Требование: О взыскании страхового возмещения по факту ДТП

Постановление Пятнадцатого арбитражного апелляционного суда от 01.02.2017 N 15АП-20690/2016 по делу N А53-25698/2016

Дело N А53-25698/2016

Резолютивная часть постановления объявлена 30 января 2017 года.
Полный текст постановления изготовлен 01 февраля 2017 года.
Пятнадцатый арбитражный апелляционный суд в составе судьи Емельянова Д.В.
при ведении протокола судебного заседания секретарем судебного заседания
Т.А. Шараповой,
в отсутствие лиц, участвующих в деле,
рассмотрев в открытом судебном заседании апелляционную жалобу
Маковецкого Алексея Евгеньевича
на решение Арбитражного суда Ростовской области
от 23.11.2016 по делу N А53-25698/2016
по иску общества с ограниченной ответственностью "Единый центр страховых выплат при ДТП" (ИНН 2308230226, ОГРН 1162375009257)
к акционерному обществу "Страховое общество газовой промышленности"
(ИНН 7736035485, ОГРН 1027739820921)
о взыскании страхового возмещения,
принятое в составе судьи Бирюковой В.С. в порядке упрощенного производства,

установил:

общество с ограниченной ответственностью "Единый центр страховых выплат при ДТП" (далее — истец) обратилось в Арбитражный суд с иском к акционерному обществу "Страховое общество газовой промышленности" (далее — ответчик) о взыскании 41 434 руб., из них: 11 513,10 руб. страхового возмещения, 4 420,90 руб. страхового возмещения в виде утраты товарной стоимости, 25 500 руб. убытков, связанных с оценкой транспортного средства; а также 20 000 руб. судебных расходов по оплате услуг представителя, 1 609,22 руб. судебных расходов по оплате услуг почтовой связи.
Истец заявил ходатайство о замене стороны по делу, в связи с заключением между ООО "Единый центр страховых выплат при ДТП" и Маковецким Алексеем Евгеньевичем договора уступки права требования от 29.09.2016.
Решением Арбитражного суда Ростовской области от 23.11.2016 по делу N А53-25698/2016 произведена замена истца по делу — ООО "Единый центр страховых выплат при ДТП" на его процессуального правопреемника — Маковецкого Алексея Евгеньевича. Отказано в удовлетворении ходатайства Маковецкого Алексея Евгеньевича о прекращении производства по делу. В иске отказано.
Не согласившись с решением суда от 23.11.2016 по делу N А53-25698/2016, Маковецкий Алексей Евгеньевич обратился в Пятнадцатый арбитражный апелляционный суд с апелляционной жалобой, в которой просит обжалуемое решение отменить и принять по делу новый судебный акт об удовлетворении требований.
Апелляционная жалоба мотивирована тем, что судом первой инстанции сделаны неверные выводы о формальности сделки, не учтены нормы, установленные ст. 1 ГК РФ, не представлено доказательств наличия у истца намерений причинить вред и совершение сделки со злоупотреблением прав. Страховщику представлено поврежденное транспортное средство на осмотр, однако страховщиком не исполнены обязанности по организации осмотра транспортного средства. Производства по делу подлежало прекращению, в связи с неподведомственностью спора арбитражному суду.
Законность и обоснованность определения Арбитражного суда Ростовской области от 23.11.2016 по делу N А53-25698/2016 проверяется Пятнадцатым арбитражным апелляционным судом в порядке, установленном главой 34 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.
Лица, участвующие в деле, надлежащим образом извещенные о времени и месте рассмотрения апелляционной жалобы, представителей в судебное заседание не направили.
В соответствии со ст. 272.1 АПК РФ апелляционные жалобы на решения арбитражного суда по делам, рассмотренным в порядке упрощенного производства, рассматриваются в суде апелляционной инстанции судьей единолично по имеющимся в деле доказательствам.
Изучив материалы дела, оценив доводы апелляционной жалобы, арбитражный суд апелляционной инстанции пришел к выводу о том, что апелляционная жалоба не подлежит удовлетворению по следующим основаниям.
Как следует из материалов дела, 29.09.2016 между ООО "Единый центр страховых выплат при ДТП" (цедент) и Маковецким Алексеем Евгеньевичем (цессионарий) заключен договор уступки права требования, в соответствии с п. 1.1 которого цедент уступает цессионарию право требования к АО "СОГАЗ" по страховому событию от 30.06.2016 в 14 часов 50 минут напротив дома N 24/2В по ул. Троллейбусная в г. Ростове-на-Дону автомобилю Лада Ларгус FS015L, государственный регистрационный знак М 390 РМ 161, а также другие права в соответствии с действующим законодательством РФ, включая пени, штрафы, неустойки.
В соответствии с п. 4.1. договора за уступку права требования цессионарий уплачивает цеденту 11 000 руб.
В соответствии с частью 1 статьи 48 АПК РФ, в случаях выбытия одной из сторон в спорном или установленном судебным актом арбитражного суда правоотношении (реорганизация юридического лица, уступка требования, перевод долга, смерть гражданина и другие случаи перемены лиц в обязательствах) арбитражный суд производит замену этой стороны ее правопреемником и указывает на это в судебном акте. Правопреемство возможно на любой стадии арбитражного процесса.
Суд первой инстанции пришел к обоснованному выводу о том, что заявление ООО "Единый центр страховых выплат при ДТП" о процессуальном правопреемстве по настоящему делу подлежит удовлетворению.
Вместе с тем, в соответствии с частью 1 статьи 27 АПК РФ к юрисдикции арбитражных судов относятся дела по экономическим спорам и другие дела, связанные с осуществлением предпринимательской и иной экономической деятельности.
В силу части 2 статьи 27 АПК РФ арбитражные суды разрешают экономические споры и рассматривают иные дела с участием организаций, являющихся юридическими лицами, граждан, осуществляющих предпринимательскую деятельность без образования юридического лица и имеющих статус индивидуального предпринимателя, приобретенный в установленном законом порядке, а в случаях, предусмотренных настоящим Кодексом и иными федеральными законами, с участием Российской Федерации, субъектов Российской Федерации, муниципальных образований, государственных органов, органов местного самоуправления, иных органов, должностных лиц, образований, не имеющих статуса юридического лица, и граждан, не имеющих статуса индивидуального предпринимателя.
В пункте 2 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 09.12.2002 N 11 "О некоторых вопросах, связанных с введением в действие Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации" разъяснено, что частью 2 статьи 3 АПК РФ порядок судопроизводства (в том числе подведомственность споров) в арбитражных судах в Российской Федерации определяется Конституцией Российской Федерации, Федеральным конституционным законом "О судебной системе Российской Федерации", Федеральным конституционным законом "Об арбитражных судах в Российской Федерации", Арбитражным процессуальным кодексом Российской Федерации и принимаемыми в соответствии с ними другими федеральными законами.
При принятии исковых и иных заявлений и рассмотрении дел необходимо исходить из того, что арбитражным судам подведомственны дела по экономическим спорам и другие дела, связанные с осуществлением предпринимательской и иной экономической деятельности, возникающие из гражданских, административных и иных публичных правоотношений, а также все дела по экономическим спорам и другие дела, связанные с осуществлением предпринимательской и иной экономической деятельности, с участием иностранных лиц, дела об оспаривании решений третейских судов и международных коммерческих арбитражей по спорам, возникающим при осуществлении предпринимательской и иной экономической деятельности, о выдаче исполнительных листов на принудительное исполнение таких решений, дела о признании и приведении в исполнение решений иностранных судов и иностранных арбитражных решений по спорам, возникающим при осуществлении предпринимательской и иной экономической деятельности.
Участниками спорных правоотношений могут быть юридические лица, индивидуальные предприниматели, а в случаях, предусмотренных Кодексом и иными федеральными законами, Российская Федерация, субъекты Российской Федерации, муниципальные образования, государственные органы, органы местного самоуправления, иные органы, должностные лица, образования, не имеющие статуса юридического лица, и граждане, не имеющие статуса индивидуального предпринимателя.
В соответствии с частью 4 статьи 27 АПК РФ заявление, принятое арбитражным судом к своему производству с соблюдением правил подведомственности, должно быть рассмотрено этим арбитражным судом по существу и в том случае, если в дальнейшем к участию в деле в качестве третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований относительно предмета спора, будет привлечен гражданин, не имеющий статуса индивидуального предпринимателя.
Подпунктом 3 пункта 4 статьи 170 АПК РФ допускается возможность включения в мотивировочную часть судебного акта ссылок на постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации и сохранившие силу постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации по вопросам судебной практики, а также на постановления Президиума Верховного Суда Российской Федерации и сохранившие силу постановления Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации.
Согласно разъяснениям, содержащимся в абзаце 5 пункта 13 совместного постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации и Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 01.07.1996 N 6/8 "О некоторых вопросах, связанных с применением части первой Гражданского кодекса Российской Федерации", дела с участием граждан, не имеющих статуса индивидуального предпринимателя или утративших его, подведомственны судам общей юрисдикции, за исключением случаев, когда такие дела были приняты к производству арбитражным судом с соблюдением правил о подведомственности до наступления указанных обстоятельств.
Таким образом, при принятии арбитражным судом заявления с соблюдением правил подведомственности, продолжение рассмотрение данного спора в арбитражном суде правомерно и в случае замены надлежащего истца (юридического лица) на физическое лицо в связи с состоявшейся уступкой права требования.
По смыслу части 1 статьи 48 АПК РФ необходимым условием процессуального правопреемства должна являться замена стороны в материальном правоотношении, то есть процессуальное правопреемство означает переход процессуальных прав и обязанностей от одного субъекта соответствующего материального правоотношения к другому, что влечет занятие правопреемником процессуального статуса правопредшественника, при этом правопреемство возможно на любой стадии арбитражного процесса.
Принимая во внимание вышеуказанные разъяснения совместного Пленума Верховного Суда Российской Федерации и Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации и фактические обстоятельства настоящего спора, суд первой инстанции правомерно исходил из того, что и после произведенного правопреемства настоящий спор подлежит рассмотрению в арбитражном суде. Процессуальная замена истца на физическое лицо (даже при квалификации спора как не вытекающего из экономической деятельности Маковецкого Алексея Евгеньевича) произошла после предъявления иска в арбитражный суд и принятия его к производству и не могла повлиять на подведомственность спора, таким образом, иск обоснованно рассмотрен арбитражным судом.
По существу требования из искового заявления установлено следующее, 30.06.2016 года в 14 часов 50 минут напротив дома N 24/2В по ул. Троллейбусная в г. Ростове-на-Дону произошло дорожно-транспортное происшествие (ДТП) с участием автомобиля Лада Ларгус FS015L, государственный регистрационный знак М 390 РМ 161, принадлежащего ООО "Агроград", гражданская ответственность водителя застрахована в АО "СОГАЗ" по полису ОСАГО серия ЕЕЕ N 0351198899 и автомобиля ВАЗ-211440, государственный регистрационный знак Р 794 ЕВ 161, под управлением Насонова В.А., гражданская ответственность которого застрахована в ОАО СК "ЭНИ" по договору ОСАГО серия ЕЕЕ N 0358489183.
Обстоятельства вышеуказанного ДТП зафиксированы в извещении о ДТП от 30.06.2016, согласно которому водитель транспортного средства ВАЗ-211440, государственный регистрационный знак Р 794 ЕВ 161, признал свою вину.
16.07.2016 между ООО "АГРОГРАД" (цедент) и ООО "Единый центр страховых выплат при ДТП" (цессионарий) заключен договор цессии N 236, по условиям которого цедент уступает цессионарию право требования суммы страховой выплаты (включая сумму утраченной товарной стоимости и сумму расходов на проведение независимой экспертизы), а также право требования применения к должнику мер ответственности, предусмотренных Федеральным законом от 25.04.2002 N 40-ФЗ "Об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств" и действующих гражданским законодательством РФ.
За уступаемое право требования цессионарий выплачивает цеденту 20 000 руб.
По истечении 19 дней после ДТП 19.07.2016 истец самостоятельно обратился к ответчику с заявлением о выплате страхового возмещения, состоявшемся переходе прав требования, а также о проведении осмотра автомобиля, который назначил на 29.07.2016 в 12 час. 20 мин.
Осмотр транспортного средства произведен без участия представителя ответчика.
В соответствии с экспертным заключением N МС 162-07-16 от 29.07.2016, стоимость восстановительного ремонта автомобиля Лада Ларгус FS015L, государственный регистрационный знак М 390 РМ 161, составляет, с учетом износа, 45 579,10 руб., согласно отчету N РВ 52/07/06 от 29.07.2016, величина утраты товарной стоимости — 5 389,70 руб.
Экспертные заключения и копии квитанций об оплате за экспертизу получены ответчиком 08.08.2016 года.
Платежным поручением N 28693 от 17.08.2016 ответчиком перечислено страховое возмещение в сумме 34 066 руб.
Претензия о доплате страхового возмещения, направленная истцом в адрес ответчика, оставлена без удовлетворения.
Вышеуказанные обстоятельства послужили основанием для обращения в арбитражный суд с настоящим иском.
Оценив представленные доказательства в совокупности, суд апелляционной инстанции пришел к выводу о том, что суд первой инстанции обоснованно отказал в удовлетворении исковых требований, исходя из следующего.
В соответствии с п. 53 постановления Пленума ВС РФ от 29.01.2015 N 2 "О применении судами законодательства об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств" если одна из сторон для получения преимуществ при реализации прав и обязанностей, возникающих из договора обязательного страхования, действует недобросовестно, в удовлетворении исковых требований этой стороны может быть отказано в той части, в какой их удовлетворение создавало бы для нее такие преимущества (пункт 4 статьи 1 ГК РФ).
При установлении факта злоупотребления потерпевшим правом суд отказывает в удовлетворении исковых требований о взыскании со страховщика неустойки, финансовой санкции, штрафа и компенсации морального вреда (статьи 1 и 10 ГК РФ).
В соответствии с п. 1, 2 ст. 10 ГК РФ не допускаются осуществление гражданских прав исключительно с намерением причинить вред другому лицу, действия в обход закона с противоправной целью, а также иное заведомо недобросовестное осуществление гражданских прав (злоупотребление правом).
Не допускается использование гражданских прав в целях ограничения конкуренции, а также злоупотребление доминирующим положением на рынке.
В случае несоблюдения требований, предусмотренных пунктом 1 настоящей статьи, суд, арбитражный суд или третейский суд с учетом характера и последствий допущенного злоупотребления отказывает лицу в защите принадлежащего ему права полностью или частично, а также применяет иные меры, предусмотренные законом.
Исходя из названия и смысла ст. 10 ГК РФ гражданские права любого лица должны быть реализованы и попадают под защиту закона при условии соблюдения их "пределов", т.е. до тех пор, пока права одного лица не выходят за границы его личного пространства и не нарушают границы прав иных лиц.
При этом злоупотребление правом не всегда связано с противоправными действиями, действия лица формально могут и не нарушать никакое нормы закона, но быть направленными в обход закона, т.е. реализация права осуществляется недозволенными способами.
Согласно пункту 10 информационного письма Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 30.10.2007 N 120 "Обзор практики применения арбитражными судами положений главы 24 Гражданского кодекса Российской Федерации" несоответствие размера встречного предоставления объему передаваемого права (требования) само по себе не является основанием для признания ничтожным соглашения об уступке права (требования), заключенного между коммерческими организациями.
С учетом данной нормы, а также того факта, что требование уступлено физическим лицом суд исследует обстоятельства эквивалентности размеров переданного права (требования) и встречного предоставления, не для целей установления недействительности сделки, как мнимой, а для целей оценки наличия либо отсутствия в действиях сторон признаков злоупотребления правом.
Оценив степень спорности передаваемого права (требования), законное основание для его возникновения, а также иные обстоятельства, влияющие на действительную стоимость права (требования), являющегося предметом уступки, суд первой инстанции обоснованно исходил из наличия злоупотребления правом со стороны истца, усмотрев явную несоразмерность между ценой уступаемого права и его действительной стоимостью.
В соответствии с п. 1 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 23.06.2015 г. N 25 "О применении судами некоторых положений раздела 1 части первой Гражданского кодекса Российской Федерации" оценивая действия сторон как добросовестные или недобросовестные, следует исходить из поведения, ожидаемого от любого участника гражданского оборота, учитывающего права и законные интересы другой стороны, содействующего ей, в том числе в получении необходимой информации. По общему правилу пункта 5 статьи 10 ГК РФ добросовестность участников гражданских правоотношений и разумность их действий предполагаются, пока не доказано иное.
Поведение одной из сторон может быть признано недобросовестным не только при наличии обоснованного заявления другой стороны, но и по инициативе суда, если усматривается очевидное отклонение действий участника гражданского оборота от добросовестного поведения. В этом случае суд при рассмотрении дела выносит на обсуждение обстоятельства, явно свидетельствующие о таком недобросовестном поведении, даже если стороны на них не ссылались (статья 56 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации (далее — ГПК РФ), статья 65 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации (далее — АПК РФ).
Если будет установлено недобросовестное поведение одной из сторон, суд в зависимости от обстоятельств дела и с учетом характера и последствий такого поведения отказывает в защите принадлежащего ей права полностью или частично, а также применяет иные меры, обеспечивающие защиту интересов добросовестной стороны или третьих лиц от недобросовестного поведения другой стороны (пункт 2 статьи 10 ГК РФ), например, признает условие, которому недобросовестно воспрепятствовала или содействовала эта сторона соответственно наступившим или ненаступившим (пункт 3 статьи 157 ГК РФ); указывает, что заявление такой стороны о недействительности сделки не имеет правового значения (пункт 5 статьи 166 ГК РФ).
Оценив условие договора цессии, фактические обстоятельства дела, суд пришел к выводу о том, что, в исковых требованиях надлежит отказать на основании ст. 10 ГК РФ, поскольку истцом допущено злоупотребление правом в процессе предъявления требования о взыскании страхового возмещения.
Данное злоупотребление выражается во множественных нарушениях, допущенных истцом при предъявлении требования о взыскании страхового возмещения. Действия, совершенные истцом до предъявления требования, суд оценивает как злоупотребление правом, что свидетельствует о том, что у страховой компании обязанность осуществления выплаты в связи с получением заявления о наступлении страхового случая не возникла.
Нарушение порядка предъявления требований о выплате страхового возмещения и непредставление автомобиля на осмотр лишило страховщика возможности совершить действия по определению размера ущерба и осуществлению выплаты в установленный законом срок.
Как следует из материалов дела, заявление о страховой выплате по факту ДТП, произошедшего 30.06.2016, направлено истцом страховщику и получено адресатом 19.07.2016, а 29.07.2016 истцом самостоятельно проведена оценка стоимости поврежденного транспортного средства (на 10-й день после получения ответчиком заявления о выплате страхового возмещения) в отсутствие представителя страховщика.
В соответствии с пунктом 2 ст. 12 Федерального закона от 25.04.2002 N 40-ФЗ "Об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств" при причинении вреда имуществу потерпевший, намеренный воспользоваться своим правом на страховую выплату, обязан представить поврежденное имущество или его остатки страховщику для осмотра и (или) организации независимой экспертизы (оценки) в целях выяснения обстоятельств причинения вреда и определения размера подлежащих возмещению убытков.
Возможность самостоятельного обращения потерпевшего за экспертизой (оценкой) положения пункта 4 указанной статьи допускают в том случае, если страховщик не осмотрел поврежденного имущества и (или) не организовал его независимой экспертизы (оценки) в установленный законом срок, исчисляемый со дня соответствующего обращения потерпевшего.
Из материалов дела следует, что по факту произошедшего ДТП, до получения от ответчика ответа на заявление о выплате страхового возмещения, истец в нарушение установленных норм Закона обратился к ИП Дюжеву Р.Е. для определения стоимости восстановительного ремонта поврежденного автомобиля.
Таким образом, истец не только не выполнил возложенной на него законом обязанности, но и лишил ответчика права на проведение оценки ущерба, причиненного поврежденному автомобилю в ДТП.
Истец, так же как и все иные организации, профессионально занимающиеся выкупом по договорам цессии обязательств по возмещению ущерба от ДТП, для последующего предъявления требований к страховщикам в судебном порядке полагает, что не потерпевший обязан явиться к страховщику и предоставить транспортное средство на осмотр, а, напротив, страховщик должен явиться ко всем участникам ДТП, в любую точку Ростовской области и осмотреть транспортное средство, спустя какое угодно продолжительное время после ДТП.
Сам по себе данный документ не влечет никаких правовых последствий, так как потерпевший не вправе требовать явки страховщика, а обязан сам предоставить транспортное средство в то место, которое укажет страховщик.
Такой порядок предусмотрен нормативно, и совершенно очевидно, что устанавливая обязанность именно потерпевшего явиться к страховщику, а не наоборот, законодатель исходил из того, что в соответствии со ст. 1 Закона об ОСАГО договор обязательного страхования гражданской ответственности владельцев транспортных средств (далее — договор обязательного страхования) — договор страхования, по которому страховщик обязуется за обусловленную договором плату (страховую премию) при наступлении предусмотренного в договоре события (страхового случая) возместить потерпевшим причиненный вследствие этого события вред их жизни, здоровью или имуществу (осуществить страховую выплату) в пределах определенной договором суммы (страховой суммы).
Договор обязательного страхования заключается в порядке и на условиях, которые предусмотрены настоящим Федеральным законом, и является публичным.
Учитывая публичность договора и, как следствие, большое количество страхователей, именно страхователь должен явиться к страховщику и предоставить транспортное средство, так как страховщик, как профессиональный участник в данной сфере деятельности, ведет единый учет и оформление документации, связанной с реализацией договоров страхования, заключенных с большим количеством лиц.
Однако, в рассматриваемом случае, транспортное средство страховщику представлено на осмотр не было.
В соответствии с п. 11 ст. 12 ФЗ от 25.04.2002 N 40-ФЗ "Об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств", страховщик обязан осмотреть поврежденное транспортное средство, иное имущество или его остатки и (или) организовать их независимую техническую экспертизу, независимую экспертизу (оценку) в срок не более чем пять рабочих дней со дня поступления заявления о страховой выплате или прямом возмещении убытков с приложенными документами, предусмотренными правилами обязательного страхования, и ознакомить потерпевшего с результатами осмотра и независимой технической экспертизы, независимой экспертизы (оценки), если иной срок не согласован страховщиком с потерпевшим.
Независимая техническая экспертиза или независимая экспертиза (оценка) организуется страховщиком в случае обнаружения противоречий между потерпевшим и страховщиком, касающихся характера и перечня видимых повреждений имущества и (или) обстоятельств причинения вреда в связи с повреждением имущества в результате дорожно-транспортного происшествия.
В случае непредставления потерпевшим поврежденного имущества или его остатков для осмотра и (или) независимой технической экспертизы, независимой экспертизы (оценки) в согласованную со страховщиком дату в соответствии с абзацами первым и вторым настоящего пункта потерпевший не вправе самостоятельно организовывать независимую техническую экспертизу или независимую экспертизу (оценку) на основании абзаца второго пункта 13 настоящей статьи, а страховщик вправе вернуть без рассмотрения представленное потерпевшим заявление о страховой выплате или прямом возмещении убытков вместе с документами, предусмотренными правилами обязательного страхования.
Результаты самостоятельно организованной потерпевшим независимой технической экспертизы, независимой экспертизы (оценки) поврежденного имущества или его остатков не принимаются для определения размера страховой выплаты в случае, если потерпевший не представил поврежденное имущество или его остатки для осмотра и (или) независимой технической экспертизы, независимой экспертизы (оценки) в согласованные со страховщиком даты в соответствии с абзацами первым и вторым настоящего пункта.
Таким образом, не предоставление потерпевшим транспортного средства на осмотр страховщику в силу прямого указания закона, лишает потерпевшего права самостоятельно организовывать независимую техническую экспертизу, а в случае совершения таких действий в нарушение п. 11 ст. 12 Закона "Об ОСАГО" влечет ничтожность такого экспертного заключения.
Согласно п. 13 ст. 12 Закона "Об ОСАГО", если после проведенного страховщиком осмотра поврежденного имущества или его остатков страховщик и потерпевший не достигли согласия о размере страховой выплаты, страховщик обязан организовать независимую техническую экспертизу, независимую экспертизу (оценку), а потерпевший — представить поврежденное имущество или его остатки для проведения независимой технической экспертизы, независимой экспертизы (оценки).
Если страховщик не осмотрел поврежденное имущество или его остатки и (или) не организовал независимую техническую экспертизу, независимую экспертизу (оценку) поврежденного имущества или его остатков в установленный пунктом 11 настоящей статьи срок, потерпевший вправе обратиться самостоятельно за технической экспертизой или экспертизой (оценкой). В таком случае результаты самостоятельно организованной потерпевшим независимой технической экспертизы, независимой экспертизы (оценки) принимаются страховщиком для определения размера страховой выплаты.
Таким образом, самостоятельное обращение потерпевшего за независимой экспертизой возможно только в случае доказанного виновного уклонения страховщика от совершения значимых действий в установленные сроки.
Такие обстоятельства в настоящем деле не установлены.
В рассматриваемом случае истец подал заявление о страховой выплате в нарушение норм п. 2 ст. 11.1 Закона об ОСАГО с нарушением установленного срока, в нарушение норм п. 10. ст. 12 Закона об ОСАГО не предоставил транспортное средство на осмотр страховщику, а лишь формально письмом б/н. пригласил страховщика явиться осмотреть транспортное средство по месту нахождения истца, самостоятельно организовал экспертное исследование, судьба которого определяется императивной нормой п. 13. ст. 12 Закона об ОСАГО.
Таким образом, истец немотивированно и без отсутствия к тому оснований инициировал осмотр транспортного средства и его оценку независимым экспертом. Тем самым, страховщик фактически был лишен возможности в соответствии с пунктом 11 статьи 12 Закона об ОСАГО осмотреть поврежденное транспортное средство и организовать его независимую техническую экспертизу в предусмотренный законом срок — не более чем пять рабочих дней со дня представления потерпевшим поврежденного имущества для осмотра.
Вышеуказанные нарушения лишили возможности страховщика в установленные сроки и порядке определить размер ущерба и произвести выплату, ввиду чего вина страховщика в просрочке выплаты не усматривается, тогда как усматривается злоупотребление правом со стороны истца, что в соответствии с п. 53 постановления Пленума ВС РФ от 29 января 2015 г. N 2 и ст. 10 ГК РФ является основанием для отказа в исковых требованиях.
Так лицо, заявляющееся в качестве потерпевшего, нарушило срок направления заявления страховщику и не принимало никаких мер к совершению всех иных действий, формирующих страховое обязательство, в том числе не производило какую-либо фото фиксацию момента дорожно-транспортного происшествия ни на какие объективные носители, не предоставляло транспортное средство для осмотра и не сообщало о возможности его исследования при необходимости.
Истец, как квалифицированный участник рынка скупки долговых обязательств, не мог не учитывать эти обстоятельства. Напротив, при совершении цессии прав им должно было быть обеспечено наполнение заявляющегося события теми доказательствами, которые названы в законе значимыми и предполагают вывод о событии как страховом.
Между тем, истец намеренно устранился от совершения таких действий. При этом сам истец не является первоначальном участником такого события и соответственно не располагает изначально достоверной информацией о его обстоятельствах.
Кроме того, истец не доказал, что транспортное средство в принципе доступно для предоставления к осмотру.
Разрешая вопрос о переходе права требования в договоре цессии, не разрешен вопрос о судьбе и доступности единственного носителя объективной информации — транспортного средства.
Из акта осмотра ТС от 29.07.2016 судом апелляционной инстанции установлено, что в нем отсутствует подпись владельца поврежденного ТС, что ставит под сомнение сам факт осмотра ТС (л.д. 19).
Нарушение установленных законом сроков и порядка лишает страховщика возможности проверки также и транспортного средства виновника ДТП, что имеет особую значимость.
Таким образом, как потерпевший, так и истец фактически лишают страховщика возможности проверки и констатации наличия заявляющегося условия страховой сделки страхового случая. Более того, отсутствие такой информации не предполагает возможным однозначный достоверный вывод о физическом факте самого события.
Несмотря на указанные несоответствия, истец совершил все последующие действия с нарушением установленного порядка — не представил для осмотра ТС, лишил ответчика возможности в пятидневный срок осмотреть поврежденное транспортное средство и организовать его независимую техническую экспертизу.
Направляя уведомление о вызове для осмотра, истец совершил не регламентируемое Законом об ОСАГО действие, не создающее встречных обязательств на стороне страховщика.
Вместе с тем, лицо, заявляющее о страховом случае, обязано обеспечить любым способом осмотр транспортного средства страховщиком, для чего доставить его с учетом местонахождения филиалов страховщика.
Фото или другая объективная фиксация события на месте ДТП не производилась, что в приведенных обстоятельствах исключает возможность встречной проверки ТС виновника ДТП.
Транспортное средство потерпевшего на осмотр в порядке, установленном Законом об ОСАГО, также не предоставлялось, при том, что истец не был вправе сам выбрать это время и место, а должен обеспечить безусловный осмотр страховщиком.
Требования к страховщику заявлены как к должнику в отсутствие относимых и допустимых доказательств и в условиях просрочки кредитора (ст. 406 ГК РФ).
Вместе с тем, ответчиком, исходя из доброй воли произведено страховое возмещение по страховому случаю в размере 34 066 руб., что значительно превысило сумму возмещения, выплаченного истцом пострадавшему в ДТП владельце застрахованного имущества — 20 000 руб.
Таким образом, оценив действия истца как направленные не на защиту нарушенного права, так как истец не является субъектом, право которого нарушено, а как направленные на получение необоснованной выгоды, что свидетельствует о злоупотреблении правом со стороны истца. с учетом приведенных обстоятельств, судом первой инстанции сделан обоснованный вывод об отсутствии оснований для удовлетворения требований в полном объеме.
В связи с отказом в удовлетворении исковых требований, судебные расходы в соответствии со статьей 110 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации подлежат отнесению на истца.
Поскольку при обращении в суд с апелляционной жалобой госпошлина не уплачивалась, с Маковецкого Алексея Евгеньевича в доход федерального бюджета надлежит взыскать 3 000 руб. государственной пошлины.
Суд первой инстанции выполнил требования статьи 71 АПК РФ, полно, всесторонне исследовал и оценил представленные в деле доказательства и принял законный и обоснованный судебный акт.
Доводы апелляционной жалобы не опровергают правильность сделанных судом первой инстанции и подтвержденных материалами дела выводов.
Оснований для переоценки выводов и доказательств, которые при рассмотрении дела были исследованы и оценены судом первой инстанции с соблюдением требований статьи 71 АПК РФ, не имеется.
Нарушений или неправильного применения норм материального или процессуального права, являющихся в силу статьи 270 АПК РФ основанием к отмене или изменению обжалуемого судебного акта, судом апелляционной инстанции не установлено.
На основании изложенного, руководствуясь статьями 258, 269 — 271 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, арбитражный суд

постановил:

решение Арбитражного суда Ростовской области от 23.11.2016 по делу N А53-25698/2016 оставить без изменения, апелляционную жалобу — без удовлетворения.
Взыскать с Маковецкого Алексея Евгеньевича в доход федерального бюджета 3 000 руб. государственной пошлины.
В соответствии с частью 5 статьи 271, частью 1 статьи 266 и частью 2 статьи 176 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации постановление арбитражного суда апелляционной инстанции вступает в законную силу со дня его принятия.
В соответствии с абзацем вторым части 3 статьи 229 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации постановление арбитражного суда апелляционной инстанции, принятое по делу, рассмотренному в порядке упрощенного производства, может быть обжаловано в арбитражный суд кассационной инстанции только по основаниям, предусмотренным частью 4 статьи 288 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

Судья Д.В.ЕМЕЛЬЯНОВ