заявление об оспаривании сделки должника подается в арбитражный суд, рассматривающий дело о банкротстве должника, и подлежит рассмотрению в деле о банкротстве должника.
Из содержания пункта 1 статьи 61.3 Федерального закона "О несостоятельности (банкротстве)" сделка, совершенная должником в отношении отдельного кредитора или иного лица, может быть признана арбитражным судом недействительной, если такая сделка влечет или может повлечь за собой оказание предпочтения одному из кредиторов перед другими кредиторами в отношении удовлетворения требований, в частности при наличии одного из следующих условий:
сделка направлена на обеспечение исполнения обязательства должника или третьего лица перед отдельным кредитором, возникшего до совершения оспариваемой сделки;
сделка привела или может привести к изменению очередности удовлетворения требований кредитора по обязательствам, возникшим до совершения оспариваемой сделки;
сделка привела или может привести к удовлетворению требований, срок исполнения которых к моменту совершения сделки не наступил, одних кредиторов при наличии не исполненных в установленный срок обязательств перед другими кредиторами;
сделка привела к тому, что отдельному кредитору оказано или может быть оказано большее предпочтение в отношении удовлетворения требований, существовавших до совершения оспариваемой сделки, чем было бы оказано в случае расчетов с кредиторами в порядке очередности в соответствии с законодательством Российской Федерации о несостоятельности (банкротстве).
Сделка, указанная в пункте 1 статьи 61.3 Федерального закона "О несостоятельности (банкротстве)", может быть признана арбитражным судом недействительной, если она совершена после принятия арбитражным судом заявления о признании должника банкротом или в течение одного месяца до принятия арбитражным судом заявления о признании должника банкротом (пункт 2 статьи 61.3 Федерального закона "О несостоятельности (банкротстве)").
В пункте 10 Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 23.12.2010 N 63 (ред. от 30.07.2013) "О некоторых вопросах, связанных с применением главы III.1 Федерального закона "О несостоятельности (банкротстве)" (далее — Постановление Пленума ВАС РФ от 23.12.2010 N 63) разъяснено, что в силу пункта 1 статьи 61.3 Федерального закона "О несостоятельности (банкротстве)" сделка, совершенная должником в отношении отдельного кредитора или иного лица, может быть признана судом недействительной, если такая сделка влечет или может повлечь за собой оказание предпочтения одному из кредиторов перед другими кредиторами в отношении удовлетворения требований (сделка с предпочтением). Применяя перечень условий, когда имеет место оказание предпочтения одному из кредиторов перед другими кредиторами, приведенный в абзацах втором — пятом пункта 1 указанной статьи, судам следует иметь в виду, что для признания наличия такого предпочтения достаточно хотя бы одного из этих условий.
Подпунктом 1 пункта 1 Постановления Пленума ВАС РФ от 23.12.2010 N 63 предусмотрено, что по правилам главы III.1 Федерального закона "О несостоятельности (банкротстве)" могут, в частности, оспариваться действия, являющиеся исполнением гражданско-правовых обязательств (в том числе наличный или безналичный платеж должником денежного долга кредитору, передача должником иного имущества в собственность кредитора), или иные действия, направленные на прекращение обязательств (заявление о зачете, соглашение о новации, предоставление отступного и т.п.).
В соответствии с пунктом 9.1 Постановления Пленума ВАС РФ от 23.12.2010 N 63 при определении соотношения пункта 2 статьи 61.2 и статьи 61.3 Федерального закона "О несостоятельности (банкротстве)" судам надлежит исходить из следующего.
Если сделка с предпочтением была совершена в течение шести месяцев до принятия заявления о признании банкротом или после принятия этого заявления, то для признания ее недействительной достаточно обстоятельств, указанных в статье 61.3 Федерального закона "О несостоятельности (банкротстве)", а потому доказывание иных обстоятельств, определенных пунктом 2 статьи 61.2 (в частности, цели причинить вред), не требуется.
Кроме того, в силу пункта 11 названного Постановления, если сделка с предпочтением была совершена после принятия судом заявления о признании должника банкротом или в течение одного месяца до принятия судом заявления о признании должника банкротом, то в силу пункта 2 статьи 61.3 Федерального закона "О несостоятельности (банкротстве)" для признания ее недействительной достаточно обстоятельств, указанных в пункте 1 статьи 61.3, в связи с чем наличия иных обстоятельств, предусмотренных пунктом 3 данной статьи (в частности, недобросовестности контрагента), не требуется.
На основании пунктов 1, 2 статьи 5 Федерального закона "О несостоятельности (банкротстве)" в целях настоящего Федерального закона под текущими платежами понимаются денежные обязательства и обязательные платежи, возникшие после даты принятия заявления о признании должника банкротом, если иное не установлено настоящим Федеральным законом. Возникшие после возбуждения производства по делу о банкротстве требования кредиторов об оплате поставленных товаров, оказанных услуг и выполненных работ являются текущими. Требования кредиторов по текущим платежам не подлежат включению в реестр требований кредиторов.
По смыслу указанной нормы текущими являются любые требования об оплате товаров, работ и услуг, поставленных, выполненных и оказанных после возбуждения дела о банкротстве, в том числе во исполнение договоров, заключенных до даты принятия заявления о признании должника банкротом (пункт 2 Постановления Пленума ВАС РФ от 23.12.2010 N 63).
В силу части 1 статьи 64, статей 71, 168 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации арбитражный суд устанавливает наличие или отсутствие обстоятельств, обосновывающих требования и возражения лиц, участвующих в деле, а также иные обстоятельства, имеющие значение для правильного рассмотрения дела, на основании представленных доказательств, при оценке которых он руководствуется правилами статей 67, 68 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации об относимости и допустимости доказательств.
Как установлено судом и усматривается из материалов дела, оспариваемые сделки — уступки прав совершены 06.07.2015, то есть после даты принятия заявления о признании должника банкротом к производству арбитражного суда (10.06.2015), в период, предшествовавший открытию в отношении МУП "УЖКХ" процедуры банкротства — наблюдение (резолютивная часть определения объявлена 09.07.2015).
С учетом установленного, оспариваемые сделке совершены в период подозрительности, определенный пунктом 2 статьи 61.3 Федерального закона "О несостоятельности (банкротстве)", в связи с чем для признания сделок недействительными достаточно обстоятельств, указанных в пункте 1 статьи 61.3 настоящего Федерального закона. Наличия иных обстоятельств, предусмотренных пунктом 3 данной статьи (в частности, недобросовестности контрагента), не требуется.
В то же время, на дату заключения оспариваемых сделок у МУП "УЖКХ" имелась задолженность перед ФНС России, ОАО "Сахалинэнерго", ООО "Айлэнд Дженерал Сервисес", ОАО "Тихоокеанский Внешторгбанк", ООО "Сахалин-Трейдинг".
В случае незаключения договоров уступки N 2 и N 3 задолженность перед ООО "Углегорскуголь" в суммах 8 027 441 руб. 34 коп. и 4 589 302 руб., не относящаяся к текущей (задолженность за поставку угля в соответствии с товарными накладными N 28 от 31.01.2015 и N 141 от 28.02.2015) и оказавшаяся в итоге погашенной, подлежала бы включению в реестр требований кредиторов должника и погашению по правилам очередности и пропорциональности, предусмотренным Федеральным законом "О несостоятельности (банкротстве)", наряду с требованиями иных включенных в реестр кредиторов.
В этой связи, апелляционный суд, проанализировав требования конкурсного управляющего применительно к разъяснениям, приведенным в пунктах 10, 11 Постановления N 63, нормы пунктов 1, 2 статьи 61.3 Федерального закона "О несостоятельности (банкротстве)", приходит к выводу о том, что в результате заключения должником договоров уступки N 2 и N 3 с ООО "Углегорскуголь", последнее получило предпочтительное удовлетворение своих требований (существовавших до совершения оспариваемой сделки, чем было бы оказано в случае расчетов с иными кредиторами в порядке очередности) перед требованиями иных кредиторов.
С учетом положений пункта 11 Постановления Пленума ВАС РФ от 23.12.2010 N 63, пункта 2 статьи 61.3 Федерального закона "О несостоятельности (банкротстве)", судом первой инстанции обоснованно отклонен довод ООО "Углегорскуголь" о неосведомленности предприятия о неплатежеспособности МУП "УЖКХ" на момент заключения рассматриваемых сделок.
Возражая против удовлетворения заявления конкурсного управляющего, ООО "Углегорскуголь" указывало на необходимость применения к оспариваемым сделкам положений пункта 2 статьи 61.4 Федерального закона "О несостоятельности (банкротстве)", которая гласит, что сделки по передаче имущества и принятию обязательств или обязанностей, совершаемые в обычной хозяйственной деятельности, осуществляемой должником, не могут быть оспорены на основании пункта 1 статьи 61.2 и статьи 61.3 настоящего Федерального закона, если цена имущества, передаваемого по одной или нескольким взаимосвязанным сделкам, или размер принятых обязательств или обязанностей не превышает один процент стоимости активов должника, определяемой на основании бухгалтерской отчетности должника за последний отчетный период.
В абзаце четвертом пункта 14 Постановления Пленума ВАС РФ от 23.12.2010 N 63 разъяснено, что при определении того, была ли сделка совершена в процессе обычной хозяйственной деятельности должника, следует учитывать, что таковой является сделка, не отличающаяся существенно по своим основным условиям от аналогичных сделок, неоднократно совершавшихся до этого должником в течение продолжительного периода времени. К таким сделкам, в частности, с учетом всех обстоятельств дела могут быть отнесены платежи по длящимся обязательствам (возврат очередной части кредита в соответствии с графиком, уплата ежемесячной арендной платы, выплата заработной платы, оплата коммунальных услуг, платежи за услуги сотовой связи и Интернет, уплата налогов и т.п.).
Вместе с тем, согласно бухгалтерскому балансу МУП "УЖКХ" за 2014 год стоимость активов должника составляет 120 427 000 руб., соответственно, один процент стоимости активов составляет 1 204 270 руб., в то время как цена оспариваемых сделок — 8 027 441 руб. 34 коп. и 4 589 302 руб., что превышает один процент стоимости активов должника, определяемой на основании бухгалтерской отчетности должника за последний отчетный период.
На основании изложенного, у суда первой инстанции отсутствовали основания, предусмотренные пунктом 2 статьи 61.4 Федерального закона "О несостоятельности (банкротстве)", для отказа в признании сделок недействительными.
Общим последствием недействительности сделок, предусмотренным пунктом 2 статьи 167 Гражданского кодекса Российской Федерации, является возврат другой стороне всего полученного по сделке.
Согласно пункту 1 статьи 61.6 Федерального закона "О несостоятельности (банкротстве)" все, что было передано должником или иным лицом за счет должника или в счет исполнения обязательств перед должником, а также изъято у должника по сделке, признанной недействительной в соответствии с настоящей главой, подлежит возврату в конкурсную массу. В случае невозможности возврата имущества в конкурсную массу в натуре приобретатель должен возместить действительную стоимость этого имущества на момент его приобретения, а также убытки, вызванные последующим изменением стоимости имущества, в соответствии с положениями Гражданского кодекса Российской Федерации об обязательствах, возникающих вследствие неосновательного обогащения.
В силу пункта 3 названной статьи кредиторы и иные лица, которым передано имущество или перед которыми должник исполнял обязательства или обязанности по сделке, признанной недействительной на основании пункта 1 статьи 61.2, пункта 2 статьи 61.3 настоящего Закона и Гражданского кодекса Российской Федерации, в случае возврата в конкурсную массу полученного по недействительной сделке имущества приобретают право требования к должнику, которое подлежит удовлетворению в порядке, предусмотренном законодательством Российской Федерации о несостоятельности (банкротстве).
Исходя из разъяснений, содержащихся в пунктах 25, 27 Постановления Пленума ВАС РФ от 23.12.2010 N 63, суд первой инстанции, применяя последствия признания сделки — договора уступки N 2 недействительным, правильно взыскал с ООО "Углегорскуголь" в пользу МУП "УЖКХ" 8 027 441 руб. 34 коп., восстановив кредитору право требования с должника 8 027 441 руб. 34 коп.; а также применяя последствия признания сделки — договора уступки N 3 недействительным, правильно взыскал с ООО "Углегорскуголь" в пользу МУП "УЖКХ" 4 589 302 руб., восстановив кредитору право требования с должника 4 589 302 руб.
В соответствии с разъяснениями Постановления Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 18.02.2014 N 14680/13, пункта 14 Информационного письма Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 30.10.2007 N 120 "Обзор практики применения арбитражными судами положений главы 24 Гражданского кодекса Российской Федерации", положениями, предусмотренных статьями 312, 382, 385 Гражданского кодекса Российской Федерации, должник при предоставлении ему доказательств перехода права (требования) к новому кредитору не вправе не исполнять обязательство данному лицу.
Достаточным доказательством перемены кредитора в обязательстве является уведомление цедентом должника о состоявшейся уступке права (требования) либо предоставление должнику акта, которым оформляется исполнение обязательства по передаче права (требования), содержащегося в соглашении об уступке права (требования). Исполнение денежного обязательства является надлежащим независимо от последующего признания действительным или недействительным договора цессии.
Указанные положения направлены на защиту интересов должника как исключающие возможность предъявления к нему повторного требования в отношении исполненного обязательства со стороны первоначального либо нового кредитора при наличии между ними спора о действительности соглашения об уступке права (требования).
Следовательно, при надлежащем исполнении должником денежного обязательства новому кредитору в случае последующего признания договора уступки права требования недействительным первоначальный кредитор вправе потребовать от нового кредитора исполненное ему должником по правилам главы 60 Гражданского кодекса Российской Федерации, а новый кредитор — потребовать возврата суммы, уплаченной им за переданное право. Данное правило не подлежит применению только при условии, если будет установлено, что должник, исполняя обязательство перед новым кредитором, знал или должен был знать о противоправной цели оспариваемой сделки.
Исходя из названных правовых норм, принимая во внимание то обстоятельство, что факт возбуждения в отношении МУП "УЖКХ" дела о банкротстве сам по себе не влечет безусловного признания недействительными всех сделок должника, а также в отсутствие доказательств осведомленности Администрации о противоправной цели договоров уступки N 2 и N 3, у суда первой инстанции отсутствовали основания для взыскания с Администрации в пользу должника 8 027 441 руб. 34 коп. и 4 589 302 руб.
Проверяя обоснованность заявления конкурсного управляющего в части признания договора уступки N 1 недействительным, апелляционный суд приходит к следующим выводам.
Как установлено судом и следует из письменных пояснений Администрации у последней перед МУП "УЖКХ" имелась только задолженность в сумме 8 027 441 руб. 34 коп. с учетом НДС по исполнительному листу от 18.05.2015 по делу N А59-1311/2015 и в сумме 4 589 302 руб. с учетом НДС по исполнительному листу от 08.07.2015 по делу N А59-2452/2015; иной задолженности в сумме 12 616 743 руб. 34 коп. (являющейся результатом сложения сумм 8 027 441 руб. 34 коп. и 4 589 302 руб.) не имеется. Указанный факт подтвердил представитель ООО "Углегорскуголь", пояснивший, что фактически право требования с Администрации долга в сумме 12 616 743 руб. 34 коп. по договору уступки N 1 передано не было; несмотря на подписание обеими сторонами (МУП "УЖКХ" и ООО "Углегорскуголь"), договор являлся фактически проектом и не исполнялся.
В соответствии с разъяснениями абзаца 4 пункта 9.1 Постановления Пленума ВАС РФ от 23.12.2010 N 63, если исходя из доводов оспаривающего сделку лица и имеющихся в деле доказательств суд придет к выводу о наличии иного правового основания недействительности сделки, чем то, на которое ссылается истец (например, пункта 2 статьи 61.2 Федерального закона "О несостоятельности (банкротстве)" вместо статьи 61.3, или наоборот), то на основании части 1 статьи 133 и части 1 статьи 168 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации суд должен самостоятельно определить характер спорного правоотношения, возникшего между сторонами, а также нормы права, подлежащие применению (дать правовую квалификацию), и признать сделку недействительной в соответствии с надлежащей нормой права.
На основании пункта 1 статьи 170 Гражданского кодекса Российской Федерации мнимая сделка, то есть сделка, совершенная лишь для вида, без намерения создать соответствующие ей правовые последствия, ничтожна.
В этой связи, апелляционный суд, применяя названные выше разъяснения, счел договор уступки N 1 ничтожным, в связи с передачей по сделке несуществующего права.
В результате рассмотрения заявления конкурсного управляющего установлена предпочтительность удовлетворения должником требований одного кредитора перед другими, в связи с чем оснований для применения положений статьи 61.7 Федерального закона "О несостоятельности (банкротстве)" не имеется.
Доводы апелляционной жалобы ООО "Углегорскуголь" о неправильном применении судом первой инстанции последствий недействительности сделок — договоров уступки N 2 и N 3, судебной коллегией отклоняются, как основанные на неверном толкований норм права и противоречащие требованиям пунктов 1, 3 статьи 61.6 Федерального закона "О несостоятельности (банкротстве)", разъяснений пунктов 25, 27 Постановления Пленума ВАС РФ от 23.12.2010 N 63, Постановления Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 18.02.2014 N 14680/13, пункта 14 Информационного письма Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 30.10.2007 N 120 "Обзор практики применения арбитражными судами положений главы 24 Гражданского кодекса Российской Федерации".
По существу все доводы апелляционной жалобы ООО "Углегорскуголь" сводятся к тому, что оспариваемые сделки — договоры уступки прав (цессии) от 06.07.2015, заключенные между МУП "УЖКХ" и ООО "Углегорскуголь", не могут быть признаны предпочтительными по основаниям, предусмотренным пунктом 2 статьи 61.3 Федерального закона "О несостоятельности (банкротстве)".
Однако, обжалуя определение Арбитражного суда Приморского края 03.10.2016, вынесенное в рамках дела N А59-2541/2015, заявитель жалобы, вопреки требованиям, предусмотренным положениями статьи 65 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, надлежащих доказательств, свидетельствующих об отсутствии оказания предпочтения со стороны должника в отношении удовлетворения требований ООО "Углегорскуголь", существовавших до совершения оспариваемой сделки, чем было бы оказано в случае расчетов с иными кредиторами в порядке очередности, не представил.
Изложенные в жалобе обстоятельства такими доказательствами не являются.
Новых доказательств, влияющих на разрешение спора, суду не представлено. Иное толкование апеллянтом положений законодательства, а также иная оценка обстоятельств настоящего спора не свидетельствуют о неправильном применении судом норм права.
Учитывая изложенное, арбитражный суд апелляционной инстанции считает, что выводы суда первой инстанции сделаны в соответствии со статьей 71 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации на основе полного и всестороннего исследования всех доказательств по делу с правильным применением норм материального права. Нарушений норм процессуального права, в том числе являющихся безусловным основанием для отмены судебного акта, апелляционной инстанцией не установлено.
При таких обстоятельствах основания для отмены обжалуемого судебного акта и удовлетворения апелляционной жалобы отсутствуют.
В силу пункта 19 Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 23.12.2010 N 63 "О некоторых вопросах, связанных с применением главы III.1 Федерального закона "О несостоятельности (банкротстве)" по смыслу пункта 3 статьи 61.8 Федерального закона "О несостоятельности (банкротстве)" заявление об оспаривании сделки по правилам главы III.1 настоящего Федерального закона оплачивается государственной пошлиной в размере, предусмотренном для оплаты исковых заявлений об оспаривании сделок (подпункт 2 пункта 1 статьи 333.21 Налогового кодекса Российской Федерации).
Руководствуясь статьями 258, 266 — 272 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Пятый арбитражный апелляционный суд

постановил:

Определение Арбитражного суда Сахалинской области от 03.10.2016 по делу N А59-2541/2015 оставить без изменения, апелляционную жалобу — без удовлетворения.
Постановление может быть обжаловано в Арбитражный суд Дальневосточного округа через Арбитражный суд Сахалинской области в течение одного месяца.

Председательствующий Л.А.МОКРОУСОВА

Судьи К.П.ЗАСОРИН Е.Н.ШАЛАГАНОВА