В удовлетворении иска о признании недействительным договора уступки права требования задолженности по кредитным договорам и применении последствий недействительности сделки, взыскании процентов за пользование чужими денежными средствами отказано правомерно, поскольку оспариваемый договор заключен в пределах периода подозрительности, однако доказательства неравноценности встречного предоставления и неплатежеспособности заемщиков не представлены

Постановление Тринадцатого арбитражного апелляционного суда от 18.01.2017 N 13АП-30366/2016, 13АП-31470/2016 по делу N А56-19568/2016

Дело N А56-19568/2016

Резолютивная часть постановления объявлена 17 января 2017 года
Постановление изготовлено в полном объеме 18 января 2017 года
Тринадцатый арбитражный апелляционный суд
в составе:
председательствующего Смирновой Я.Г.
судей Жуковой Т.В., Поповой Н.М.
при ведении протокола судебного заседания: Шалагиновой Д.С.
при участии:
от истца: Бурдина М.С. (дов. от 09.12.2016), Хижнякова Е.В. (дов. от 22.11.2016), Вахламова М.В. (дов. от 22.11.2016
от ответчика: Мишушина М.Ю. (дов. от 30.12.2016), Коваль Р.М. (дов. от 24.05.2016), Иванов М.Ю. (дов. от 24.05.2016)
рассмотрев в открытом судебном заседании апелляционные жалобы (регистрационный номер 13АП-30366/2016, 13АП-31470/2016) ПАО "Балтийский Инвестиционный Банк" и ПАО Банк "Александровский на решение Арбитражного суда города Санкт-Петербурга и Ленинградской области от 24.10.2016 по делу N А56-19568/2016 (судья Н.А.Васильева), принятое
по иску ПАО "Балтийский Инвестиционный Банк"
к ПАО Банк "Александровский"
3-е лицо:
о признании договора недействительным и применении последствий

установил:

ПАО "Балтийский Инвестиционный Банк" (ИНН 7831001415, ОГРН 1027800001570, далее — Банк) в лице временной администрации по управлению Банком, функции которой возложены на Государственную корпорацию "Агентство по страхованию вкладов" (ИНН 7708514824, ОГРН 1047796046198, далее — Агентство) обратилось в Арбитражный суд города Санкт-Петербурга и Ленинградской области с иском к ПАО Банк "Александровский" (ИНН 7831000080, ОГРН 10278000000194, далее — ответчик), в котором просит:
— признать недействительной сделку — договор уступки требования (цессии) от 04.09.2015, заключенный между ПАО "Балтийский Инвестиционный Банк" и ПАО Банк "Александровский", на общую сумму требований в размере 442 000 000,00 рублей;
— применить последствия недействительности сделки, в том числе, взыскать с ПАО Банк "Александровский" в пользу ПАО "Балтийский Инвестиционный Банк" сумму в размере 442 000 000,00 рублей;
— взыскать с ПАО Банк "Александровский" проценты за пользование чужими денежными средствами по статье 395 Гражданского кодекса Российской Федерации РФ, начиная со дня вступления в силу судебного акта, которым будет признан недействительным договор уступки требования (цессии) от 04.09.2015.
Решением Арбитражного суда города Санкт-Петербурга и Ленинградской области от 24.10.2016 в удовлетворении исковых требований отказано.
Не согласившись с решением суда, истец и ответчик обратились с апелляционными жалобами.
ПАО Банк "Александровский" в жалобе просит изменить мотивировочную часть решения суда от 24.10.2016 и дополнить ее следующим содержанием: "ПАО "Балтийский Инвестиционный Банк" является кредитной организацией, и проверка качества создаваемых в процессе деятельности обязательств, сводится к оценке рисков их неоплаты. Следовательно, именно истец обязан проверять качество создаваемых в процессе деятельности обязательств и оценивать риски их неоплаты в порядке, установленном Указаниями Банка России от 15.04.2015 N 3624-У "О требованиях к системе управления рисками и капиталом кредитной организации и банковской группы", Положениями Банка России от 6 августа 2015 года N 483-П "О порядке расчета величины кредитного риска на основе внутренних рейтингов". Таким образом, важное для дела значение имеет обстоятельство оценки самим ПАО "Балтийский Инвестиционный Банк", как осуществляющей оценку рисков кредитной организацией, уступленных прав в сумме 442 000 000,00 рублей на момент совершения оспариваемой сделки".
ПАО "Балтийский Инвестиционный Банк" в жалобе просит отменить обжалуемое решение и удовлетворить исковые требования. В жалобе Банк указывает, что в подтверждение неравноценного характера встречного предоставления истец ссылался на то, что по договору от 04.09.2015 Банк приобрел права требования к ООО "Концерн "Пять Звезд" и ООО "Торговый дом "Лесное", которые на момент сделки имели признаки фактической неплатежеспособности, не позволяющей должникам надлежащим образом исполнить обязательства по кредитным договорам; кредитные обязательства должников были обеспечены лишь в очень не значительной части, по существу являлись "бланковыми". С учетом фактической неплатежеспособности должников отсутствуют иные источники для погашения задолженности, в том числе, за счет продажи залогового имущества. Для подтверждения своих доводов Банк заявил ходатайство о приобщении к материалам дела заключения эксперта N 255-2016 от 31.05.2016, подготовленное ООО "БизнесИнвест.ком", согласно которому рыночная стоимость уступленных прав требования на 04.09.2015 составляет 16 900 000,00 рублей. По мнению Банка, суд, не исследовав представленный документ, необоснованно отказал в приобщении к материалам дела заключения. Указанное заключение, как указывает Банк, помимо выводов о рыночной стоимости прав требования на дату сделки, содержит детальный анализ бухгалтерской отчетности и финансовых показателей ООО "Концерн "Пять Звезд" и ООО "Торговый дом "Лесное", свидетельствующих о фактической неплатежеспобности этих лиц. Истец вынужден был перенести сроки оплаты процентов за период с декабря 2015 г. по май 2016 г. на 10.07.2016, о чем были составлены дополнительные соглашения. По мнению Банка, письма ООО "Концерн "Пять Звезд" и ООО "Торговый дом "Лесное" о переносе сроков уплаты процентов свидетельствуют именно о критически низком уровне платежеспособности должников и отсутствии у них оборотных средств, поскольку фактически осуществление закупочной деятельности в производственных целях исключало возможность надлежащим образом исполнить обязательства по погашению кредитных обязательств. Банк полагает, что одобрение сделки советом директоров ПАО "БАЛТИНВЕСТБАНК" (протоколы от 09.11.2015 и 17.11.2015) и отнесение кредитной задолженности советом директоров в первую и вторую категорию качества не означает, что сделка совершена по рыночной цене. Действия членов совета директоров в связи с совершением сделки в ущерб интересам банка, осуществление формального документооборота для оправдания такой сделки могут являться основанием для привлечения указанных лиц к ответственности, но не придают автоматически сделке статуса совершенной на рыночных условиях. Не является доказательством рыночной цены сделки и Акт проверки Банка России от 21.05.2014, согласно которому кредитная задолженность заемщиков была классифицирована во вторую очередь качества. Указанный акт составлен по результатам анализа бухгалтерской задолженности за 2013 г., в то время как сделка совершена 04.09.2015. Кроме того, по мнению Банка, данный акт не содержит каких-либо выводов о действительной рыночной стоимости права требования. Банк полагает, что не может быть признан в качестве надлежащего доказательства рыночной цены сделки и ответ Ассоциации Банков Северо-Запада (исх. N 200 от 05.08.20116), поскольку данное письмо является лишь частным суждением, не подкрепленным какими-либо доказательствами, о том, как формируется цена права требования.
От Банка поступило ходатайство о назначении судебной экспертизы по вопросу оценки действительной рыночной стоимости прав требования от 04.09.2015, а также письменные объяснения в порядке статьи 81 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.
От ПАО Банк "Александровский" поступил отзыв на жалобу Банка и письменные объяснения, в которых ответчик возражает против удовлетворения апелляционной жалобы и ходатайства истца о назначении экспертизы.
В судебном заседании представители сторон поддержали свои доводы и возражения, изложенные в жалобах и письменных позициях.
Истец поддержал ходатайство о назначении судебной экспертизы.
Законность и обоснованность обжалуемого судебного акта проверены в апелляционном порядке
Согласно материалам дела, 04.09.2015 ОАО Банк "Александровский" (цедент) (впоследствии ПАО Банк "Александровский") и ПАО "БАЛТИНВЕСТБАНК" (цессионарий) заключен договор уступки требования (цессии) (далее — Договор), в редакции дополнительного соглашения к Договору от 07.09.2015.
По условиям Договора цедент передает цессионарию права требования по договорам:
— N 2396 от 15.12.2014, N 2445 от 25.06.2015, N 2415 от 10.03.2015, заключенным между ОАО Банк "Александровский" и ООО "Концерн "Пять Звезд" (далее — Заемщик — 1); договору залога товаров в обороте N 2445/1 от 03.07.2015).
— N 2409 от 20.02.2015, N 2389 от 19.11.2014, заключенным между ОАО Банк "Александровский" и ООО "Торговый дом "Лесное" (далее — Заемщик — 2); договорам залога оборудования N 2389/1 от 16.12.2014, N 2409/1 от 20.02.2015.
— договорам залога оборудования N 2389/2 от 16.12.2014, N 2409/2 от 20.02.2015 (залогодатель — ООО "Смена";
— договорам об ипотеке N 2389/62 от 21.11.2014, N 2409/76 от 20.02.2015 (залогодатель — ООО "Смена").
Общая сумма требований по кредитным договорам на дату заключения Договора составила 442 000 000,00 рублей, из которых сумма основного долга по кредитным договорам, заключенным с Заемщиком-1, составила 364 000 000,00 рублей, по кредитным договорам, заключенным с Заемщиком-2, составила 78 000 000,00 рублей.
Согласно пункту 4 договора стоимость уступаемых прав составила 442 000 000,00 рублей.
Оплата прав требований произведена Банком в полном объеме в размере 250 000 000 рублей в день заключения Договора — 04.09.2015, и в размере 192 000 000 рублей — 14.09.2015.
02.12.2015 Комитетом банковского надзора Банка России утвержден План участия государственной корпорации "Агентство по страхованию вкладов" в осуществлении мер по предупреждению банкротства ПАО "Балтийский Инвестиционный Банк".
24.12.2015 Центральным банком Российской Федерации издан приказ N ОД-3701 "О возложении на государственную корпорацию "Агентство по страхованию вкладов" функций временной администрации по управлению банком ПАО "Балтийский Инвестиционный Банк" и с 24.12.2015 на Агентство возложены функции временной администрации по управлению Банком сроком на шесть месяцев. На период деятельности временной администрации полномочия органов управления Банка приостановлены.
Ссылаясь на то, что рыночная стоимость уступаемых прав значительно меньше указанной в договоре цессии стоимости этих прав, то есть заключение сделки имело место при неравноценном встречном исполнении, руководствуясь нормами пунктов 8 и 2 статьи 189.31 Федерального закона от 26.10.2002 N 127-ФЗ "О несостоятельности (банкротстве)" (далее — Закон о банкротстве), Агентство обратилось в арбитражный суд с требованием о признании недействительным договора уступки требования от 04.09.2015, заключенного между ОАО Банк "Александровский" и ПАО "БАЛТИНВЕСТБАНК", по основаниям п. 1 статьи 61.2 Закона о банкротстве.
24.06.2016 Центральным банком Российской Федерации издан приказ N ОД-2047 "О прекращении исполнения государственной корпорацией "Агентство по страхованию вкладов" функций временной администрации по управлению ПАО "Балтийский Инвестиционный Банк" в связи с окончанием срока исполнения Агентством функций временной администрации с 25.06.2016.
Отказывая в удовлетворении иска, суд первой инстанции признал необоснованными ссылки истца на невозможность реализации уступленного ему права требования и на неравноценность встречного исполнения, поскольку заемщики после заключения 04.09.2015 договора цессии продолжали исполнять обязательства по уплате процентов за пользование кредитами до ноября 2015 г. Сам Банк (истец) оценивал кредитную задолженность в 1-ю категорию качества с резервом на возможные потери по ссудам 0%. Суд признал, что представленные истцом в дело письма ООО "Концерн "Пять Звезд" от 16.11.2015 и ООО "Торговый дом "Лесное" от 17.11.2015 с просьбой о переносе сроков уплаты процентов подтверждают ведение заемщиками производственной деятельности связанной с необходимостью заблаговременной закупки сырья с внесением 100% предоплаты, отсутствие у них просроченной задолженности перед бюджетами всех уровней также подтверждается представленными ответчиком в дело доказательствами: справками от 15.06.2015 и от 01.04.2015. Актом проверки Банка России от 21.05.2014 кредитная задолженность заемщиков была классифицирована во вторую категорию качества, ставка резервирования долга было оценено как хорошее. Суд первой инстанции пришел к выводу, что указанные обстоятельства подтверждают отсутствие оснований для назначения по делу судебной экспертизы по определению рыночной стоимости уступленного права требования. Суд отклонил довод истца о неравноценном встречном исполнении, поскольку самим истцом, как кредитной организацией, была дана оценка уступленных прав на сумму 442 000 000 рублей 00 коп., а также имело место дальнейшее одобрение кредитным комитетом ПАО "БАЛТИНВЕСТБАНК" (протоколы от 09.11.2015 и от 17.11.2015) качества уступленных прав, классификация кредитной задолженности заемщиков в первую и вторую категории качества, в отсутствие претензий руководства истца по совершенной сделке до марта 2016 (даты обращения с иском в суд). Суд признал, что из представленных в дело доказательств следует, что к истцу перешло право требования оцененное самим истцом в размере 442 000 000,00 рублей.
Исследовав материалы дела, заслушав объяснения представителей лиц, участвующих в деле, обсудив доводы жалоб, суд апелляционной инстанции не находит оснований для их удовлетворения и оснований для отмены решения суда первой инстанции по следующим основаниям.
В соответствии с пунктом 1 статьи 31 Федерального закона от 26.10.2002 N 127-ФЗ "О несостоятельности (банкротстве)" учредителями (участниками) должника, собственником имущества должника — унитарного предприятия, кредиторами и иными лицами в рамках мер по предупреждению банкротства должнику может быть предоставлена финансовая помощь в размере, достаточном для погашения денежных обязательств и обязательных платежей и восстановления платежеспособности должника (санация).
Как следует из абзаца 12 статьи 2 Закона о банкротстве санация является самостоятельной процедурой банкротства, под которой понимаются меры, принимаемые собственником имущества должника — унитарного предприятия, учредителями (участниками) должника, кредиторами должника и иными лицами в целях предупреждения банкротства и восстановления платежеспособности должника, в том числе на любой стадии рассмотрения дела о банкротстве.
24.12.2015 Центральным банком Российской Федерации издан приказ N ОД-3701 "О возложении на государственную корпорацию "Агентство по страхованию вкладов" функций временной администрации по управлению банком ПАО "Балтийский Инвестиционный Банк" и с 24.12.2015 на Агентство возложены функции временной администрации по управлению Банком сроком на шесть месяцев. На период деятельности временной администрации полномочия органов управления Банка приостановлены.
Таким образом, в отношении Банка была начата процедура предупреждения банкротства — санация, осуществлявшаяся Агентством в соответствии с требованиями специального Закона о банкротстве и изданных в его развитие нормативных актов Банка России.
24.06.2016 Центральным банком Российской Федерации издан приказ N ОД-2047 "О прекращении исполнения государственной корпорацией "Агентство по страхованию вкладов" функций временной администрации по управлению ПАО "Балтийский Инвестиционный Банк" в связи с окончанием срока исполнения Агентством функций временной администрации с 25.06.2016.
Согласно пункту 12 статьи 189.40 Закона о банкротстве, в деле, возбужденном по заявлению Агентства, по окончании срока реализации плана участия Агентства в осуществлении мер по предупреждению банкротства банка (завершения проведения мер по предупреждению банкротства) истцом признается кредитная организация в лице ее полномочного органа управления.
Прекращение функций агентства в качестве временной администрации банка не влечет за собой прекращения процедуры санации. Временная администрация является органом управления кредитной организации (статья 189.25 Закона о банкротстве). Временная администрация обращается в суд с исками от имени кредитной организации. Таким образом, право на поддержание в суде заявленных требований возникает у кредитной организации. Ввиду изложенного, суд первой инстанции правомерно отклонил заявление ответчика об оставлении искового заявления без рассмотрения.
Согласно пункту 1 статьи 189.40 Закона о банкротстве сделка, совершенная кредитной организацией (или иными лицами за счет кредитной организации) до даты назначения временной администрации по управлению кредитной организацией либо после такой даты, может быть признана недействительной по заявлению руководителя такой администрации в порядке и по основаниям, которые предусмотрены настоящим Федеральным законом, а также Гражданским кодексом Российской Федерации и другими федеральными законами, с учетом особенностей, установленных настоящим параграфом.
В соответствии с пунктом 3 статьи 189.40 Закона о банкротстве периоды, в течение которых совершены сделки, которые могут быть признаны недействительными, или возникли обязательства кредитной организации, указанные в статьях 61.2, 61.3 и пункте 4 статьи 61.6 настоящего Федерального закона, исчисляются с даты назначения Банком России временной администрации по управлению кредитной организацией, а в случае, если в отношении кредитной организации осуществляются меры по предупреждению банкротства с участием Агентства, — с даты утверждения Комитетом банковского надзора Банка России плана участия Агентства в осуществлении мер по предупреждению банкротства банка.
Заявление истца основано на положениях пункта 1 статьи 61.2 Закона о банкротстве и мотивировано тем, что договор цессии заключен в период подозрительности в условиях неравноценного встречного исполнения.
В соответствии с пунктом 1 статьи 61.2 Закона о банкротстве сделка, совершенная должником в течение одного года до принятия заявления о признании банкротом или после принятия указанного заявления, может быть признана арбитражным судом недействительной при неравноценном встречном исполнении обязательств другой стороной сделки, в том числе в случае, если цена этой сделки и (или) иные условия существенно в худшую для должника сторону отличаются от цены и (или) иных условий, при которых в сравнимых обстоятельствах совершаются аналогичные сделки (подозрительная сделка). Неравноценным встречным исполнением обязательств будет признаваться, в частности, любая передача имущества или иное исполнение обязательств, если рыночная стоимость переданного должником имущества или осуществленного им иного исполнения обязательств существенно превышает стоимость полученного встречного исполнения обязательств, определенную с учетом условий и обстоятельств такого встречного исполнения обязательств.
Оспариваемый Договор цессии заключен 04.09.2015 в течение одного года до даты назначения Банком России временной администрации по управлению Банком (24.12.2015), то есть в пределах периода подозрительности, определенного пунктом 1 статьи 61.2 Закона о банкротстве.
Вместе с тем, вопреки статье 65 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации Банком не представлены доказательства неравноценности оспариваемой сделки.
В абзаце третьем пункта 8 Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 23.12.2010 N 63 "О некоторых вопросах, связанных с применением главы III.1 Федерального закона "О несостоятельности (банкротстве)" (далее — Постановление N 63) разъяснено, что в соответствии с абзацем первым пункта 1 статьи 61.2 Закона о банкротстве неравноценное встречное исполнение обязательств другой стороной сделки имеет место, в частности, в случае, если цена этой сделки и (или) иные условия на момент ее заключения существенно в худшую для должника сторону отличаются от цены и (или) иных условий, при которых в сравнимых обстоятельствах совершаются аналогичные сделки.
В обоснование иска Банк ссылается на то, что на момент заключения договора ПАО Банк "Александровский" должен был знать о тяжелом финансовом положении ООО "Концерн "Пять Звезд" и ООО "Торговый дом "Лесное"; ПАО Банк "Александровский" ненадлежащим образом выполнял требования Положения N 254-П в части расчетов резерва по кредитным договорам N 2396 от 15.12.14., N 2445 от 25.06.15, N 2415 от 10.03.15, N 2409 от 20.02.15, N 2389 от 19.11.14; рыночная стоимость уступаемых прав по кредитным договорам N 2396 от 15.12.14, N 2445 от 25.06.15, N 2415 от 10.03.15, N 2409 от 20.02.15, N 2389 от 19.11.14 на 04.09.2015 не соответствовала цене, уплаченной по Договору цессии и согласно Заключению эксперта составляла 16 900 000,00 рублей; ПАО Банк "Александровский" поступил недобросовестно, продав права требования по кредитным договорам N 2396 от 15.12.14, N 2445 от 25.06.15, N 2415 от 10.03.15, N 2409 от 20.02.15, N 2389 от 19.11.14 ПАО "Балтийский Инвестиционный Банк" по цене значительно превышающей рыночную.
В силу статьи 382 Гражданского кодекса Российской Федерации право (требование), принадлежащее кредитору на основании обязательства, может быть передано им другому лицу по сделке (уступка требования) либо перейти к другому лицу на основании закона. Для перехода к другому лицу прав кредитора не требуется согласие должника, если иное не предусмотрено законом или договором.
Если иное не предусмотрено законом или договором, право первоначального кредитора переходит к новому кредитору в том объеме и на тех условиях, которые существовали к моменту перехода права. В частности, к новому кредитору переходят права, обеспечивающие исполнение обязательства, а также другие связанные с требованием права, в том числе право на неуплаченные проценты (статья 384 Гражданского кодекса Российской Федерации).
Уступка требования кредитором другому лицу допускается, если она не противоречит закону, иным правовым актам или договору (статья 388 Гражданского кодекса Российской Федерации).
Договор о переуступке права требования от 04.09.2015 по форме и содержанию соответствует требованиям статей 382 и 389 Гражданского кодекса Российской Федерации.
Общая сумма требований по кредитным договорам на 04.09.2015 составила 442 000 000,00 рублей Стоимость уступаемых прав также составила 442 000 000 рублей Заемщики ООО "Концерн "Пять Звезд" и ООО "Торговый дом "Лесное" не являлись на момент заключения договора цессии от 04.09.2015 несостоятельными. На момент заключения договора цессии от 04.09.2015 обязательства заемщиков по возврату кредитной задолженности и уплате процентов не являлись просроченными.
Согласно статье 33 Федерального закона "О банках и банковской деятельности" от 02.12.1990 N 395-1 кредиты, предоставляемые банком, могут обеспечиваться залогом недвижимого и движимого имущества, в том числе государственных и иных ценных бумаг, банковскими гарантиями и иными способами, предусмотренными ГК РФ или договором. При нарушении заемщиком обязательств по договору банк вправе, если это предусмотрено договором, обращать взыскание на заложенное имущество.
К истцу с правом первоначального кредитора (цедента) перешли права, обеспечивающие исполнение обязательств по кредитным договорам: по договору залога товаров в обороте N 2445/1 от 03.07.2015, договорам залога оборудования N 2389/1 от 16.12.2014, N 2409/1 от 20.02.2015, договорам залога оборудования N 2389/2 от 16.12.2014, N 2409/2 от 20.02.2015, договорам об ипотеке N 2389/62 от 21.11.2014, N 2409/76 от 20.02.2015.
Сведения об обращении Банка к заемщикам 1 и 2 с требованием о возврате кредитов и обращении взыскания на заложенное имущество, в материалы дела не представлены. Доказательства невозможности взыскания с заемщиков задолженности по кредитам и отсутствия возможности удовлетворения требований за счет заложенного имущества в деле отсутствуют.
Таким образом, отсутствуют основания для признания обоснованными доводов Банка о невозможности реализации уступленного ему права требования и о неравноценности встречного исполнения.
Довод истца об отсутствии надлежащего обеспечения исполнения обязательств по кредитам отклоняется судом апелляционной инстанции, поскольку нормами действующего законодательства не предусмотрена обязанность предоставления заемщиком 100% обеспечения исполнения обязательств по кредитному договору, обеспеченность прав требования по кредитным договорам на меньшую сумму, нежели сама сумма прав требования, не является доказательством неравноценного встречного исполнения.
Доводы истца о ненадлежащем выполнении ответчиком требований Положения N 254-П в части расчетов резерва по кредитным договорам несостоятельны.
Согласно статье 24 Федерального закона от 02.12.1990 N 395-1 "О банках и банковской деятельности" в целях обеспечения финансовой надежности кредитная организация обязана осуществлять классификацию активов, выделяя сомнительные и безнадежные долги, и создавать резервы (фонды) на покрытие возможных убытков в порядке, устанавливаемом Банком России, а также соблюдать обязательные нормативы, устанавливаемые в соответствии с Федеральным законом "О Центральном банке Российской Федерации (Банке России)", организовывать внутренний контроль, обеспечивающий надлежащий уровень надежности, соответствующей характеру и масштабам проводимых операций.
Право определять порядок формирования и размер образуемых до налогообложения резервов (фондов) кредитных организаций для покрытия возможных потерь по ссудам, валютных, процентных и иных финансовых рисков в соответствии с федеральными законами закреплено за Банком России в статье 69 данного Федерального закона.
Порядок формирования и использования резервов установлен Положением N 254-П, утвержденным Банком России 26.03.2004 (далее — Положение N 254-П).
Пунктом 1.7 Положения N 254-П предусмотрено, что в целях определения размера расчетного резерва в связи с действием факторов кредитного риска ссуды классифицируются на основании профессионального суждения в одну из пяти категорий качества: I (высшая) категория качества (стандартные ссуды) — отсутствие кредитного риска (вероятность финансовых потерь вследствие неисполнения либо ненадлежащего исполнения заемщиком обязательств по ссуде равна нулю); II категория качества (нестандартные ссуды) — умеренный кредитный риск (вероятность финансовых потерь вследствие неисполнения либо ненадлежащего исполнения заемщиком обязательств по ссуде обусловливает ее обесценение в размере от одного до 20 процентов); III категория качества (сомнительные ссуды) — значительный кредитный риск (вероятность финансовых потерь вследствие неисполнения либо ненадлежащего исполнения заемщиком обязательств по ссуде обусловливает ее обесценение в размере от 21 до 50 процентов); IV категория качества (проблемные ссуды) — высокий кредитный риск (вероятность финансовых потерь вследствие неисполнения либо ненадлежащего исполнения заемщиком обязательств по ссуде обусловливает ее обесценение в размере от 51 процента до 100 процентов); V (низшая) категория качества (безнадежные ссуды) — отсутствует вероятность возврата ссуды в силу неспособности или отказа заемщика выполнять обязательства по ссуде, что обусловливает полное (в размере 100 процентов) обесценение ссуды.
В соответствии с пунктами 9.1, 9.3 Положения N 254-П Банк России, его территориальные учреждения вправе проводить оценку активов и пассивов кредитной организации, в том числе оценивают обоснованность классификации ссуд и размера сформированного резерва, при этом ссуда может быть классифицирована Банком России, его территориальным учреждением в иную категорию качества, чем ссуда классифицирована кредитной организацией, в том числе при наличии информации или существенных факторах, учтенных либо не учтенных кредитной организацией при классификации ссуды, и(или) несогласии с принятым кредитной организацией решением об их учете (не учете).
Из материалов дела следует, что по результатам проверки и анализа бухгалтерской задолженности за 2013 год Банком России был составлен Акт от 21.05.2014, согласно которому кредитная задолженность ООО "Концерн "Пять Звезд" и ООО "Торговый дом "Лесное" была квалифицирована во вторую очередь качества.
Согласно пункту 3.2 Положения N 254-П финансовое положение заемщика оценивается на основании методики, утверждаемой внутренними документами кредитной организации, при условии их соответствия требованиям Положения N 254-П.
При этом перечень показателей (индикаторов), используемых для анализа финансового положения заемщика, и порядок их расчета определяются кредитной организацией самостоятельно в зависимости от отрасли и сферы деятельности заемщика, задач анализа, с учетом всей имеющейся информации.
Перед уступкой прав требования истцу последний анализ финансовых показателей (оценка класса платежеспособности) производилась ответчиком по состоянию на 01.07.2015. Валюта баланса заемщика-1 составляла 1 366 271 тыс. рублей (то есть + 19 272 тыс. рублей к показателю на момент проверки Банка России), собственные средства (чистые активы) на ноябрь 2014 составляли 357 444 тыс. рублей (+ 4 659 тыс. рублей к показателю на момент проверки Банка России).
На дату передачи прав требований по кредитным договорам ПАО Банк "Александровский" также определил кредитную задолженность ООО "Концерн "Пять Звезд" во 2-ю категорию качества с резервом на возможные потери по ссудам 1%, классифицировал кредитную задолженность ООО "Торговый дом "Лесное" во 2-ю категорию качества.
В деле отсутствуют доказательства, свидетельствующие о недостоверности проведенной ответчиком оценки качества уступленной кредиторской задолженности.
В деле отсутствуют предписания Банка России об устранении недостоверных сведений, опубликованных заемщиками (или) находящихся в бюро кредитных историй в порядке пункта 9.5 Положения N 254-П.
В соответствии с Приложением 2 к Положению Банка России от 26.03.2004 N 254-П кредитные организации должны использовать данные официальной отчетности заемщика для анализа финансового положения заемщика.
Согласно пункту 3.12 Положения кредитная организация должна в случае установления факта представления ей заемщиком сведений, которые являются недостоверными и (или) отличными от отчетности, и (или) сведений, представленных заемщиком органам государственной власти, классифицировать ссуду, предоставленную такому заемщику, не выше чем в III категорию качества.
Согласно выпискам из протоколов заседания кредитного комитета ПАО БАЛТИНВЕСТБАНК" от 09.11.2015 и 17.11.2015, Банк в ноябре 2015 года определил кредитную задолженность ООО "Концерн "Пять Звезд" в 1-ю категорию качества с резервом на возможные потери по ссудам 0%, классифицировал кредитную задолженность ООО "Торговый дом "Лесное" во 2-ю категорию качества с резервом на возможные потери по ссудам 2%.
Таким образом, Банк самостоятельно на основании методики, утверждаемой внутренними документами кредитной организации, произвел оценку уступленной ему кредитной задолженности, которая по состоянию на дату оценки в отношении ООО "Концерн "Пять Звезд" была отнесена не ко второй, а в 1-ю категорию качества с резервом на возможные потери по ссудам 0%.
С учетом изложенного следует признать необоснованными ссылки Банка на предоставление ответчиком недостоверных сведений относительно бухгалтерской отчетности заемщиков. Ссылаясь на недостоверность представленной ответчиком бухгалтерской отчетности заемщиков, Банк не предпринял самостоятельные меры по получению указанной информации для подтверждения своих возражений.
Банком, как кредитной организацией, на основании внутренних документов, была дана самостоятельная оценка уступленных прав на сумму 442 000 000,00 рублей.
Указанные обстоятельства подтверждают отсутствие оснований для назначения по делу судебной экспертизы по определению рыночной стоимости уступленного права требования.
Согласно выпискам по счетам заемщиков за период с 04.09.2015 по 16.05.2016, после заключения договора цессии заемщики уплачивали проценты в пользу ПАО "БАЛТИНВЕСТБАНК":
— 06.10.2015 ООО "Торговый дом "Лесное" уплатило проценты по КД N 2409 в сумме 512 876,71 рублей;
— 06.10.2015 ООО "Торговый дом "Лесное" уплатило проценты по КД N 2389 в сумме 364 356,16 рублей;
— 09.11.2015 ООО "Торговый дом "Лесное" уплатило проценты по КД N 2409 в сумме 611 506,85 рублей;
— 09.11.2015 ООО "Торговый дом "Лесное" уплатило проценты по КД N 2389 в сумме 434 424,66 рублей;
— 01.10.2015 ООО "Концерн "Пять Звезд" уплатило проценты по КД N 2396 в сумме 1 000 000 рублей;
— 05.10.2015 ООО "Концерн "Пять Звезд" уплатило проценты по КД N 2396 в сумме 850 000 рублей;
— 06.10.2015 ООО "Концерн "Пять Звезд" уплатило проценты по КД N 2396 в сумме 500 000 рублей;
— 07.10.2015 ООО "Концерн "Пять Звезд" уплатило проценты по КД N 2396 в сумме 1 218 767,12 рублей;
— 07.10.2015 ООО "Концерн "Пять Звезд" уплатило проценты по КД N 2445 в сумме 170 958,90 рублей;
— 07.10.2015 ООО "Концерн "Пять Звезд" уплатило проценты по КД N 2415 в сумме 170 958,90;
— 02.11.2015 ООО "Концерн "Пять Звезд" уплатило проценты по КД N 2396 в сумме 756 000 рублей;
— 03.11.2015 ООО "Концерн "Пять Звезд" уплатило проценты по КД N 2396 в сумме 299 068,50 рублей
— 03.11.2015 ООО "Концерн "Пять Звезд" уплатило проценты по КД N 2396 в сумме 2 200 000 рублей;
— 05.11.2015 ООО "Концерн "Пять Звезд" уплатило проценты по КД N 2396 в сумме 11 000 рублей;
— 05.11.2015 ООО "Концерн "Пять Звезд" уплатило проценты по КД N 2396 в сумме 289 000,00 рублей;
— 09.11.2015 ООО "Концерн "Пять Звезд" уплатило проценты по КД N 2396 в сумме 300 000,00 рублей;
— 09.11.2015 ООО "Концерн "Пять Звезд" уплатило проценты по КД N 2396 в сумме 400 000 рублей;
всего 10 088 917,80 рублей.
16.11.2015 и 17.11.2015 ООО "Концерн "Пять звезд" и ООО "Торговый дом "Лесное" обратились в Банк с просьбой о переносе сроков уплаты процентов. В обоснование переноса сроков уплаты процентов кредиторы сослались на необходимость закупки сырья с внесением 100% предоплаты, сезонный пик продаж, и поступление выручки после первого квартала 2016 года.
Вопреки возражениям Банка, указанные обстоятельства свидетельствуют о наличии активной производственной деятельности заемщиков по состоянию на ноябрь 2015 года.
Указанные обстоятельства были оценены Банком, по результатам чего кредитным комитетом ПАО "БАЛТИНВЕСТБАНК" были приняты решения о переносе сроков уплаты процентов на 10.07.2016.
Таким образом, в деле отсутствуют доказательства, свидетельствующие неплатежеспособности ООО "Концерн "Пять Звезд" и ООО "Торговый дом "Лесное" на дату заключения оспариваемого Договора цессии. Недобросовестность действий ответчика Банком не подтверждена.
Оценив в порядке статьи 71 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации представленные в дело доказательства в совокупности, суд первой инстанции пришел к правомерному выводу об отсутствии оснований для удовлетворения исковых требований, что препятствует удовлетворению апелляционной жалобы Банка.
Апелляционная жалоба ответчика также не подлежит удовлетворению, поскольку вопрос о правомерности действий (бездействия) Банка по проверке качества создаваемых в процессе деятельности обязательств и оценке рисков их неоплаты в порядке, установленном Указаниями Банка России от 15.04.2015 N 3624, не является предметом исследования в рамках настоящего дела.
С учетом вышеизложенных обстоятельств и имеющихся в материалах дела доказательств, суд апелляционной инстанции приходит к выводу, что доводы апелляционных жалоб не содержат фактов, которые не были бы проверены и не учтены судом первой инстанции при рассмотрении дела, влияли бы на оценку законности и обоснованности обжалуемого решения либо опровергали выводы арбитражного суда, в связи с чем признаются судом апелляционной инстанции несостоятельными.
По существу доводы заявителя апелляционных жалоб не опровергают выводов суда первой инстанции, а выражают лишь несогласие с ними, что не может являться основанием для отмены или изменения обжалуемого судебного акта.
Поскольку судом полно исследованы обстоятельства дела, нарушений или неправильного применения норм материального и процессуального права не установлено, суд апелляционной инстанции не находит правовых оснований для отмены или изменения состоявшегося судебного акта.
В соответствии со статьей 110 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации расходы по апелляционным жалобам подлежат оставлению на заявителях.
На основании изложенного и руководствуясь статьями 269 — 271 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Тринадцатый арбитражный апелляционный суд

постановил:

Решение Арбитражного суда города Санкт-Петербурга и Ленинградской области от 24.10.2016 по делу N А56-19568/2016 оставить без изменения, апелляционные жалобы без удовлетворения.
Постановление может быть обжаловано в Арбитражный суд Северо-Западного округа в срок, не превышающий двух месяцев со дня его принятия.

Председательствующий Я.Г.СМИРНОВА

Судьи Т.В.ЖУКОВА Н.М.ПОПОВА