Заявление о включении в реестр требований кредиторов должника основного долга по договору лизинга и процентов удовлетворено правомерно, поскольку должник, являющийся лизингополучателем, ненадлежащим образом исполнял обязательства по внесению платежей за пользование воздушными судами

Постановление Тринадцатого арбитражного апелляционного суда от 21.12.2016 N 13АП-28817/2016 по делу N А56-75891/2015/тр189

Дело N А56-75891/2015/тр189

Резолютивная часть постановления объявлена 12 декабря 2016 года
Постановление изготовлено в полном объеме 21 декабря 2016 года
Тринадцатый арбитражный апелляционный суд
в составе:
председательствующего Масенковой И.В.
судей Глазкова Е.Г., Зайцевой Е.К.
при ведении протокола судебного заседания: Афашаговой В.Ю.
при участии:
заявитель: Жабрев А.Е. (дов. 03.02.16)
временный управляющий должником: Сенин М.В. (дов. 13.07.16)
уполномоченный орган: Вишневский Н.В. (дов. 07.07.16)
ЗАО "Газпромнефть-Аэро": Филиппов С.Е. (дов. 25.01.16)
рассмотрев в открытом судебном заседании апелляционную жалобу (регистрационный номер 13АП-28817/2016) АО "Газпромнефть-Аэро"
на определение Арбитражного суда города Санкт-Петербурга и Ленинградской области от 27.09.2016 по делу N А56-75891/2015 (судья Мирошниченко В.В.), принятое
по заявлению Компании ГТЛК 5 737 Лимитед (GTLK 5 737 Limited)
о включении требования в реестр требований кредиторов
в рамках дела о несостоятельности (банкротстве) ОАО "АК "ТРАНСАЭРО",

установил:

Определение Арбитражного суда города Санкт-Петербурга и Ленинградской области от 27.09.2016 признано обоснованным и подлежащим включению в третью очередь реестра требований кредиторов ОАО "АК "ТРАНСАЭРО" (далее — должник) требование Компании ГТЛК 5 737 Лимитед (GTLK 5 737 Limited) (далее — Компания, кредитор) в размере 291 587 436,90 руб. основного долга, процентов за просрочку уплаты лизинговых платежей в сумме 25 482 026,77 руб., с указанием об учете суммы процентов отдельно в реестре требований кредиторов как подлежащей удовлетворению после погашения основной суммы задолженности.
При разрешении спора судом первой инстанции в соответствии со статьями 14 ГК РФ и пунктом 2 статьи 1191 ГК РФ с учетом выводов заключения барристера Хью О'Донована и меморандума Питера Мориса Уотсона по вопросам содержания иностранного права (в данном случае — английского) применены положения английского права.
Возражения временного управляющего должником относительно размера процентов и процентной ставки и необходимости их снижения в силу чрезмерности отклонены судом первой инстанции со ссылками на заключение барристера Хью О'Донована, согласно которому ставка в 20% может показаться необычно высокой, однако судить о том, была ли подобная мера оправдана можно только имея в виду преобладающую экономическую обстановку на момент заключения Договора аренды (лизинга), а также на положения части 1 статьи 65 АПК РФ в силу недоказанности возражающим подлежащего установлению обстоятельства.
На определение суда подана апелляционная жалоба конкурсным кредитором ЗАО "Газпромнефть-Аэро".
По мнению подателя жалобы, при решении вопроса о том, должны ли заявленные проценты быть уменьшены в силу их чрезмерного размера, суду следовало применять основные принципы российского права, поскольку кредиторы должника должны находиться в равном положении; несмотря на то, что к правоотношениям Компании и должника применяются нормы английского права, при рассмотрении требования кредитора необходимо руководствоваться нормами и российского права; положения статьи 333 ГК РФ направлены на то, чтобы размер неустойки не носил карательный характер и не ставил кредитора в заведомо лучшее положение, чем бы он находился при надлежащем исполнении договора; отказ в применении положений статьи 333 ГК РФ ввиду ее неприменения к спорным правоотношениям в силу юрисдикции последних английскому праву, ставит Компанию в лучшее положение относительно иных кредиторов должника; начисленный размер неустойки, исходя из 20% годовых, явно несоразмерен допущенным нарушениям; в соответствии с пунктом 40 Постановления Пленума ВС РФ N 7 от 24.03.2016 "О применении судами некоторых положений Гражданского кодекса Российской Федерации об ответственности за нарушение обязательств", если кредитором является лицо, место нахождение которого находится за пределами Российской Федерации, то расчет процентов осуществляется по ставкам, опубликованным Банком России для федерального округа по месту нахождения российского суда, рассматривающего спор; ставка по вкладу в Северо-Западном округе составляет около 1,5% для доллара США; доказательств существенного ухудшения имущественного положения лизингополучателя ненадлежащим исполнением обязательств не представлено. Как полагает податель жалобы, для сохранения баланса интересов в рамках дела о банкротстве и нахождения всех кредиторов в равном положении, нормы российского права в части возможности снижения неустойки подлежат применению независимо от того, правом какого государства регулируются правоотношения кредитора и должника.
Податель жалобы просит отменить определение суда первой инстанции в части включения в реестр требований кредиторов должника требования Компании в размере 25 482 026,77 руб. процентов за просрочку уплаты лизинговых платежей и снизить указанный размер процентов на основании статьи 333 ГК РФ.
В отзыве на апелляционную жалобу Компания возражала против ее удовлетворения, указав, что доводы жалобы основаны на неправильном применении норм материального права; нормы ФЗ "О несостоятельности (банкротстве)" (далее — Закон о банкротстве) регулируют преимущественно правоотношения публичного характера; доводы подателя жалобы о неприменении судом положений статьи 333 ГК РФ как о нарушении публичного порядка являются необоснованными; Согласно правовому подходу, изложенному в пункте 6 Информационного письма Президиума ВАС РФ от 26.02.2013 N 156, взыскание заранее установленной в договорах неустойки будет противоречить публичному порядку Российской Федерации лишь том случае, если размер таких убытков настолько аномально высок, что многократно превышает тот их размер, который стороны могли разумно предвидеть при заключении договора; если при согласовании размера таких убытков имелись очевидные признаки злоупотребления свободой договора (в форме эксплуатации слабых переговорных возможностей должника, нарушения публичных интересов и интересов третьих лиц и др.); в рассматриваемом случае наличие указанных условий не доказано; в любом случае приведенные подателем жалобы основания для снижения неустойки не могут быть приняты во внимание и в целях применения статьи 333 ГК РФ.
В судебном заседании апелляционного суда представитель подателя жалобы доводы апелляционной жалобы поддержал; представитель Компании просил оставить определение суда в обжалуемой части без изменения; представители уполномоченного органа и временного управляющего должником оставили вопрос о разрешении апелляционной жалобы на усмотрение суда.
Возражений против проверки законности и обоснованности определения суда в пределах доводов апелляционной жалобы не заявлено. Дело рассмотрено в порядке части 5 статьи 268 АПК РФ.
Заслушав объяснения представителей лиц, участвующих в деле, оценив доводы апелляционной жалобы, отзыва на нее, выводы суда первой инстанции, представленные в материалы дела доказательства, апелляционный суд не усматривает оснований для изменения или отмены определения суда в обжалуемой части.
Как установлено судом первой инстанции и не оспорено подателем жалобы, правоотношения Компании и должника из четырех договоров лизинга воздушных судов в соответствии со статьей 42 договоров регулируются английским правом.
Суд первой инстанции обоснованно отклонил возражения участвующих в обособленном споре лиц о нарушении применением английского права принципа равноправия сторон гражданских правоотношений, установленных статьей 1 ГК РФ, и правомерно не усмотрел оснований для применения оговорки о публичном порядке.
Апелляционный суд полагает указанный вывод суда первой инстанции законным, соответствующим нормам права.
Податель жалобы считает, что в рассматриваемом случае, несмотря на то, что правоотношения кредитора и должника регулируются нормами английского права, суду первой инстанции в части оценки требования о включении в реестр процентов за просрочку уплаты лизинговых платежей на предмет чрезмерности заявленной суммы последствиям нарушения обязательства следовало применить положения статьи 333 ГК РФ.
Указанный довод подателя жалобы не основан на нормах права.
В соответствии со статьей 1186 Гражданского кодекса Российской Федерации право, подлежащее применению к гражданско-правовым отношениям с участием иностранных граждан или иностранных юридических лиц либо гражданско-правовым отношениям, осложненным иным иностранным элементом, в том числе в случаях, когда объект гражданских прав находится за границей, определяется на основании международных договоров Российской Федерации, настоящего Кодекса, других законов (пункт 2 статьи 3) и обычаев, признаваемых в Российской Федерации.
В соответствии со статьей 1210 Гражданского кодекса Российской Федерации стороны договора могут при заключении договора или в последующем выбрать по соглашению между собой право, которое подлежит применению к их правам и обязанностям по этому договору. Выбранное сторонами право применяется к возникновению и прекращению права собственности и иных вещных прав на движимое имущество без ущерба для прав третьих лиц. Соглашение сторон о выборе подлежащего применению права должно быть прямо выражено или должно определенно вытекать из условий договора либо совокупности обстоятельств дела.
Как указано выше кредитор и должник в статье 42 договоров лизинга согласовали право, подлежащее применению к их правоотношениям, определив в качестве такового английское право.
Арбитражному суду предоставлено право контроля заключенного сторонами соглашения о выборе применимого права (пункт 5 статьи 1210 Гражданского кодекса Российской Федерации). Закон предусматривает, что если суд придет к выводу, что из совокупности обстоятельств дела, существовавших на момент выбора подлежащего применению права, следует, что договор реально связан только с одной страной, он применит по вопросам, урегулированным императивными нормами права страны, с которой договор реально связан, эти нормы, а не нормы права страны, выбранного сторонами.
В данном случае из обстоятельств дела не следует, что после согласования применимого права исполнение данных договоров было тесно связано с Российской Федерацией. Кроме того, в силу диспозитивности нормы статьи 333 ГК РФ ее применение арбитражным судом при выводе об обратном не являлось бы безусловным.
Таким образом, суд первой инстанции правомерно не применил положения статьи 333 ГК РФ к спорным правоотношениям.
В соответствии с разъяснениями, данными в пункте 6 Информационного письма Президиума ВАС РФ от 26.02.2013 N 156 "Обзор практики рассмотрения арбитражными судами дел о применении оговорки о публичном порядке как основания отказа в признании и приведении в исполнение иностранных судебных и арбитражных решений", признание и приведение в исполнение иностранных решений, предусматривающих взыскание заранее установленных в заключенных между контрагентами договорах убытков, противоречит публичному порядку Российской Федерации, в частности, при наличии следующих условий: если размер таких убытков настолько аномально высок, что многократно превышает тот их размер, который стороны могли разумно предвидеть при заключении договора; если при согласовании размера таких убытков имелись очевидные признаки злоупотребления свободой договора (в форме эксплуатации слабых переговорных возможностей должника, нарушения публичных интересов и интересов третьих лиц и др.).
При применении пункта 7 части 1 статьи 244 АПК РФ следует иметь в виду, что оговорка о публичном порядке возможна лишь в тех отдельных случаях, когда применение иностранного закона могло бы породить результат, недопустимый с точки зрения российского правосознания.
В рассматриваемом случае отсутствуют основания считать, что применение английского права, которым регулируются правоотношения кредитора и должника, может породить такой результат, наличие приведенных в пункте 6 указанного выше Информационного письма условий подателем жалобы не доказаны.
Факт нарушения должником, как лизингополучателем, условий договоров лизинга установлен судом первой инстанции и не оспаривается подателем жалобы. Условиями статьи 33 договоров — "Проценты за просрочку", в случае, если какая-либо сумма, срочная к платежу и подлежащая уплате, или определенная как подлежащая уплате должником в пользу кредитора в соответствии с каким-либо документом по сделке не выплачивается в соответствующий установленный срок, должник обязан уплатить проценты, начисляемые на такую сумму. В отношении любой суммы, составляющей Лизинговый Платеж, проценты начисляются по ставке 20% годовых. Расчет процентов за просрочку оплаты согласно статье 36.3 "База расчета процентов" договоров лизинга должен производится исходя из продолжительности года 360 дней.
Заявленная сумма процентов — 24 482 026,77 руб. в совокупности составляет проценты, начисленные согласно английскому праву и в соответствии со статьей 29.2.1 договоров лизинга как на сумму невыплаченного Базового Лизингового Платежа на дату прекращения Договоров, так и на сумму Базовых Лизинговых платежей вплоть до 22.03.2016.
Предусмотренная условиями договоров лизинга ответственность за невыполнение обязательств в виде процентов не противоречит публичному порядку Российской Федерации, поскольку проценты в соответствии со статьей 330 Гражданского кодекса Российской Федерации являются неустойкой, а условие договора о допустимости одновременного включения в состав неустойки процентов на сумму невыплаченного Базового Лизингового Платежа на дату прекращения Договоров, так и на сумму Базовых Лизинговых платежей вплоть до 22.03.2016, не противоречит действующему законодательству, коль скоро обе суммы, на которые начислены спорные проценты, по смыслу условий договоров лизинга, являются суммами основного долга. Таким образом, сумма при прекращении договоров лизинга не относится к финансовой санкции, а, следовательно, уплата на нее процентов не является мерой двойной ответственности.
Согласно заключению меморандума Питера Мориса Уотсона по вопросам содержания иностранного права, признанному судом первой инстанции достоверным совместно с заключением барристера Хью О'Донована, что не оспаривается подателем жалобы, в коммерческих контрактах стороны нередко договариваются о процентной ставке за просроченный платеж, и решение о том, считают ли английские суды ее штрафной, нежели компенсирующей, согласно недавнему решению Верховного Суда по делу Cavendish Square Holding BV v Makdessi and Parking Eye Limited v Beavis [2015] UKSC 67 зависит от того, настолько ли она высока, что не имеет никакого отношения к возможным последствиям нарушения договора. Тестом, который бы применялся (согласно решению Верховного Суда), по вопросу о том, являются ли проценты, согласованные сторонами штрафными, являлось бы то, "не является ли оспариваемое положение вторичным обязательством, которое причинит ущерб нарушителю контракта несоразмерный с любым законным интересом невиновной стороны в исполнении основного обязательства". В случае Процентов за просрочку, это будет зависеть от того, настолько ли высока согласованная процентная ставка, что она совершенно несоразмерна с законным интересом Лизингодателя, чтобы получить выгоду от процентов за просрочку платежа. Из постановления Апелляционного Суда по делу Taiwan Scott v The Masters Golf Company (2009) следует, что процентная ставка должна быть рассмотрена с учетом экономических обстоятельств, в которых договор был заключен (а не такие, которые имеют место на данный момент) и что ставка, согласованная двумя коммерческими организациями, "не должна быть легко проигнорирована". Исходя из этого, Апелляционный Суд по делу Taiwan Scott не отменил действие процентной ставки по просроченному долгу в размере 15%.
Из заключения барристера Хью О'Донована, имеющего равную силу с меморандумом Питера Мориса Уотсона, следует, что ставка в 20% может показаться необычно высокой, однако судить о том, была ли подобная мера оправдана можно только имея в виду преобладающую экономическую обстановку на момент заключения Договора аренды (лизинга).
В данном случае, как установлено судом первой инстанции и не опровергнуто подателем жалобы, в нарушение части 1 статьи 65 АПК РФ возражающие против включения требования Компании лица не доказали, что условие договоров лизинга о применении ставки в размере 20% не было обусловлено экономической обстановкой на момент заключения данных договоров и такая ставка непропорциональна законному интересу Лизингодателя об исполнении Лизингополучателем арендных обязательств.
Апелляционному суду при соблюдении положений части 2 статьи 268 АПК РФ таких доказательств участвующими в обособленном споре лицами также не представлено.
При таких обстоятельствах, апелляционный суд признает правомерным вывод суда первой инстанции об отсутствии оснований для снижения суммы процентов за просрочку уплаты лизинговых платежей.
Учитывая изложенное, апелляционный суд считает, что суд первой инстанции правильно применил нормы права. Обжалуемые выводы суда соответствуют обстоятельствам дела и имеющимся доказательствам, в связи с чем, основания для отмены определения суда в обжалуемой части и удовлетворения апелляционной жалобы отсутствуют.
Руководствуясь статьями 269 — 272 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Тринадцатый арбитражный апелляционный суд

постановил:

Определение Арбитражного суда города Санкт-Петербурга и Ленинградской области от 27.09.2016 по делу N А56-75891/2015/тр189 в обжалуемой части оставить без изменения, апелляционную жалобу — без удовлетворения.
Постановление может быть обжаловано в Арбитражный суд Северо-Западного округа в срок, не превышающий одного месяца со дня его принятия.

Председательствующий И.В.МАСЕНКОВА

Судьи Е.Г.ГЛАЗКОВ Е.К.ЗАЙЦЕВА