Требование: О возмещении ущерба от порчи овощей, упущенной выгоды по договору поставки

Постановление Седьмого арбитражного апелляционного суда от 23.01.2017 N 07АП-11034/2016 по делу N А45-7340/2016

Резолютивная часть постановления объявлена 17 января 2017 г.
Полный текст постановления изготовлен 23 января 2017 г.
Седьмой арбитражный апелляционный суд в составе:
председательствующего Полосина А.Л.
судей Бородулиной И.И., Марченко Н.В.
при ведении протокола судебного заседания помощником судьи Есиповым А.С. с использованием средств аудиозаписи
при участии:
от истца: Осипов А.О. по доверенности от 23.03.2016 года (сроком на 1 год)
от ответчика: без участия (извещен)
рассмотрев в судебном заседании апелляционную жалобу Общества с ограниченной ответственностью "Кладовая лета", г. Новосибирск (N 07АП-11034/16)
на решение Арбитражного суда Новосибирской области
от 10 октября 2016 года по делу N А45-7340/2016 (судья Малимонова Л.В.)
по иску Общества с ограниченной ответственностью "Кладовая лета", г. Новосибирск (ИНН 5403352999, ОГРН 1135476168057)
к индивидуальному предпринимателю Куткину Михаилу Михайловичу, г. Новосибирск (ОГРНИП 304540309300091)
о взыскании ущерба в сумме 2 474 550 руб.,

установил:

Общество с ограниченной ответственностью "Кладовая лета" (далее по тексту — истец, ООО "Кладовая лета", Общество) обратилось в Арбитражный суд Новосибирской области с иском к индивидуальному предпринимателю Куткину Михаилу Михайловичу (далее по тексту — ответчик, ИП Куткин М.М.) о взыскании убытков в виде прямого ущерба от порчи овощей "шоковой заморозки" в сумме 1 932 500 руб., поименованных в исковом заявлении и упущенной выгоды от неисполнения обязательств перед покупателем указанной продукции (ООО "СибПромХолод"), исходя из ценовой разницы между ценой приобретения по договору поставки с ООО "Рада" от 05.08.2014 года N 01/08/2014-Р и ценой продажи по договору поставки от 11.01.2014 года N 1 в сумме 542 050 руб.
Решением Арбитражного суда Новосибирской области от 10 октября 2016 года в удовлетворении заявленных требований отказано.
Не согласившись с решением суда первой инстанции, истец обратился в Седьмой арбитражный апелляционный суд с апелляционной жалобой, в которой просит решение Арбитражного суда Новосибирской области от 10 октября 2016 года отменить и принять по делу новый судебный акт об удовлетворении заявленных ООО "Кладовая лета" требований, ссылаясь на неполное выяснение судом первой инстанции обстоятельств, имеющих значение для дела; на несоответствие выводов, изложенных в решении суда первой инстанции, обстоятельствам дела.
Апеллянт указывает, вывод арбитражного суда о том, что истец не представил доказательств нахождения на дату проведения инвентаризации товара в вагоне, не обоснован; факт не указания в инвентаризационной ведомости номера вагона связан с тем, что арендованные вагоны не имеют маркировки; сличительная ведомость не составлялась по той причине, что отклонений в наименовании и количестве товара выявлено не было; ответчик присутствовал при осмотре товара в вагоне-рефрижераторе в январе 2016 года, осуществлял фотографирование, однако отказался от подписи; вывод арбитражного суда о не предъявлении истцом товара, в отношении которого предъявлены требования о взыскании убытков, не обоснован и противоречит материалам дела; из ТТН следует, что товар доставлен без замечаний и претензий; выводы суда первой инстанции о достоверности и допустимости журнал регистрации температурного режима как доказательства исправной работы вагона-рефрижератора в спорный период, являются необоснованными; в ходе судебного разбирательства суд первой инстанции не предлагал истцу представить доказательства невозможности порчи овощей в период их выращивания в Китае или при их таможенном оформлении; экспертное заключение N 6148-02-00350 в части заключения о техническом состоянии холодильного оборудования не соответствует требованиям закона.
Подробно доводы ООО "Кладовая лета" изложены в апелляционной жалобе.
В судебном заседании представитель истца поддержал доводы жалобы по изложенным в ней основаниям.
Ответчик в отзыве на апелляционную жалобу возражал против доводов жалобы, считая решение суда первой инстанции законным и обоснованным, а апелляционную жалобу истца не подлежащей удовлетворению, поскольку суд первой инстанции полно и всесторонне исследовал представленные в материалы дела доказательства и пришел к обоснованному выводу об отсутствии правовых оснований для удовлетворения заявленных требований; доводы истца являются ошибочными и несостоятельными.
Просит рассмотреть апелляционную жалобу в отсутствие представителя ответчика.
Письменный отзыв ИП Куткина М.М. приобщен к материалам дела.
Ответчик, надлежащим образом извещенный о времени и месте судебного разбирательства (суд апелляционной инстанции располагает сведениями о получении адресатом направленной копии судебного акта (часть 1 статьи 123 АПК РФ)), в том числе публично, путем размещения информации о дате и времени слушания дела на интернет-сайте суда, в судебное заседание апелляционной инстанции не явился.
В порядке части 1 статьи 266, части 2, 3 статьи 156 АПК РФ суд считает возможным рассмотреть апелляционную жалобу в отсутствие не явившейся стороны.
Проверив материалы дела в порядке статьи 268 Арбитражного процессуального кодекса РФ, изучив доводы апелляционной жалобы и отзыва на нее, заслушав представителя истца, суд апелляционной инстанции считает решение Арбитражного суда Новосибирской области от 10 октября 2016 года не подлежащим отмене по следующим основаниям.
Как следует из материалов дела, между ИП Куткиным М.М. (арендодатель) и ООО "Кладовая лета" (арендатор) заключен договор аренды от 01.01.2015 года шести 40 футовых рефрижераторных контейнеров и трех рефрижераторных вагонов, расположенных по адресу: г. Новосибирск, ул. Сибиряков Гвардейцев, 51/1.
Согласно пункту 2.1.3 договора, арендодатель производит погрузо-разгрузочные работы по заявке арендатора своими силами, но за счет арендатора.
Согласно пункту 2.1.4 договора, арендодатель обязуется передать объект арендатору не позднее, чем через пять календарных дней со дня подписания договора. Датой передачи объекта считается дата подписания сторонами акта приема-передачи.
В силу пункта 2.1.5 договора, арендодатель обязуется подключить реф. контейнеры и реф. вагоны к электропитанию, обеспечить поддержание температурного режима не выше 18 градусов С.
В соответствии с пунктом 4.1 договора, арендатор перечисляет на расчетный счет арендодателя, либо путем внесения денежных средств в кассу арендодателя, сумму арендной платы, указанную в пункте 1.4 договора, не позднее 5 числа текущего месяца.
Пунктом 5.4 договора предусмотрено, что споры, возникшие между сторонами по исполнению/неисполнению условий договора, рассматриваются в Арбитражном суде г. Новосибирска.
В соответствии с пунктом 6.1 договора, договор вступает в силу с момента подписания сторонами и действует до 31.12.2015 года или до фактического исполнения сторонами вытекающих из него обязательств. В случае, если ни одна из сторон в письменном виде за 14 календарных дней до окончания срока действия договора не заявит о его прекращении или расторжении, то договор считается пролонгированным на следующий календарный год.
Согласно пункту 6.2 договора, арендодатель и арендатор имеют право расторгнуть договор в одностороннем порядке в соответствии с действующим Гражданским кодексом РФ.
Между ООО "Кладовая лета" (покупатель) и ООО "РАДА" (поставщик) заключен договор поставки N 01/08/2014-Р.
В период с 25.02.2015 года по 02.04.2015 года истцом приобретены товары на общую сумму 2 280 350 руб. (стоимость товара без учета НДС 1 932 500 руб.).
При получении товара в г. Новосибирске и помещении его на хранение, он был осмотрен и принят сотрудниками ответчика и помещен в рефрижераторный вагон, расположенный по адресу: г. Новосибирск, ул. Сибиряков-Гвардейцев, 51/1.
Ответчик не выполнил условия договора, не обеспечив надлежащий температурный режим хранения, в результате чего произошла порча продуктов, находящихся на хранении у ответчика.
По результатам проведенной 28.01.2016 года инвентаризации, выявлена частичная или полная порча товара.
По результатам экспертизы N 06-10-00071 от 09.02.2016 года, проведенной Новосибирской торгово-промышленной палатой, установлено, что предъявленная и проверенная партия товара, не соответствует требованиям ГОСТ Р 54683-2011 "Овощи быстрозамороженные и их смеси. Общие технические условия" и не могут быть реализованы в розничных торговых сетях.
Таким образом, в результате действий ответчика, истцу причинен ущерб в размере 1 932 500 руб.
29.01.2016 года истцом в адрес ответчика направлена претензия, с требованием возместить причиненный ущерб, которая оставлена без удовлетворения.
11.01.2014 года между ООО "Кладовая лета" (поставщик) и ООО "СибПромХолод" (заказчик) заключен договор поставки товаров N 1, в соответствии с условиями которого, поставщик обязуется в течение срока действия договора осуществлять поставку товаров в количестве, ассортименте и по цене, согласованной сторонами в заявках покупателя на товар (пункт 1.1 договора).
Спецификацией, являющейся неотъемлемой частью договора поставки товаров N 1, установлена и согласована сторонами цена поставляемого товара.
В связи с нарушением ответчиком обязательств, предусмотренных договором аренды, истцу причинены убытки в виде упущенной выгоды, в частности, неполученных доходов от продажи товара — быстрозамороженных овощей, в размере 542 050 руб.
Указанные обстоятельства послужили основанием для обращения ООО "Кладовая лета" в Арбитражный суд Новосибирской области с настоящим требованием.
Принимая решение об отказе в удовлетворении заявленных требований, суд первой инстанции принял правильное по существу решение.
В соответствии со статьей 15 Гражданского кодекса РФ лицо, право которого нарушено, может требовать полного возмещения причиненных ему убытков, если законом или договором не предусмотрено возмещение убытков в меньшем размере.
При этом под убытками понимаются расходы, которые лицо, чье право нарушено, произвело или должно будет произвести для восстановления нарушенного права, утрата или повреждение его имущества (реальный ущерб), а также неполученные доходы, которые это лицо получило бы при обычных условиях гражданского оборота, если бы его право не было нарушено (упущенная выгода).
Таким образом, под убытками в юридическом аспекте понимаются не любые имущественные потери лица, независимо от причин их возникновения, имеющие экономическую основу, а лишь те невыгодные имущественные последствия, которые наступают для потерпевшего вследствие противоправного нарушения обязательства либо причинения вреда его личности или имуществу и подлежащие возмещению.
По требованию о взыскании убытков доказыванию подлежат: факт их причинения, наличие причинной связи между понесенными убытками и противоправным (виновным) поведением лица, причинившего вред, в результате неисполнения либо ненадлежащего исполнения обязанности, документально подтвержденный размер убытков.
Убытки должны находиться в причинной связи с допущенным нарушением прав лица, требующего их возмещения.
Наступление гражданско-правовой ответственности возможно при доказанности всей совокупности указанных условий ответственности. Недоказанность хотя бы одного из элементов правонарушения является достаточным основанием для отказа в удовлетворении требований о возмещении убытков.
В соответствии с частью 1 статьи 393 Гражданского кодекса РФ должник обязан возместить кредитору убытки, причиненные неисполнением или ненадлежащим исполнением обязательства.
В соответствии с пунктами 1, 2 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 24.03.2016 года N 7 "О применении судами некоторых положений Гражданского кодекса Российской Федерации об ответственности за нарушение обязательств" должник обязан возместить кредитору убытки, причиненные неисполнением или ненадлежащим исполнением обязательства (пункт 1 статьи 393 Гражданского кодекса Российской Федерации), в состав которых входят реальный ущерб и упущенная выгода.
Под реальным ущербом понимаются расходы, которые кредитор произвел или должен будет произвести для восстановления нарушенного права, а также утрата или повреждение его имущества.
Упущенной выгодой являются не полученные кредитором доходы, которые он получил бы с учетом разумных расходов на их получение при обычных условиях гражданского оборота, если бы его право не было нарушено.
В силу статей 67, 68, 71 Арбитражного процессуального кодекса РФ арбитражный суд оценивает доказательства по своему внутреннему убеждению, основанному на всестороннем, полном, объективном и непосредственном исследовании имеющихся в деле доказательств, исходя из их относимости и допустимости.
Согласно статьям 309, 310 Гражданского кодекса РФ обязательства должны исполняться надлежащим образом в соответствии с условиями обязательства и требованиями закона, иных правовых актов, а при отсутствии таких условий и требований — в соответствии с обычаями делового оборота или иными обычно предъявляемыми требованиями. Односторонний отказ от исполнения обязательства и одностороннее изменение его условий не допускаются, за исключением случаев, предусмотренных законом.
Суд первой инстанции, проанализировав сложившиеся между истцом и ответчиком правоотношения, пришел к выводу, что они подлежат квалификации как арендные, при которых арендодатель, согласно статьям 606, 614 Гражданского кодекса Российской Федерации передает за плату арендатору во временное пользование, определяемое сроком договора аренды имущество для указанного в договоре целевого использования.
Арендодатель обязан предоставить арендатору имущество в состоянии, соответствующем условиям договора аренды и назначению имущества (пункт 1 статьи 611 ГК РФ).
Проанализировав условия договора аренды от 01.01.2015 года в соответствии со статьей 431 ГК РФ, суд первой инстанции установил, что ООО "Кладовая лета" во временное владение и пользование за плату предоставлены рефрижераторные контейнеры и три рефрижераторных вагона для хранения продукции. Фактическое использование истцом спорных помещений в спорный период не оспаривается сторонами.
В обоснование заявленных требований истец ссылается на причинение ему убытков вследствие неправомерных действий ответчика по несоблюдению температурного режима не выше 18 градусов в арендуемых трех рефрижераторных вагонов и шести 40-фунтовых контейнеров.
Исходя из условий спорного договора аренды от 01.01.2015 года, суд первой инстанции, вопреки мнению истца, пришел к выводу, что ИП Куткин М.М. принял на себя обязательства по обеспечению подключения арендованного имущества к электропитанию поддержанием необходимого температурного режима не более 18 градусов С, между тем, таких обязательств как принятие на хранение товара, принадлежащего ООО "Кладовая лета", не принимал, в связи с чем утверждение, что ответчик должен нести ответственность перед истцом как хранитель, является необоснованным.
Как установлено судом первой инстанции и следует из материалов дела, факт передачи согласованного в договоре аренды имущества (шести 40 футовых рефрижераторных контейнеров и трех рефрижераторных вагонов) подтверждается актом приема-передачи от 01.01.2015 года.
В подтверждение предъявленных убытков истцом представлены: товарные накладные от поставщика (ООО "Рада") от 25.02.2015 года N 124 и от 02.04.2015 года N 130.
Указанные в товарной накладной от 25.02.2015 года N 124 замороженные овощи доставлены истцу 05.03.2015 года по товарно-транспортным накладным от 25.02.2015 года N N 7, 8, в том числе: по товарно-транспортной накладной от 24.02.2015 года N 7: капуста цветная в количестве 6 000 кг; смесь "Мексиканская" в количестве 6 000 кг; смесь "Весенние овощи" в количестве 4 000 кг; смесь "Шампиньоны с рисом" в количестве 3 000 кг; горошек зеленый в количестве 1000 кг; по товарно-транспортной накладной от 25.02.2015 года N 8: капуста брокколи в количестве 5 000 кг.
Указанный в товарной накладной от 02.04.2015 года N 130 товар доставлен истцу 08.04.2015 года по товарно-транспортной накладной от 02.04.2015 года N 130, в том числе, горошек зеленый в количестве 1 000 кг.
Вместе с тем, суд первой инстанции указал, доказательств того, что арендатор подавал заявку на погрузо-разгрузочные работы, а арендодатель осуществлял загрузку товара и его размещение в один из арендованных рефрижераторных вагонов, истцом в нарушение положений статьи 65 АПК РФ, не представлено.
Согласно представленным истцом в материалы дела доказательств, полученный им товар: капуста цветная в количестве 6 000 кг, смесь "Мексиканская" в количестве 6 000 кг, смесь "Весенние овощи" в количестве 4 000 кг, смесь "Шампиньоны с рисом" в количестве 3 000 кг, капуста брокколи в количестве 5 000 кг и горошек зеленый в количестве 1000 кг, доставленные по товарно-транспортным накладным от 25.02.2015 года N N 7, 8 и доставленный 05.03.2015 года и зеленый горошек в количестве 1 000 кг по товарно-транспортной накладной от 02.04.2015 года N 130, доставленный 08.04.2015 года, размещен истцом, в арендованный рефрижераторный вагон N 3.
Между тем, актов загрузки указанного товара в вагон N 3 и доказательств того, что, по состоянию на дату издания приказа от 28.01.2016 года N 1-хоз об инвентаризации и ее проведения, оформленной инвентаризационной ведомостью от 28.01.2016 года, указанный товар находился в вагоне N 3, истцом не представлено.
В инвентаризационной ведомости от 28.01.2016 года фактическое количество овощей с одноименным наименованием указано: капусты цветной — 8 525, 76 кг, смесь "Мексиканская" в количестве 6 183 кг, смесь "Весенние овощи" в количестве 4 633, 82 кг, смесь "Шампиньоны с рисом" в количестве 7 316, 7 кг, капуста брокколи в количестве 11 232, 6 кг горошек зеленый в количестве 2 794, 02 кг.
Место нахождения указанного товара (номер вагона, контейнера) в инвентаризационной ведомости от 28.01.2016 года не указано.
Из ведомости N 1, составленной истцом 28.01.2016 года следует, что установлена порча товара на сумму 1 932 500 руб. и акт о списании товара от 28.01.2016 года, в котором указано о поступлении товара по товарным накладным от 25.02.2015 года N 124 и от 02.04.2015 года N 130 и приводится перечень поименованных в данных товарных накладных товара (капуста цветная в количестве 6 000 кг, смесь "Мексиканская" в количестве 6 000 кг, смесь "Весенние овощи" в количестве 4 000 кг, смесь "Шампиньоны с рисом" в количестве 3 000 кг, капуста брокколи в количестве 5 000 кг, горошек зеленый в количестве 2 000 кг).
Инвентаризационная ведомость от 28.01.2016 года, ведомость N 1 с указанием порчи товара на сумму 1 932 500 руб., акт о списании товаров от 28.01.2016 года и накладные о перемещении товара составлены истцом в одностороннем порядке (директором Гун В., бухгалтером Степановой Л.А., кладовщиком М.С., накладные о перемещении — одним лицом: директором Гун В.).
Между тем, по правилам проведения инвентаризации, должна составляться сличительная ведомость, в которой должны быть отражены сведения о всей принятой за инвентаризационный период (с учетом результатов предшествующей инвентаризации) продукции и об установленном остатке товара.
Вопреки установленным правилам, истцом отражены сведения только о находящейся у него на момент инвентаризации продукции; расхождения между фактическим наличием и данными бухгалтерского учета не устанавливались.
При этом истцом представлены дополнительно внутренние накладные на перемещение товара, в том числе от 26.01.2016 года о перемещении капусты цветной в количестве 6 000 кг, смеси "Мексиканская" в количестве 3 000 кг, смеси "Весенние овощи" в количестве 4 000 кг из вагона N 3 в контейнер ALLU 4780427, от 27.01.2016 года N 2 о перемещении смеси "Шампиньоны с рисом" в количестве 3 000 кг, смеси "Мексиканская" в количестве 3 000 кг и горошка зеленого в количестве 2 000 кг из вагона N 3 в контейнер N ALLU 5507328, от 15.02.2016 года N 3 о повторном перемещении из контейнера N ALLU 5507328 в контейнер N ALLU 47822710 "Шампиньонов с рисом" в количестве 3 000 кг, смеси "Мексиканская" в количестве 3 000 кг и горошка зеленого в количестве 2 000 кг, с устным указанием на то, что в вагоне N 3 осталась только капуста брокколи в количестве 5 000 кг.
Суд первой инстанции, проанализировав заключение экспертизы, установил следующее.
Из первоначального акта экспертизы, составленного управлением "Экспертиза и Сертификации" по заявке ООО "Кладовая лета" от 09.02.2016 года, указано, что товар в количестве 26 тн находился в вагоне-рефрижераторе и контейнерах ALLU 4780427, ALLU 5507328, находящихся на территории ИП Куткина, с температурой 18 градусов С, соответствующей договорному пределу ее обеспечения.
В пункте 13 приложения к названному акту указано, что факт поступления товара по товарным накладным от 25.02.2015 года N 124 и от 02.04.2015 года N 130, установлен по заявлению грузополучателя (истца), импортером указано ООО "Рада", продавцом указано ООО "СибПромХолод", эта же организация также в качестве поставщика названа в заявке истца от 05.02.2016 года на проведение досудебной экспертизы.
В заключении экспертизы от 26.07.2016 года (стр. 5 заключения), указано, что на ящиках исследуемой продукции наклеена бумажная этикетка, где в числе других сведений имеются такие же сведения о том, что импортером капусты брокколи является ООО "Рада", поставщиком — ООО "СибПромХолод" (сведения иллюстрированы фотографией N 5).
Из представленных товарно-транспортных накладных от 25.02.2015 года N N 7, 8 и от 02.04.2015 года N 130 следует, что перевозка товара в оборудованном рефрижератором транспортном средстве осуществлялась только зеленого горошка в количестве 1 000 кг по товарно-транспортной накладной от 02.04.2015 года N 130; сведений о перевозке иного товара в оборудованным рефрижератором транспортном средстве не имеется, в связи с чем суд первой инстанции пришел к правомерному выводу, что за период транспортировки с 25.02.2015 года по 05.03.2015 года отсутствуют доказательства того, что продукция не могла подвергнуться размораживанию, при условии, что из акта судебной экспертизы от 26.07.2016 года N 6148-02-00350 следует, что без поддержания необходимой температуры порча замороженных овощей исключается только в течение трех суток; при этом графика соблюдения температурного режима при перевозке товара и по товарно-транспортной накладной от 02.04.2015 года N 130 в рефрижераторном транспортном средстве истцом также не представлено.
При таких обстоятельствах, апелляционный суд приходит к выводу, что истцом не представлено доказательств того, что продукция при погрузке в арендуемый вагон была надлежащего качества, равно как и не представлено графика соблюдения температурного режима при перевозке товара и по товарно-транспортной накладной от 02.04.2015 года N 130 в рефрижераторном транспортном средстве.
В свою очередь, ответчиком представлен оригинал журнала регистрации температурного режима и выписка из оригинала журнала регистрации температурного режима в арендуемом истцом рефрижераторном вагоне N 3 за спорный период хранения, из которого следует поддержание температуры в этом вагоне в спорный период на уровне 18 градусов С.
Доказательств обратного, истцом представлено не было, равно как и не заявлено о фальсификации представленного ответчиком документа.
Кроме того, судом первой инстанции учтено, что на момент проведения инвентаризации, истец не отразил ни в одном из составленных документов о том, что им было обнаружено в рефрижераторном вагоне N 3 несоответствие температурного режима, наличие каких-либо поломок, повреждений как самого вагона, так и размещенного в нем оборудования.
Также в инвентаризационной ведомости истцом не отражено, в каком из трех арендуемых рефрижераторных вагонах или шести арендуемых контейнерах обнаружена непригодная к использованию продукция, когда, по каким транспортным документам эта продукция получена, не представлено актов погрузки (загрузки) в вагоны и контейнеры полученной за спорный период продукции или наличия остатков идентичной продукции, сведений о ее движении (продаже), в связи с чем ссылки на односторонне составленный акт от 28.01.2016 года N 2, на товарные накладные от 25.02.2015 года N 124 и от 02.04.2015 года N 130, арбитражным судом признаны не достаточными для признания утверждения истца и представленных им документов, составленных в одностороннем порядке о том, что испорченный товар обнаружен в арендуемым рефрижераторном вагоне N 3; сведений и документального подтверждения того, как, в каком порядке складирован истцом товар в вагоне N 3, истцом также не представлено.
Также судом первой инстанции отмечено, что истец не представил, в обоснование своей позиции, доказательств того, что товар в количестве, равный испорченному, подлежал поставке в спорный период ООО "СибПромХолод" или о том, что от ООО "СибПромХолод" поступали соответствующие заявки на данное количество товара, учитывая тот факт, что в экспертных заключениях и в заявке истца на экспертизу ООО "СибПромХолод" указано в качестве поставщика, что подтверждается фотоснимками маркировки на коробках с товаром.
При этом, первичный акт экспертизы от 09.02.2016 года составлен уже после состоявшейся в одностороннем порядке без вызова для участия в приемке и без участия представителя ответчика, а также после перегрузки истцом также в одностороннем порядке товара и списания его на сумму 1 932 500 руб.
Представленный истцом в ходе судебного разбирательства дополнительный акт экспертизы от 14.06.2016 года N 222, составленный по заявке истца ООО "Новосибирский Центр сертификации и мониторинга качества продукции" правомерно не принят во внимание судом первой инстанции как акт экспертизы по спорному товару, поскольку к экспертизе предъявлена продукция выработки 17.03.2015 года, в качестве накладных, по которым получен товар, указаны иные накладные — от 25.04.2015 года N 124, от 02.04.2015 года N 174, ссылка сделана на отбор образцов 24.05.2015 года самим истцом без представления акта отбора образцов.
Согласно заключению судебной экспертизы от 26.07.2016 года, в указанном вагоне достижение температуры в размере минус 18 градусов С достигается, отраженная в акте экспертизы от 26.07.2016 года температуры в вагоне 9,8 градусов С определена в период оттаивания, что по пояснению эксперта Ткачева С.Н. является допустимым для данного вида рефрижераторных вагонов в соответствии с представленной на него технической документацией, обнаруженная неисправность дренажной системы не влияет на работоспособность холодильной установки; нарушение температурного режима в рефрижераторном вагоне могло повлечь порчу товара в случае отключения электроэнергии сроком более 3-х суток.
При этом судебная экспертиза назначена и проведена только по продукции (капуста брокколи), находящейся в вагоне N 3, поскольку внутренних накладных о перемещении товара из вагона N 3 в контейнеры ALLU 4780427, ALLU 5507328, и из последнего контейнера в контейнер ALLU 47822710 истец до 30.09.2015 года не представил.
Выводы эксперта сторонами, в частности истцом, по существу не оспорены, доказательств неверности произведенных экспертом исследований не представлено; при этом судом первой инстанции отказано истцу в проведении дополнительной экспертизы по продукции, перемещенной в рефрижераторные контейнеры, в силу того, что ее проведением может быть определено только качество уже списанной продукции, на основании представленных доказательств, которым дана оценка, и перемещенной из вагона N 3 в названные контейнеры.
Доказательств, свидетельствующих о нарушениях ответчиком условий договора, а также подтверждающие доводы апелляционной жалобы о том, что вследствие ненадлежащего исполнения им услуг произошла порча товара, в нарушение требований статьи 65 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, истцом не представлено.
Таким образом, в отсутствие доказательств, подтверждающих наличие оснований для привлечения ответчика к ответственности вследствие причинения вреда, суд первой инстанции правомерно пришел к выводу об отсутствии оснований для удовлетворения заявленных исковых требований.
При изложенных обстоятельствах дела, суд первой инстанции, проанализировав представленные по делу доказательства с учетом статей 68, 69 и 71 Арбитражного процессуального кодекса РФ, пришел к обоснованному выводу, что истец в рассматриваемом случае не представил доказательств возникновения перед ним ответственности у ИП Куткина М.М., не доказан факт наличия правовых оснований несения ответчиком ответственности за выявленную порчу товара при недоказанности несоблюдения именно ответчиком температурного режима в арендуемом имуществе и недоказанности факта размещения спорного товара надлежащего качестве в арендуемом имуществе до обнаружения его порчи, и, как следствие, возникновения в связи с этим убытков для истца (упущенной выгоды), в связи с чем суд первой инстанции правомерно отказал в удовлетворении заявленного иска.
При таких обстоятельствах, суд апелляционной инстанции считает, что в данном случае подателем жалобы не представлено в материалы дела надлежащих и бесспорных доказательств в обоснование своей позиции, доводы, изложенные в апелляционной жалобе, не содержат фактов, которые не были бы проверены и не учтены судом первой инстанции при рассмотрении дела и имели бы юридическое значение для вынесения судебного акта по существу, влияли на обоснованность и законность судебного акта, либо опровергали выводы суда первой инстанции, в связи с чем, признаются судом апелляционной инстанции несостоятельными и не могут служить основанием для отмены решения суда первой инстанции.
Учитывая изложенное, принятое арбитражным судом первой инстанции решение является законным, судом полно и всесторонне исследованы имеющиеся в материалах дела доказательства, им дана правильная оценка, нарушений норм материального и процессуального права не допущено, оснований для отмены решения суда первой инстанции, установленные статьей 270 Арбитражного процессуального кодекса РФ, а равно принятия доводов апелляционной жалобы, у суда апелляционной инстанции не имеется.
В соответствии со статьей 110 Арбитражного процессуального кодекса РФ государственная пошлина по апелляционной жалобе относится на апеллянта.
Руководствуясь статьей 156, пунктом 1 статьи 269, статьей 271 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, апелляционный суд

постановил:

Решение Арбитражного суда Новосибирской области от 10 октября 2016 года по делу N А45-7340/2016 оставить без изменения, апелляционную жалобу — без удовлетворения.
Постановление вступает в законную силу со дня его принятия.
Постановление может быть обжаловано в Арбитражный суд Западно-Сибирского округа.

Председательствующий А.Л.ПОЛОСИН

Судьи И.И.БОРОДУЛИНА Н.В.МАРЧЕНКО