Требование: О признании незаконным решения налогового органа о привлечении к ответственности за совершение налогового правонарушения в части доначисления НДС, налога на прибыль, начисления пени и штрафа

Постановление Седьмого арбитражного апелляционного суда от 19.01.2017 N 07АП-11082/2016 по делу N А67-3717/2016

Резолютивная часть постановления объявлена 12.01.2017
Седьмой арбитражный апелляционный суд в составе:
председательствующего Павлюк Т.В.
судей: Скачковой О.А.
Усаниной Н.А.
при ведении протокола судебного заседания секретарем судебного заседания Мавлюкеевой А.М.
при участии в заседании:
от заявителя: Апрелова Н.В., представитель по доверенности N 1/ас от 18.05.2016, паспорт;
от заинтересованного лица: Бундан И.Ю., представитель по доверенности от 09.09.2016, удостоверение; Зданович В.А., представитель по доверенности от 09.01.2017, удостоверение;
рассмотрев в судебном заседании дело по апелляционной жалобе
общества с ограниченной ответственностью "ЭлектроТехКомплект" (07АП-11082/16)
на решение Арбитражного суда Томской области от 20.10.2016 по делу N А67-3717/2016 (судья Г.Д. Павлов)
общества с ограниченной ответственностью "ЭлектроТехКомплект" к Инспекции Федеральной налоговой службы по г. Томску о признании недействительным решения N 12/3-27в от 16.02.2016 о привлечении к ответственности за совершение налогового правонарушения в части,

установил:

Общество с ограниченной ответственностью "ЭлектроТехКомплект" (далее по тексту — заявитель, общество, налогоплательщик, ООО "Электротехкомплект") обратилось в Арбитражный суд Томской области с заявлением о признании незаконным решения N 12/3-27в от 16.02.2016 Инспекции Федеральной налоговой службы по г. Томску (далее — заинтересованное лицо, налоговый орган, Инспекция, ИФНС России по г. Томску) о привлечении заявителя к ответственности за совершение налогового правонарушения в части доначисления налога на добавленную стоимость в размере 1 034 931 руб., привлечения к налоговой ответственности, предусмотренной пунктом 1 статьи 122 Налогового кодекса РФ в виде штрафа в размере 98 793 руб., начисления пени в сумме 260 970 руб., а также в части доначисления налога на прибыль в размере 611 339 руб., начисления пени и штрафа в соответствующей сумме за несвоевременную уплату налога на прибыль.
Решением суда от 20.10.2016 (резолютивная часть объявлена судом 13.10.2016) в удовлетворении заявленных требований отказано.
Не согласившись с решением суда, налогоплательщик обратился в Седьмой арбитражный апелляционный суд с апелляционной жалобой, в которой просит решение отменить, заявленные требования удовлетворить. Апелляционная жалоба мотивирована неполным выяснением обстоятельств дела, несоответствием выводов, изложенных в решении фактическим обстоятельствам дела, нарушение норм материального и процессуального права. Подробно доводы изложены в апелляционной жалобе.
Инспекция в отзыве на апелляционную жалобу, представленном в порядке статьи 262 АПК РФ просит оставить решение суда без изменения, апелляционную жалобу — без удовлетворения.
В судебном заседании представитель апеллянта поддержала доводы жалобы, настаивала на ее удовлетворении.
Представители Инспекции просили в удовлетворении жалобы отказать, считает решение суда законным и обоснованным.
Исследовав материалы дела, изучив доводы апелляционной жалобы, отзыва, заслушав представителей лиц, участвующих в деле, проверив законность и обоснованность решения суда первой инстанции в соответствии со статьей 268 АПК РФ, суд апелляционной инстанции считает его не подлежащим отмене по следующим основаниям.
Как следует из материалов дела, ООО "Электротехкомплект" зарегистрировано в качестве юридического лица ИФНС России по г. Томску, включено в ЕГРЮЛ за ОГРН 1047000090257, последнему присвоен ИНН 7017087482. ИФНС России по г. Томску проведена выездная налоговая проверка ООО "Электротехкомплект" по вопросам правильности исчисления, своевременности уплаты (удержания, перечисления) налога на добавленную стоимость за период с 01.01.2012 по 31.12.2013 гг., налога на прибыль организаций с 01.01.2012 по 31.12.2013 гг., налога на имущество организаций с 01.01.2012 по 31.12.2012 гг., налога на доходы физических лиц с 27.06.2013 по 23.03.2015 гг., единого налога на вмененный доход с 01.01.2012 по 31.12.2013 гг., по результатам которой составлен Акт N 54/3-27в выездной налоговой проверки ООО "Электротехкомплект" от 25.11.2015.
По результатам рассмотрения материалов выездной налоговой проверки должностным лицом ИФНС России по г. Томску было принято решение N 12/3-27в о привлечении к ответственности за совершение налогового правонарушения от 16.02.2016, в соответствии с которым (применительно к предмету спора), заявителю доначислены суммы неуплаченного налога на добавленную стоимость за период с 01.01.2012 по 31.12.2013 в размере 1 034 931 руб. и соответствующие суммы пени в размере 260 970 руб., Общество привлечено к налоговой ответственности, предусмотренной ст. 122 НК РФ за неполную уплату НДС в результате неправомерных действий в виде штрафа в общем размере 98 793 руб., а также доначислены суммы неуплаченного налога на прибыль за период с 01.01.2012 по 31.12.2013 в размере 611 339 руб., соответствующие налогу на прибыль суммы пени и штрафа.
Решением УФНС России по Томской области N 168 "Об оставлении жалобы без удовлетворения" от 17.05.2016 жалоба ООО "Электротехкомплект" оставлена без удовлетворения, а решение N 12/3-27в от 16.02.2016 без изменения.
Общество, полагая, что решение ИФНС России по г. Томску о привлечении к ответственности за совершение налогового правонарушения от 16.02.2016 N 12/3-27в в части начисления суммы налога на добавленную стоимость в размере 1 034 931 руб., штрафа в размере 98 793 руб. и пени в сумме 260 970 руб., суммы налога на прибыль в размере 611 339 руб., соответствующие суммы пени и штрафа по состоянию на 16.02.2016 г., предложения уплатить указанные суммы налога, пени и штрафных санкций, нарушают права и законные интересы заявителя, обратилось в Арбитражный суд Томской области с настоящим заявлением.
Отказывая в удовлетворении заявленных требований, суд первой инстанции исходил из того, что представленные на проверку документы содержат недостоверные сведения и не подтверждают наличие реальных хозяйственных операций между заявителем и контрагентами.
Седьмой арбитражный апелляционный суд поддерживает данные выводы суда первой инстанции по следующим основаниям.
По смыслу части 1 статьи 198, части 2 статьи 201 АПК РФ для признания ненормативного акта недействительным, решений и действий (бездействий) органов, осуществляющих публичные полномочия, должностных лиц, незаконными необходимо наличие в совокупности двух условий: несоответствие ненормативного правового акта, решений, действий (бездействий) закону и нарушение актом, решениями, действиями (бездействиями) прав и законных интересов заявителя.
Пунктом 1 статьи 252 НК РФ установлено, что налогоплательщик уменьшает полученные доходы на сумму произведенных расходов (за исключением расходов, указанных в статье 270 НК РФ).
Расходами признаются обоснованные и документально подтвержденные затраты (а в случаях, предусмотренных статьей 265 НК РФ, убытки), осуществленные (понесенные) налогоплательщиком.
Под обоснованными расходами понимаются экономически оправданные затраты, оценка которых выражена в денежной форме.
Под документально подтвержденными расходами понимаются затраты, подтвержденные документами, оформленными в соответствии с законодательством Российской Федерации, либо документами, оформленными в соответствии с обычаями делового оборота, применяемыми в иностранном государстве, на территории которого были произведены соответствующие расходы, и (или) документами, косвенно подтверждающими произведенные расходы (в том числе таможенной декларацией, приказом о командировке, проездными документами, отчетом о выполненной работе в соответствии с договором). Расходами признаются любые затраты при условии, что они произведены для осуществления деятельности, направленной на получение дохода.
Согласно пункту 1 статьи 171 НК РФ налогоплательщик имеет право уменьшить общую сумму налога, исчисленную в соответствии со статьей 166 НК РФ, на установленные настоящей статьей налоговые вычеты.
В соответствии с пунктом 2 статьи 171 НК РФ вычетам подлежат суммы налога, предъявленные налогоплательщику при приобретении товаров (работ, услуг), а также имущественных прав на территории Российской Федерации либо уплаченные налогоплательщиком при ввозе товаров на таможенную территорию Российской Федерации в таможенных режимах выпуска для внутреннего потребления, временного ввоза и переработки вне таможенной территории либо при ввозе товаров, перемещаемых через таможенную границу Российской Федерации без таможенного контроля и таможенного оформления, в отношении: товаров (работ, услуг), приобретаемых для осуществления операций, признаваемых объектами налогообложения в соответствии с главой 21 НК РФ, за исключением товаров, предусмотренных пунктом 2 статьи 170 НК РФ, товаров (работ, услуг), приобретаемых для перепродажи.
Согласно пункту 1 статьи 172 НК РФ налоговые вычеты, предусмотренные статьей 171 НК РФ, производятся на основании счетов-фактур, выставленных продавцами при приобретении налогоплательщиком товаров (работ, услуг), имущественных прав, документов, подтверждающих фактическую уплату сумм налога при ввозе товаров на таможенную территорию Российской Федерации, документов, подтверждающих уплату сумм налога, удержанного налоговыми агентами, либо на основании иных документов в случаях, предусмотренных пунктами 3, 6 — 8 статьи 171 НК РФ.
Вычетам подлежат, если иное не установлено настоящей статьей, только суммы налога, предъявленные налогоплательщику при приобретении товаров (работ, услуг), имущественных прав на территории Российской Федерации, либо фактически уплаченные ими при ввозе товаров на таможенную территорию Российской Федерации, после принятия на учет указанных товаров (работ, услуг), имущественных прав с учетом особенностей, предусмотренных настоящей статьей и при наличии соответствующих первичных документов.
Таким образом, для отнесения налогоплательщиком в период рассматриваемых отношений соответствующих затрат к расходам, уменьшающим налоговую базу по налогу на прибыль, необходимо, чтобы затраты налогоплательщика были обоснованными, документально подтвержденными и связанными с осуществлением деятельности, направленной на получение дохода (статьи 221, 237, 252 НК РФ).
Применение вычетов по НДС предусматривает приобретение товара (работ, услуг) для операций, признаваемых объектом обложения по НДС, или для перепродажи; их оприходование (статьи 171, 172 НК РФ) и наличие счета-фактуры, оформленного в соответствии с требованиями статьи 169 НК РФ.
Законодательство о налогах и сборах Российской Федерации исходит из презумпции добросовестности налогоплательщика и иных участников правоотношений в сфере экономики. В связи с этим предполагается, что действия налогоплательщика, имеющие своим результатом получение налоговой выгоды, в частности налоговых вычетов при исчислении налога на добавленную стоимость, экономически оправданы, а сведения, содержащиеся в налоговой декларации и бухгалтерской отчетности, — достоверны.
В постановлении Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 12.10.2006 N 53 "Об оценке арбитражными судами обоснованности получения налогоплательщиком налоговой выгоды" указано, что под налоговой выгодой понимается уменьшение размера налоговой обязанности вследствие, в частности, уменьшения налоговой базы, получения налогового вычета, налоговой льготы, применения более низкой налоговой ставки, а также получение права на возврат (зачет) или возмещение налога из бюджета.
Из разъяснений Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации, изложенных в пункте 1 указанного постановления, следует, что представление налогоплательщиком в налоговый орган всех надлежащим образом оформленных документов, предусмотренных законодательством о налогах и сборах, в целях получения налоговой выгоды, в том числе получения права на возврат (зачет) или возмещение налога из бюджета, является основанием для ее получения, если налоговым органом не доказано, что сведения, содержащиеся в этих документах, неполны, недостоверны и (или) противоречивы.
Требование о достоверности первичных учетных документов содержится в статье 9 Федерального закона от 21.11.1996 N 129-ФЗ "О бухгалтерском учете", что означает необходимость проверки достоверности сведений, содержащихся в счете-фактуре и иных документах.
Согласно разъяснениям, содержащимся в пункте 2 Определения Конституционного Суда Российской Федерации от 15.02.2005 N 93-О, в силу пункта 2 статьи 169 Налогового кодекса Российской Федерации в случае, если выставленный налогоплательщику счет-фактура не содержит четкие и однозначные сведения, предусмотренные в пунктах 5 и 6 той же статьи, в частности, данные о налогоплательщике, его поставщике и приобретенных товарах (выполненных работах, оказанных услугах), такой счет-фактура не может являться основанием для принятия налогоплательщиками к вычету или возмещению сумм налога на добавленную стоимость, начисленных поставщиками.
Исходя из правовой позиции, изложенной в пункте 3 этого же Определения Конституционного Суда Российской Федерации, название статьи 172 НК РФ — "Порядок применения налоговых вычетов", так и буквальный смысл абзаца второго ее пункта 1 позволяют сделать однозначный вывод, что обязанность подтверждать правомерность и обоснованность налоговых вычетов первичной документацией лежит на налогоплательщике — покупателе товаров (работ, услуг), поскольку именно последний выступает субъектом, применяющим при исчислении итоговой суммы налога, подлежащей уплате в бюджет, вычет сумм налога, начисленных поставщиками.
Таким образом, по смыслу действующего законодательства документы, представляемые в государственные органы физическими и юридическими лицами с целью подтверждения соответствующего права, должны содержать достоверную информацию.
Следовательно, при соблюдении указанных требований НК РФ налогоплательщик вправе претендовать на получение налогового вычета при исчислении налога на добавленную стоимость и на отнесение затрат к расходам, уменьшающим налоговую базу по налогу на прибыль организаций, и указанное право возникает у налогоплательщика только в случае соблюдения установленных законом требований, как в отношении формы, так и содержания представленных налогоплательщиком документов.
По эпизоду с ООО "Электротехкомплект".
Как следует из материалов дела, в ходе проверки налоговым органом установлена неполная уплата ООО "Электротехкомплект" (применительно к предмету спора) налога на прибыль за 2012, 2013 год в размере 611 339 рублей, в результате занижения налоговой базы путем не правомерного включения Обществом в состав расходов затрат, понесенных по договору аренды от 09.01.2012, заключенному с ООО "Электротехмонтаж".
Также налоговым органом установлена неполная уплата Обществом НДС за 2012, 2013 год в размере 684 631 руб. в результате необоснованного применения налоговых вычетов по взаимоотношениям с ООО "Электротехмонтаж".
Так материалами дела установлено, что между ООО "Электротехмонтаж" (арендодатель) и ООО "Электротехкомплект" (арендатор) заключен договор аренды недвижимого имущества от 09.01.2012 N 28А (далее — договор от 09.01.2012).
Согласно пункту 1.1 договора от 09.01.2012 арендодатель сдает, а арендатор принимает во временное владение и пользование помещение в нежилом здании — склад общей площадью 457 кв. м для использования под складское хранение.
Пунктом 2.1.1 договора установлено, что арендодатель обязан передать объект арендатору не позднее 5- дневного срока с момента подписания договора сторонами.
В пункте 3.1 договора установлено, что арендная стоимость услуг хранения (в том числе НДС) рассчитывается по каждой партии товара и сроку хранения, согласно выставленных актов и счет — фактур и оплачивается авансовыми платежами.
Из анализа положений, представленного договора следует, что арендованное имущество (склад), площадью 457 кв. м предоставлено ООО "Электротехкомплект" для использования его последним под складское хранение, при этом в нарушение общих положений, установленных гражданским законодательством к правоотношениям, вытекающим из договора аренды в данном договоре отсутствуют данные позволяющие идентифицировать местоположение арендуемого имущества, также среди представленных материалов не содержится акта приема — передачи арендованного имущества.
Дополнительным соглашением от 11.01.2013 N 1, представленному к договору от 09.01.2012 N 28А внесены изменения в пункт 3.1 договора, а именно указано, что арендная плата устанавливается в размере 339 895, 90, в том числе НДС — 51 848 руб.
Дополнительным соглашением от 11.01.2013 N 2 к договору от 09.01.2012 N 28а установлено, что арендатор принимает во временное владение и пользование торговое помещение общей площадью 35,20 кв. м для использования под торговлю, производственно — складское на первом этаже общей площадью 220,90 кв. м, склад неотапливаемый общей площадью 457,90 кв. м, расположенный на первом этаже по адресу: г. Томск, ул. Алтайская, 120/2 (общая площадь арендованного имущества 714 кв. м).
Указанные помещения будут использоваться арендатором под склад.
Также соглашением в договор добавлен пункт 1.3, которым установлено, что настоящий договор по соглашению сторон имеет силу акта приема — передачи; передаваемые в аренду помещения принадлежат арендодателю на основании договора аренды N 27а от 06.01.2009 с Институтом оптики и атмосферы, согласие на передачу в аренду указанных помещений арендодателем получено.
Уплачиваемая арендодателем сумма, указанная в п. 3.1 договора состоит из фиксированного платежа и включает в себя сумму арендной платы, коммунальные платежи, услуги связи, охрану и уборку территории.
То есть, как верно указал суд первой инстанции, только дополнительными соглашениями в договор от 09.01.2012 внесены изменения, позволяющие установить объекты аренды, место нахождения этих объектов, подлежащих передаче арендатору, а также включено условие о том, что настоящий договор имеет силу акта приема передачи.
В обоснование правомерности заявленных налоговых вычетов по НДС, а также в расходов по налогу на прибыль в виде затрат по арендной плате по договору от 09.01.2012 обществом на проверку представлены, в том числе ряд счетов — фактур, актов к ним за 2012, 2013 год, выставленных ООО "Электротехмонтаж", при этом первоначально в которых в графе "описание услуги" указано "складские услуги хранения". Оплата услуг обществом производилась путем перечисления денежных средств на расчетный счет ООО "Электротехмонтаж".
В ходе проведения проверки налоговым органом истребована расшифровка (детализация) расходов по аренде с учетом каждой партии товара и срока хранения.
В соответствии с письмом ООО "ЭлектроТехКомплект" расшифровка (детализация) расходов по аренде не велась.
В соответствии с протоколом допроса директора ООО "ЭлектроТехКомплект" Дукачева И.Л. детализация расходов по аренде с учетом каждой партии товара и срока хранения, согласно договору аренды недвижимого имущества никогда не велась.
Вместе с тем, налогоплательщиком неоднократно вносились изменения в спорные счета — фактуры за 2012, 2013 годы, на основании которых предъявлены спорные суммы вычетов по НДС и заявлены расходы по налогу на прибыль.
После получения акта налоговой проверки N 54/3-27в, налогоплательщиком были представлены новые документы (вх. N 87453 от 24.12.2015), в частности с возражениями на акт проверки от 25.11.2015 заявителем в налоговый орган представлены исправленные акты выполненных работ и счета — фактуры, в которых в графе "наименование товара" указано "оплата по договору N 28А от 09.01.2012", изменены номера документов, а также представлен приказ от 25.11.2015 N 16-1 об уточнении хозяйственных операций по первичным документам по договору аренды N 28А от 09.01.2012 и письмо от ООО "Электротехмонтаж" в адрес ООО "Электротехкомплект", которым ООО "Электротехмонтаж" просит в платежных поручениях за 2013 год вместо назначения платежа "услуги складского хранения" считать верным "оплата по договору аренды".
Позже в налоговый орган налогоплательщиком представлен (вх. N 4658 от 26.01.2016) пакет аналогичных документов, которые содержали расшифровку фамилий и инициалов должностных лиц, удостоверивших внесенные ранее исправления.
Довод о том, что исправления выявленных технических ошибок в первичных документах налоговым законодательством не запрещается, подлежит отклонению.
Из совокупного анализа представленных в налоговый орган в ходе проверки и в материалы дела документов, в частности счетов — фактур, актов выполненных работ к ним за 2012, 2013 годы следует, что изменения в вышеуказанные документы были внесены обществом по факту получения им акта проверки и только за проверяемый период, при этом в спорных счетах — фактурах изменено наименование услуги, внесенные изменения в акты повлекло несоответствие с ранее выставленными актами с их номерами, со счетами — фактурами, также внесенные изменения коснулись только спорных документов, доказательств с должной достоверностью свидетельствующих о том, что данные сведения были изменены в иных сопряженных документах с измененными не имеется, напротив, из анализа банковских выписок ООО "Электротехмонтаж" следует, что оплата как указана за спорный период с назначением платежа "оплата по договору складского хранения от 11.01.2011 N ЭТМ001", так и в дальнейшем назначение платежа не изменено, при этом в назначении платежа имеется ссылка на договор от 11.01.2011 N ЭТМ001, то есть на иной договор с иной датой и иным номером, ссылок на договор от 09.01.2012 N 28А не установлено (т. 7 л.д. 86).
В ходе дополнительных мероприятий налогового контроля налоговым органом в адрес ООО "ЭлектороТехМонтаж" были выставлены требования: N 27-44 от 15.01.2016. N 27-243 от 20.01.2016. N 27-456 от 27.01.2016 о предоставлении документов (информации). Документы по требованиям не представлены.
Директор ООО "ЭлектороТехМонтаж" Коротченко Б.В. трижды вызывался на допрос, от явки уклонился.
Кроме этого, как следует из материалов дела по результатам мероприятий налогового контроля в отношении контрагента Инспекцией также установлено, что ООО "Электротехмонтаж" с 12.11.2002 состояло на налоговом учете в ИФНС России по г. Томску, с 12.04.2005 по 29.05.2007 состояло на учете в ИФНС России по Томскому району, с 30.05.2007 состоит на учете в ИФНС России по г. Томску, зарегистрировано по адресу: г. Томск, ул. Алтайская, 120/2, руководителем и учредителем указан Коротченко Б.В.
Требования налогового органа, выставленные в порядке ст. 93.1 НК РФ и направленные в адрес ООО "Электротехмонтаж" оставлены последним без исполнения, документы не представлены.
Директор Коротченко Б.В. в налоговый орган на допрос не явился.
Основными видами деятельности данной организации являются прочая торговля в специализированных магазинах, при этом основные средства, транспортные средства у ООО "Электротехмонтаж" отсутствуют, численность работников за 2012 год составила 3 человека (Жогина Н.В., Коротченко Б.В., Прокопьева О.В.), за 2013 сведения о доходах по форме 2-НДФЛ представлены только в отношении директора общества Коротченко Б.В., бухгалтерская и налоговая отчетность представлена с минимальными начислениями, основные средства в 2012, 2013 году отсутствуют, налоговая декларация по налогу на имущество за 2012 год представлена с нулевыми показателями, за 2013 год не представлена.
В проверяемый период 2012, 2013 год ООО "Электротехмонтаж" на основании договора аренды помещения от 06.01.2009 N 27А арендовало у Института Оптики и Атмосферы СО РАН помещение по адресу: г. Томск, ул. Алтайская, 120/2, при этом, как указывалось выше между ООО "Электротехкомплект" и ООО "Электротехмонтаж" заключен договор аренды (субаренды) помещений по адресу г. Томск, ул. Алтайская 120/2 от 09.01.2011 N 28А.
Согласно п. 2.2.8 договора от 06.01.2009 N 27А сдача арендованных помещений в субаренду возможна с письменного согласия собственника помещений.
Вместе с тем, ИОА СО РАН в ответе (вх. 33488 от 10.05.2015) на запросы налогового органа указал на отсутствие письменного согласия на сдачу арендованных помещений в субаренду ООО "Электротехкомплект"; арендодатель в лице ИОА СО РАН не осведомлен, что площади переданы в субаренду ООО "Электротехкомплект".
При таких обстоятельствах, подлежат отклонению доводы общества о том, что ИОА СО РАН был осведомлен, что помещение, расположенное по адресу: г. Томск, ул. Алтайская, 120/2 сдавалось в аренду ООО "ЭлектроТехКомплект".
Доводы общества о том, что поскольку ИОА СО РАН не было предъявлено претензий к ООО "Электротехмонтаж", следовательно, ИОА СО РАН знало о том, что фактически помещениями пользуется ООО "ЭлектроТехКомплект" противоречат материалом дела (пояснительной записке ИОА СО РАН исх. N 15305-02.2/119 от 04.05.2016).
Как верно указал суд первой инстанции, ссылки общества на судебные акты в обоснование того, что собственник знал о субаренде помещений ООО "Электротехкомплект" не относятся к материалам дела, поскольку споры, в указанных заявителем дела, касаются ИОА СО РАН и иных организаций, а не ООО "Электротехкомплект".
Кроме того, из совокупного анализа договора аренды от 09.01.2012 с дополнительными соглашениями, договора аренды от 06.01.2009 N 27А, выписок банковского счета ООО "Электротехмонтаж" следует, что сумма арендных платежей ООО "Электротехкомплект" в адрес ООО "Электротехмонтаж" в несколько раз превышает сумму арендных платежей за тоже имущество ООО "Электротехмонтаж" в адрес Института Оптики и Атмосферы СО РАН, что с учетом вышеизложенных обстоятельств, свидетельствует о намеренном увеличении расходов по арендной плате ООО "Электротехкомплект" для уменьшения налогооблагаемой базу по налогу на прибыль и получения вычетов по НДС, посредством фиктивного документооборота с ООО "Электротехмонтаж".
Судом также установлено, что руководителем ООО "Электротехмонтаж" значится Коротченко Б.В., однако, согласно справкам 2-НДФЛ за 2012, 2013 годы, а также табелям учета рабочего времени за 2012, 2013 годы, представленным в налоговый орган ООО "Электротехкомплект" Коротченко Б.В., как и Прокопьева О.В. являются работниками ООО "Электротехкомплект".
Согласно протокола допроса руководителя ООО "Электротехкомплект" Дукачева И.Л. от 10.11.2015 N 166/3-27в в 2012, 2013 году Прокопьева О.В. работала в ООО "Электротехкомплект" в должности бухгалтера по графику 8 часов в день, Коротченко Б.В. работал в ООО "Электротехкомплект" в должности заместителя директора по общим вопросам по графику 8 часов в день, занимался безопасностью организации, курировал кладовщиков и другие отделы.
Также, пояснил что ООО "Электротехмонтаж" он с Коротченко Б.В. использовали для того, чтобы приобретать товар у тех организаций, у которых ООО "Электротехкомплект" не могло приобрести товар самостоятельно, по тем или иным причинам, а также для аренды помещения, расположенного по адресу: г. Томск, ул. Алтайская, 120/2.
Указанные обстоятельства свидетельствуют о том, что сотрудники ООО "Электротехмонтаж" являются сотрудниками только формально, фактически же свою деятельность осуществляют в ООО "Электротехкомплект" (протокол допроса Прокопьевой О.В. от 12.11.2012 N 172/3-27).
Анализ движения расчетного счета ООО "Электротехмонтаж" показал, что поступившие с расчетного счета денежные средства ООО "Электротехкомплект" в короткий промежуток перечислялись в большем размере на расчетный счет ООО "Электротехкомплект", а также третьим лица либо на карту физического лица (Прокопьевой О.В.) в подотчет. Расходы, присущие организации реально осуществляющей хозяйственную деятельность, отсутствуют. То есть, движение денежных средств по счету ООО "Электротехмонтаж" носит транзитный характер.
Оценив фактические обстоятельства в совокупности с материалами дела, апелляционный суд соглашается с выводами налогового органа, что совокупный анализ изложенных обстоятельств свидетельствует о согласованности действий заявителя и участвующей в данной операции организации — контрагента, их руководителей, поскольку ООО "Электротехкомплект" осуществляет деятельность по адресу места расположения ООО "Электротехмонтаж", ООО "Электротехмонтаж" производственных и трудовых ресурсов не имеет, руководителем ООО "Электротехмонтаж" является Коротченко Б.В., который фактически работает в ООО "Электротехкомплект" в должности заместителя директора, денежные средства согласно выписок банков, полученные ООО "Электротехмонтаж" в спорном периоде, перечислялись в течение непродолжительного времени на счет ООО "Электротехкомплект", третьим лицам, а также на карточку физического лица — Прокопьевой О.В., которая фактически осуществляла в спорном периоде деятельность в ООО "Электротехкомплект", также факт использования ООО "Электротехмонтаж" в своей деятельности для осуществления тех или иных операций (аренда помещения), которые не могут быть осуществлены ООО "Электротехкомплект" самостоятельно, подтвердил директор ООО "Электротехкомплект" Коротченко Б.В.
Кроме того, из совокупного анализа договора аренды от 09.01.2012 с дополнительными соглашениями, договора аренды от 06.01.2009 N 27А, выписок банковского счета ООО "Электротехмонтаж" следует, что сумма арендных платежей ООО "Электротехкомплект" в адрес ООО "Электротехмонтаж" в несколько раз превышает сумму арендных платежей за тоже имущество ООО "Электротехмонтаж" в адрес Института Оптики и Атмосферы СО РАН, что с учетом вышеизложенных обстоятельств, свидетельствует о намеренном увеличении расходов по арендной плате ООО "Электротехкомплект" для уменьшения налогооблагаемой базу по налогу на прибыль и получения вычетов по НДС, посредством фиктивного документооборота с ООО "Электротехмонтаж".
При этом, каких-либо доказательств фактического исполнения договора аренды, обусловленного достоверными и не противоречивыми документами, в материалы дела заявителем не представлено.
Представленные налоговым органом доказательства в своей совокупности, подтверждают факт получения Обществом необоснованной налоговой выгоды, заявленной на основании документов с ООО "Электротехмонтаж".
В данном конкретном случае факт оприходования и оплаты обществом услуг ООО "Электротехмонтаж" не может являться достаточным доказательством реального приобретения спорных услуг у контрагента ООО "Электротехмонтаж".
Таким образом, суд первой инстанции пришел к обоснованному выводу о том, что из анализа фактических обстоятельств дела и имеющихся документов в материалах дела следует, что ООО "Электротехкомплект" для целей налогообложения по налогу на прибыль организаций и НДС учтены операции по аренде складского помещения у ООО "Электротехмонтаж", не обусловленные разумными экономическими или иными причинами (целями делового характера), а также вне связи с осуществлением реальной предпринимательской деятельности.
По эпизоду с ООО "СтройТехДеталь".
Из представленных налогоплательщиком в ходе налоговой проверки документов следует, что ООО "Электротехкомплект" в проверяемый период (2012, 2013 год) приобретало у ООО "Стройтехдеталь" отдельными партиями товар (электротовары, кабельная и светотехническая продукция) на общую сумму 1 946 099,30 руб. в том числе НДС в размере 350 297,87 руб. Поставка указанного товара оформлялась счетами-фактурами и товарными накладными, выставляемыми ООО "Стройтехдеталь" за подписью руководителя Мосницкой Т.И.
Организация — контрагент ООО "Стройтехдеталь" состоит налоговом учете с 15.08.2011 в ИФНС России по г. Томску, зарегистрировано по адресу места нахождения: 634021, г. Томск, пр. Фрунзе, 120А-519, руководителем и учредителем общества в проверяемом периоде указана Мосницкая Татьяна Ивановна, зарегистрированная по адресу: г. Томск, пр. Фрунзе, 120А-519, то есть адрес места нахождения общества аналогичен адресу проживания его руководителя.
Налоговым органом проведен осмотр адреса места нахождения ООО "Стройтехдеталь" в ходе которого выявлено, что квартира 519 находится на пятом этаже жилого дома, при этом какая-либо вывеска (указатель) с наименованием ООО "Стройтехдеталь", свидетельствующая о нахождении организации по указанному адресу, отсутствовала (акт обследования от 08.06.2016 N 5/3-27в).
В силу статьи 54 ГК РФ нахождение юридического лица определяется местом его государственной регистрации. Государственная регистрация юридического лица осуществляется по месту нахождения его постоянно действующего исполнительного органа, а в случае отсутствия постоянно действующего исполнительного органа — иного органа или лица, имеющих право действовать от имени юридического лица без доверенности. Место нахождения юридического лица указывается в его учредительных документах.
Аналогичная норма содержится и в пункте 2 статьи 4 Федерального закона от 08.02.1998 N 14-ФЗ "Об обществах с ограниченной ответственностью", согласно которой место нахождения общества определяется местом его государственной регистрации.
При этом отсутствие юридического лица по месту государственной регистрации играет существенную роль в решении возникающих в их деятельности вопросов правового характера, таких как определение правоспособности, места исполнения обязательств, места заключения договоров, а также в решении вопросов, связанных с уплатой налогов.
При таких обстоятельствах, Инспекцией выявлено отсутствие контрагента по адресу регистрации.
Кроме того, по указанному адресу ООО "Стройтехдеталь" налоговым органом в порядке ст. 93.1 НК РФ направлено требование о представлении документов по факту взаимодействия с ООО "Электротехкомплект", которое организацией — контрагентом не исполнено, документы в налоговый орган не представлены.
Согласно данным, полученным налоговым органом в ходе проверки основным видом деятельности организации — контрагента указана оптовая торговля прочими непродовольственными потребительскими товарами, при этом основные средства, транспортные средства, недвижимое имущество, производственные активы у организации — контрагента отсутствуют, бухгалтерская и налоговая отчетность представлена с минимальными начислениями, сведения о доходах физических лиц, в частности справки 2-НДФЛ за 2012 год представлены только в отношении директора Мосницкой Т.И., за 2013 год справки 2-НДФЛ не представлены.
В проверяемом периоде ООО "Стройтехдеталь" имело 1 расчетный счет открытый в ООО "Промрегионбанк" (дата открытия 17.08.2011, дата закрытия 07.02.2014). В ходе анализа банковских выписок ООО "Стройтехдеталь" установлено, что денежные средства в течение одного-двух операционных дней перечислялись на счета других организаций (ООО "Солнечная долина", ООО "Алекс-Авто", ООО "Неоторг" и др.), что свидетельствует о транзитном характере банковского счета организации контрагента.
При этом из анализа банковского счета фактов осуществления хозяйственной деятельности не установлено, перечислений заработной платы, налоговых, арендных, коммунальных платежей не имеется, расходы на ремонт, запасные части автомобилей, на канцелярские товары, орг. технику и т.п., в то время как данные расходы, в том или ином сочетании и количестве обязательно присутствуют в нормальной финансово-хозяйственной деятельности любой организации.
Кроме того, в ходе проверки налоговому органу представлены документы (вх. N 76060 от 11.11.2015) свидетельствующие о назначении на должность коммерческого директора ООО "Стройтехдеталь" Мирошниченко М.В., с которым ООО "Промрегионбанк" заключен договор на обслуживание с использованием системы электронных платежей "Банк-Клиент" от имени ООО "Стройтехдеталь", при этом Мирошниченко М.В. является учредителем и руководителем ООО "Солнечная долина", в адрес которого переводились денежные средства со счета ООО "Стройтехдеталь".
При этом, ООО "Солнечная долина", ООО "Алекс Авто", ООО "Неоторг", ООО "Промтехнологии", ООО "Роскабель" как установлено в ходе налоговой проверки, не располагали основными средствами, производственными активами, транспортными и трудовыми ресурсами, из анализа выписок по их расчетным счетам не усматривается операций по приобретению электротоваров, кабельной и светотехнической продукции, оплата за приобретение ТМЦ не производилась.
С учетом указанных выше обстоятельств и в отсутствие иных доказательств, представленные в материалы дела счета-фактуры, товарные накладные за 2012, 2013 годы, не могут бесспорно свидетельствовать о наличии у ООО "Стройтехдеталь" товара, реализованного в дальнейшем в адрес заявителя, в связи с чем суд соглашается с доводом налогового органа об отсутствии у данного контрагента товара, который в дальнейшем был реализован в адрес Общества. Доказательств обратного в материалы дела не представлено.
Таким образом, у организации — контрагента отсутствовали собственные трудовые (производственные) и имущественные ресурсы, позволяющие осуществить заявленные операции силами заявленного обществом контрагента.
ООО "СтройТехДеталь" фактически не имело возможности осуществлять поставку ТМЦ в адрес ООО "ЭлектроТехКомплект", что подтверждается отсутствием необходимых условий, ресурсов для осуществления экономической деятельности: отсутствием управленческого или технического персонала, основных средств, производственных активов, складских помещений, транспортных средств, что также ставит под сомнение реальность совершаемых операций.
Довод заявителя о том, что оформление товарно-транспортной накладной в данном случае не обязательно, не обоснован на основании следующего.
Согласно показаниям директора проверяемой организации, товар поставлялся силами ООО "СтройТехДеталь" автотранспортом (легковым автомобилем), ООО "ЭлектроТехКомплект" является грузополучателем товаров, приобретенных у ООО "СтройТехДеталь".
В случае если доставку осуществляет сам поставщик, необходим следующий комплект документов: — договор поставки; — ТОРГ-12; — копия доверенности на водителя на получение ТМЦ; — путевой лист (в том числе для списания ГСМ);- дополнительно ТТН. Тогда как если доставку осуществляет покупатель, необходимы следующие документы: — договор поставки; — ТОРГ-12; — доверенность на водителя на получение ТМЦ; — путевой лист (в том числе для списания ГСМ). В случае если доставку осуществляет перевозчик: — договор поставки; — ТОРГ-12; — договор перевозки; — заказ или заявка на перевозку; — транспортная накладная; — доверенность на представителя грузополучателя, которому будут переданы ТМЦ; — копия путевого листа водителя перевозчика.
Данные документы необходимы в соответствии с пунктом 1 статьи 9 Федерального закона от 21.11.1996 N 129-ФЗ "О бухгалтерском учете", которым установлено, что все хозяйственные операции, проводимые организацией, должны оформляться оправдательными документами. Эти документы служат первичными документами, на основании которых ведется бухгалтерский учет.
Согласно пункту 44 Методических указаний по бухгалтерскому учету материально-технических запасов, утвержденных Приказом Минфина России от 28.11.2001 N 119н, на материалы, поступившие по договорам купли-продажи, поставки и другим аналогичным договорам, организация получает от поставщика (грузоотправителя) расчетные документы (платежные требования, платежные требования-поручения, счета, товарно-транспортные накладные) и сопроводительные документы (спецификации, сертификаты, качественные удостоверения и др.).
В соответствии с пунктом 47 указанных Методических рекомендаций поступившие в организацию счета-фактуры, товарно-транспортные накладные, акты и другие сопроводительные документы на поступившие грузы передаются соответствующему подразделению организации как основание для приемки и оприходования материалов. Кроме того в соответствии с разделом 2 Приложения к Постановлению Госкомстата РФ от 28.11.1997 N 78 "Об утверждении унифицированных форм первичной учетной документации по учету работы строительных машин и механизмов в автомобильном транспорте" путевые листы грузового автомобиля являются основным документом первичного учета, определяющим совместно с товарно-транспортной накладной при перевозке товарных грузов показатели для учета работы подвижного состава и водителя, а также для начисления заработной платы водителю и осуществления расчетов за перевозки грузов.
Товарно-транспортная накладная не является документом, на основании которого предоставляется налоговый вычет, однако является документом, подтверждающим движение товара.
На основании вышеизложенного, представленные налогоплательщиком товарные накладные не подтверждают достоверно факт поставки ТМЦ, а также факт самовывоза товара и его оприходование налогоплательщиком.
Кроме того, факт отсутствия финансово — хозяйственного взаимодействия заявителя и ООО "Стройтехдеталь", также подтверждается показаниями свидетелей, полученными налоговыми органами в ходе проведенной проверки.
Так согласно протоколу допроса Михеенко Д.С. (от 23.11.2015 N 185/3-27в), работает в ООО "Электротехкомплект" в должности кладовщика с начала 2012 года, по обстоятельствам взаимодействия с ООО "Стройтехдеталь" ничего не помнит, название данной организации также не помнит.
Аналогичные показания получены от инженера по снабжению ООО "Электротехкомплекта" Гребенюка П.Н., зафиксированные в протоколе допроса свидетеля от 24.11.2012. Между тем, руководитель ООО "Электротехкомплект" Дукачев Илья Леонидович (протокол допроса свидетеля от 10.11.2015 N 166/3-27в) указал на взаимоотношения с ООО "Электротехдеталь", товар завозился на склад транспортными средствами контрагента, принимался кладовщиками, товаросопроводительные документы (счета — фактуры, транспортные накладные) получали кладовщики, однако ни руководителя, ни представителей, ни лиц, которыми доставлялся товар, ни адреса места нахождения поставщика назвать не смог.
В ходе судебного заседания по ходатайству заявителя в качестве свидетеля допрошен Хафизов Ахмед Нурмухамметович, который показал, что работал в ООО "Электротехкомплект" кладовщиком с 2010 года, ООО "Электротехдеталь" ему знакомо, является мелким поставщиком, документы и полномочия лиц, привозивших товар не проверял, название документов, на основании которых осуществляется прием и доставка товара, а также лиц, которые доставляли товар назвать не смог, также не смог назвать больше ни одного мелкого поставщика товара.
Как верно указал суд первой инстанции, указанные объяснения свидетелей Дукачева И.Л. и Хафизова А.Н. в достаточной мере не подтверждают факт реального взаимодействия с организацией контрагентом, поскольку содержат сведения не только противоречащие друг другу, но и показаниям иных работников ООО "Электротехкомплект", допрошенных в ходе проведения проверки налоговым органом, а также изложенным выше фактическим обстоятельствам дела.
Как следует из материалов дела, директор организации — контрагента Мосницкая Т.И. факт хозяйственных отношений с заявителем, подписание счетов — фактур, товарных накладных подтвердила, однако утверждения, заявленные в подтверждение конкретной сделки ООО "Электротехкомплект" и ООО "Электротехдеталь", судом первой инстанции правомерно отклонены как противоречащие показаниям иных свидетелей и установленным в ходе проверки обстоятельствам, которые свидетельствуют не только о невозможности поставки продукции ООО "Электротехдеталь" ввиду отсутствия ресурсов для осуществления хозяйственной деятельности (как своих, так и привлекаемых в рамках договорных отношений для осуществления деятельности), но и о фактическом отсутствии у ООО "Стройтехдеталь" товара, реализованного в дальнейшем в адрес заявителя. Доказательств обратного в материалы дела не представлено.
Доводы о том, что свидетельские показания служат только источником информации о каких либо обстоятельствах и не могут быть единственным безусловным доказательством в деле о налоговом правонарушении, подлежат отклонению, поскольку в данном случае показания свидетелей, полученные в рамках проведения выездной налоговой проверки, являются не единственными доказательствами в деле о налоговом правонарушении. Вывод об отсутствии взаимодействия ООО "Электротехкомплект" и ООО "Стройтехдеталь" сделан на основе совокупности многочисленных доказательств (это в частности, показания должностных лиц самой организации, экспертиза подписей на счетах-фактурах, отсутствие каких-либо производственных и управленческих ресурсов у спорного контрагента, транзитный характер движения денежных средств по расчетному счету, и т.д.).
Как следует из материалов дела, в ходе налоговой проверки постановлением от 11.12.2015 N 7/3-27в назначена в порядке ст. 95 НК РФ почерковедческая экспертиза, проведение которой поручено эксперту агентства исследований и экспертиз "Эксперт" Симаковой Е.С. В распоряжение эксперта предоставлен ряд счетов — фактур (N 142-12 от 30.10.2012, N 00000042 от 04.02.2013, N 00000315 от 29.05.2013, N 00000628 от 06.08.2013, N 207-12 от 28.10.2013), полученных от налогоплательщика, на разрешение эксперта поставлены вопросы, в том числе о том, кем, Мосницкой Татьяной Ивановной или другим лицом выполнены подписи от имени Мосницкой Т.И. в графе "Руководитель организации или иное уполномоченной лицо" в указанных счетах — фактурах, при этом перечислены иные документы, которые предоставляются в распоряжение эксперта.
Из заключения эксперта от 17.11.2015 N 41 (т. 6,7 л. 143-151, л. 1-3) по результатам проведенной в ходе налоговой проверки почерковедческой экспертизы следует, что подписи от имени Мосницкой Т.И. в графе "Руководитель организации или иное уполномоченное лицо" в счете — фактуре (продавец ООО "Стройтехдеталь", покупатель ООО "Электротехкомплект") N 142-12 от 30.10.2012, выполнена не Мосницкой Т.И., а иным лицом; в счете — фактуре N 207-12 от 28.10.2013, выполнены не Мосницкой Т.И., а третьим лицом; в счетах — фактурах N 00000042 от 04.02.2013, от 00000315 от 29.05.2013, N 00000628 от 06.08.2013, выполнены не Мосницкой Т.И., а четвертым лицом.
Таким образом, показания Мосницкой Т.И., опровергаются, в том числе заключением эксперта наряду с иными обстоятельствами дела, подтвержденными налоговым органом документально.
Таким образом, налоговым органом в данном случае доказано отсутствие лица, идентифицируемого в качестве единоличного исполнительного органа контрагента, как одного из признаков юридического лица, что явно свидетельствует о том, что он не вступал в какие-либо гражданско-правовые отношения, влекущие налоговые последствия, равно как не вступал в такие отношения с заявителем в ввиду подписания документов от имени контрагента неустановленным лицом.
В силу статьи 53 ГК РФ, статьи 40 Федерального закона от 08.02.1998 N 14-ФЗ "Об обществах с ограниченной ответственностью" только руководитель (генеральный директор) общества с ограниченной ответственностью может без доверенности подписывать от имени общества любые финансово-хозяйственные документы, в том числе договоры, счета-фактуры, только он также может выдавать любому лицу доверенность (издать приказ) на право подписи документов.
Следовательно, не могут быть приняты в качестве доказательств совершения реальности хозяйственных операций все документы, составленные вышеуказанной организацией, поскольку фактически названная организации не функционировала как юридическое лицо, так как не обладала признаками юридического лица, предусмотренными статьей 53 ГК РФ, ввиду отсутствия действительного руководителя.
Таким образом, доводы апелляционной жалобы о том, что налогоплательщику не было известно о нарушениях контрагента признаются необоснованными, апелляционный суд считает, что ввиду отсутствия лица, идентифицируемого в качестве руководителя и подписавших договоры и документы, спорные сделки заключена без наличия волеизъявления единоличного исполнительного органа контрагентов.
Доводы налогоплательщика о том, что само по себе подписание счетов-фактур лицами не указанными в учредительных документах в качестве руководителей, не может самостоятельно в отсутствие иных доказательств рассматриваться в качестве основания для признания налоговой выгоды необоснованной, подлежит отклонению, поскольку в данном случае Инспекцией была установлена совокупность таких обстоятельств.
При таких обстоятельствах, представленные налогоплательщиком счета-фактуры не отвечают требованиям ст. 169 НК РФ (подписаны неустановленными лицами, что подтверждается результатами почерковедческой экспертизы).
При этом формальное соблюдение налогоплательщиком положений статей 169, 171, 172 НК РФ, устанавливающих порядок и условия применения налоговых вычетов по налогу на добавленную стоимость, не влечет за собой безусловного применения данного права, если при исполнении налоговых обязанностей и реализации такого права выявлена недобросовестность налогоплательщика.
В рассматриваемом случае налогоплательщиком даже формально не соблюдены условия для применения налоговых вычетов по налогу на добавленную стоимость, поскольку не представлены первичные учетные документы, подтверждающие факт оприходования и принятия к учету спорных товаров.
Содержание представленного заключения, являющегося письменным доказательством по делу, согласуются с иными представленными налоговым органом документами, в том числе о том, что по результатам проведенных мероприятий налогового контроля в отношении данного контрагента и не противоречит также и сведениям, указанным в протоколах допроса. Таким образом, каких-либо оснований полагать, что заключение по результатам экспертизы содержит неправильные по существу выводы и не считать данные заключение надлежащим доказательством, полученными в ходе выездной налоговой проверки, у арбитражного суда не имеется.
На основании вышеизложенного апелляционный суд приходит к выводу о том, что заключенные с заявленными контрагентами сделки носили нереальный характер, следовательно, затраты необоснованно учтены в составе расходов, уменьшающих сумму доходов.
Оценив имеющиеся в материалах дела доказательства с учетом положений статьи 71 АПК РФ апелляционный суд также приходит к выводу о том, что документы, представленные обществом в обоснование своего права на применение налоговых вычетов, содержат недостоверные и противоречивые сведения; факт реальных хозяйственных отношений общества с названными контрагентами достоверно не подтверждает.
Доказательств, опровергающих доводы Инспекции, а также подтверждающих принятие обществом каких-либо мер, направленных на обеспечение достоверности содержания спорных документов, заявителем в материалы дела не представлено.
При этом арбитражный суд исходит из того, что предусмотренная частью 5 статьи 200 АПК РФ обязанность государственного органа по доказыванию соответствия оспариваемого ненормативного правового акта закону или иному нормативному правовому акту, законности принятия оспариваемого решения, а также обстоятельств, послуживших основанием для принятия оспариваемого акта, решения, не может быть расценена, как полностью освобождающая налогоплательщиков от обязанности доказывания тех обстоятельств, на которые они ссылаются как на основания своих требований и возражений относительно предмета спора (статья 65 АПК РФ).
Следовательно, обязанность доказывания достоверности сведений, содержащихся в документах, представляемых в налоговый орган в подтверждение своего права на применение налоговых вычетов по НДС, лежит на налогоплательщике.
Представление обществом всех необходимых в соответствии с НК РФ документов в обоснование налоговой выгоды с учетом требований статей 169, 171 — 172 НК РФ, пункта 1 статьи 54 НК РФ, статьи 9 Федерального закона от 21.11.1996 N 129-ФЗ "О бухгалтерском учете", правовой позиции Конституционного Суда РФ, изложенной в Постановлении от 20.02.2001 N 3-П и в Определении от 25.07.2001 N 138-О, правовой позиции Пленума ВАС РФ, изложенной в постановлении от 12.10.2006 N 53 "Об оценке арбитражными судами обоснованности получения налогоплательщиком налоговой выгоды", не может являться безусловным доказательством наличия реальных хозяйственных операций без обеспечения достоверности сведений, содержащихся в указанных документах.
Обстоятельством, имеющим существенное значение для правильного рассмотрения спора, является не только формальная схожесть действий общества с нормами налогового законодательства, регламентирующими порядок применения налоговых вычетов, но и фактическое исполнение им своих обязанностей по реальной уплате стоимости товара, в том числе НДС, предоставлению достоверных доказательств исполнения этих обязанностей, наличие реальных хозяйственных операций, по которым заявлена налоговая выгода, и отсутствие злоупотребления правом.
Кроме того, апелляционным судом учитывается, что право на налоговый вычет по НДС напрямую поставлено в зависимость от правильности и достоверности оформления документов, что соответствует правовой позиции Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации, изложенной в определении от 22.10.2008 N 13034/08, согласно которой сам по себе факт поставки товаров, выполнения работ, услуг права на возможность предъявления НДС к вычету не влечет; основанием для реализации права на вычет являются надлежащие первичные документы, соответствующие требованиям законодательства о налогах и сборах, которые у общества отсутствуют.
Согласно Федеральному закону от 21.11.1996 N 129-ФЗ "О бухгалтерском учете" одной из основных задач бухгалтерского учета является формирование полной и достоверной информации о деятельности организации и ее имущественном положении, в связи с чем налогоплательщик не лишен права затребовать от контрагента по договору документы, подтверждающие достоверность сведений, изложенных в представленных документах, в том числе, в счетах-фактурах.
В силу статьи 2 Гражданского кодекса Российской Федерации предпринимательская деятельность осуществляется предприятиями на свой риск, в связи с чем на них возлагается бремя несения возможных неблагоприятных последствий, а также определенной ответственности в ходе ее осуществления. Это в свою очередь означает, что каждое юридическое лицо обязано соблюдать определенного рода осторожность и осмотрительность в делах, особенно при выборе контрагентов по договору.
Налогоплательщик, не обеспечивший документальное подтверждение достоверности сведений, изложенных в документах, на основании которых он, в свою очередь, претендует на право получения налоговых льгот, налоговых вычетов или иного уменьшения налогооблагаемой базы, несет риск неблагоприятных последствий своего бездействия.
Само по себе заключение сделки с организациями, имеющими ИНН, банковский счет и юридический адрес, не являются безусловным основанием для получения налоговой выгоды в виде налоговых вычетов, поскольку с учетом статей 83, 84 НК РФ, Федерального закона от 08.08.2001 N 129-ФЗ "О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей", Порядка присвоения, применения, а также изменения идентификационного номера налогоплательщика и форм документов, используемых при постановке на учет, снятии с учета юридических и физических лиц, утвержденного Приказом МНС России от 03.03.2004 N БГ-3-09/178, Правил взаимодействия регистрирующих органов при государственной регистрации юридических лиц в случае их реорганизации, утвержденных Постановлением Правительства РФ от 26.02.2004 N 110 "О совершенствовании процедур государственной регистрации и постановки на учет юридических лиц и индивидуальных предпринимателей" юридические лица приобретают свою правоспособность с момента их государственной регистрации и после внесения сведений о данных юридических лицах в соответствующие реестры, а именно в ЕГРЮЛ и ЕГРИП, при этом регистрирующий орган при регистрации создаваемой организации не может проверить достоверность сведений, содержащихся в представленных на регистрацию документах, ввиду отсутствия у него такого права, что свидетельствует об отсутствии возможности у регистрационного органа "допустить" или "не допустить" регистрацию юридического лица при их наличии, в том числе и в случае представления недостоверных по содержанию документов, в связи с чем позиция общества о том, что действующее законодательство не обязывает налогоплательщика контролировать действия юридических лиц, реализовавших ему услуги и не ставит в возможность получения налоговой выгоды в зависимость от показаний контрагентов, отклоняется апелляционным судом.
Таким образом, довод заявителя о проявлении должностью осмотрительности при выборе контрагента является необоснованным.
Как разъяснил Президиум Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации в постановлении от 25.05.2010 N 15658/09, налогоплательщик вправе приводить доводы в обоснование выбора контрагентов, имея в виду, что по условиям делового оборота при осуществлении указанного выбора субъектами предпринимательской деятельности оцениваются не только условия сделки и их коммерческая привлекательность, но и деловая репутация, платежеспособность контрагентов, а также риск неисполнения обязательств и предоставление обеспечения их исполнения, наличие у контрагентов необходимых ресурсов (производственных мощностей, технологического оборудования, квалифицированного персонала) и соответствующего опыта.
При таких обстоятельствах, вступая во взаимоотношения с контрагентом, не проверив его правоспособность, приняв документы, содержащие явно недостоверную информацию, заявитель взял на себя риск негативных последствий в виде невозможности применить налоговую выгоду по документам, не соответствующим требованиям вышеприведенных норм права, содержащих недостоверную информацию.
Таким образом, оснований для вывода о том, что заявителем в соответствии со статьей 2 Гражданского кодекса Российской Федерации проявлена разумная осмотрительность при вступлении в гражданские правоотношения, не имеется.
Оценив имеющиеся в материалах дела доказательства в их совокупности, арбитражный суд с учетом статьи 71 АПК РФ, изложенных норм права, а также правовой позиции, выраженной в постановлении Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 12.10.2006 N 53 "Об оценке арбитражными судами обоснованности получения налогоплательщиками налоговой выгоды", Постановлении Конституционного Суда Российской Федерации от 12.10.1998 N 24-П, Определении Конституционного Суда Российской Федерации от 25.07.2001 N 138-О, приходит к выводу о том, что формальное соблюдение налогоплательщиком требований оформления документов само по себе не является достаточным основанием принятия налога на добавленную стоимость к вычету, и, принимая во внимание пункт 5 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 12.10.2006 N 53, к выводу о том, что судом первой инстанции правомерно установлено, что действия общества направлены на необоснованное получение налоговой выгоды.
Таким образом, суд апелляционной инстанции приходит к выводу о том, что решение Инспекции является законным и обоснованным.
В целом доводы апелляционной жалобы не опровергают выводы суда, положенные в основу принятого решения, и не могут служить основанием для отмены или изменения обжалуемого судебного акта.
Таким образом, принятое арбитражным судом первой инстанции решение является законным и обоснованным, судом полно и всесторонне исследованы имеющиеся в материалах дела доказательства, им дана правильная оценка, нарушений норм материального и процессуального права не допущено, оснований для отмены решения суда первой инстанции, установленных статьей 270 АПК РФ, а равно принятия доводов апелляционной жалобы у суда апелляционной инстанции не имеется.
Судебные расходы по оплате государственной пошлины в апелляционной инстанции, согласно статье 110 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации и подпункту 12 пункта 1 статьи 333.21 Налогового кодекса Российской Федерации, в связи с отсутствием оснований для удовлетворения апелляционной жалобы относятся на ее подателя.
Руководствуясь статьями 110, 258, 268, пунктом 1 статьи 269, статьей 271 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, апелляционный суд

постановил:

Решение Арбитражного суда Томской области от 20.10.2016 по делу N А67-3717/2016 оставить без изменения, апелляционную жалобу — без удовлетворения.
Постановление вступает в законную силу со дня его принятия и может быть обжаловано в кассационном порядке в Арбитражный суд Западно-Сибирского округа.

Председательствующий Т.В.ПАВЛЮК

Судьи О.А.СКАЧКОВА Н.А.УСАНИНА