Требование: О взыскании убытков по договору возмездного оказания курьерских услуг

Постановление Седьмого арбитражного апелляционного суда от 31.01.2017 N 07АП-10225/2016 по делу N А45-5020/2016

Резолютивная часть постановления объявлена 24 января 2017 года
Полный текст постановления изготовлен 31 января 2017 года
Седьмой арбитражный апелляционный суд в составе:
председательствующего судьи Павловой Ю.И.,
судей: Ждановой Л.И., Фертикова М.А.,
при ведении протокола судебного заседания секретарем Винник А.С.
рассмотрев в судебном заседании дело по апелляционным жалобам общества с ограниченной ответственностью Фабрика мебели "Зодчие комфорта", общества с ограниченной ответственностью "СДЭК-Юг" (апелляционное производство N 07АП-10225/2016 (1,2)) на решение Арбитражного суда Новосибирской области от 19 сентября 2016 года по делу N А45-5020/2016 (судья Емельянова Г.М.)
по иску общества с ограниченной ответственностью Фабрика мебели "Зодчие комфорта"
к обществу с ограниченной ответственностью "СДЭК-Юг"
о взыскании 207 900 рублей,
с участием в судебном заседании:
от ответчика: Никифоровой М.А., представителя по доверенности от 09.01.2017,

установил:

общество с ограниченной ответственностью Фабрика мебели "Зодчие комфорта" (далее по тексту — фабрика мебели, истец) обратилось в Арбитражный суд Новосибирской области с заявлением к обществу с ограниченной ответственностью "СДЭК-Юг" (далее — общество, ответчик) о взыскании 207 900 рублей убытков в виде реального ущерба, понесенного истцом в связи с ненадлежащим исполнением ответчиком своих обязательств по договору N ЕКР771 возмездного оказания курьерских услуг от 20.08.2015.
В обоснование исковых требований истец ссылался на то, что в результате просрочки ответчиком доставки мебели истец понес убытки в виде оплаты обществу с ограниченной ответственностью "АМ "Кабриоль" неустойки по договору на монтаж мебели и оплаты работнику, направленному для приемки груза, вынужденного простоя и командировочных расходов.
Решением Арбитражного суда Новосибирской области от 19 сентября 2016 года исковые требования удовлетворены в части, с общества в пользу фабрики мебели взысканы убытки в размере 147 900 рублей и расходы по уплате государственной пошлины в размере 5 092 рублей 20 копеек. В остальной части в удовлетворении иска отказано.
Не согласившись с решением суда первой инстанции, истец и ответчик обратились в Седьмой арбитражный апелляционный суд с апелляционными жалобами.
Истец в своей апелляционной жалобе не согласен с выводом суда первой инстанции о недоказанности необходимости направления своего работника в командировку для получения груза, поскольку ни договором N ЕКР771 возмездного оказания курьерских услуг от 20.08.2015, ни дополнительным соглашением к договору направление работника для принятия груза не предусмотрено. Между тем, в заключенном между истцом и ответчиком договоре N ЕКР771 возмездного оказания курьерских услуг от 20.08.2015 указано, что порядок оказания исполнителем клиенту услуг установлен в Регламенте оказания курьерских услуг (далее по тексту — Регламент), который является неотъемлемой частью договора (пункт 1.4. договора). В соответствии с пунктом 2.2. Регламента отправление доставляется по адресу получателя, указанному в накладной клиентом, путем вручения физическому лицу, указанному в качестве получателя в накладной. Вручение отправлений юридическому лицу, являющемуся получателем, производится любому сотруднику или представителю юридического лица. При этом отправитель может указать в накладной контактное лицо организации, являющееся получателем. В накладной N 7479092 от 24.08.2015 указано, что получателем истца является Морозов Василий, являющийся работником истца, что подтверждается представленными в дело документами, в частности трудовым договором N 7 от 01.03.2014.
Следовательно, истцом были представлены суду доказательства, подтверждающие производственную необходимость направления работника Морозова В.В. в командировку для получения там груза, поэтому расходы, понесенные истцом в связи с пребыванием его работника в месте получения груза в период просрочки, допущенной ответчиком, в общей сумме 60 000 рублей, подлежат удовлетворению судом.
Ответчик в обоснование своей апелляционной жалобы ссылался на то, что удовлетворяя исковые требования фабрики мебели о взыскании с общества убытков в виде уплаченной истцом неустойки своему контрагенту, суд первой инстанции исходил из того, что указанная сумма является реальным ущербом истца. Однако, такие убытки не должны превышать ущерба, который общество предвидело или должно было предвидеть в момент заключения договора возмездного оказания курьерских услуг N ЕКР771 от 20.08.2015, как возможное последствие его нарушения.
Суд первой инстанции, по мнению ответчика, не принял во внимание, что заключенные между истцом и ответчиком, и истцом и обществом с ограниченной ответственностью "АМ "Кабриоль" договоры, предусматривают разный объем ответственности сторон за неисполнение или ненадлежащее исполнение его обязательств. Таким образом, вопрос о соразмерности предъявленных к взысканию убытков не исследован. Взыскание заявленного размера убытков, рассчитанного по условиям стороннего договора N 77/15-м от 24.08.2015, с ответчика, который не является участником указанного договора, в данном случае неправомерно.
Поскольку неустойка истцом уплачена добровольно и фабрика мебели не воспользовалась правом на уменьшение неустойки в судебном порядке в смысле статьи 333 Гражданского кодекса Российской Федерации, из указанного следует, что истец не принял разумных мер для уменьшения размера убытков, и размер оплаченной неустойки обусловлен действиями самого истца при заключении и исполнении договора на монтаж мебели.
Суд не исследовал обоснование невиновности ответчика в наступлении негативных финансовых последствий. При этом, все действия ответчика осуществлялись исключительно в интересах и с согласия клиента по договору N ЕКР771 от 20.08.2015.
Судом не дана должная оценка доводам ответчика относительно причинной связи между действиями ответчика и наступлением негативных финансовых последствий. Из материалов дела следует, что причиной задержки доставки отправления по накладной 7479092 являлось наличие нарушений в действиях истца, который ненадлежащим образом исполнил условия заключенного договора N ЕКР771 от 20.08.2015 и действующего Регламента в части упаковки груза.
Также общество указало на то, что судом первой инстанции не учтено ограничение ответственности ответчика в соответствии с частью 1 статьи 15 и статьей 400 Гражданского кодекса Российской Федерации.
Более подробно доводы приведены в апелляционной жалобе.
От общества и фабрики мебели в порядке статьи 262 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации поступили отзывы на апелляционные жалобы своих оппонентов, в которых истец и ответчик с доводами апелляционных жалоб не согласились, просили решение суда в обжалуемой каждым части оставить без изменения, апелляционные жалобы — без удовлетворения.
Представитель истца в судебное заседание не явился, о времени и месте рассмотрения дела извещен надлежащим образом. На основании статьи 156 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации суд апелляционной инстанции рассмотрел дело в его отсутствие.
В судебном заседании представитель ответчика поддержал доводы, изложенные в апелляционной жалобе, жалобу истца просил оставить без удовлетворения.
Исследовав материалы дела, изучив доводы апелляционных жалоб и отзывов на них, заслушав представителя ответчика, проверив в соответствии со статьей 268 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации законность и обоснованность решения суда первой инстанции, суд апелляционной инстанции пришел к следующему.
Как следует из материалов дела и установлено судом первой инстанции 20 августа 2015 года между истцом (клиентом) и ответчиком (исполнителем) заключен договор N ЕКР771 возмездного оказания курьерских услуг, в соответствии с условиями которого, ответчик обязался по заданию истца оказать следующие услуги:
— осуществлять прием, доставку (вручение) отправлений (письменная корреспонденция, посылки, а также иные вложения документарного и бездокументарного характера) третьим лицам (получателям), либо выдачу отправлений получателям со склада.
— принимать наличные денежные средства за доставленные отправления (стоимость реализованного клиентом получателю товара) от получателей, а истец обязался принять оказанные услуги и оплатить (пункт 1.1. договора).
24 августа 2015 года во исполнение заявки истца N 3086757 между сторонами заключено дополнительное соглашение N 1 к договору N ЕКР771 возмездного оказания курьерских услуг от 20.08.2015 о пересылке из города Екатеринбург в город Нарьян-Мар следующего отправления: предметы мебели, общин вес — 2 500 кг количество — 50 мест. Стороны согласовали стоимость услуг исполнителя — 65 000 рублей и срок доставки — 10 рабочих дней, не считая дня забора.
Впоследствии стоимость услуг по согласованию сторон была увеличена до 66 500 рублей в связи с оказанием ответчиком дополнительной услуги по обрешетке груза.
24 августа 2015 года указанный груз был передан ответчику по накладной N 7479092. Из пояснения ответчика следует и претензией истца от 19.09.2015 N 77 подтверждается, что фактически груз передан для отправки 26 августа 2015 года.
Груз был доставлен 13.09.2015, что подтверждается отметкой о приемке груза.
Из материалов дела также следует, что между истцом (заказчиком) и обществом с ограниченной ответственностью "АМ "Кабриоль" (исполнителем) заключен договор на монтаж мебели N 77/15-м от 24.08.2015, по условиям которого исполнитель принял обязательства выполнить работы по разгрузке на объекте, сборке и монтажу мебели в соответствии со спецификацией N 1 (Приложение N 1 к настоящему договору) и Техническим заданием (Приложение N 2 к настоящему договору).
Стоимость работ определена сторонами в размере 150 000 рублей, которые заказчик оплачивает в течение 60 дней с момента выполнения работ. Начало работ — 07.09.2015 окончание работ — 10.09.2015.
Фабрика мебели по условиям пункта 5.1.1 данного договора приняла обязательства за свой счет, силами общества, организующего доставку мебели (товарная накладная N 7479092 от 24.08.2015) обеспечить доставку мебели к началу работ.
Ответственность сторон определена в разделе 6 договора N 77/15-м от 24.08.2015 следующим образом:
в случае нарушения установленных сроков окончания работ исполнитель уплачивает заказчику за каждый день просрочки пени в размере 0,1% от стоимости невыполненных работ (пункта 6.1);
в случае нарушения сроков оплаты заказчик уплачивает исполнителю за каждый день просрочки пени в размере 0,1% от невыплаченной в срок суммы (пункта 6.2);
в случае нарушения заказчиком своей обязанности по обеспечению доставки мебели к началу производства работ заказчик уплачивает исполнителю неустойку в размере 30 000 рублей за каждый день просрочки, включая и день неисполнения обязательства (пункт 6.3).
В связи с несвоевременной доставкой мебели 15.10.2015 общество с ограниченной ответственностью "АМ "Кабриоль" направило истцу требование об оплате договорной неустойки в размере 180 000 рублей, которое истец исполнил, что подтверждается платежным поручением N 893 от 23.10.2015 на указанную сумму.
19.09.2015 и 15.10.2015 истец направил в адрес ответчика претензии о возмещении убытков в размере 60 000 рублей, связанных с оплатой работнику истца Морозову В.В., направленному для приемки груза, времени вынужденного простоя и командировочных расходов, а также 180 000 рублей договорной неустойки, оплаченной обществу с ограниченной ответственностью "АМ "Кабриоль" на основании договора N 77/15-м на монтаж мебели от 24.08.2015.
Во исполнение обязательства по оплате услуг по договору N ЕКР771 возмездного оказания курьерских услуг от 20.08.2015 истец перечислил ответчику денежные средства в размере 35 000 рублей (платежные поручения N 717 от 08.09.2015 и N 722 от 09.09.2015). Кроме того, 16.11.2015 истец заявил о зачете встречных однородных требований на сумму 31 500 рублей, указав, что у ответчика имеется задолженность по возмещению убытков перед истцом в размере 240 000 рублей.
В результате проведенного зачета сумма убытков, предъявляемых истцом к оплате, составила 207 900 рублей.
С требованием о выплате убытков в указанном размере истец обратился к ответчику с претензией N 77 от 05.11.2015, которая получена последним, но оставлена без удовлетворения.
Полагая, что в связи с допущенной ответчиком просрочкой в исполнении договорных обязательств истец понес реальные расходы, выразившиеся в оплате своему контрагенту — обществу с ограниченной ответственностью "АМ "Кабриоль" договорной неустойки, предусмотренной пунктом 6.3. договора N 77/15-м на монтаж мебели от 24.08.2015, в сумме 180 000 рублей, в оплате работнику истца Морозову В.В. времени вынужденного простоя за период с 07.09.2015 по 12.09.2015 (включительно) в размере 30 000 рублей, исходя из расчета 5 000 рублей за каждый день простоя, а также командировочных расходов в сумме 16 200 рублей за период с 07.09.2015 по 12.09.2015, из расчета 2 700 рублей в сутки, в оплате стоимости его проживания в гостинице в общей сумме 13 800 рублей за 6 суток пребывания за период с 12.00 часов 07.09.2015 по 12.00 часов 13.09.2015, истец обратился в арбитражный суд с настоящим иском.
При вынесении решения суд первой инстанции пришел к выводу о том, что просрочка в исполнении ответчиком обязательства по доставке груза составила 6 дней, несение реальных расходов, выразившихся в оплате договорной неустойки своему контрагенту в сумме 180 000 рублей подтверждается договором N 77/15-м на монтаж мебели от 24.08.2015; спецификацией N 1 к договору N 77/15-м на монтаж мебели от 24.08.2015, техническим заданием; актом приема-передачи от 13.09.2015; платежным поручением N 893 от 23.10.2015 на сумму 180 000 рублей.
Исковые требования в части взыскания убытков, понесенных за вынужденный простой работника Морозова В.В. и командировочные расходы, суд первой инстанции признал не подлежащими удовлетворению, поскольку истцом не представлены доказательства производственной необходимости направления работника Морозова В.В. в командировку для получения груза.
Повторно рассмотрев дело в порядке главы 34 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации и исследовав представленные сторонами в материалы дела доказательства, суд апелляционной инстанции не согласился с выводами суда первой инстанции в части удовлетворения иска, при этом исходил из следующего.
На основании пунктов 1, 2 статьи 393 Гражданского кодекса Российской Федерации должник обязан возместить кредитору убытки, причиненные неисполнением или ненадлежащим исполнением обязательства. Убытки определяются в соответствии с правилами, предусмотренными статей 15 указанного Кодекса.
В соответствии с пунктом 1 статьи 15 Гражданского кодекса Российской Федерации лицо, право которого нарушено, может требовать полного возмещения причиненных ему убытков, если законом или договором не предусмотрено возмещение убытков в меньшем размере.
Согласно пункту 2 названной статьи под убытками понимаются расходы, которые лицо, чье право нарушено, произвело или должно будет произвести для восстановления нарушенного права, утрата или повреждение его имущества (реальный ущерб), а также неполученные доходы, которые это лицо получило бы при обычных условиях гражданского оборота, если бы его право не было нарушено (упущенная выгода).
В силу пункта 1 статьи 401 Гражданского кодекса Российской Федерации лицо, не исполнившее обязательства либо исполнившее его ненадлежащим образом, несет ответственность при наличии вины (умысла или неосторожности), кроме случаев, когда законом или договором предусмотрены иные основания ответственности.
В пункте 6 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 24.03.2016 N 7 "О применении судами некоторых положений Гражданского кодекса Российской Федерации об ответственности за нарушение обязательств" разъяснено, что по общему правилу стороны обязательства вправе по своему усмотрению ограничить ответственность должника (пункт 4 статьи 421 Гражданского кодекса Российской Федерации). Если в пределах, установленных пунктом 4 статьи 401 Гражданского кодекса Российской Федерации, в заранее заключенном соглашении указаны обстоятельства, устраняющие или ограничивающие ответственность должника за неумышленное нарушение обязательства, то на него возлагается бремя доказывания их наступления. Заключенное заранее соглашение об устранении или ограничении ответственности не освобождает от ответственности за умышленное нарушение обязательства (пункт 4 статьи 401 Гражданского кодекса Российской Федерации). Отсутствие умысла доказывается лицом, нарушившим обязательство (пункты 1 и 2 статьи 401 Гражданского кодекса Российской Федерации). Например, в обоснование отсутствия умысла должником, ответственность которого устранена или ограничена соглашением сторон, могут быть представлены доказательства того, что им проявлена хотя бы минимальная степень заботливости и осмотрительности при исполнении обязательства (пункт 7 названного постановления).
В соответствии с разделом 8 Регламента договорные отношения между исполнителем и клиентом основываются на принципе, согласно которому ответственность исполнителя является ограниченной (часть 2 статьи 400 Гражданского кодекса Российской Федерации). Исполнитель несет ответственность за задержку в доставке отправления в размере 3% за каждый день просрочки от стоимости доставки, но не более 3 000 рублей (пункт 8.2 Регламента). Исполнитель не возмещает упущенную выгоду, любые косвенные убытки клиента (пункт 8.7 Регламента).
В договоре N ЕКР771 возмездного оказания курьерских услуг от 20.08.2015 также указано на ограничение ответственности исполнителя (пункт 5.10). При этом ни в договоре, ни в дополнительном соглашении к нему от 24.08.2015 не имеется положений, свидетельствующих о том, что исполнение обществом обязательств по данному договору поставлено в зависимость от выполнения клиентом (истцом) своих обязательств перед обществом с ограниченной ответственностью "АМ "Кабриоль" по договору N 77/15-м на монтаж мебели от 24.08.2015.
Также следует отметить, что ответчик, не являясь стороной названного договора, не имел возможности повлиять на размер неустойки, предусмотренной истцом и его контрагентом, ставка которой существенна и составляет почти 50% от стоимости оказанных ответчиком услуг за каждый день просрочки.
Заключая с обществом с ограниченной ответственностью "АМ "Кабриоль" договор N 77/15-м на монтаж мебели от 24.08.2015, предусматривающий уплату неустойки, истец воспользовался не только своим правом свободного выбора условий договора согласно части 2 статьи 1 и части 1 статьи 421 Гражданского кодекса Российской Федерации, но и понес соответствующие риски связанные с его предпринимательской деятельностью, определяемой частью 1 статьи 2 Гражданского кодекса Российской Федерации как самостоятельной, осуществляемой на свой риск деятельности, направленной на систематическое получение прибыли от пользования имуществом, продажи товаров, выполнения работ или оказания услуг лицами, зарегистрированными в этом качестве в установленном законом порядке.
Как указано выше, в материалах дела отсутствуют доказательства того, что ответчик принял на себя какие-либо риски, связанные с несением истцом ответственности по уплате штрафных санкций перед его контрагентами.
Поскольку в договоре N 77/15-м на монтаж мебели от 24.08.2015 истец неосмотрительно согласился с размером неустойки и порядком его исчисления, риск неблагоприятных последствий лежит на истце.
Следовательно, размер неустойки и уплаченных фабрикой мебели убытков обусловлен не только действиями ответчика, но действиями самого общества при заключении и исполнении названного договора.
Из положений закона, регулирующих вопросы возмещения убытков, следует, что лицо может быть привлечено к имущественной ответственности за причинение убытков в том случае, если убытки являются следствием его действий (бездействия). Последнее, в свою очередь, означает, что при определенном действии (бездействии) неизбежно наступит определенный результат.
Поскольку ответчик не являлся стороной по договору N 77/15 м на монтаж мебели от 24.08.2015, ответственность перед контрагентом (обществом с ограниченной ответственностью "АМ "Кабриоль") за ненадлежащее исполнение обязанностей по данному договору нес сам истец.
Косвенные убытки, напрямую не связанные с последствиями нарушения конкретного гражданского обязательства, взысканию не подлежат. То есть, лицо, привлеченное к ответственности за нарушение договорных обязательств, не может требовать возмещения выплаченных санкций за счет своего контрагента, нарушившего иное гражданское обязательство. Данный подход следует из содержательно-правового смысла части 3 статьи 401 Гражданского кодекса Российской Федерации.
Между тем данные обстоятельства судом первой инстанции не учтены, что привело к вынесению неправильного судебного акта.
Таким образом, истцом по настоящему делу не доказана совокупность условий, необходимых для привлечения ответчика к гражданско-правовой ответственности в виде возмещения убытков.
С учетом изложенного, апелляционный суд пришел к выводу о том, что удовлетворение исковых требований и взыскание заявленного размера убытков, рассчитанного по условиям договора N 77/15-м на монтаж мебели от 24.08.2015, с ответчика, который не является участником указанного договора, в данном случае не правомерно.
Кроме того, как верно указал ответчик, истец документально не обосновал и не привел обстоятельств, свидетельствующих о том, что им были предприняты разумные меры для уменьшения размера убытков.
Фабрика мебели добровольно оплатила обществу с ограниченной ответственностью "АМ "Кабриоль" сумму предъявленной к уплате неустойки, не заявляя о ее несоразмерности последствиям нарушения обязательства, в связи с чем именно на истца должны быть возложены соответствующие предпринимательские риски, связанные с несением названных расходов.
С выводами суда первой инстанции об отсутствии оснований для взыскания убытков, связанных с направлением работника истца в командировку для приемки мебели, суд апелляционной инстанции согласился.
Кроме того, как указано выше, ответственность общества ограничена договором. Доказательств того, что имущественные потери истца возникли в результате умышленных действий ответчика, в материалах дела не имеется. В связи с чем, доводы апелляционной жалобы истца судом апелляционной инстанции отклонены.
Принимая во внимание изложенное выше, решение Арбитражного суда Новосибирской области от 19 сентября 2016 года на основании пункта 3 части 1 статьи 270 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации подлежит изменению в части удовлетворения иска и распределения судебных расходов по уплате государственной пошлины.
В соответствии со статьей 110 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации расходы по оплате государственной пошлины по иску и апелляционным жалобам относятся на истца.
Руководствуясь статьями 110, пунктом 2 статьи 269, пунктом 3 части 1 статьи 270 статьей 271 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Седьмой арбитражный апелляционный суд

постановил:

решение Арбитражного суда Новосибирской области от 19 сентября 2016 года по делу N А45-5020/2016 отменить в части удовлетворения иска и распределения судебных расходов по уплате государственной пошлины и принять в данной части новый судебный акт.
В удовлетворении требования о взыскании 147 900 рублей убытков отказать.
В остальной части решение суда оставить без изменения, апелляционную жалобу общества с ограниченной ответственностью Фабрика мебели "Зодчие комфорта" — без удовлетворения.
Взыскать с общества с ограниченной ответственностью Фабрика мебели "Зодчие комфорта" в пользу общества с ограниченной ответственностью "СДЭК-Юг" 3 000 рублей в возмещение расходов по уплате государственной пошлины по апелляционной жалобе.
Постановление вступает в законную силу со дня его принятия и может быть обжаловано в Арбитражный суд Западно-Сибирского округа в срок, не превышающий двух месяцев.

Председательствующий Ю.И.ПАВЛОВА

Судьи Л.И.ЖДАНОВА М.А.ФЕРТИКОВ