Требование: О признании недействительным пункта договора, применении последствий его недействительности

Постановление Восьмого арбитражного апелляционного суда от 16.01.2017 N 08АП-15000/2016 по делу N А46-4167/2016

Дело N А46-4167/2016

Резолютивная часть постановления объявлена 12 января 2017 года
Постановление изготовлено в полном объеме 16 января 2017 года
Восьмой арбитражный апелляционный суд в составе:
председательствующего судьи Зориной О.В.,
судей Солодкевич Ю.М., Шаровой Н.А.,
при ведении протокола судебного заседания: секретарем Ветюговой А.О.,
рассмотрев в открытом судебном заседании апелляционную жалобу (регистрационный номер 08АП-15000/2016) публичного акционерного общества "БАНК УРАЛСИБ" на решение Арбитражного суда от 19.10.2016 по делу N А46-4167/2016 (судья С.Г. Захарцева), принятое по иску заместителя прокурора Омской области в интересах публично-правового образования — Омской области в лице Министерства имущественных отношений Омской области к публичному акционерному обществу "БАНК УРАЛСИБ" (ИНН 0274062111, ОГРН 1020280000190), акционерному обществу "Омскоблавтотранс" (ИНН 5507249611, ОГРН 1145543032843) о признании пункта 3.5.2.1. договора N 3245-031/00005 от 03.03.2014 недействительным, применении последствий его недействительности,
при участии в деле в качестве третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований относительно предмета спора, Министерства промышленности, транспорта и инновационных технологий Омской области,
при участии в судебном заседании представителей:
от заместителя Прокурора Омской области — представитель Марченко Т.В. (по служебному удостоверению);
от Министерства имущественных отношений Омской области — представитель Огнева Е.А. (по удостоверению, доверенности N 03-01/12195 от 30.12.2016, сроком действия по 31.12.2017);
от Министерства промышленности, транспорта и инновационных технологий Омской области — представитель Липатов С.Ю. (по паспорту, доверенности N 3894 от 15.08.2016, сроком действия один год)

установил:

Заместитель прокурора Омской области обратился в Арбитражный суд Омской области в интересах публично-правового образования — Омской области в лице Министерства имущественных отношений Омской области (далее — Минимущество) к публичному акционерному обществу "БАНК УРАЛСИБ" (далее — Банк), открытому акционерному обществу "Омскоблавтотранс" (далее — ОАО "Омскоблавтотранс", общество) с иском о признании недействительным пункта 3.5.2.1. договора N 3245-031/00005, заключенного между Банком и ОАО "Омскоблавтотранс", применении последствий недействительности части ничтожной сделки, обязании Банка вернуть ОАО "Омскоблавтотранс" 30 000 руб.
Определением арбитражного суда от 11.08.2016 по делу N А46-4167/2016 в качестве третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований относительно предмета спора, привлечено Министерство промышленности, транспорта и инновационных технологий Омской области (далее — Минпром).
Решением арбитражного суда от 19.10.2016 требование заместителя прокурора Омской области в интересах публично-правового образования — Омской области в лице Минимущества удовлетворено, признан недействительным пункт 3.5.2.1. договора N 3245-031/00005 от 03.03.2014, заключенного между Банком и ОАО "Омскоблавтотранс". Применены последствия недействительности части ничтожной сделки, обязав Банк возвратить АО "Омскоблавтотранс" 30 000 руб. С Банка в доход федерального бюджета взыскано 6 000 руб. государственной пошлины.
Не согласившись с принятым решением суда, Банк подал апелляционную жалобу, в которой просит его отменить полностью, принять по делу новый судебный акт об отказе в удовлетворении заявленных требований.
В обоснование своей жалобы Банк указал следующее.
— в рассматриваемой ситуации не требовалось признавать сделку недействительной, достаточно применения последствий ее недействительности;
— оспариваемое условие сделки является оспоримым и в рассматриваемом случае следует руководствоваться пунктом 1 статьи 168 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее — ГК РФ);
— то, что в собственности Омской области находится 100% ОАО "Омскоблавтотранс", само по себе не свидетельствует о наличии и/или нарушении публичных интересов оспариваемым кредитным договором, так как заемщиком по договору выступает общество, являющееся самостоятельным субъектом гражданского права, отношения Омской области и ОАО "Омскоблавтотранс" ограничиваются исключительно отношениями акционера общества и собственно общества;
— спорный договор не влияет на права неопределенного круга лиц и не касается вопросов безопасности граждан и/или государства, поэтому считает, что сделка не посягает на публичные интересы либо права и охраняемые законом интересы третьих лиц и является оспоримой;
— суд первой инстанции не принял довод Банка о применении исковой давности по заявленным требованиям;
— считает, что принятое судом решение фактически предусматривает взыскание денежных средств с одного ответчика в пользу другого ответчика, заместитель прокурора области не обосновал, какие интересы Омской области были нарушены в результате заключения оспариваемого договора между Банком и ОАО "Омскоблавтотранс", каким образом в результате удовлетворения иска будут восстановлены права публично-правового образования; избранный заместителем прокурора области способ защиты является ненадлежащим, а решение суда не отвечает критерию исполнимости;
— установленная кредитным договором комиссия призвана компенсировать расходы Банка, связанные с созданием резерва на возможные потери по условным обязательствам кредитного характера. В подтверждение своих расходов Банком представлены в дело Порядок создания в Банке резервов на возможные потери, распоряжения бухгалтерии от 03.03.2014, мемориальные ордера по формированию резерва, однако суд не дал надлежащей оценке представленным доказательствам.
От заместителя прокурора Омской области поступил письменный отзыв на апелляционную жалобу.
В заседании суда апелляционной инстанции представитель Минимущества поддержал позицию, изложенную в отзыве заместителя прокурора Омской области на апелляционную жалобу, просил оставить решение суда первой инстанции без изменения, апелляционную жалобу — без удовлетворения.
Представитель заместителя прокурора Омской области поддержал доводы, изложенные в отзыве на апелляционную жалобу, просил оставить решение суда без изменения, апелляционную жалобу — без удовлетворения.
Представитель Минпрома просил оставить решение суда первой инстанции без изменения, апелляционную жалобу — без удовлетворения. Поддержал доводы отзыва заместителя прокурора Омской области на апелляционную жалобу.
Иные лица, участвующие в деле, надлежащим образом извещенные в соответствии со статьей 123 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации (далее — АПК РФ) о месте и времени рассмотрения апелляционной жалобы, явку своих представителей в заседание суда апелляционной инстанции не обеспечили.
Суд апелляционной инстанции, руководствуясь частью 3 статьи 156, статьей 266 АПК РФ рассмотрел апелляционную жалобу в их отсутствие.
Рассмотрев дело в порядке статей 266, 268 АПК РФ, изучив его материалы, доводы апелляционной жалобы, письменного отзыва на апелляционную жалобу, заслушав явившихся представителей лиц, участвующих в деле, проверив законность и обоснованность обжалуемого решения, суд апелляционной инстанции не находит оснований для его отмены или изменения.
Как следует из материалов дела, Прокуратурой Омской области проведена проверка соблюдения законодательства о банках и банковской деятельности, по результатам которой установлено следующее.
03.03.2014 между Банком и заемщиком ОАО "Омскоблавтотранс" заключен договор N 3245-031/00005 о предоставлении кредитной линии с дополнительными соглашениями (далее — договор, т. 1 л.д. 20-27), по условиям которого Банк открывает заемщику возобновляемую кредитную линию на условиях, предусмотренных договором, и предоставляет транши, а заемщик обязуется возвращать Банку полученные денежные средства, уплачивать проценты на них, комиссии и другие платежи, предусмотренные договором. Лимит кредитной линии составляет 9 990 000 российских рублей. Дата начала срока кредитной линии 03.03.2014, дата прекращения предоставления траншей 20.02.2014, дата окончания срока кредитной линии 02.03.2015 (пункты 2.1., 3.1.1., 3.2.).
Пунктом 3.5.2.1. договора предусмотрена комиссия за открытие кредитного лимита в размере 30 000 руб.
Платежным поручением от 03.03.2014 N 2898 заемщик перечислил Банку 30 000 руб. в счет оплаты комиссии за открытие кредитного лимита по вышеуказанному договору (т. 2 л.д. 65).
Полагая, что пункт 3.5.2.1. договора является недействительным по признаку ничтожности, заместитель прокурора обратился в арбитражный суд с настоящим иском суд в защиту публичного образования Омской области.
Суд первой инстанции, оценив представленные в дело доказательства в соответствии со статьей 71 АПК РФ, пришел к выводу об удовлетворении заявленных требований, с чем выразил несогласие Банк.
Повторно рассмотрев настоящее дело, суд апелляционной инстанции поддерживает данный вывод суда первой инстанции и отклоняет доводы апелляционной жалобы Банка исходя из следующего.
По мнению подателя жалобы, оспариваемое условие сделки является оспоримым, не посягает на публичные интересы либо права и охраняемые законом интересы третьих лиц, заместитель прокурора области не обосновал, какие интересы Омской области были нарушены в результате заключения оспариваемого договора между Банком и ОАО "Омскоблавтотранс", каким образом в результате удовлетворения иска будут восстановлены права публично-правового образования; избранный заместителем прокурора области способ защиты является ненадлежащим.
Суд апелляционной инстанции отклоняет данные доводы жалобы по следующим основаниям.
В соответствии с абзацами вторым и третьим части 1 статьи 52 АПК РФ прокурор вправе обратиться в арбитражный суд:
с иском о признании недействительными сделок, совершенных юридическими лицами, в уставном капитале (фонде) которых есть доля участия Российской Федерации, доля участия субъектов Российской Федерации, доля участия муниципальных образований;
с иском о применении последствий недействительности ничтожной сделки, совершенной юридическими лицами, в уставном капитале (фонде) которых есть доля участия Российской Федерации, доля участия субъектов Российской Федерации, доля участия муниципальных образований.
Предъявляя иск о признании недействительной сделки или применении последствий недействительности ничтожной сделки, совершенной лицами, названными в абзацах втором и третьем части 1 статьи 52 АПК РФ, прокурор обращается в арбитражный суд в интересах публично-правового образования (пункт 10 Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации N 15 от 23.03.2012 "О некоторых вопросах участия прокурора в арбитражном процессе" (далее — Постановление N 15)).
В силу пункта 9 этого же постановления применительно к статье 125 АПК РФ прокурор в исковом или ином заявлении обязан обосновать наличие у него полномочий по обращению в арбитражный суд, а по делам, названным в абзацах втором и третьем части 1 статьи 52 АПК РФ, — указать публично-правовое образование, в интересах которого предъявляется иск, и уполномоченный орган, действующий от имени публично-правового образования. В случае несоблюдения этих требований арбитражный суд оставляет заявление без движения в соответствии со статьей 128 АПК РФ.
В рассматриваемой ситуации заместитель прокурора области обратился в арбитражный суд в интересах публично-правового образования — Омской области, поскольку стороной договора, содержащего оспариваемое условие, является ОАО "Омскоблавтотранс", 100% акций которого находятся в собственности Омской области (собственником 100% акций ОАО "Омскоблавтотранс" является Омская область в лице Минимущества).
Следовательно, настоящее обращение заместителя прокурора области в суд правомерно.
Доводам жалобы Банка о том, что оспариваемым условием договора, не нарушаются публичные интересы либо охраняемые законом интересы третьих лиц, уже давалась оценка при рассмотрении аналогичного спора между сторонами (Постановление Арбитражного суда Западно-Сибирского округа от 08.09.2016 N Ф04-3480/2016 по делу N А46-13004/2015, определение Верховного Суда Российской Федерации от 26.12.2016 3 304-ЭС16-17895).
Суд кассационной инстанции при разрешении этого вопроса указал следующее:
учитывая, что 100% акций общества принадлежат Омской области, в ведении которого находятся областные транспортные системы жизнеобеспечения; принимая во внимание, что целью создания общества являлось выполнение публичной социально значимой функции на территории Омской области, а именно: организация транспортного обслуживания на территории Омской области, предметом деятельности общества в соответствии с пунктом 2 статьи 7 устава является выполнение работ, оказание услуг в сфере транспортного обслуживания, требования заместителя прокурора правомерно признаны судом первой инстанции обоснованными (пункты 1, 10, 17 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 23.03.2012 N 15 "О некоторых вопросах участия прокурора в арбитражном процессе").
В соответствии со статьей 7 Устава общества целью его создания является удовлетворение общественных потребностей в производимой обществом продукции, работах, услугах.
Предметом деятельности общества является выполнение работ и оказание услуг в сфере транспортного обслуживания.
Для достижения указанной цели общество осуществляет такие виды деятельности, как: организация и осуществление пассажирских регулярных перевозок автомобильным транспортом по маршрутам регулярных перевозок в городском, пригородном, междугородном и международном сообщении; осуществление перевозок пассажиров и багажа по заказам; осуществление информационно-справочного обслуживания пассажиров на автовокзалах и автостанциях; диспетчерское руководство движением автомобильного транспорта при осуществлении перевозок пассажиров; осуществление технического обслуживания, ремонта и хранения автотранспортных средств; проведение диагностики, инструментального контроля технического состояния автотранспортных средств и т.д.
Из отзыва Минпрома суду первой инстанции на исковое заявление следует, что Министерство предоставляет субсидии автотранспортному предприятию из областного бюджета, выбытие определенной доли финансов из владения автотранспортного предприятия отрицательно сказывается на качестве оказания услуг в сфере транспортного обслуживания на территории Омской области (т. 3 л.д. 24).
В этом же отзыве Минпром также согласился с доводами прокуратуры о том, что чем больше незаконно выбывает денежных средств из обладания автотранспортного предприятия, тем больше возрастает угроза транспортной безопасности неопределенного круга лиц.
Поэтому названные разъяснения суда кассационной инстанции в полной мере относятся к настоящему спору, а доводы Банка в этой части подлежат отклонению.
В рассматриваемом случае заместителем прокурора области доказана ничтожность оспариваемого им условия договора.
Сделка, нарушающая требования закона или иного правового акта и при этом посягающая на публичные интересы либо права и охраняемые законом интересы третьих лиц, ничтожна, если из закона не следует, что такая сделка оспорима или должны применяться другие последствия нарушения, не связанные с недействительностью сделки (пункт 2 статьи 168 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее — ГК РФ)).
Как разъяснено в пункте 84 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 23.06.2015 N 25 "О применении некоторых положений раздела 1 части первой Гражданского кодекса Российской Федерации" (далее — Постановление N 25), согласно абзацу второму пункта 3 статьи 166 ГК РФ допустимо предъявление исков о признании недействительной ничтожной сделки без заявления требования о применении последствий ее недействительности, если истец имеет законный интерес в признании такой сделки недействительной. В случае удовлетворения иска в решении суда о признании сделки недействительной должно быть указано, что сделка является ничтожной. В связи с тем, что ничтожная сделка не порождает юридических последствий, она может быть признана недействительной лишь с момента ее совершения.
Как указано выше, правом на оспаривание, в том числе, путем заявления о ее ничтожности и применении ее последствий, прокурор обладает.
А доводы жалобы Банка о том, что в рассматриваемой ситуации не требовалось признавать сделку недействительной, достаточно применения последствий ее недействительности, с учетом вышеприведенных разъяснений вышестоящей судебной инстанции не препятствуют удовлетворению иска о признании сделки недействительной.
В соответствии с пунктом 74 Постановления N 25 также ничтожной является сделка, нарушающая требования закона или иного правового акта и при этом посягающая на публичные интересы либо права и охраняемые законом интересы третьих лиц. Договор, условия которого противоречат существу законодательного регулирования соответствующего вида обязательства, может быть квалифицирован как ничтожный полностью или в соответствующей части, даже если в законе не содержится прямого указания на его ничтожность.
В данном случае оспариваемое условие договора является именно ничтожным вопреки ошибочному мнению Банка, что выражается в следующем.
На основании части 1 статьи 29 Федерального закона от 02.12.1990 N 395-1 "О банках и банковской деятельности" (далее — Федеральный закон N 395-1) в редакции на дату заключения договора 03.03.2014 процентные ставки по кредитам и (или) порядок их определения, в том числе определение величины процентной ставки по кредиту в зависимости от изменения условий, предусмотренных в кредитном договоре, процентные ставки по вкладам (депозитам) и комиссионное вознаграждение по операциям устанавливаются кредитной организацией по соглашению с клиентами, если иное не предусмотрено федеральным законом.
Исходя из разъяснений, изложенных в пункте 4 Информационного письма Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 13.09.2011 N 147 "Обзор судебной практики разрешения споров, связанных с применением положений Гражданского кодекса Российской Федерации о кредитном договоре", Банк имеет право на получение отдельного вознаграждения (комиссии) наряду с процентами за пользование кредитом в том случае, если оно установлено за оказание самостоятельной услуги клиенту. В остальных случаях суд оценивает, могут ли указанные комиссии быть отнесены к плате за пользование кредитом.
Комиссия за рассмотрение кредитной заявки, за выдачу кредита по условиям договора уплачиваются единовременно при выдаче кредита из денежных средств, подлежащих зачислению на счет заемщика, поэтому подлежат оценке судом на предмет того, взимаются ли они за совершение банком действий, которые являются самостоятельной услугой, создающей для заемщика какое-либо дополнительное благо или иной полезный эффект.
При установлении того обстоятельства, что комиссии предусмотрены за стандартные действия, без совершения которых Банк не смог бы заключить и исполнить кредитный договор, такие условия договора являются ничтожными (статья 168 ГК РФ), а денежные суммы, уплаченные банку в их исполнение, подлежат возврату (пункт 2 статьи 167 ГК РФ).
В соответствии со статьей 431 ГК РФ при толковании условий договора судом принимается во внимание буквальное значение содержащихся в нем слов и выражений. Буквальное значение условия договора в случае его неясности устанавливается путем сопоставления с другими условиями и смыслом договора в целом.
Заключенный между обществом и Банком договор является договором об открытии кредитной линии.
Как указывает Банк в отзыве на исковое заявление (т. 2 л.д. 56-60), заключенный договор подразумевает установление лимита кредитной линии, в пределах которого заемщик вправе неоднократно на основании своих заявлений получить запрашиваемую им сумму кредита, а не весь объем кредитных средств, как это предусмотрено при единовременном кредите. Указанная возможность выбора, когда, в каком объеме и на какой срок получить кредитные средства является дополнительным благом для заемщика и непосредственно создает для него имущественную выгоду.
Также Банк указывает о том, что договор на открытие кредитной линии в отличие от обычного кредитного договора предполагает, как указывалось выше, право заемщика в течение определенного срока получить от кредитора денежные средства в согласованных сторонами размере и порядке, а значит, такой договор заключается в специфических экономических условиях и имеет свои юридические особенности.
Исходя из доводов Банка заключенный договор по объему оказываемых кредитной организацией услуг может создавать для заемщика (общества) определенное благо, а для Банка — дополнительную деятельность, возможно, расходы.
Согласно позиции, изложенной в Постановлении Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 12.03.2013 N 16242/12, на которое ссылается Банк в своем отзыве на иск, такие особенности выдачи кредита могут привести к возникновению у банка определенных затрат, а также возможных расходов по резервированию конкретной суммы для удовлетворения будущих заявок заемщика в рамках договора об открытии кредитной линии.
В этом случае банк должен доказать несение финансового бремени, каких-либо расходов и потерь в связи с предоставлением кредита именно в виде открытия кредитной линии в целях получения вознаграждения и компенсации своих издержек.
Компенсация этих потерь не может быть расценена как скрытое увеличение процентной ставки, поскольку в период ожидания заявки от заемщика о выдаче кредита не происходит пользования денежными средствами банка со стороны заемщика. При доказанности банком несения финансовых издержек при предоставлении заемщику возможности в определенный срок и в определенном размере получить в будущем денежные средства в рамках заключенного договора об открытии кредитной линии соответствующая компенсация может быть предусмотрена сторонами в таком кредитном договоре.
Следовательно, в силу статьи 65 АПК РФ бремя доказывания указанных обстоятельств возлагается на Банк, которым в данном случае не представлено суду надлежащих доказательств в подтверждение своих доводов о том, что установленная кредитным договором комиссия призвана компенсировать расходы Банка, связанные с созданием резерва на возможные потери по условным обязательствам кредитного характера.
В подтверждение этих расходов Банк ссылается на представленные им в дело Порядок создания в Банке резервов на возможные потери, распоряжение бухгалтерии от 03.03.2014, мемориальные ордера по формированию резерва (т. 2 л.д. 61-62, 66-75).
Однако данные документы не могут служить основанием для отмены судебного акта по следующим причинам:
Данные документы не могут служить доказательством финансового бремени сами по себе, так как речь идет о внутрибанковском резервировании собственных средств, а не об их расходовании или потере.
При этом Банк не обосновал ссылками на нормативные документы и конкретные фактические обстоятельства, каков бы был размер создания резерва на возможные потери в случае единовременной выдачи кредита по спорному договору, то есть не доказал наличие имущественных потерь именно от резервирования в связи с созданием резерва по неиспользованному лимиту. В пояснениях банка такое обоснование отсутствует (том 2 лист дела 59).
К тому же в целях обоснования права на взимание комиссии за выдачу кредита, учитывая то, что именно банк должен доказать несение финансового бремени, каких-либо расходов и потерь в связи с предоставлением кредита в виде открытия кредитной линии в целях получения вознаграждения и компенсации своих издержек, банк обязан представить расчет расходов такого рода для сопоставления с суммой комиссии.
Между тем в пункте 3.5.2.2. договора установлена сторонами самостоятельная комиссия за поддержание лимита кредитной линии в размере 0,2% годовых от суммы лимита кредитной линии, которая наряду с комиссией за открытие кредитного лимита также указана в распоряжении от 03.03.2014.
При наличии условия пункта 3.5.2.2. в договоре, то есть по существу при наличии задвоенной платы за заключение именно договора кредитной линии и за резервирование средств по нему, Банком не доказано, что его издержки не покрываются платой по пункту 3.5.2.2. договора, соответствующие расчеты не приведены.
В пункте 3.5.2.2. договора предусмотрена комиссия, компенсирующая неудобства банка, вызванные необходимостью в любой момент времени выдать заемщику транш в пределах согласованного лимита.
В то время как, комиссия за открытие кредитного лимита (пункт 3.5.2.1. договора) является платой за стандартные действия банка, необходимые для исполнения им самим своих обязательств по договору, аналогичные действиям, которые осуществляет банк при выдаче обычного кредита.
С учетом этого Банк вопреки требованиям статьи 65 АПК РФ не доказал того, что оспариваемая комиссия за открытие кредитного лимита является платой за самостоятельную услугу заемщику, не компенсированную иными платежами по договору.
Обратного не следует из материалов дела.
Поскольку оспариваемое условие 3.5.2.1. договора не соответствует закону и нарушает интересы третьих лиц, суд первой инстанции обоснованно квалифицировал эту часть сделки в качестве ничтожной и применил последствия, обязав Банк возвратить обществу 30 000 руб.
Применение судом реституции в таком виде соответствует разъяснениям, приведенным в пункте 17 Постановления N 15, согласно которым в случае применения арбитражным судом последствий недействительности сделки по делам, указанным в абзацах втором и третьем части 1 статьи 52 АПК РФ, взыскателями являются участники такой сделки. Вместе с тем по ходатайству прокурора исполнительный лист, взыскателем по которому является лицо, в чьих интересах прокурор обращался в арбитражный суд, выдается прокурору, который предъявляет его к исполнению в порядке, установленном законодательством об исполнительном производстве. Прокурор вправе осуществлять контроль за исполнением решения суда, в том числе обращаться в суд, оспаривая решения и действия (бездействие) судебного пристава-исполнителя по исполнению такого исполнительного листа.
ОАО "Омскоблавтотранс" является стороной договора.
Следовательно, применение реституции предполагается с участием общества, а не с участием процессуального истца (прокурора), который субъектом спорного материального правоотношения не является.
В этой связи ошибочным является довод подателя жалобы о том, что принятое судом первой инстанции решение фактически предусматривает взыскание денежных средств с одного ответчика в пользу другого ответчика.
Банк также указывает в апелляционной жалобе на то, что суд первой инстанции не принял его довода о применении исковой давности по заявленным требованиям.
Отклоняя данные доводы жалобы, апелляционный суд исходит из следующего.
Согласно пункту 1 статьи 181 ГК РФ в редакции на дату заключения договора 03.03.2014 срок исковой давности по требованиям о применении последствий недействительности ничтожной сделки и о признании такой сделки недействительной (пункт 3 статьи 166) составляет три года. Течение срока исковой давности по указанным требованиям начинается со дня, когда началось исполнение ничтожной сделки, а в случае предъявления иска лицом, не являющимся стороной сделки, со дня, когда это лицо узнало или должно было узнать о начале ее исполнения. При этом срок исковой давности для лица, не являющегося стороной сделки, во всяком случае не может превышать десять лет со дня начала исполнения сделки.
По смыслу пункта 1 статьи 200 ГК РФ при обращении в суд органов государственной власти, органов местного самоуправления, организаций или граждан с заявлением в защиту прав, свобод и законных интересов других лиц в случаях, когда такое право им предоставлено законом (в том числе часть 1 статьи 52 АПК РФ), начало течения срока исковой давности определяется исходя из того, когда о нарушении своего права и о том, кто является надлежащим ответчиком по иску о защите этого права, узнало или должно было узнать лицо, в интересах которого подано такое заявление (пункт 5 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 29.09.2015 N 43 "О некоторых вопросах, связанных с применением норм Гражданского кодекса Российской Федерации об исковой давности").
В пункте 8 Постановления N 15 также разъяснено, что при рассмотрении исков прокурора о признании сделки недействительной и о применении последствий недействительности ничтожной сделки необходимо исходить из того, что начало течения срока исковой давности определяется по правилам гражданского законодательства таким же образом, как если бы за судебной защитой обращалось само лицо, право которого нарушено.
Поскольку спорное условие договора является ничтожным, срок исковой давности по требованию о признании ничтожной сделки недействительной и применении последствий ее недействительности составляет три года.
Общество как сторона договора не могло не знать об обстоятельстве включения в договор оспариваемого условия на момент заключения договора 03.03.2014 и перечисления комиссии по платежному поручению 03.03.2014.
Следовательно, срок исковой давности по настоящему иску истекает 03.03.2017.
С исковым заявлением заместитель прокурора области обратился в суд 28.03.2016, то есть в пределах течения срока исковой давности.
Поэтому оснований для применения срока исковой давности в данном случае у суда первой инстанции не имелось.
Доводы жалобы Банка по существу сводятся к обоснованию оспоримости сделки в целях применения сокращенного (1 год) срока исковой давности, оснований к чему в настоящем случае судом апелляционной инстанции не установлено.
С учетом изложенного суд апелляционной инстанции не усматривает оснований для отмены обжалуемого решения суда. Нормы материального права судом первой инстанции при разрешении спора были применены правильно. Нарушений норм процессуального права, являющихся в силу части 4 статьи 270 АПК РФ безусловным основанием для отмены судебного акта, суд апелляционной инстанции не установил.
Апелляционная жалоба заявителя удовлетворению не подлежит.
Расходы по уплате государственной пошлины в размере 3 000 руб. при подаче апелляционной жалобы в связи с отказом в ее удовлетворении суд апелляционной инстанции по правилам статьи 110 АПК РФ относит на подателя жалобы.
Поскольку подателем жалобы не исполнено определение суда апелляционной инстанции от 25.11.2016 о предоставлении оригинала платежного поручения N 39451345 от 19.10.2016, с него следует взыскать в доход федерального бюджета государственную пошлину в размере 3 000 руб.
На основании изложенного и руководствуясь пунктом 1 статьи 269, статьями 270 — 271 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Восьмой арбитражный апелляционный суд

постановил:

Решение Арбитражного суда Омской области от 19.10.2016 по делу N А46-4167/2016 оставить без изменения, апелляционную жалобу — без удовлетворения.
Взыскать с публичного акционерного общества "БАНК УРАЛСИБ" в доход федерального бюджета 3 000 руб. государственной пошлины.
Постановление вступает в законную силу со дня его принятия, может быть обжаловано путем подачи кассационной жалобы в Арбитражный суд Западно-Сибирского округа в течение двух месяцев со дня изготовления постановления в полном объеме.

Председательствующий О.В.ЗОРИНА

Судьи Ю.М.СОЛОДКЕВИЧ Н.А.ШАРОВА