Требование: О признании недействительным предписания надзорного органа в сфере защиты прав потребителей и благополучия человека

Постановление Седьмого арбитражного апелляционного суда от 23.01.2017 N 07АП-11612/2016 по делу N А27-17509/2016

Резолютивная часть постановления объявлена 12 января 2017 г.
Полный текст постановления изготовлен 23 января 2017 г.
Седьмой арбитражный апелляционный суд в составе:
председательствующего Полосина А.Л.
судей Бородулиной И.И., Марченко Н.В.
при ведении протокола судебного заседания помощником судьи Есиповым А.С.
при участии:
от заявителя: без участия (извещен)
от заинтересованного лица: без участия (извещено)
рассмотрев в судебном заседании апелляционную жалобу Управления Федеральной службы по надзору в сфере защиты прав потребителей и благополучия человека по Кемеровской области в лице Территориального отдела в городе Юрге и Юргинском районе, г. Юрга (N 07АП-11612/16)
на решение Арбитражного суда Кемеровской области
от 01 ноября 2016 года по делу N А27-17509/2016 (судья Смычкова Ж.Г.)
по заявлению индивидуального предпринимателя Шаховой Галины Викторовны, г. Пенза (ОГРН 310583511200051, ИНН 583501011074)
к Управлению Федеральной службы по надзору в сфере защиты прав потребителей и благополучия человека по Кемеровской области, г. Кемерово (ОГРН 1054205036434, ИНН 4205081760)
о признании недействительным предписания от 27.05.2016 года N 43 в части пунктов 1, 3,

установил:

Индивидуальный предприниматель Шахова Галина Викторовна (далее по тексту — заявитель, предприниматель, ИП Шахова Г.В.) обратилась в Арбитражный суд Кемеровской области с заявлением к Управлению Федеральной службы по надзору в сфере защиты прав потребителей и благополучия человека по Кемеровской области (далее по тексту — Управление, заинтересованное лицо) о признании недействительным предписания от 27.05.2016 года N 43 в части пунктов 1, 3.
Решением Арбитражного суда Кемеровской области от 01 ноября 2016 года заявленные требования удовлетворены.
Не согласившись с решением суда первой инстанции, Управление обратилось в Седьмой арбитражный апелляционный суд с апелляционной жалобой, в которой просит решение Арбитражного суда Кемеровской области от 01 ноября 2016 года отменить и принять новый судебный акт об отказе в удовлетворении заявленных предпринимателем требований, поскольку выводы арбитражного суда, изложенные в решении, не соответствуют обстоятельствам дела; в оспариваемой части ненормативный акт соответствует положениям действующего законодательства и не нарушает права и законные интересы заявителя в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности.
Подробно доводы заинтересованного лица изложены в апелляционной жалобе.
Заявитель в отзыве на жалобу возражал против доводов жалобы, считая решение суда первой инстанции законным и обоснованным, а апелляционную жалобу заинтересованного лица не подлежащей удовлетворению, поскольку в рассматриваемом случае арбитражный суд пришел к правильному выводу о наличии правовых оснований для удовлетворения заявленных требований.
Письменный отзыв предпринимателя приобщен к материалам дела.
Стороны, участвующие в деле, надлежащим образом извещенные о времени и месте судебного разбирательства (суд апелляционной инстанции располагает сведениями о получении адресатами направленной копии судебного акта (часть 1 статьи 123 АПК РФ)), в том числе публично, путем размещения информации о дате и времени слушания дела на интернет-сайте суда, в судебное заседание апелляционной инстанции не явились.
10 января 2017 года в Седьмой арбитражный апелляционный суд поступило ходатайство ИП Шаховой Г.В. о рассмотрении дела в ее отсутствие.
В порядке части 1 статьи 266, части 2, 3 статьи 156 АПК РФ суд считает возможным рассмотреть апелляционную жалобу в отсутствие не явившихся сторон.
Проверив материалы дела в порядке статьи 268 Арбитражного процессуального кодекса РФ, изучив доводы апелляционной жалобы и отзыва на нее, суд апелляционной инстанции считает решение Арбитражного суда Кемеровской области от 01 ноября 2016 года не подлежащим отмене по следующим основаниям.
Как следует из материалов дела, по результатам проведения плановой проверки предпринимателя по адресу г. Юрга, ул. Машиностроителей, 43 А на соответствие требованиям санитарно-эпидемиологических правил и нормативов при реализации товаров через аптечную сеть, Управлением выявлено факт реализации в аптеке лекарственных средств, биологически-активных добавок, детского питания и парфюмерно-косметической продукции для населения.
На витрине аптеки размещена продукция с ценниками, не содержащими полную и достоверную информацию о реализуемом товаре и вводящими в заблуждение потребителей относительно потребительских свойств товаров, а именно: 1) Витаминный комплекс COMPLEX IMMUNITY — ценник не содержит информацию о входящем в состав цинке; 2) Сироп от кашля "Синекод" — ценник не содержит информацию о вкусе ванили; 3) Витаминный комплекс COMPLEX ANTISTRESS — ценник не содержит информацию о входящем в состав глицине.
Лабораторные исследования биологически активных добавок к пище, в рамках производственного контроля в аптеке ИП Шахова Г.В. в 2015 году, не проводились.
Выявленные нарушения отражены в акте проверки от 27.07.2016 года N 988-ВН, на основании которого выдано предписание N 43 от 27.07.2016 года.
Полагая указанное выше предписание незаконным в части, предприниматель обратился в Арбитражный суд Кемеровской области с настоящим требованием.
На основании части 1 статьи 198 АПК РФ граждане, организации и иные лица вправе обратиться в арбитражный суд с заявлением о признании недействительными ненормативных правовых актов, незаконными решений и действий (бездействия) государственных органов, органов местного самоуправления, иных органов, должностных лиц, если полагают, что оспариваемый ненормативный правовой акт, решение и действие (бездействие) не соответствуют закону или иному нормативному правовому акту и нарушают их права и законные интересы в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности, незаконно возлагают на них какие-либо обязанности, создают иные препятствия для осуществления предпринимательской и иной экономической деятельности.
В соответствии с частью 4, 5 статьи 200 АПК РФ при рассмотрении дел об оспаривании ненормативных правовых актов, решений и действий (бездействия) государственных органов, органов местного самоуправления, иных органов, должностных лиц арбитражный суд в судебном заседании осуществляет проверку оспариваемых решений и действий (бездействия) и устанавливает их соответствие закону или иному нормативному правовому акту, устанавливает наличие полномочий у органа или лица, которые совершили оспариваемые действия (бездействие), а также устанавливает, нарушает ли оспариваемое действие (бездействие) права и законные интересы заявителя в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности.
Обязанность доказывания соответствия оспариваемого ненормативного правового акта закону или иному нормативному правовому акту, законности принятия оспариваемого решения, совершения оспариваемых действий (бездействия), наличия у органа или лица надлежащих полномочий на принятие оспариваемого акта, решения, совершение оспариваемых действий (бездействия), а также обстоятельств, послуживших основанием для принятия оспариваемого акта, решения, совершения оспариваемых действий (бездействия), возлагается на орган или лицо, которые приняли акт, решение или совершили действия (бездействие).
В соответствии с пунктом 1 части 1 статьи 17 Федерального закона от 26.12.2008 N 294-ФЗ "О защите прав юридических лиц и индивидуальных предпринимателей при осуществлении государственного контроля (надзора) и муниципального контроля" в случае выявления при проведении проверки нарушений юридическим лицом, индивидуальным предпринимателем обязательных требований или требований, установленных муниципальными правовыми актами, должностные лица органа государственного контроля (надзора), органа муниципального контроля, проводившие проверку, в пределах полномочий, предусмотренных законодательством Российской Федерации, обязаны выдать предписание юридическому лицу, индивидуальному предпринимателю об устранении выявленных нарушений с указанием сроков их устранения и (или) о проведении мероприятий по предотвращению причинения вреда жизни, здоровью людей, вреда животным, растениям, окружающей среде, объектам культурного наследия (памятникам истории и культуры) народов Российской Федерации, безопасности государства, имуществу физических и юридических лиц, государственному или муниципальному имуществу, предупреждению возникновения чрезвычайных ситуаций природного и техногенного характера, а также других мероприятий, предусмотренных федеральными законами.
В предписании уполномоченное должностное лицо проверяющего органа должно указать, в том числе, положения действующих нормативных правовых актов Российской Федерации, предусматривающих обязательные требования, нарушение которых было выявлено по результатам проверки; требования, предписываемые к выполнению в целях устранения нарушения обязательных требований, и срок их исполнения.
Предписание должно содержать только законные требования, возлагающие на юридическое лицо обязанность по устранению нарушений лишь тех норм и правил, соблюдение которых обязательно для него в силу закона, а сами требования должны быть исполнимы.
Иными словами, предписание, как один из видов ненормативных правовых актов органов государственной власти, по своей природе предполагающий обращение к вопросу о правах и обязанностях контролируемых лиц и решение такого вопроса, должно содержать законные, конкретно определенные требования, указания на необходимость совершения такими лицами конкретных действий, имеющих целью устранение допущенных нарушений, а также срок исполнения таких требований и устранения нарушений.
Закон Российской Федерации от 07.02.1992 N 2300-1 "О защите прав потребителей" (далее — Закон о защите прав потребителей) регулирует отношения, возникающие между потребителями и изготовителями, исполнителями, импортерами, продавцами при продаже товаров (выполнении работ, оказании услуг), устанавливает права потребителей на приобретение товаров (работ, услуг) надлежащего качества и безопасных для жизни, здоровья, имущества потребителей и окружающей среды, получение информации о товарах (работах, услугах) и об их изготовителях (исполнителях, продавцах).
Постановлением Правительства Российской Федерации от 19.01.1998 года N 55 утверждены Правила продажи отдельных видов товаров (далее — Правила), разработанные в соответствии с Законом о защите прав потребителей и регулирующие отношения между покупателями и продавцами при продаже отдельных видов товаров.
Согласно пункту 19 Правил, продавец обязан обеспечить наличие единообразных и четко оформленных ценников на реализуемые товары с указанием наименования товара, его сорта, цены за вес или единицу товара, подписи материально ответственного лица или печати организации, даты оформления ценника.
При этом, как правомерно отмечено арбитражным судом, к обязательной информации о товаре, который должен содержать ценник, относятся наименование и цена, при этом, действующее законодательство не определяет четко понятие "наименование товара", в частности не устанавливает, должна ли включаться в это понятие вся информация, указанная на упаковке производителя.
Таким образом, исходя из назначения такого документа, как ценник, наименование, указанное в нем, должно с достаточной степенью определенности указывать на стоимость предлагаемого к реализации препарата.
Судом первой инстанции установлено и материалами дела подтверждается, что все ценники препаратов, реализуемых в аптеке предпринимателя, оформлены в едином стиле и помимо цены содержат основное наименование каждого из препаратов, а также дополнительную информацию, позволяющую идентифицировать препарат в ряду схожих с ним препаратов, а именно ссылки на форму выпуска, концентрацию действующего вещества, включенные компоненты или объем и др.
Кроме того, вступившим в законную силу решением Арбитражного суда Кемеровской области от 27.09.2016 года по делу N А27-14130/2016 признано незаконным постановление административного органа N 118 от 30.06.2016 года о привлечении предпринимателя к административной ответственности по части 2 статьи 14.7 КоАП РФ в связи с отсутствием нарушения прав потребителей и введения в заблуждение относительно потребительских свойств товаров в действиях ИП Шаховой Г.В. по размещению на витрине аптеки продукции со спорными ценниками.
Кроме того, судом первой инстанции правомерно отмечено, что согласно части 1 статьи 32 Федерального закона от 30.03.1999 N 52-ФЗ "О санитарно-эпидемиологическом благополучии населения" (далее — Федеральный закон N 52-ФЗ) производственный контроль, в том числе, проведение лабораторных исследований и испытаний, за соблюдением санитарно-эпидемиологических требований и выполнением санитарно-противоэпидемических (профилактических) мероприятий в процессе производства, хранения, транспортировки и реализации продукции, выполнения работ и оказания услуг, а также условиями труда осуществляется индивидуальными предпринимателями и юридическими лицами в целях обеспечения безопасности и (или) безвредности для человека и среды обитания таких продукции, работ и услуг.
Производственный контроль осуществляется в порядке, установленном техническими регламентами или применяемыми до дня вступления в силу соответствующих технических регламентов санитарными правилами, а также стандартами безопасности труда, если иное не предусмотрено федеральным законом (часть 2 статьи 32 Федерального закона N 52-ФЗ).
Согласно пункту 8.1 СанПиН 2.3.2.1290-03 "Продовольственное сырье и пищевые продукты. Гигиенические требования к организации производства и оборота биологически активных добавок к пище (БАД). Санитарно-эпидемиологические правила и нормативы", производственный контроль осуществляется в соответствии с санитарными правилами по организации и проведению производственного контроля за соблюдением санитарных правил и выполнением санитарно-противоэпидемических (профилактических) мероприятий.
Требования к программе (плану) производственного контроля пищевой продукции регламентируются разделом 3 Санитарных правил СП 1.1.1058-01 "Организация и проведение производственного контроля за соблюдением санитарных правил и выполнением санитарно-противоэпидемических (профилактических) мероприятий", которые действуют в части, не противоречащей TP ТС 021/2011 "Технический регламент Таможенного союза. О безопасности пищевой продукции".
Главой III указанного технического регламента установлены единые требования к процессам производства (изготовления), хранения, перевозки (транспортирования), реализации пищевой продукции.
Таким образом, проведение производственного контроля путем проведения лабораторных исследований и испытаний сплошным методом в отношении БАД, на которые имеется вся необходимая товаро-сопроводительная документация, на этапе розничной продажи данным техническим регламентом не предусмотрено.
При этом судом апелляционной инстанции учитывается, что аптечный пункт заявителя является аптекой готовых лекарственных форм и к промышленным объектам не относиться, что заявителем апелляционной жалобы по существу не оспаривается.
В свою очередь, контроль за соблюдением санитарно-противоэпидемических требований в отношении помещения аптечного пункта в рамках производственного контроля, предусмотренного подпунктом "г" пункта 4.1 СП 1.1.1058-01 заявителем осуществляется, что административным органом под сомнение не поставлено.
Согласно части 3 статьи 69 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации вступившее в законную силу решение суда общей юрисдикции по ранее рассмотренному гражданскому делу обязательно для арбитражного суда, рассматривающего дело, по вопросам об обстоятельствах, установленных решением суда общей юрисдикции и имеющих отношение к лицам, участвующим в деле.
Решением Кемеровского областного суда от 21.11.2016 года по делу N 21-1358/2016 установлено отсутствие в действиях заведующей аптечным пунктом Ожоговой Н.А. нарушений указанных выше норм права, а, следовательно, оснований для привлечения к административной ответственности по статье 6.3 КоАП РФ в части нарушения требований санитарного законодательства о не проведения лабораторных исследований и испытаний в рамках производственного контроля в аптечном пункте заявителя.
При этом суд общей юрисдикции отметил, что действующее законодательство не предусматривает обязательного проведения лабораторных исследований при проведении производственного контроля пищевой продукции (БАД) в аптеках готовых лекарственных форм.
Таким образом, проанализировав в порядке статьи 71 Арбитражного процессуального кодекса РФ указанные выше обстоятельства, суд первой инстанции пришел к правильному выводу о том, что предписание Управления от 27.05.2016 года N 43 в части пунктов 1 и 3 не соответствует положениям действующего законодательства, нарушает права и законные интересы заявителя в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности, в связи с чем обоснованно удовлетворил заявленные предпринимателем требования.
Ссылка заявителя на нарушение правил подсудности на основании Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации, подлежит отклонению, поскольку в соответствии с частью 4 статьи 1 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации не подлежат рассмотрению в порядке, установленном настоящим Кодексом, дела, возникающие из публичных правоотношений и отнесенные федеральным законом к компетенции Конституционного Суда Российской Федерации, конституционных (уставных) судов субъектов Российской Федерации, арбитражных судов или подлежащие рассмотрению в ином судебном (процессуальном) порядке в Верховном Суде Российской Федерации, судах общей юрисдикции.
В рассматриваемом случае предприниматель обратился в арбитражный суд с заявлением об оспаривании ненормативного акта заинтересованного лица в порядке главы 24 АПК РФ, поскольку оспариваемым предписанием заявителю вменяется не предусмотренные законом обязанности в ходе осуществления предпринимательской деятельностью, влекущие дополнительные финансовые затраты по выполнению таких требований, либо за их не исполнение, что нарушает права и законные интересы при осуществлении заявителем предпринимательской деятельности.
Учитывая изложенное, рассмотрев требования предпринимателя по существу, судом первой инстанции процессуальных норм нарушено не было.
Иных доводов, основанных на доказательственной базе, опровергающих установленные судом первой инстанции обстоятельств и его выводы, в апелляционной жалобе не приведено.
Управлением не представлено в материалы дела надлежащих и бесспорных доказательств в обоснование своей позиции, доводы, изложенные в апелляционной жалобе, не содержат фактов, которые не были бы проверены и не учтены судом первой инстанции при рассмотрении дела и имели бы юридическое значение для вынесения судебного акта по существу, влияли на обоснованность и законность судебного акта, либо опровергали выводы суда первой инстанции, в связи с чем признаются судом апелляционной инстанции несостоятельными и не могут служить основанием для отмены решения суда первой инстанции.
При изложенных обстоятельствах, принятое арбитражным судом первой инстанции решение является законным, судом полно и всесторонне исследованы имеющиеся в материалах дела доказательства, им дана правильная оценка, нарушений норм материального и процессуального права не допущено, оснований для отмены решения суда первой инстанции, установленные статьей 270 Арбитражного процессуального кодекса РФ, а равно принятия доводов апелляционной жалобы, у суда апелляционной инстанции не имеется.
Руководствуясь статьей 156, пунктом 1 статьи 269, статьей 271 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, апелляционный суд

постановил:

Решение Арбитражного суда Кемеровской области от 01 ноября 2016 года по делу N А27-17509/2016 оставить без изменения, апелляционную жалобу — без удовлетворения.
Постановление вступает в законную силу со дня его принятия.
Постановление может быть обжаловано в Арбитражный суд Западно-Сибирского округа.

Председательствующий А.Л.ПОЛОСИН

Судьи И.И.БОРОДУЛИНА Н.В.МАРЧЕНКО