Заявление о процессуальном правопреемстве на стороне истца удовлетворено правомерно, поскольку не представлены доказательства мнимости договора цессии и нарушения прав ответчика оспариваемой сделкой

Постановление Тринадцатого арбитражного апелляционного суда от 01.02.2017 N 13АП-33129/2016 по делу N А26-6598/2016

Дело N А26-6598/2016

Резолютивная часть постановления объявлена 25 января 2017 года
Постановление изготовлено в полном объеме 01 февраля 2017 года
Тринадцатый арбитражный апелляционный суд
в составе:
председательствующего Жиляевой Е.В.
судей Желтянникова В.И., Тимухиной И.А.
при ведении протокола судебного заседания: Южаковой В.Д.
при участии:
от истца: представитель не явился, уведомлен,
от ответчика: представитель не явился, уведомлен,
рассмотрев в открытом судебном заседании апелляционную жалобу (регистрационный номер 13АП-33129/2016) ООО "Компания Памятъ"
на определение Арбитражного суда Республики Карелия от 02.11.2016 по делу N А26-6598/2016 (судья Дементьева А.В.), принятое
по иску ООО "ПТЗ-Недвижимость" (правопреемник ИП Рыженко В.Н.)
к ООО "Компания Памятъ"
о взыскании,
по встречному иску ООО ООО "Компания Память"
к ООО "ПТЗ-Недвижимость"
об обязании заключить дополнительное соглашение,

установил:

Общество с ограниченной ответственностью "ПТЗ-Недвижимость" (далее — Истец, ООО "ПТЗ-Недвижимость") обратилось в Арбитражный суд Республики Карелия с иском к обществу с ограниченной ответственностью "Компания Память" (далее — Ответчик, ООО "Компания Память") о взыскании 144 300 руб. пеней.
На основании статьи 132 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации к совместному рассмотрению с первоначальным судом принято встречное исковое заявление ООО "Компания Память" об обязании ООО "ПТЗ-Недвижимость" заключить дополнительное соглашение к договору купли-продажи от 08.04.2014.
ООО "ПТЗ-Недвижимость" обратилось в суд первой инстанции с заявлением о замене истца его правопреемником — индивидуальным предпринимателем Рыженко Викторией Николаевной.
Определением от 02.11.2016 заявление удовлетворено.
Не согласившись с названным определением, ООО "Компания Память" обратилось с апелляционной жалобой, в которой просило состоявшийся судебный акт отменить, в удовлетворении заявления отказать, ссылаясь на недействительность договора цессии. В обоснование своих доводов податель жалобы ссылается на то, что договор цессии как от имени цедента, так и от имени цессионария подписан Рыженко Викторией Николаевной, то есть указанное лицо совершило сделку от имени общества в отношении лично себя (статьи 182 Гражданского кодекса Российской Федерации). В то же время ООО "Компания Память" полагает договор цессии мнимой сделкой. Кроме того, Ответчик считает, что договор цессии заключен исключительно в целях причинения вреда ООО "Компания Память" (статья 10 Гражданского кодекса Российской Федерации).
Информация о времени и месте рассмотрения апелляционной жалобы опубликована на официальном сайте Тринадцатого арбитражного апелляционного суда. Надлежащим образом извещенные о времени и месте судебного разбирательства участвующие в деле лица своих представителей в судебное заседание не направили, дело рассмотрено в их отсутствие в соответствии со статьями 156, 266 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.
Проверив законность и обоснованность определения арбитражного суда первой инстанции о процессуальном правопреемстве, апелляционный суд не усматривает оснований для его отмены или изменения в связи со следующим.
В соответствии со статьей 48 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации в случаях выбытия одной из сторон в спорном или установленном судебным актом арбитражного суда правоотношении (реорганизация юридического лица, уступка требования, перевод долга, смерть гражданина и другие случаи перемены лиц в обязательствах) арбитражный суд производит замену этой стороны ее правопреемником и указывает на это в судебном акте.
Из системного толкования названных норм следует, что процессуальное правопреемство означает переход процессуальных прав и обязанностей от одного субъекта соответствующего материального правоотношения к другому, что влечет занятие правопреемником процессуального статуса правопредшественника.
Поскольку процессуальное правопреемство обусловливается правопреемством в материальном праве, суд должен оценить доказательства, подтверждающие наличие оснований для правопреемства, на предмет их соответствия требованиям закона.
По условиям договора уступки права требования долга N 97 от 21.10.2016 ООО "ПТЗ-Недвижимость" (цедент) уступает индивидуальному предпринимателю Рыженко Виктории Николаевне (цессионарий) право требования долга в сумме 144 300 руб. по договору купли-продажи здания N 001 от 08.04.2014 (в редакции дополнительного соглашения от 08.04.2014), заключенному между цедентом и ООО "Компания Память", а также право требования суммы государственной пошлины в размере 5 329 руб.
Правоотношения в рамках договора цессии регулируются параграфом 1 главы 24 Гражданского кодекса Российской Федерации.
В соответствии с пунктом 1 статьи 382 Гражданского кодекса Российской Федерации право (требование), принадлежащее на основании обязательства кредитору, может быть передано им другому лицу по сделке (уступка требования) или может перейти к другому лицу на основании закона.
В соответствии с пунктом 1 статьи 168 Гражданского кодекса Российской Федерации за исключением случаев, предусмотренных пунктом 2 настоящей статьи или иным законом, сделка, нарушающая требования закона или иного правового акта, является оспоримой, если из закона не следует, что должны применяться другие последствия нарушения, не связанные с недействительностью сделки.
Это означает, что для признания сделки недействительной требуется принятие компетентным судом соответствующего решения в отдельном судопроизводстве (пункт 1 статьи 166 Гражданского кодекса Российской Федерации).
Согласно разъяснениям, содержащимся в пункте 71 постановления Пленума ВАС РФ от 23.06.2015 N 25 "О применении судами некоторых положений раздела I части первой Гражданского кодекса Российской Федерации" отказ в иске на том основании, что требование истца основано на оспоримой сделке, возможен только при одновременном удовлетворении встречного иска ответчика о признании такой сделки недействительной или наличии вступившего в законную силу решения суда по другому делу, которым такая сделка признана недействительной.
В силу положений пункта 3 статьи 182 Гражданского кодекса Российской Федерации представитель не может совершать сделки от имени представляемого в отношении себя лично, а также в отношении другого лица, представителем которого он одновременно является, за исключением случаев, предусмотренных законом.
Сделка, которая совершена с нарушением правил, установленных в абзаце первом настоящего пункта, и на которую представляемый не дал согласия, может быть признана судом недействительной по иску представляемого, если она нарушает его интересы. Нарушение интересов представляемого предполагается, если не доказано иное.
Таким образом, договор цессии по указанному Ответчиком основанию является оспоримой сделкой, однако в материалы дела не представлен судебный акт, свидетельствующий о признании договора цессии недействительным, равно как и доказательства обращения Ответчика с таким иском в суд, либо обращения в рамках настоящего дела со встречным иском.
Согласно пункту 1 статьи 170 Гражданского кодекса Российской Федерации мнимая сделка, то есть сделка, совершенная только для вида, без намерения создать соответствующие ей правовые последствия, ничтожна.
Данная норма применяется в том случае, если стороны, участвующие в сделке, не имеют намерений ее исполнять или требовать исполнения, при заключении сделки подлинная воля сторон не была направлена на создание тех правовых последствий, которые наступают при ее совершении.
Как правомерно указано судом первой инстанции, доказательств мнимости договора цессии Ответчиком не представлено.
Пунктом 1 статьи 10 Гражданского кодекса Российской Федерации установлено, что не допускаются действия граждан и юридических лиц, осуществляемые исключительно с намерением причинить вред другому лицу, а также злоупотребление правом в иных формах.
Чтобы сделать вывод о наличии в действиях граждан и юридических лиц злоупотребления правом, необходимо установить, что их намерения при реализации принадлежащих им гражданских прав направлены на нарушение прав и законных интересов иных участников гражданского оборота или создают такую возможность их нарушения; при этом выявить действительную волю лица, злоупотребившего правом, возможно при анализе последствий реализации таким лицом гражданских прав.
Согласно пункту 5 статьи 10 Гражданского кодекса Российской Федерации добросовестность участников гражданских правоотношений и разумность их действий предполагаются.
В нарушение положений статьи 65 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации Ответчиком не представлено допустимых доказательств нарушения его прав оспариваемой сделкой.
Учитывая изложенное, оснований для отказа в удовлетворении ходатайства о замене стороны в порядке процессуального правопреемства у суда первой инстанции не имелось.
При таких обстоятельствах определение арбитражного суда первой инстанции является законным и обоснованным, апелляционную жалобу следует оставить без удовлетворения.
На основании изложенного и руководствуясь статьями 269 — 272 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Тринадцатый арбитражный апелляционный суд

постановил:

Определение Арбитражного суда Республики Карелия от 02.11.2016 оставить без изменения, апелляционную жалобу — без удовлетворения.
Постановление может быть обжаловано в Арбитражный суд Северо-Западного округа в срок, не превышающий одного месяца со дня его принятия.

Председательствующий Е.В.ЖИЛЯЕВА

Судьи В.И.ЖЕЛТЯННИКОВ И.А.ТИМУХИНА