Требование: О взыскании компенсации, расходов на проведение исследования, покупку товара

Постановление Пятнадцатого арбитражного апелляционного суда от 17.01.2017 N 15АП-18815/2016 по делу N А53-22717/2016

Дело N А53-22717/2016

Резолютивная часть постановления объявлена 17 января 2017 года.
Полный текст постановления изготовлен 17 января 2017 года.
Пятнадцатый арбитражный апелляционный суд в составе:
председательствующего судьи Барановой Ю.И.
при ведении протокола судебного заседания секретарем судебного заседания Конозовой Е.В.
при участии:
от истца: не явился, извещен;
от ответчика: не явился, извещен;
рассмотрев в открытом судебном заседании апелляционную жалобу ООО "РУСМАШ"
на решение Арбитражного суда Ростовской области
от 24.10.2016 по делу N А53-22717/2016
по иску ООО "РУСМАШ"
к ИП Малиевой Гюльшен Муталлим кызы
о взыскании компенсации, расходов,
принятое в составе судьи Тютюника П.Н.

установил:

Общество с ограниченной ответственностью "РУСМАШ" обратилось в арбитражный суд Ростовской области с исковым заявлением к индивидуальному предпринимателю Малиевой Гюльшен Муталлим кызы с требованием о взыскании компенсации в сумме 100 000 руб., расходов на проведение исследования в сумме 20 000,00 руб., расходы на покупку товара в сумме 480 руб., почтовые расходы в сумме 79,00 руб., 2 000 руб. расходов по уплате государственной пошлины (с учетом принятых судом уточнений от 20.09.16 г. в порядке ст. 49 АПК РФ).
Судом первой инстанции дело рассмотрено в порядке упрощенного производства по правилам, предусмотренным положениями главы 29 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.
Решением суда от 24.10.2016 с индивидуального предпринимателя Малиевой Гюльшен Муталлим кызы (ИНН 616611939790 ОГРНИП 307616627600058) в пользу общества с ограниченной ответственностью "РУСМАШ" (ИНН 5053055450 ОГРН 1085053002495) взыскано 8333,33 руб. компенсации, 1706 руб. расходов, 6,58 руб. почтовых расходов, 166,60 руб. расходов по уплате государственной пошлины; в остальной части иска отказать. С общества с ограниченной ответственностью "РУСМАШ" (ИНН 5053055450 ОГРН 1085053002495) в доход федерального бюджета взыскана государственная пошлина в сумме 2 000 руб.
Не согласившись с указанным судебным актом, истец обжаловал его в порядке, определенном главой 34 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации. В апелляционной жалобе заявитель указал на незаконность решения в части снижения размера заявленной суммы компенсации, просил изменить решение суда первой инстанции и удовлетворить исковые требования в полном объеме.
В обоснование жалобы заявитель указывает на то, что нормы действующего законодательства не позволяют снижать размер компенсации, рассчитанный по пп. 2 п. 4 ст. 1515 ГК РФ. Суд неправомерно руководствовался постановлением Президиума ВАС РФ N 16449/13 от 02.04.2013 по делу N А40-8033/2012, не имеющим отношения к рассматриваемому спору. Ответчик имеет право заявить регрессное требование о возмещении убытков к поставщикам товара.
В судебное заседание лица, участвующие в деле, надлежащим образом уведомленные о времени и месте рассмотрения апелляционной жалобы, явку не обеспечили. В связи с изложенным, апелляционная жалоба рассматривается в отсутствие лиц, участвующих в деле, в порядке, предусмотренном статьей 156 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.
Изучив материалы дела, оценив доводы апелляционной жалобы, арбитражный суд апелляционной инстанции пришел к выводу о том, что апелляционная жалоба не подлежит удовлетворению по следующим основаниям.
Как следует из материалов дела и установлено судом первой инстанции, ООО "РУСМАШ" является правообладателем товарного знака: свидетельство Федеральной службы по интеллектуальной собственности, патентам и товарным знакам на товарный знак N 473042 (Класс МКТУ 12).
Из материалов дела усматривается, что 01.06.2016 года в магазине "Автозапчасти", расположенном по адресу: Ростовская область, г. Ростов-на-Дону, ул. В. Черевичкина 66, в котором осуществляет предпринимательскую деятельность ИП Малиева Г.М., с целью извлечения прибыли осуществлялась реализация Автоматического натяжителя цепи "ПИЛОТ" для автомобилей ВАЗ (АНЦ "ПИЛОТ"), на упаковке которого имеются изображения, сходные до степени смешения с товарным знаком N 473042 (Класс МКТУ 12), также предлагалась к продаже аналогичная продукция.
Согласно заключению эксперта N 01-08/23.16 от 03.08.2016 представленный для экспертного исследования автоматический натяжитель цепи "Пилот" не изготовлен на ООО "РУСМАШ", данный товар имеет технические признаки контрафактности.
Разрешение на использование объектов интеллектуальной собственности, принадлежащих ООО "РУСМАШ", путем заключения соответствующего договора, предусмотренного ст. 1235 ГК РФ, ответчик не получал.
Согласно Договору о предоставлении неисключительной лицензии на право использования товарных знаков по свидетельствам N 473042, N 561554 от 01.03.2016 г. стоимость права использования товарного знака N 473042 составляет 100 000 рублей. Таким образом, согласно пп 2. п. 4 ст. 1515 ГК РФ компенсация за использование товарного знака (N 473042) в двукратном размере, по расчету истца, составляет 200 000 рублей.
Истцом размер компенсации уменьшен до 100 000 руб.
Изложенные обстоятельства послужили причиной обращения с настоящим иском в суд.
Оценив представленные в материалы дела доказательства в порядке ст. 71 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, суд первой инстанции пришел к обоснованному выводу о том, что исковые требования подлежат частичному удовлетворению.
В силу пункта 1 статьи 1229 Гражданского кодекса Российской Федерации гражданин или юридическое лицо, обладающие исключительным правом на результат интеллектуальной деятельности или на средство индивидуализации (правообладатель), вправе использовать такой результат или такое средство по своему усмотрению любым не противоречащим закону способом. Правообладатель может распоряжаться исключительным правом на результат интеллектуальной деятельности или на средство индивидуализации (статья 1233), если настоящим Кодексом не предусмотрено иное.
Правообладатель может по своему усмотрению разрешать или запрещать другим лицам использование результата интеллектуальной деятельности или средства индивидуализации. Отсутствие запрета не считается согласием (разрешением).
Другие лица не могут использовать соответствующие результат интеллектуальной деятельности или средство индивидуализации без согласия правообладателя, за исключением случаев, предусмотренных настоящим Кодексом. Использование результата интеллектуальной деятельности или средства индивидуализации (в том числе их использование способами, предусмотренными настоящим Кодексом), если такое использование осуществляется без согласия правообладателя, является незаконным и влечет ответственность, установленную настоящим Кодексом, другими законами, за исключением случаев, когда использование результата интеллектуальной деятельности или средства индивидуализации лицами иными, чем правообладатель, без его согласия допускается настоящим Кодексом.
Согласно пункту 1 статьи 1482 Гражданского кодекса Российской Федерации в качестве товарных знаков могут быть зарегистрированы словесные, изобразительные, объемные и другие обозначения или их комбинации.
Товарный знак служит средством индивидуализации производимых товаров, позволяет покупателю отождествлять маркированный товар с конкретным производителем, вызывает определенное представление о продукции.
По смыслу статьи 1484 Гражданского кодекса Российской Федерации лицу, на имя которого зарегистрирован товарный знак (правообладателю), принадлежит исключительное право использования товарного знака в соответствии со статьей 1229 данного Кодекса любым не противоречащим закону способом (исключительное право на товарный знак), в том числе способами, указанными в пункте 2 названной статьи. К таким способам отнесено, в частности, использование исключительного права на товарный для индивидуализации товаров, работ или услуг, в отношении которых товарный знак зарегистрирован, путем размещения товарного знака на товарах, в том числе на этикетках, упаковках товаров, которые производятся, предлагаются к продаже, продаются, демонстрируются на выставках и ярмарках или иным образом вводятся в гражданский оборот на территории Российской Федерации, либо хранятся или перевозятся с этой целью, либо ввозятся на территорию Российской Федерации;
Никто не вправе использовать без разрешения правообладателя сходные с его товарным знаком обозначения в отношении товаров, для индивидуализации которых товарный знак зарегистрирован, или однородных товаров, если в результате такого использования возникнет вероятность смешения (пункт 3 статьи 1484 Гражданского кодекса Российской Федерации).
По правилам пункта 3 статьи 1252 и статьи 1515 Гражданского кодекса Российской Федерации при нарушении исключительного права правообладатель вправе вместо возмещения убытков требовать от нарушителя выплаты компенсации за нарушение указанного права в размере от десяти тысяч рублей до пяти миллионов рублей, определяемом по усмотрению суда. Компенсация подлежит взысканию при доказанности факта правонарушения. При этом правообладатель, обратившийся за защитой права, освобождается от доказывания размера причиненных ему убытков.
В силу пункта 43.3 совместного постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации и Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 26.03.2009 N 5/29 "О некоторых вопросах, возникших в связи с введением в действие части четвертой Гражданского кодекса Российской Федерации", рассматривая дела о взыскании компенсации в размере от десяти тысяч до пяти миллионов рублей, суд определяет сумму компенсации в указанных законом пределах по своему усмотрению, но не выше заявленного истцом требования. При этом суд не лишен права взыскать сумму компенсации в меньшем размере по сравнению с заявленным требованием, но не ниже низшего предела. Размер подлежащей взысканию компенсации должен быть судом обоснован. При определении размера компенсации суд, учитывая, в частности, характер допущенного нарушения, срок незаконного использования результата интеллектуальной деятельности, степень вины нарушителя, наличие ранее совершенных лицом нарушений исключительного права данного правообладателя, вероятные убытки правообладателя, принимает решение, исходя из принципов разумности и справедливости, а также соразмерности компенсации последствиям нарушения.
Материалами дела подтверждается, что реализованный ИП Малиевой Г.М. товар обладает признаками сходства до степени смешения с товарным знаком N 473042 (Класс МКТУ 12).
Поскольку доказательств, подтверждающих право использования товарного знака, ответчиком в материалы дела не представлено, суд первой инстанции пришел к правомерному выводу о доказанности факта незаконного использования ответчиком товарного знака истца.
При этом, суд обоснованно учел следующее.
Согласно правовой позиции Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации, изложенной в Постановлении Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 20.11.2012 N 8953/12, следует, что размер компенсации за неправомерное использование объекта интеллектуальной собственности должен определяться исходя из необходимости восстановления имущественного положения правообладателя. Это означает, что он должен быть поставлен в имущественное положение, в котором находился бы, если бы объект интеллектуальной собственности использовался правомерно.
Суд при соответствующем обосновании не лишен возможности взыскать сумму такой компенсации в меньшем размере по сравнению с заявленным требованием (Постановление Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 02.04.2013 N 16449/12).
Определяя размер подлежащей взысканию компенсации, суду следует исходить из принципов разумности и справедливости, соразмерности компенсации последствиям нарушения, принимая во внимание характер и обстоятельства допущенного нарушения, степень вины ответчика в незаконном использовании товарных знаков истца.
В соответствии с пунктом 4 статьи 1515 ГК РФ правообладатель вправе требовать по своему выбору от нарушителя вместо возмещения убытков выплаты компенсации: 1) в размере от десяти тысяч до пяти миллионов рублей, определяемом по усмотрению суда исходя из характера нарушения; 2) в двукратном размере стоимости товаров, на которых незаконно размещен товарный знак, или в двукратном размере стоимости права использования товарного знака, определяемой исходя из цены, которая при сравнимых обстоятельствах обычно взимается за правомерное использование товарного знака.
Исходя из изложенного, суд первой инстанции пришел к верному выводу о том, что избранный истцом вид компенсации не ограничивает право суда снижать размер компенсации, исчисленной в порядке, предусмотренном подпунктом 2 пункта 4 статьи 1515 ГК РФ, поскольку согласно правовой позиции Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации, изложенной в Постановлении Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 20.11.2012 N 8953/12, размер компенсации за неправомерное использование объекта интеллектуальной собственности должен определяться исходя из необходимости восстановления имущественного положения правообладателя. Это означает, что он должен быть поставлен в имущественное положение, в котором находился бы, если бы объект интеллектуальной собственности использовался правомерно.
Пунктом 4 статьи 1515 ГК РФ предусматривается одна мера гражданско-правовой ответственности — компенсация, взыскиваемая вместо убытков, которая лишь рассчитывается разными способами (пункты 1 и 2 названной статьи), ввиду чего выработанные в упомянутом постановлении подходы применимы и к практике взыскания компенсации, рассчитанной согласно подпункту 2 пункта 4 статьи 1515 ГК РФ. Суд при соответствующем обосновании не лишен возможности взыскать сумму такой компенсации в меньшем размере по сравнению с заявленным требованием (Постановление Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 02.04.2013 N 16449/12).
Компенсация по своей правовой природе должна носить компенсационный характер и быть направлена не столько на наказание правонарушителя, сколько на восстановление нарушенного права правообладателя. Взыскание значительных сумм, явно не соответствующих последствиям допущенного нарушения права, по сути, ведет к нарушению принципов и положений статьи 1515 ГК РФ.
Судом учтено, что в настоящем деле имела место разовая реализации одной единицы товара, что могло привести к возникновению убытков, не превышающих стоимость права на использование одной единицы товара.
Судом произведен расчет суммы недополученного вознаграждения от реализации одного товара на основании представленного истцом лицензионного договора, следующим образом.
Плата за использование товарного знака согласно условиям предоставленного договора 100 000,00 рубля за год. Ставка платы за использование товарного знака в месяц составит: 100 000/12=8333,33 руб.
Компенсация в двукратном размере составила 200 000 руб. и была снижена истцом до 100 000 руб.
Если определять стоимость использования товарного знака исходя из периода реализации установленного материалами дела (1 день), то размер убытков истца составит: 100 000 / 365-274 руб.
Указанная в расчете сумма не может быть приняты за основу при определении размера компенсации, так же как и указанная истцом сумма годового права использования товарного знака согласно лицензионному договору N 2 от 01.03.16, однако изложенное свидетельствует о необходимости снижения размера компенсации с учетом принципа разумности при соблюдении компенсационной функции.
Ответчик ранее не допускал аналогичных нарушений, в том числе и в отношении прав истца.
Стоимость оригинального товара по данным сайта правообладателя составляет 595 руб.
Истцом не представлены доказательства рыночной оценки права использования спорного товарного знака, подобные сведения также не содержатся и на интернет-сайте правообладателя.
Как неоднократно указывал Конституционный Суд Российской Федерации, положения пункта 4 статьи 1515 ГК Российской Федерации о праве правообладателя требовать по своему выбору от нарушителя вместо возмещения убытков выплаты компенсации в размере от десяти тысяч до пяти миллионов рублей, определяемом по усмотрению суда исходя из характера нарушения, в системной взаимосвязи с положениями абзаца первого пункта 3 статьи 1252 ГК Российской Федерации, закрепляющими общие условия применения указанного способа защиты исключительного права правообладателя в случаях, предусмотренных данным Кодексом для отдельных результатов интеллектуальной деятельности или средств индивидуализации, а также абзаца второго того же пункта, предусматривающими определение судом соразмерности компенсации с учетом требований разумности и справедливости, направлены на реализацию положений статей 17 (часть 3), 44 (часть 1) и 55 (часть 3) Конституции Российской Федерации (определения от 20 октября 2011 года N 1458-О-О, от 24 сентября 2013 года N 1342-О, от 24 декабря 2013 года N 2133-О, от 25 сентября 2014 г. N 1844-О и др.).
С учетом незначительной степени вины ответчика, характера и последствий нарушения, отсутствия доказательств и расчетов убытков истца вследствие действий ответчика, незначительной цены товара, возможности предъявления истцом требований не только к конечному продавцу товара, но и к производителю и перепродавцам товара, исходя из принципов справедливости и соразмерности компенсации последствиям нарушения, а также с учетом того, что ответчиком реализован лишь один товар, апелляционным судом признается верным вывод суда об удовлетворении требования о взыскании компенсации частично, в сумме 8 333,33 руб., учитывая то, что компенсация рассчитана истцом на основании п. п. 2 п. 4 ст. 1515 ГК РФ, а не п. п. 1 п. 4 ст. 1515 ГК РФ.
Доводы апелляционной жалобы о невозможности снижения размера компенсации, рассчитанный по пп. 2 п. 4 ст. 1515 ГК РФ подлежат отклонению апелляционным судом, поскольку согласно правовой позиции изложенной в Постановлении Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 20.11.2012 N 8953/12, следует, что размер компенсации за неправомерное использование объекта интеллектуальной собственности должен определяться исходя из необходимости восстановления имущественного положения правообладателя. Это означает, что он должен быть поставлен в имущественное положение, в котором находился бы, если бы объект интеллектуальной собственности использовался правомерно.
Пунктом 4 статьи 1515 ГК РФ предусматривается одна мера гражданско-правовой ответственности — компенсация, взыскиваемая вместо убытков, которая лишь рассчитывается разными способами (пункты 1 и 2 названной статьи), ввиду чего выработанные в упомянутом постановлении подходы применимы и к практике взыскания компенсации, рассчитанной согласно подпункту 2 пункта 4 статьи 1515 ГК РФ. Суд при соответствующем обосновании не лишен возможности взыскать сумму такой компенсации в меньшем размере по сравнению с заявленным требованием (Постановление Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 02.04.2013 N 16449/12).
В рассматриваемом случае снижение размера подлежащей взысканию компенсации судом обосновано и мотивировано, осуществлено в рамках своих полномочий на основании исследования и оценки представленных в материалы дела доказательств в совокупности, а также с учетом изложенных правовых позиций, исходя из восстановительного характера данного вида гражданско-правовой ответственности, который исключает получение правообладателем дополнительных доходов, которые бы не возникли у правообладателя при отсутствии нарушения.
Аналогичный правовой подход по вопросу возможности снижения размера компенсации, исчисленной в порядке, предусмотренном подпунктом 2 пункта 4 статьи 1515 ГК РФ, изложен Судом по интеллектуальным правам в постановлении от 11.10.2016 по делу N А75-3512/2014, от 05.07.2016 по делу N А43-12230/2014.
Трактовка правовой позиции изложенной в Постановлении Президиума ВАС N 3602/11 от 27.09.2011 приведенной заявителем в апелляционной жалобе, судом не принимается. Из содержания Постановлении Президиума ВАС N 3602/11 от 27.09.2011 не следует, что снижение размера компенсации, исчисленной в порядке, предусмотренном подпунктом 2 пункта 4 статьи 1515 ГК РФ, невозможно.
Напротив, именно в развитие позиции изложенной в Постановлении Президиума ВАС N 3602/11 от 27.09.2011, Президиум Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации в Постановлении от 20.11.2012 N 8953/12 указал, что размер компенсации за неправомерное использование объекта интеллектуальной собственности должен определяться исходя из необходимости восстановления имущественного положения правообладателя. Это означает, что он должен быть поставлен в имущественное положение, в котором находился бы, если бы объект интеллектуальной собственности использовался правомерно. Поэтому при определении размера компенсации следует учитывать возможность привлечения к ответственности правообладателем всех известных нарушителей его права.
Поскольку пунктом 4 статьи 1515 Гражданского кодекса предусматривается одна мера гражданско-правовой ответственности — компенсация, взыскиваемая вместо убытков, которая лишь рассчитывается разными способами (пункты 1 и 2 названной статьи), Президиум полагает, что выработанные в упомянутом постановлении подходы применимы и к практике взыскания компенсации, рассчитанной согласно подпункту 2 пункта 4 статьи 1515 Гражданского кодекса.
Постановление Президиума ВАС РФ от 02.04.2013 N 16449/12 также принято в развитие позиций Постановления Президиума ВАС N 3602/11 от 27.09.2011, Постановления Президиум ВАС РФ от 20.11.2012 N 8953/12 о возможности снижение размера компенсации, исчисленной в порядке, предусмотренном подпунктом 2 пункта 4 статьи 1515 ГК РФ.
Аналогичное толкование, в их взаимосвязи и развитии, вышеуказанных постановлений Президиума ВАС РФ N 16449/12, N 3602/11, N 8953/12 применено в постановлении Суда по интеллектуальным правам от 23.06.2016 по делу N А40-131931/2014.
При этом апелляционным судом в контексте обоснованности снижения размера компенсации учитывается также следующее: однократность правонарушения со стороны ответчика; отсутствие ранее совершенных ответчиком нарушений исключительного права истца; незначительное количество спорного товара (1 единица); ответчик не является производителем товара; вероятные убытки правообладателя.
Также апелляционный суд отмечает, что оспаривая саму возможность снижение размера компенсации, исчисленной в порядке, предусмотренном подпунктом 2 пункта 4 статьи 1515 ГК РФ, истец не привел мотивированных доводов в опровержение обстоятельств дела, указанных судом в качестве основания для снижения компенсации.
Ссылка заявителя на постановление Президиума ВАС РФ от 26.06.2012 N 498/12 по делу N А40-3785/2011 в данном случае не принимается, поскольку заявитель не учел результаты дальнейшего рассмотрения данного дела. В постановлении Суда по интеллектуальным правам от 14.08.2015 по этому же делу N А40-3785/2011, с учетом постановлений Президиума ВАС РФ N 16449/12, N 3602/11, N 8953/12, указано, что суд при соответствующем обосновании не лишен возможности взыскать сумму такой компенсации (пп. 2 п. 4 ст. 1515 ГК РФ) в меньшем размере по сравнению с заявленным требованием, преследуя при этом цель недопущения недобросовестного обогащения правообладателя.
Определением ВС РФ от 16.12.2015 N 305-ЭС15-15698 по делу N А40-3785/2011 отказано в передаче жалобы для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации.
Ссылка заявителя на судебную практику по делам N А32-5628/2016, N А32-5971/2015 судом также не принимается, поскольку в судебных актах по данным делам отсутствует выводы подтверждающие позицию заявителя о невозможности снижение размера компенсации, исчисленной в порядке, предусмотренном подпунктом 2 пункта 4 статьи 1515 Гражданского кодекса Российской Федерации.
Кроме того, истцом заявлено требование о взыскании с ответчика расходов на проведение исследования продукции в сумме 20 000 руб., которые подтверждены расходным кассовым ордером N 123 от 03.08.2016, а также расходов на покупку товара в сумме 480 руб., подтвержденных товарным чеком от 01.06.2016., 79 руб. почтовых расходов, 2000 руб. расходов по уплате государственной пошлины.
Согласно правовой позиции, содержащейся в пункте 2 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 21.01.2016 N 1 "О некоторых вопросах применения законодательства о возмещении издержек, связанных с рассмотрением дела" (далее — постановление от 21.01.2016 N 1), к судебным издержкам относятся расходы, которые понесены лицами, участвующими в деле, включая третьих лиц, заинтересованных лиц в административном деле (статья 94 ГПК РФ, статья 106 АПК РФ, статья 106 КАС РФ).
При удовлетворении требования о взыскании компенсации суд определяет ее размер не произвольно. Истец должен представить доказательства, обосновывающие расчет суммы компенсации (статья 65 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации).
Ответчик же вправе оспаривать как сам факт нарушения, так и размер требуемой истцом компенсации. Суд оценивает представленные сторонами доказательства (статья 168 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации) и на их основе принимает решение о размере подлежащей взысканию суммы компенсации, руководствуясь принципами разумности и справедливости, исходя из характера нарушения и иных значимых обстоятельств (пункт 43.3 Постановления от 26.03.2009 N 5/29).
С учетом изложенного удовлетворение на основании представленных сторонами доказательств требований истца о взыскании компенсации в размере, меньше чем изначально заявленный, является частичным удовлетворением иска по смыслу абзаца второго части 1 статьи 110 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации и влечет отнесение судебных расходов на лиц, участвующих в деле, пропорционально размеру удовлетворенных исковых требований.
Как разъясняется в пунктах 20 и 21 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 21.01.2016 N 1 "О некоторых вопросах применения законодательства о возмещении издержек, связанных с рассмотрением дела" при неполном (частичном) удовлетворении имущественных требований, подлежащих оценке, судебные издержки присуждаются истцу пропорционально размеру удовлетворенных судом исковых требований, а ответчику — пропорционально той части исковых требований, в которой истцу отказано (статьи 98, 100 ГПК РФ, статьи 111, 112 КАС РФ, статья 110 АПК РФ).
Положения процессуального законодательства о пропорциональном возмещении (распределении) судебных издержек (статьи 98, 102, 103 ГПК РФ, статья 111 КАС РФ, статья 110 АПК РФ) не подлежат применению при разрешении:
иска неимущественного характера, в том числе имеющего денежную оценку требования, направленного на защиту личных неимущественных прав (например, о компенсации морального вреда);
иска имущественного характера, не подлежащего оценке (например, о пресечении действий, нарушающих право или создающих угрозу его нарушения);
требования о взыскании неустойки, которая уменьшается судом в связи с несоразмерностью последствиям нарушения обязательства, получением кредитором необоснованной выгоды (статья 333 ГК РФ);
требования, подлежащего рассмотрению в порядке, предусмотренном КАС РФ, за исключением требований о взыскании обязательных платежей и санкций (часть 1 статьи 111 указанного кодекса).
Иск о взыскании компенсации за нарушение исключительных прав на товарный знак имеет имущественный характер и подлежит оценке. Таким образом, к нему применяется правило о пропорциональном распределении судебных расходов.
Учитывая изложенное, требования правомерно удовлетворены судом первой инстанции в сумме 1706 руб. судебных расходов, 6,58 руб. почтовых расходов, 166,60 руб. расходов по уплате государственной пошлины в соответствии со ст. ст. 101, 106, 110 АПК РФ, разъяснениями п. 2 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 21.01.2016 N 1 в размере, исчисленном пропорционально размеру удовлетворенных исковых требований.
При таких обстоятельствах основания для изменения или отмены судебного акта по доводам, изложенным в апелляционной жалобе, отсутствуют.
Судом первой инстанции верно установлены фактические обстоятельства, имеющие значение для правильного рассмотрения дела, дана правильная оценка доказательствам и доводам участвующих в деле лиц.
Нарушений или неправильного применения норм материального или процессуального права, являющихся в силу статьи 270 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации основанием к отмене или изменению решения, апелляционной инстанцией не установлено.
Расходы по государственной пошлине по апелляционной жалобе в порядке статьи 110 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации относятся на заявителя жалобы.
В соответствии со статьей 229 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации решение, по результатам рассмотрения дела в порядке упрощенного производства, если оно было предметом рассмотрения в арбитражном суде апелляционной инстанции или если арбитражный суд апелляционной инстанции отказал в восстановлении пропущенного срока подачи апелляционной жалобы, и постановление арбитражного суда апелляционной инстанции, принятое по данному делу, могут быть обжалованы в арбитражный суд кассационной инстанции только по основаниям, предусмотренным частью 4 статьи 288 настоящего Кодекса.
На основании изложенного, руководствуясь статьями 258, 269 — 271 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, арбитражный суд

постановил:

решение Арбитражного суда Ростовской области от 24.10.2016 по делу N А53-22717/2016 оставить без изменения, апелляционную жалобу без удовлетворения.
В соответствии с частью 5 статьи 271, частью 1 статьи 266 и частью 2 статьи 176 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации постановление арбитражного суда апелляционной инстанции вступает в законную силу со дня его принятия.
Постановление может быть обжаловано в порядке, определенном Арбитражным процессуальным кодексом Российской Федерации.

Судья Ю.И.БАРАНОВА