В удовлетворении заявления конкурсного кредитора о привлечении бывшего руководителя к субсидиарной ответственности по обязательствам должника отказано правомерно, поскольку действия руководителя были добросовестными, его вина в причинении вреда кредиторам не установлена, напротив, директором оказана должнику финансовая помощь, а достоверно определить дату возникновения у должника признаков банкротства невозможно

Постановление Тринадцатого арбитражного апелляционного суда от 21.12.2016 N 13АП-28621/2016 по делу N А26-7975/2013

Дело N А26-7975/2013

Резолютивная часть постановления объявлена 07 декабря 2016 года
Постановление изготовлено в полном объеме 21 декабря 2016 года
Тринадцатый арбитражный апелляционный суд
в составе:
председательствующего Зайцевой Е.К.
судей Глазкова Е.Г., Масенковой И.В.
при ведении протокола судебного заседания: Майоровой М.Н.
при участии:
от заявителя: представитель не явился (извещен)
от ответчика: Галаничева А.А. (паспорт), представителя Шогина М.И. (доверенность от 02.09.2015)
рассмотрев в открытом судебном заседании апелляционную жалобу (регистрационный номер 13АП-28621/2016) ООО "Метсо" на определение Арбитражного суда Республики Карелия от 30.09.2016 по делу N А26-7975/2013 (судья Москалева Е.И.), принятое
по заявлению ООО "Метсо" о привлечении бывшего руководителя ООО "Сегежский хлебозавод" Галаничева Андрея Алексеевича к субсидиарной ответственности по обязательствам должника
в рамках дела о несостоятельности (банкротстве) ООО "Сегежский хлебозавод",

установил:

Конкурсный кредитор ООО "Метсо" в рамках дела о банкротстве ООО "Сегежский хлебозавод" обратился в Арбитражный суд Республики Карелия с заявлением о привлечении бывшего руководителя должника Галаничева Андрея Алексеевича к субсидиарной ответственности по обязательствам должника в сумме 3 655 792,84 руб.
Определением суда от 30.09.2016 в удовлетворении заявления ООО "Метсо" о привлечении бывшего руководителя ООО "Сегежский хлебозавод", Галаничева Андрея Алексеевича к субсидиарной ответственности по обязательствам должника отказано.
На указанное определение ООО "Метсо" подана апелляционная жалоба, в которой ее податель просит определение суда от 30.09.2016 отменить, заявление ООО "Метсо" о привлечении бывшего руководителя ООО "Сегежский хлебозавод", Галаничева Андрея Алексеевича к субсидиарной ответственности удовлетворить.
Обратившись с заявлением о привлечении бывшего генерального директора должника Галаничева А.А. к субсидиарной ответственности, ООО "Метсо" указывало, что с заявлением должника о признании его несостоятельным (банкротом) в Арбитражный суд Республики Карелия Галаничев А.А. обратился 05.11.2013, тогда как неплатежеспособность должника наступила гораздо раньше — не позднее 30.06.2012, а запоздалое заявление повлекло образование у ООО "Сегежский хлебозавод" новых долгов, которые не покрываются стоимостью чистых активов должника. Наличие "глубокого корпоративного конфликта между учредителями", на который сослался суд первой инстанции, не освобождает генерального директора Галаничева А.А. от своевременной подачи заявления должника. Именно в силу наличия данного конфликта, преследуя личные интересы, Галаничев А.А. и привел успешно работавшее предприятие должника к банкротству, направляя денежные средства должника на нужды других предприятий, в которых он является единоличным владельцем и руководителем.
УФНС по Республике Карелия представило в суд отзыв на апелляционную жалобу, в котором поддержало позицию подателя жалобы.
В судебном заседании представитель ответчика возражал против удовлетворения апелляционной жалобы.
Законность и обоснованность обжалуемого определения проверены в апелляционном порядке.
Как следует из материалов, решением Арбитражного суда Республики Карелия от 30.07.2014 ООО "Сегежский хлебозавод" признано банкротом, в отношении должника введена процедура конкурсного производства, конкурсным управляющим утверждена Симанова О.Ю., член ассоциации "Саморегулируемая организация арбитражных управляющих Центрального федерального округа". Соответствующие сведения опубликованы в газете "Коммерсантъ" от 09.08.2014 N 140.
22.06.2016 конкурсный кредитор ООО "Метсо" обратилось в суд с заявлением о привлечении Галаничева Андрея Алексеевича, бывшего руководителя ООО "Сегежский хлебозавод", к субсидиарной ответственности по обязательствам должника перед ООО "Метсо" в сумме 3 655 792,84 руб.
По мнению заявителя, признаки неплатежеспособности появились у должника по состоянию на 30.06.2012, что подтверждается определениями суда по настоящему делу о включении в реестр требований кредиторов, а именно:
— определением суда от 06.02.2014 установлены и включены в реестр требования ООО "Сегежа-Энерго" в размере 2 618 600 руб., из которых 1 776 211,50 руб. — задолженность по оплате тепловой энергии за период с января 2011 по май 2012, 764 496,67 руб. — пени, начисленные с октября 2009 по май 2012, задолженность подтверждена также решением суда по делу А26-8638/2012;
— определением суда от 06.02.2014 по настоящему делу установлены и включены в реестр требования ООО "Метсо" в сумме 3 537 800 руб., из них 1 951 026,05 руб. — неосновательное обогащение и 86 453,57 руб. — проценты за пользование чужими денежными средствами, взысканные решением Арбитражного суда Республики Карелия по делу А26-2921/2011 от 22 08.2012;
— определением суда от 11.09.2014 установлены требования ООО "Москар" в сумме 18 756 670 руб. по договорам займа, из них по состоянию на 30.06.2012 должнику предоставлено займов на 7,7 млн руб.
Таким образом, заявитель полагал, что по состоянию на 30.06.2012 обязательства должника составляли не менее 11 млн руб., при этом активы должника составляли 8,2 млн руб., что значительно меньше суммы обязательств.
Учитывая, что по состоянию на 30.06.2012 должник отвечал признакам банкротства, руководитель должника обязан был обратиться в суд с заявлением о признании должника банкротом не 30.07.2012, но такую обязанность не исполнил.
Поскольку после указанной даты у должника образовалась задолженность перед заявителем на сумму 1 531 930,07 руб., заявитель просит взыскать с ответчика в конкурсную массу 1 531 930,07 руб.
Ответчик возражал против удовлетворения заявления, указывал, что должник не обладал признаками банкротства по состоянию на июнь 2012 года, в силу чего у руководителя должника не имелось обязанности по обращению в суд с заявлением и признании должника банкротом.
Задолженность должника перед ООО "Метсо" за пользование объектами недвижимости была установлена только решением суда от 22.08.2012, которое оспаривалось должником, и окончательно рассмотрение спора завершилось в кассационной инстанции вынесением постановления ФАС СЗО от 26.02.2913.
Должник указанную задолженность не признавал и не числил ее по состоянию на 30.06.2012, поскольку договорных отношений на указанную дату с ООО "Метсо" не имелось, должник фактически пользовался объектами недвижимости, принадлежащими "Метсо", на которых было расположено хлебопекарное оборудование, принадлежащее должнику. Указанный спор был обусловлен корпоративным конфликтом между учредителями должника Братко В.П. и Галаничевым А.А. (они же учредители ООО "Метсо"), в результате которого ООО "Метсо" (руководитель Братко В.П.) предъявило к должнику требование об освобождении помещения, которое было удовлетворено решением суда 22.08.2012. После того, как решение суда было исполнено в марте 2013, должник не мог продолжать свою производственную деятельность, при этом хлебопекарное оборудование должника, находящееся в помещениях ООО "Метсо" и не подлежащее демонтажу, было реализовано за бесценок аффилированному ООО "Метсо" лицу, что также оспаривалось должником в судебном порядке. В ноябре 2013 должнику было отказано в удовлетворении его жалоб на действия судебного пристава по вопросу оценки и реализации оборудования, стало понятно, что имущества должника будет недостаточно для расчетов с кредиторами, в силу чего, в ноябре 2013 руководитель должника обратился в суд с заявлением о признании Общества банкротом.
По мнению ответчика, должник не обладал признаками банкротства по состоянию на июнь 2012, в силу чего у руководителя должника не имелось обязанности по обращению в суд с заявлением и признании должника банкротом.
Задолженность должника перед ООО "Сегежа-Энерго" в июне 2012 за тепловую энергию не свидетельствовала о наличии признаков банкротства, имела текущий характер и была бы погашена, если бы должник смог продолжить свою обычную производственную деятельность.
Задолженность перед ООО "Москар" по договорам займа вообще нельзя учитывать при определении признаков банкротства, так как фактически это была финансовая помощь предприятию его соучредителем Галаничевым А.А. (он же соучредитель ООО "Москар"), что свидетельствует о том, что Галаничев А.А. был намерен сохранить предприятие, при этом никаких требований о возврате займов Галаничев А.А. к должнику не предъявлял.
Конкурсный управляющий полагала необоснованными требования заявителя, пояснила, что в процедурах наблюдения и конкурсного производства временный и конкурсный управляющие анализировали причины банкротства предприятия, наличие признаков преднамеренного банкротства, и пришли к выводу об отсутствии оснований привлечения бывшего руководителя должника к субсидиарной ответственности.
По мнению конкурсного управляющего, действия бывшего руководителя были добросовестными, его вины в причинения вреда кредиторам не установлено, напротив, он оказал должнику финансовую помощь на сумму более 18 млн руб. с целью сохранения предприятия. Достоверно определить дату возникновения у должника признаков банкротства невозможно, по мнению конкурсного управляющего, нельзя полагать доказанным факт наличия таких признаков по состоянию на июнь 2012, как это утверждает заявитель и уполномоченный орган, так как задолженность перед ООО "Метсо" не носила очевидный характер, каких-либо договорных отношений с ООО "Метсо" не было, задолженность была установлена только решением суда. По мнению конкурсного управляющего, к банкротству предприятия привел корпоративный конфликт между его учредителями, в итоге ООО "Метсо" выселило должника из производственных помещений, лишив доступа к оборудованию, после чего его деятельность стала невозможной.
Исследовав представленные в материалы дела доказательства в их совокупности и взаимосвязи с соблюдением положений статьи 71 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, суд первой инстанции пришел к выводу о недоказанности заявителем факта неисполнения ответчиком обязанности по подаче в суд заявления о признании должника банкротом, в связи с чем не усмотрел оснований для привлечения бывшего руководителя должника Галаничева А.А. к субсидиарной ответственности.
Суд апелляционной инстанции не находит оснований для отмены судебного акта и удовлетворения апелляционной жалобы и считает, что суд первой инстанции при вынесении определения обоснованно исходил из следующего.
Федеральным законом от 28.04.2009 N 73-ФЗ "О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации" (далее — Закон N 73-ФЗ) внесены изменения в статью 10 Закона о банкротстве, которой установлены основания и порядок привлечения должностных лиц должника к субсидиарной ответственности по его обязательствам.
Согласно пункту 2 Информационного письма Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 27.04.2010 N 137 "О некоторых вопросах, связанных с переходными положениями Федерального закона от 28.04.2009 N 73-ФЗ "О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации" положения Закона о банкротстве в редакции Закона N 73-ФЗ (в частности, статья 10) и Закона о банкротстве банков в редакции Закона N 73-ФЗ (в частности, статьи 4.2 и 14) о субсидиарной ответственности соответствующих лиц по обязательствам должника применяются, если обстоятельства, являющиеся основанием для их привлечения к такой ответственности (например, дача контролирующим лицом указаний должнику, одобрение контролирующим лицом или совершение им от имени должника сделки), имели место после дня вступления в силу Закона N 73-ФЗ. Закон N 73-ФЗ вступил в силу 05.06.2009.
Обстоятельства, на которые сослался заявитель в обоснование заявленного требования о привлечении контролирующих должника лиц к субсидиарной ответственности, имели место после указанной даты.
Таким образом, к спорным правоотношениям подлежат применению нормы Закона о банкротстве в редакции Закона N 73-ФЗ (далее — Закон о банкротстве).
В силу пункта 1 статьи 9 Закона о банкротстве руководитель должника или индивидуальный предприниматель обязан обратиться с заявлением должника в арбитражный суд в случае, если:
удовлетворение требований одного кредитора или нескольких кредиторов приводит к невозможности исполнения должником денежных обязательств или обязанностей по уплате обязательных платежей и (или) иных платежей в полном объеме перед другими кредиторами;
органом должника, уполномоченным в соответствии с его учредительными документами на принятие решения о ликвидации должника, принято решение об обращении в арбитражный суд с заявлением должника;
органом, уполномоченным собственником имущества должника — унитарного предприятия, принято решение об обращении в арбитражный суд с заявлением должника;
обращение взыскания на имущество должника существенно осложнит или сделает невозможной хозяйственную деятельность должника;
должник отвечает признакам неплатежеспособности и (или) признакам недостаточности имущества.
Согласно статье 2 Закона о банкротстве под неплатежеспособностью понимается прекращение исполнения должником части денежных обязательств или обязанностей по уплате обязательных платежей, вызванное недостаточностью денежных средств. При этом недостаточность денежных средств предполагается, если не доказано иное.
Заявление должника должно быть направлено в арбитражный суд в случаях, предусмотренных пунктом 1 статьи 9 Закона о банкротстве, в кратчайший срок, но не позднее чем через месяц с даты возникновения соответствующих обстоятельств (пункт 2 статьи 9 Закона о банкротстве).
В соответствии с пунктом 2 статьи 10 Закона о банкротстве нарушение обязанности по подаче заявления должника в арбитражный суд в случаях и в срок, которые установлены статьей 9 настоящего Федерального закона, влечет за собой субсидиарную ответственность лиц, на которых настоящим Федеральным законом возложена обязанность по принятию решения о подаче заявления должника в арбитражный суд и подаче такого заявления, по обязательствам должника, возникшим после истечения срока, предусмотренного пунктами 2 и 3 статьи 9 настоящего Федерального закона.
Возможность привлечения лиц, перечисленных в пункте 2 статьи 10 Закона о банкротстве, к субсидиарной ответственности возникает при наличии одновременного ряда указанных в Законе условий:
— возникновения одного из перечисленных в пункте 1 статьи 9 Закона о банкротстве обстоятельств и установление даты возникновения обстоятельства;
— неподачи каким-либо из указанных выше лиц заявления о банкротстве должника в течение месяца с даты возникновения соответствующего обстоятельства;
— возникновения обязательств должника, по которым привлекается к субсидиарной ответственности лицо (лица), перечисленные в пункте 2 статьи 10 о банкротстве, после истечения срока, предусмотренного пунктом 2 статьи 9 этого же Закона.
Обращаясь с требованием о привлечении ответчика к субсидиарной ответственности по пункту 2 статьи 10 Закона о банкротстве, истец должен доказать не только момент возникновения такой обязанности, но и размер обязательств, возникших после истечения определенного истцом срока, а также недостаточность конкурсной массы для удовлетворения всех требований кредиторов. В противном случае основания для привлечения к субсидиарной ответственности отсутствуют.
Как следует из заявления кредитора, с учетом его уточнения, заявитель полагает, что обязанность по обращению в суд с заявлением о признании должника банкротом возникла у бывшего руководителя должника не позднее 30.06.2012. В обоснование указанной даты заявитель ссылается на наличие на указанную дату задолженности должника перед ООО "Сегежа-Энерго" за тепловую энергию на сумму 776 211,50 руб., перед ООО "Метсо" за неосновательное обогащение при пользовании нежилым помещением на сумму 1 951 026,05 руб., перед ООО "Москар" по договорам займа на 7,7 млн руб.
Однако приведенные кредитором в заявлении о привлечении бывшего руководителя к субсидиарной ответственности факты не доказывают того обстоятельства, что по состоянию на 30.06.2012 должник отвечал признакам неплатежеспособности и (или) признакам недостаточности имущества в смысле абзацев 33 и 34 статьи 2 Закона о банкротстве.
Доказательств того, что на спорный период должник отвечал признакам неплатежеспособности и (или) признакам недостаточности имущества, доказательств того, что у должника имелись признаки, перечисленные в пункте 1 статьи Закона о банкротстве, в связи с чем у его руководителя возникла обязанность обратиться в суд с заявлением о признании банкротом, заявитель в материалы дела не представил.
Как усматривается из материалов дела, по состоянию на 30.06.2012 должник имел активы балансовой стоимостью более 8 млн руб., осуществлял производственную деятельность на принадлежащем ему хлебопекарном оборудовании, расположенном в производственных помещениях, принадлежащих ООО "Метсо". Каких-либо договорных отношений на указанную дату между указанными обществами с одним и тем же составом учредителей не существовало, между учредителями имелся глубокий корпоративный конфликт, по итогам которого ООО "Метсо" в судебном порядке взыскало с должника неосновательное обогащение за пользование помещением и выселило должника из производственных помещений, после чего его деятельность стала невозможной. При этом соответствующее решение суда от 22.08.2012 по делу А26-2921/2011 оспаривалось должником, рассмотрение спора завершилось в кассационной инстанции 26.02.2013.
25.04.2013 в рамках исполнительного производства арестовано оборудование должника, до ноября 2013 должник оспаривал произведенную оценку, в чем ему было отказано.
В силу изложенных обстоятельств суд первой инстанции пришел к обоснованному выводу о том, что задолженность перед ООО "Метсо" по состоянию на июнь 2012 не носила для руководителя должника очевидный характер, так как была установлена только по результатам рассмотрения судом исковых требований ООО "Метсо". Задолженность должника перед ООО "Сегежа-Энерго" за тепловую энергию на сумму 776 211,50 руб. также не свидетельствует сама по себе о наличии признаков банкротства, так как даже в соотношении со стоимостью активов должника (более 8 млн.) она не являлась значительной.
При этом балансовая стоимость активов должника на сумму более 8 млн. позволяла полагать, что имущества должника будет достаточно для погашения задолженности перед указанными кредиторами.
Кроме того, судом первой инстанции также не принята во внимание ссылка заявителя на задолженность перед ООО "Москар" по договорам займа на сумму 7,7 млн руб., ввиду непредставления доказательств того, что обязательства по возврату заемных средств уже были наступившими на июнь 2012 года.
Согласно позиции Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации, изложенной в пункте 1 Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 30.07.2013 N 62 "О некоторых вопросах возмещения убытков лицами, входящими в состав органов юридического лица" (далее — Постановление Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации N 62), следует принимать во внимание, что негативные последствия, наступившие для юридического лица в период времени, когда в состав органов юридического лица входил директор, сами по себе не свидетельствуют о недобросовестности и (или) неразумности его действий (бездействия), так как возможность возникновения таких последствий сопутствует рисковому характеру предпринимательской деятельности.
При этом, добросовестность и разумность при исполнении возложенных на директора обязанностей заключаются в принятии им необходимых и достаточных мер для достижения целей деятельности, ради которых создано юридическое лицо (пункт 4 Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации N 62).
Как усматривается из материалов дела, ответчик до ноября 2013 предпринимал меры для сохранения предприятия, погашения задолженности перед кредиторами, после чего в ноябре 2013 при установлении фактической невозможности рассчитаться с кредиторской задолженностью ответчик обратился в суд с заявлением о признании должника банкротом.
Учитывая приведенные выше обстоятельства, принимая во внимания изложенные разъяснения, суд первой инстанции не усмотрел правовых оснований для привлечения к субсидиарной ответственности бывшего руководителя ООО "Сегежский хлебозавод" Галаничева А.А. и обоснованно отказал ООО "Метсо" в удовлетворении его заявления.
Суд апелляционной инстанции считает, что при рассмотрении данного вопроса фактические обстоятельства судом первой инстанций установлены правильно, проверены доводы и возражения сторон, полно и всесторонне исследованы представленные доказательства. Оснований для переоценки фактических обстоятельств дела и иного применения норм материального права у суда апелляционной инстанции не имеется.
Доводы ООО "Метсо", приведенные в апелляционной жалобе, были предметом надлежащей оценки суда первой инстанции и объективно отклонены. Доказательств того, что по состоянию на 30.06.2012 должник отвечал признакам неплатежеспособности или недостаточности имущества должника, в материалы дела не представлено.
При изложенных выше обстоятельствах оспариваемое определение является законным и обоснованным, в силу чего отсутствуют основания для его отмены или изменения.
Нарушений при рассмотрении дела судом первой инстанции норм материального и процессуального права, которые в соответствии со статьей 270 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации являются основанием к отмене или изменению судебного акта, не установлено.
На основании изложенного и руководствуясь статьями 269 — 272 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Тринадцатый арбитражный апелляционный суд

постановил:

Определение Арбитражного суда Республики Карелия от 30.09.2016 по делу N А26-7975/2013 оставить без изменения, а апелляционную жалобу — без удовлетворения.
Постановление может быть обжаловано в Арбитражный суд Северо-Западного округа в срок, не превышающий одного месяца со дня его принятия.

Председательствующий Е.К.ЗАЙЦЕВА

Судьи Е.Г.ГЛАЗКОВ И.В.МАСЕНКОВА