Заявление конкурсного управляющего о признании недействительными договоров поручительства, заключенных должником и банком в обеспечение исполнения обязательств третьих лиц по кредитным договорам, удовлетворено, поскольку на момент выдачи поручительства должник отвечал признаку неплатежеспособности

Постановление Тринадцатого арбитражного апелляционного суда от 19.01.2017 N 13АП-26652/2016, 13АП-26655/2016 по делу N А26-10728/2014

Дело N А26-10728/2014

Резолютивная часть постановления объявлена 12 января 2017 года
Постановление изготовлено в полном объеме 19 января 2017 года
Тринадцатый арбитражный апелляционный суд
в составе:
председательствующего Бурденкова Д.В.
судей Глазкова Е.Г., Масенковой И.В.
при ведении протокола судебного заседания: секретарем Петрук О.В.
при участии:
от конкурсного управляющего ООО "Ладожская форель": представитель Одинаров А.А. по доверенности от 12.09.2016
от Банк ВТБ (ПАО): не явился, извещен
от конкурсного управляющего ООО "Вязьмахлебопродукт": представитель Долина Н.А. по доверенности от 25.07.2016
от ООО "РосАкваКультура": не явился, извещен
рассмотрев апелляционные жалобы (регистрационный номер 13АП-26652/2016, 13АП-26655/2016) 1) конкурсного управляющего ООО "Ладожская форель" Акиньшина Олега Алексеевича, 2) ООО "РосАкваКультура" на определение Арбитражного суда Республики Карелия от 15.09.2016 по делу N А26-10728/2014 (судья Цветкова Е.Л.), принятое по заявлению конкурсного управляющего ООО "Ладожская форель" Акиньшина О.А. о признании недействительными договоров поручительства, заключенных между должником и Банком ВТБ (ПАО)
в рамках дела о несостоятельности (банкротстве) ООО "Ладожская форель",

установил:

Решением Арбитражного суда Республики Карелия от 17.02.2016 (резолютивная часть) общество с ограниченной ответственностью "Ладожская форель" (ООО "Ладожская форель", должник; ОГРН — 1071001011070, ИНН — 1001193685, место нахождения: 186810, г. Питкяранта, ул. Ленина, 31/А) признано банкротом, в отношении должника открыта процедура конкурсного производства, конкурсным управляющим утвержден Акиньшин Олег Алексеевич. Соответствующие сведения опубликованы в газете "Коммерсантъ" N 38 от 05.03.2016.
22.03.2016 конкурсный управляющий Акиньшин О.А. (далее — заявитель) обратился в суд с заявлением о признании недействительными договоров поручительства от 19.05.2015 N N ДП10-ЦВ-725740/2013/00050, ДП10-725740/2013/00032, от 29.06.2015 N ДП11-725740/2014/00003, заключенных между ООО "Ладожская форель" и Банком ВТБ (ПАО) в обеспечение исполнения открытым акционерным обществом "Мелькомбинат", ОАО "Тверьхлебпром", ООО "Ржевхлебопродукт" их обязательств по кредитным договорам, заключенным между последними и Банком ВТБ (ПАО).
Определением суда от 15.09.2016 в удовлетворении заявления конкурсного управляющего ООО "Ладожская форель" отказано.
На определение суда конкурсным управляющим ООО "Ладожская форель" и ООО "РосАкваКультура" поданы апелляционные жалобы.
В апелляционной жалобе конкурсный управляющий ООО "Ладожская форель" просит определение от 15.09.2016 отменить, принять по делу новый судебный акт, которым удовлетворить заявление конкурсного управляющего.
Податель апелляционной жалобы не согласен с выводом суда первой инстанции о неосведомленности Банка о неплатежеспособности должника, в то время как доказательствами, подтверждающими осведомленность Банка о неплатежеспособности должника являются: предъявление заявления в арбитражный суд о признании ООО "Ладожская форель" или ОАО "Мелькомбинат" несостоятельным (банкротом). Таким образом, материалами дела, подтверждается, что Банку было известно о признаках неплатежеспособности должника.
В апелляционной жалобе ООО "РосАкваКультура" просит определение от 15.09.2016 отменить, принять по делу новый судебный акт, которым удовлетворить заявление конкурсного управляющего ООО "Ладожская форель" Акиньшина О.А.
Податель апелляционной жалобы отмечает, что поручительство было представлено должником за третье лицо, на значительную сумму (более 500 млн руб.), при отсутствии сведений о возможности у ООО "Ладожская форель" рассчитаться по обязательствам ОАО "Мелькомбинат". Таким образом, при отсутствии у должника активов необходимых для исполнения договора поручительства в полном объеме, следует, что данный договор направлен на увеличение кредиторской задолженности должника в нарушение интересов добросовестных кредиторов. Банку было известно о неплатежеспособности должника; договоры были заключены при наличии признаков злоупотребления правом.
В судебном заседании представитель конкурсного управляющего ООО "Ладожская форель" поддержал доводы своей апелляционной жалобы.
Представитель ООО "Вязьмахлебопродукт" поддержал доводы апелляционных жалоб.
Банк, ООО "РосАкваКультура" извещенные о времени и месте судебного заседания в соответствии со статьей 123, абзацем 2 части 1 статьи 121 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации с учетом пункта 5 Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 17.02.2011 N 12 "О некоторых вопросах применения Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации в редакции Федерального закона от 27.07.2010 N 228-ФЗ "О внесении изменений в Арбитражный процессуальный кодекс Российской Федерации", в судебное заседание не явились.
В соответствии с пунктом 3 статьи 156 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации апелляционный суд считает возможным рассмотреть дело в их отсутствие.
Законность и обоснованность обжалуемого определения проверены в апелляционном порядке.
Как следует из материалов дела, между ООО "Ладожская форель" и Банком ВТБ (ПАО) были заключены договоры поручительства от 19.05.2015 N N ДП10-ЦВ-725740/2013/00050, ДП10-725740/2013/00032, от 29.06.2015 N ДП11-725740/2014/00003 в обеспечение исполнения открытым акционерным обществом "Мелькомбинат", ОАО "Тверьхлебпром", ООО "Ржевхлебопродукт" их обязательств по кредитным договорам, заключенным между последними и Банком ВТБ (ПАО).
Конкурсный управляющий Акиньшин О.А., ссылаясь на то, что оспариваемые договоры поручительства заключены после подачи заявления о признании должника банкротом; оспариваемые сделки имеют все признаки, указанные в пункте 1 статьи 61.3 Федерального закона от 26.10.2002 N 127-ФЗ "О несостоятельности (банкротстве)" (далее — Закон о банкротстве); сделки направлены на обеспечение исполнения обязательств третьего лица перед отдельным кредитором, возникшего до совершения оспариваемой сделки; на момент подачи заявления о признании должника банкротом должник имел непогашенную задолженность перед ООО "Фиш ФИД.КА" в размере 7 534 914,94 руб., должника имелась также задолженность перед ООО "Вязьмахлебопродукт" и ООО "Рай Губа" (кредиторы были включены в реестр требований кредиторов). Требования Банка относятся к текущим платежам и погашаются преимущественно перед требованиями кредиторов, включенных в реестр требований кредиторов должника; оспариваемая сделка недействительна по основаниям, предусмотренным статьями 10, 168 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее — ГК РФ), так как при ее совершении сторонами было допущено злоупотребление правом; имеется избыточное обеспечение обязательства, обратился в арбитражный суд с настоящим заявлением.
Изучив материалы дела, ознакомившись с доводами апелляционных жалоб, апелляционный суд установил следующие обстоятельства.
В соответствии с пунктом 1 статьи 61.1 Закона о банкротстве сделки, совершенные должником или другими лицами за счет должника, могут быть признаны недействительными в соответствии с Гражданским кодексом Российской Федерации, а также по основаниям и в порядке, которые указаны в названном Федеральном законе.
В соответствии с пунктом 1 статьи 61.3 Закона о банкротстве сделка, совершенная должником в отношении отдельного кредитора или иного лица, может быть признана арбитражным судом недействительной, если такая сделка влечет или может повлечь за собой оказание предпочтения одному из кредиторов перед другими кредиторами в отношении удовлетворения требований, в частности при наличии одного из следующих условий:
сделка направлена на обеспечение исполнения обязательства должника или третьего лица перед отдельным кредитором, возникшего до совершения оспариваемой сделки;
сделка привела или может привести к изменению очередности удовлетворения требований кредитора по обязательствам, возникшим до совершения оспариваемой сделки;
сделка привела или может привести к удовлетворению требований, срок исполнения которых к моменту совершения сделки не наступил, одних кредиторов при наличии не исполненных в установленный срок обязательств перед другими кредиторами;
сделка привела к тому, что отдельному кредитору оказано или может быть оказано большее предпочтение в отношении удовлетворения требований, существовавших до совершения оспариваемой сделки, чем было бы оказано в случае расчетов с кредиторами в порядке очередности в соответствии с законодательством Российской Федерации о несостоятельности (банкротстве).
Согласно пункту 2 той же статьи сделка, указанная в пункте 1 настоящей статьи, может быть признана арбитражным судом недействительной, если она совершена после принятия арбитражным судом заявления о признании должника банкротом или в течение одного месяца до принятия арбитражным судом заявления о признании должника банкротом.
В соответствии с разъяснениями, изложенными в пункте 11 Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 23.12.2010 N 63 "О некоторых вопросах, связанных с применением главы III.1 Федерального закона "О несостоятельности (банкротстве)" (далее — Постановление N 63), если сделка с предпочтением была совершена в указанный в пункте 2 статьи 61.3 Закона о банкротстве период, то для признания ее недействительной достаточно обстоятельств, указанных в пункте 1 статьи 61.3 Закона о банкротстве, в связи с чем наличие иных оснований, предусмотренных пунктом 3 данной статьи (в частности, недобросовестности контрагента), не требуется.
В пункте 12 Постановления N 63 разъяснено, что если сделка с предпочтением была совершена не ранее шести месяцев и не позднее чем за один месяц до принятия судом заявления о признании должника банкротом, то в силу пункта 3 статьи 61.3 Закона о банкротстве она может быть признана недействительной, только если:
а) в наличии имеются условия, предусмотренные абзацами вторым и третьим пункта 1 статьи 61.3 Закона о банкротстве;
б) или имеются иные условия, соответствующие требованиям пункта 1 статьи 61.3, и при этом оспаривающим сделку лицом доказано, что на момент совершения сделки кредитору или иному лицу, в отношении которого совершена такая сделка, было или должно было быть известно о признаке неплатежеспособности или недостаточности имущества либо об обстоятельствах, которые позволяют сделать вывод о признаке неплатежеспособности или недостаточности имущества.
Согласно абзацу четвертому пункта 12 Постановления N 63 при решении вопроса о том, должен ли был кредитор знать об указанных обстоятельствах, во внимание принимается то, насколько он мог, действуя разумно и проявляя требующуюся от него по условиям оборота осмотрительность, установить наличие этих обстоятельств. К числу фактов, свидетельствующих в пользу такого знания кредитора, могут с учетом всех обстоятельств дела относиться следующие: неоднократное обращение должника к кредитору с просьбой об отсрочке долга по причине невозможности уплаты его в изначально установленный срок; известное кредитору (кредитной организации) длительное наличие картотеки по банковскому счету должника (в том числе скрытой); осведомленность кредитора о том, что должник подал заявление о признании себя банкротом.
В соответствии с пунктом 2 статьи 61.2 Закона о банкротстве сделка, совершенная должником в целях причинения вреда имущественным правам кредиторов, может быть признана арбитражным судом недействительной, если такая сделка была совершена в течение трех лет до принятия заявления о признании должника банкротом или после принятия указанного заявления и в результате ее совершения был причинен вред имущественным правам кредиторов и если другая сторона сделки знала об указанной цели должника к моменту совершения сделки (подозрительная сделка).
Как указано в пункте 5 Постановления N 63, для признания сделки недействительной по основаниям пункта 2 статьи 61.2 Закона о банкротстве, необходимо доказать наличие совокупности всех следующих обстоятельств:
— сделка была совершена с целью причинить вред имущественным правам кредиторов;
— в результате совершения сделки был причинен вред имущественным правам кредиторов;
— другая сторона сделки знала или должна была знать об указанной цели должника к моменту совершения сделки.
При определении вреда имущественным правам кредиторов следует иметь в виду, что в силу абзаца тридцать второго статьи 2 Закона о банкротстве под ним понимается уменьшение стоимости или размера имущества должника и (или) увеличение размера имущественных требований к должнику, а также иные последствия совершенных должником сделок или юридически значимых действий, приведшие или могущие привести к полной или частичной утрате возможности кредиторов получить удовлетворение своих требований по обязательствам должника за счет его имущества.
Исходя из разъяснений, приведенных в пункте 6 Постановления N 63, цель причинения вреда имущественным правам кредиторов предполагается, если налицо одновременно два следующих условия: на момент совершения сделки должник отвечал признаку неплатежеспособности или недостаточности имущества; имеется хотя бы одно из других обстоятельств, предусмотренных абзацами вторым — пятым пункта 2 статьи 61.2 Закона о банкротстве, среди которых, в том числе, совершение сделки безвозмездно или в отношении заинтересованного лица.
В силу абзаца первого пункта 2 статьи 61.2 Закона о банкротстве предполагается, что другая сторона сделки знала о совершении сделки с целью причинить вред имущественным правам кредиторов, если она признана заинтересованным лицом (статья 19) либо если она знала или должна была знать об ущемлении интересов кредиторов должника либо о признаках неплатежеспособности или недостаточности имущества должника.
Цель причинения вреда имущественным правам кредиторов предполагается, если на момент совершения сделки должник отвечал признаку неплатежеспособности или недостаточности имущества и сделка была совершена безвозмездно или в отношении заинтересованного лица, либо направлена на выплату (выдел) доли (пая) в имуществе должника учредителю (участнику) должника в связи с выходом из состава учредителей (участников) должника, либо совершена при наличии одного из следующих условий:
— стоимость переданного в результате совершения сделки или нескольких взаимосвязанных сделок имущества либо принятых обязательства и (или) обязанности составляет двадцать и более процентов балансовой стоимости активов должника, а для кредитной организации — десять и более процентов балансовой стоимости активов должника, определенной по данным бухгалтерской отчетности должника на последнюю отчетную дату перед совершением указанных сделки или сделок;
— должник изменил свое место жительства или место нахождения без уведомления кредиторов непосредственно перед совершением сделки или после ее совершения, либо скрыл свое имущество, либо уничтожил или исказил правоустанавливающие документы, документы бухгалтерской и (или) иной отчетности или учетные документы, ведение которых предусмотрено законодательством Российской Федерации, либо в результате ненадлежащего исполнения должником обязанностей по хранению и ведению бухгалтерской отчетности были уничтожены или искажены указанные документы;
— после совершения сделки по передаче имущества должник продолжал осуществлять пользование и (или) владение данным имуществом либо давать указания его собственнику об определении судьбы данного имущества.
Установленные абзацами 2 — 5 пункта 2 статьи 61.2 Закона о банкротстве презумпции являются опровержимыми — они применяются, если иное не доказано другой стороной сделки.
Понятие недостаточности имущества, неплатежеспособности дано в статье 2 Закона о банкротстве. Так, под недостаточностью имущества должника понимается превышение размера денежных обязательств и обязанностей по уплате обязательных платежей должника над стоимостью имущества (активов) должника; неплатежеспособность — прекращение исполнения должником части денежных обязательств или обязанностей по уплате обязательных платежей, вызванное недостаточностью денежных средств. При этом недостаточность денежных средств предполагается, если не доказано иное.
Согласно статье 361 и пункту 1 статьи 363 ГК РФ по договору поручительства поручитель обязывается перед кредитором другого лица отвечать за исполнение последним его обязательства полностью или в части.
При неисполнении или ненадлежащем исполнении должником обеспеченного поручительством обязательства поручитель и должник отвечают перед кредитором солидарно, если законом или договором поручительства не предусмотрена субсидиарная ответственность поручителя.
Как разъяснено в пункте 15.1 Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 30.04.2009 N 32 "О некоторых вопросах, связанных с оспариванием сделок по основаниям, предусмотренным Федеральным законом "О несостоятельности (банкротстве)", при рассмотрении требования об оспаривании по пункту 2 статьи 103 Закона о банкротстве договора поручительства (залога), в частности выданного по обязательству заинтересованного лица, могут приниматься во внимание следующие обстоятельства: были ли должник и заинтересованное лицо платежеспособными на момент заключения оспариваемого договора, было ли заключение такого договора направлено на реализацию нормальных экономических интересов должника (например, на получение заинтересованным лицом кредита для развития его общего с должником бизнеса), каково было соотношение размера поручительства и чистых активов должника на момент заключения договора, была ли потенциальная возможность должника после выплаты долга получить выплаченное от заинтересованного лица надлежащим образом обеспечена (например, залогом имущества заинтересованного лица) и т.п., а также знал ли и должен ли был знать об указанных обстоятельствах кредитор.
Оспариваемые договоры совершены 19.05.2015 и 29.06.2015, заявление о банкротстве должника принято судом к производству 26.12.2014, следовательно, сделки совершены в пределах срока, установленного пунктом 2 статьи 61.2 и пунктом 2 статьи 61.3 Закона о банкротстве.
Судом установлено, что на момент выдачи поручительства должник отвечал признаку неплатежеспособности.
Согласно сведениям бухгалтерского баланса на 31.03.2015 на активы должника по состоянию на 31.03.2015 составляли 345 050 000 руб.
При этом, должник после принятия заявления о признании должника банкротом принял на себя обязательства отвечать перед Банком по спорным договорам поручительства на общую сумму 190 000 000 руб.
На момент совершения спорных сделок должник имел непогашенную задолженность перед ООО "Фиш ФИД.КА", ООО "Вязьмахлебопродукт" и ООО "Рай Губа", требования которых включены в реестр кредиторов должника.
Кроме того, в рамках аналогичного дела N А26-10728/2014 постановлением Тринадцатого арбитражного апелляционного суда от 09.12.2016 было установлено, что должник по договору поручительства от 23.03.2015 дополнительно взял на себя обязательства перед ПАО "Сбербанк России" по договору на сумму 692 000 000 руб.
Таким образом, апелляционный суд пришел к выводу, что в результате совершения спорных договоров поручительства Банк приобрел статус кредитора с требованиями, относящимися к текущим, которые в силу пункта 1 статьи 134 Закона о банкротстве погашаются за счет конкурсной массы вне очереди преимущественно перед кредиторами, требования которых возникли до принятия заявления о признании должника банкротом.
Конкурсным управляющим доказаны юридически значимые обстоятельства для признания договоров недействительными по основанию, предусмотренному в пунктах 1 и 2 статьи 61.3 Закона о банкротстве, что позволяет суду апелляционной инстанции квалифицировать спорные договоры поручительства сделками, повлекшими оказание предпочтения одному из кредиторов перед другими.
Учитывая размер суммы основного обязательства, действуя добросовестно и осмотрительно, заключая договоры поручительства, Банк должен было проверить финансовое положение Общества. В свою очередь должник при подписании договоров поручительства с учетом тесных хозяйственных связей с ОАО "Мелькомбинат" не мог не знать о заведомой невозможности погашения обязательств.
Какой-либо экономический смысл в заключении договоров поручительства в данном случае отсутствовал. На момент подписания оспариваемых договоров у должника отсутствовали активы, за счет которых могла бы быть погашена задолженность по кредитным договорам; основное обязательство, по которому поручилось Общество, в установленные сроки не исполнено.
В результате заключения оспариваемого договора Банк получил преимущество как по отношению к реестровым кредиторам, так и по отношению к кредиторам по текущим платежам должника.
Доказательства, опровергающие выводы суда, в материалах дела отсутствуют.
При рассмотрении настоящего заявления, конкурсным управляющим и ООО "РосАкваКультура" заявлены возражения со ссылкой на злоупотребление правом при подписании договора поручительства, а именно, подписание его при заведомой неплатежеспособности поручителя, исключительно с целью формального создания кредиторской задолженности.
Указанные доводы отклоняются как противоречащие обстоятельствам установленным решением Арбитражного суда Тверской области от 16.03.2016 по делу N А66-15169/2015.
При совокупности указанных обстоятельств, апелляционная коллегия пришла к выводу о наличии оснований для удовлетворения заявления конкурсного управляющего ООО "Ладожская форель" Акиньшина О.А. Обжалуемое определение подлежит отмене.
В силу статьи 110 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации расходы по государственной пошлине относятся на Банк.
На основании изложенного и руководствуясь статьями 269 — 272 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Тринадцатый арбитражный апелляционный суд

постановил:

Определение Арбитражного суда Республики Карелия от 15.09.2016 по делу N А26-10728/2014 отменить.
Удовлетворить заявление конкурсного управляющего ООО "Ладожская форель" Акиньшина Олега Алексеевича.
Признать недействительными договоры поручительства: от 19.05.2015 N ДП10-ЦВ-725740/2013/00050 на сумму 105 000 000 руб.; от 19.05.2015 N ДП10-725740/2013/00032 на сумму 40 000 000 руб., от 29.06.2015 N ДП11-725740/2014/00003 на сумму 45 000 000 руб.
Взыскать с Банка ВТБ (Публичное акционерное общество) в пользу ООО "Ладожская форель" 9 000 руб. расходов по государственной пошлине по заявлению и по апелляционной жалобе.
Взыскать с Банка ВТБ (Публичное акционерное общество) в пользу ООО "РосАкваКультура" 3 000 руб. расходов по государственной пошлине по апелляционной жалобе.
Возвратить ООО "Ладожская форель" из бюджета Российской Федерации 12 000 руб. излишне уплаченной государственной пошлины по заявлению.
Постановление может быть обжаловано в Арбитражный суд Северо-Западного округа в срок, не превышающий одного месяца со дня его принятия.

Председательствующий Д.В.БУРДЕНКОВ

Судьи Е.Г.ГЛАЗКОВ И.В.МАСЕНКОВА