Иск о взыскании неустойки за нарушение срока выполнения работ по государственному контракту правомерно удовлетворен в части, поскольку подрядчик не закончил работы в срок, предусмотренный контрактом, при этом неустойка уменьшена в связи с тем, что заказчик неверно определил начало периода просрочки и рассчитал неустойку без учета фактически выполненных работ

Постановление Тринадцатого арбитражного апелляционного суда от 23.01.2017 N 13АП-31892/2016 по делу N А56-44988/2016

Дело N А56-44988/2016

Резолютивная часть постановления объявлена 23 января 2017 года
Постановление изготовлено в полном объеме 23 января 2017 года
Тринадцатый арбитражный апелляционный суд
в составе:
председательствующего Дмитриевой И.А.
судей Згурской М.Л., Третьяковой Н.О.
при ведении протокола судебного заседания: Верещагиным С.О.
при участии:
от истца (заявителя): Гладких В.М. по доверенности от 28.12.2016
от ответчика (должника): Шестопаловой О.А. по доверенности от 23.01.2017
рассмотрев в открытом судебном заседании апелляционную жалобу (регистрационный номер 13АП-31892/2016) Комитета по строительству на решение Арбитражного суда города Санкт-Петербурга и Ленинградской области от 18.10.2016 по делу N А56-44988/2016 (судья Бармина И.Н.), принятое
по иску (заявлению) Комитета по строительству
к ООО "Ленпромстрой"
о взыскании

установил:

Комитет по строительству (ИНН: 7830002342 ОГРН: 1027810279397) (далее — истец) обратился в Арбитражный суд города Санкт-Петербурга и Ленинградской области с иском к обществу с ограниченной ответственностью "Ленпромстрой" (ИНН: 7801535280 ОГРН: 1109847026959) (далее — общество) о взыскании 2 937 354 руб. 35 коп. неустойки за нарушение сроков выполнения работ за период с 16.12.2014 по 06.10.2015 по государственному контракту N 0172200002613000018-0145411-02 от 19.08.2013.
Решением суда от 18.10.2016 исковые требования удовлетворены частично. Суд взыскал с ответчика в пользу истца 162 935 руб. 42 коп. неустойки. В удовлетворении остальной части требований отказано.
В апелляционной жалобе истец, не согласившись с решением суда первой инстанции в части отказа в удовлетворении исковых требований, просит отменить решение суда и принять по делу новый судебный акт об удовлетворении иска в полном объеме.
В судебном заседании представитель истца поддержал доводы апелляционной жалобы, а представитель ответчика их отклонил по мотивам, изложенным в отзыве на жалобу.
Законность и обоснованность обжалуемого судебного акта проверены в апелляционном порядке.
Как следует из материалов дела, 19.08.2013 сторонами заключен государственный контракт N 0172200002613000018-0145411-02 (далее — контракт) в соответствии с условиями которого ответчик (подрядчик) обязался по заданию истца выполнить работы по строительству здания ГБУЗ "Городская поликлиника N 88" для размещения отделения скорой помощи (8 машин) по адресу: Санкт-Петербург, Генерала Симоняка, д. 6, лит. А, включая завершение разработки документации, включая комплектацию объекта оборудованием, выполнением монтажных, пусконаладочных и иных неразрывно связанных со строящимся объектом работ, в соответствии с Технической документацией, а истец (государственный заказчик) обязался принять выполненные работы и оплатить их в сроки и порядке, предусмотренном условиями контракта.
Согласно п. 2.2. контракта конечный срок выполнения работ не позднее 15.12.2014.
Обязательство по окончании выполнения работ в срок, указанный в контракте, ответчиком надлежащим образом не исполнено.
Требование о взыскании пеней обосновано п. 6.2. контракта, который предусматривает, что если подрядчик не приступил к исполнению контракта в установленные сроки, либо выполняет работу с нарушением промежуточных сроков, установленных календарным планом выполнения работ, либо нарушает конечный срок выполнения работ, подрядчик обязан уплатить в бюджет Санкт-Петербурга неустойку за каждый день просрочки в размере 0,1% от цены контракта, начиная со дня, следующего за днем истечения установленного контрактом соответствующего срока.
В соответствии с п. 3.1. контракта цена контракта составляет 96 306 692 руб. 40 коп.
Сумма начисленных пеней по контракту за период с 16.12.2014 по 06.10.2015 (305 дней) составляет 2 937 354 руб. 35 коп., что подтверждается расчетом, представленным истцом.
24.06.2015 истец направил в адрес ответчика уведомление N 18-770815 с требованием оплатить неустойку.
26.08.2015 истец направил в адрес ответчика уведомление N 18-10241/15-0-0 об отказе от исполнения договора.
Неисполнение ответчиком обязательств по оплате неустойки явилось основанием для обращения истца в суд с настоящим исковым заявлением.
Суд первой инстанции, оценив представленные доказательства, признал иск обоснованным в части взыскания неустойки в размере 162 935 руб. 42 коп.
Апелляционный суд, исследовав материалы дела, проанализировав доводы апелляционной жалобы, не находит оснований для отмены или изменения обжалуемого судебного акта.
В соответствии со статьями 309 и 310 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее — ГК РФ) обязательства должны исполняться надлежащим образом, односторонний отказ от исполнения обязательств не допускается, за исключением случаев, предусмотренных законом.
В соответствии со статьей 329 ГК РФ исполнение обязательств может обеспечиваться неустойкой.
Статьей 330 ГК РФ предусмотрено, что неустойкой (штрафом, пеней) признается определенная законом или договором денежная сумма, которую должник обязан уплатить кредитору в случае неисполнения или ненадлежащего исполнения обязательства, в частности в случае просрочки исполнения.
Оценив представленные по делу доказательства по правилам статьи 71 АПК РФ, суд первой инстанции пришел к верному выводу об обоснованности требований истца по праву, но недоказанности по размеру.
Как следует из материалов дела и установлено судом, в соответствии с пунктом 1.1 Дополнительного Соглашения N 6 от 07.04.2015 стороны пришли к соглашению, принять график исполнения обязательств по государственному контракту на период до 30.06.2015, в соответствии с Приложением N 1 к настоящему дополнительному соглашению (т. 1, л.д. 61).
Таким образом, срок сдачи работ изменен по дополнительному соглашению сторон на 30.06.2015.
В силу статьи 65 АПК РФ каждое лицо, участвующее в деле, должно доказать обстоятельства, на которые оно ссылается как на основание своих требований и возражений.
В нарушение указанной нормы истец не представил доказательств нарушения ответчиком до 07.04.2015 (дата заключения дополнительного соглашения N 6) сроков выполнения работ.
Следовательно, истцом неверно определено начало периода просрочки.
Также истец неправильно определил дату расторжения контракта.
В соответствии с частью 13 статьи 95 Закона N 44-ФЗ решение заказчика об одностороннем отказе от исполнения контракта вступает в силу и контракт считается расторгнутым через десять дней с даты надлежащего уведомления заказчиком поставщика (подрядчика, исполнителя) об одностороннем отказе от исполнения.
Уведомление об отказе в одностороннем порядке от контракта от 26.08.2015 N 18-10241/15-0-0 было получено подрядчиком 03.09.2015, контракт считается расторгнутым с 13.09.2015, что подтверждается копией почтового уведомления (л.д. 71). В самом уведомлении об отказе Комитет пишет, что контракт считается расторгнутым через 10 дней с даты надлежащего уведомления (л.д. 69).
Следовательно, период просрочки окончания работ следует считать с 01.07.2015 — это дата, следующая за конечным сроком выполнения работ и по 13.09.2015 — это дата вступления в силу расторжения контракта, итого количество дней просрочки составляет — 74 дня, а не 305 дней.
Более того, включение в проект Контракта явно несправедливого договорного условия об оплате пени от цены контракта, без учета фактического выполнения работ позволяет Заказчику извлечь необоснованное преимущество. Ответчик был лишен возможности согласовать иные условия договора об оплате пени от цены контракта.
Таким образом, предъявление истцом ко взысканию пени за нарушение конечного срока работ, рассчитанной от цены контракта в размере 96 306 692,50 руб., без учета фактического выполнения в размере 74 288 369 руб. 90 коп., не может быть признано правомерным, поскольку пени начисляются только за ненадлежащим образом исполненное обязательство, и не могут быть начислены от цены контракта без учета фактического выполнения.
Указанный подход суда первой инстанции согласуется с правовой позицией, изложенной в постановлении Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации (далее — ВАС РФ) от 15.07.2014 N 5467/14, согласно которой начисление неустойки на общую сумму контракта без учета надлежащего исполнения части работ противоречит принципу юридического равенства, предусмотренному пунктом 1 статьи 1 ГК РФ, поскольку создает преимущественные условия кредитору, которому, следовательно, причитается компенсация не только за не исполненное в срок обязательство, но и за те работы, которые были выполнены надлежащим образом.
Апелляционный суд поддерживает указанный вывод суда первой инстанции в связи со следующим.
В силу статьи 1 Федерального закона от 21.07.2005 N 94-ФЗ "О размещении заказов на поставки товаров, выполнение работ, оказание услуг для государственных и муниципальных нужд" (далее — Закон N 94-ФЗ), действовавшего в момент заключения Контракта, этим Законом регулировались отношения, связанные с размещением заказов на поставки товаров, выполнение работ, оказание услуг для государственных, муниципальных нужд, нужд бюджетных учреждений, в том числе устанавливался единый порядок размещения заказов в целях обеспечения единства экономического пространства на территории Российской Федерации, эффективного использования средств бюджетов и внебюджетных источников финансирования, расширения возможностей для участия физических и юридических лиц в размещении заказов и стимулирования такого участия, развития добросовестной конкуренции, совершенствования деятельности органов государственной власти и органов местного самоуправления, обеспечения гласности и прозрачности, предотвращения коррупции и других злоупотреблений в сфере размещения заказов.
Закон N 94-ФЗ как комплексный законодательный акт содержал нормы публичного и частного права в основном императивного характера, ограничивающие свободу усмотрения сторон.
Сам проект контракта в силу прямого указания Закона N 94-ФЗ являлся элементом процедуры размещения заказа, и оспорить его условия можно было только путем подачи жалобы на положения конкурсной документации о торгах либо на извещения о проведении запроса котировок, то есть по основаниям, в порядке и в сроки, установленные непосредственно данным нормативным правовым актом. Не обжалованный на стадии размещения заказа проект контракта подлежал безоговорочному подписанию лицом, победившим на торгах или по результатам запроса котировок. Размещение заказа могло быть признано недействительным по иску заинтересованного лица или по иску уполномоченных на осуществление контроля в сфере размещения заказов федерального органа исполнительной власти, органа исполнительной власти субъекта Российской Федерации, органа местного самоуправления только судом (статья 57 Закона N 94-ФЗ).
Составление протокола разногласий к проекту контракта предусматривалось Законом N 94-ФЗ лишь при проведении открытого аукциона в электронной форме. Однако участник аукциона, с которым заключался контракт, был вправе составить протокол разногласий только к тем положениям проекта контракта, которые не соответствовали извещению о проведении открытого аукциона в электронной форме, документации об этом аукционе и заявке на участие в нем самого участника (часть 4.1 статьи 41.12 Закона N 94-ФЗ).
Частью 6 статьи 20, частью 6 статьи 32, частью 6 статьи 41.1, частью 4 статьи 46, частью 7 статьи 53 Закона N 94-ФЗ был установлен запрет на переговоры между участником размещения заказа и заказчиком, уполномоченным органом, аукционной (конкурсной, котировочной) комиссией при проведении аукциона, конкурса, запроса котировок.
Запрет на переговоры означает, что лицо, подписывающее государственный контракт, лишено возможности выразить собственную волю в отношении порядка начисления неустойки и вынуждено принять это условие путем присоединения к контракту в целом (договор присоединения).
Таким образом, включая в проект государственного контракта заведомо невыгодное для контрагента условие, от которого победитель размещения заказа не может отказаться, заказчик нарушает закон. Однако победитель размещения заказа, будучи введенным в заблуждение авторитетом заказчика, внешней правомерностью этого требования и невозможностью от него отказаться, мог посчитать себя связанным им и добросовестно действовать вопреки своим интересам.
Соответствующая правовая позиция отражена в постановлении Президиума ВАС РФ от 28.01.2014 N 11535/13.
Кроме того, статьей 19 Закона N 94-ФЗ была предусмотрена возможность включения исполнителей в реестр недобросовестных поставщиков, то есть помимо частноправовых механизмов защиты заказчик обладал публично-правовым механизмом воздействия на исполнителя.
При названных обстоятельствах вывод судов о неправомерности включения в текст Контракта ухудшающего положение стороны в договоре (исполнителя), ставящего заказчика в более выгодное положение и позволяющего ему извлечь необоснованное преимущество условия о возможности начисления неустойки на полную стоимость этапа работ по Контракту, а не на стоимость просроченного обязательства является верным.
В соответствии с правовой позицией Пленума ВАС РФ, содержащейся в пункте 9 постановления от 14.03.2014 N 16 "О свободе договора и ее пределах", в тех случаях, когда будет установлено, что при заключении договора, проект которого был предложен одной из сторон и содержал в себе условия, являющиеся явно обременительными для ее контрагента и существенным образом нарушающие баланс интересов сторон (несправедливые договорные условия), а контрагент был поставлен в положение, затрудняющее согласование иного содержания отдельных условий договора (то есть оказался слабой стороной договора), суд вправе применить к такому договору положения пункта 2 статьи 428 ГК РФ о договорах присоединения, изменив или расторгнув соответствующий договор по требованию такого контрагента.
Таким образом, суд первой инстанции правомерно признал несправедливым и не применил условие Контракта о возможности начисления неустойки исходя из полной стоимости работ по нему без учета надлежащего выполнения Обществом части работ.
В данном случае истец ввиду несвоевременного окончания выполнения работ ответчиком вправе начислить неустойку только на сумму невыполненных работ, т.е. на сумму 22 018 323,41 руб. (96 306 692,50 руб. — 74 288 369,90 руб.).
Таким образом, неустойка за нарушение конечного срока работ по контракту составляет 162 935 руб. 42 коп. (96 306 692,50 руб. — 74 288 369,90 руб. = 22 018 323,41 руб. — сумма невыполненных работ по Контракту.)
22 018 323,41 * 0,01% = 2 201,83 руб. — сумма неустойки за 1 день. Количество дней просрочки с 01.07.2015 по 13.09.2015 = 74 дня. 2 201,83 руб. * 74 дня = 162 935 руб. 42 коп.
Указанный расчет неустойки произведен в соответствии с действующим законодательством, проверен апелляционным судом и подлежит применению.
Апелляционная инстанция не находит оснований для иной оценки доказательств.
Принимая во внимание, что дело рассмотрено судом первой инстанции полно и всесторонне, нормы материального и процессуального права не нарушены, выводы суда о применении норм права соответствуют установленным по делу обстоятельствам и имеющимся доказательствам, у апелляционной инстанции не имеется правовых оснований для отмены или изменения принятого решения.
На основании изложенного и руководствуясь пунктом 1 статьи 269, статьей 271 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Тринадцатый арбитражный апелляционный суд

постановил:

Решение Арбитражного суда города Санкт-Петербурга и Ленинградской области от 18.10.2016 по делу N А56-44988/2016 оставить без изменения, апелляционную жалобу — без удовлетворения.
Постановление может быть обжаловано в Арбитражный суд Северо-Западного округа в срок, не превышающий двух месяцев со дня его принятия.

Председательствующий И.А.ДМИТРИЕВА

Судьи М.Л.ЗГУРСКАЯ Н.О.ТРЕТЬЯКОВА