Требование: О взыскании задолженности за услуги по передаче электроэнергии и процентов за пользование чужими денежными средствами

Постановление Шестнадцатого арбитражного апелляционного суда от 17.01.2017 N 16АП-4051/2015 по делу N А63-2961/2015

Резолютивная часть постановления объявлена 10 января 2017 года.
Полный текст постановления изготовлен 17 января 2017 года.
Шестнадцатый арбитражный апелляционный суд в составе: председательствующего Годило Н.Н., судей: Бейтуганова З.А., Сомова Е.Г., при ведении протокола судебного заседания секретарем судебного заседания Авдыш М.С.,
рассмотрев в открытом судебном заседании апелляционную жалобу ПАО "Межрегиональная распределительная компания" на решение Арбитражного суда Ставропольского края от 30.08.2016 по делу N А63-2961/2015 (судья Волошина Л.Н.), по иску публичного акционерного общества "Межрегиональная распределительная сетевая компания Северного Кавказа", г. Пятигорск, ОГРН 1062632029778, ИНН 2632082033, к публичному акционерному обществу "Ставропольэнергосбыт", г. Ессентуки, ОГРН 1052600222927, ИНН 2626033550, о взыскании 101 117 543 руб. 17 коп. долга и процентов за пользование чужим денежными средствами с уменьшением до 1 717 241 руб. 04 коп. долга и процентов за пользование чужим денежными средствами,
при участии в судебном заседании:
от ПАО "Межрегиональная распределительная компания": Гончаровой Н.Н. (по доверенности N 12 от 01.01.2017);
от публичного акционерного общества "Ставропольэнергосбыт": Комарова Д.С. (по доверенности N 01-10/384 от 30.12.2015);

установил:

ОАО "Межрегиональная распределительная сетевая компания Северного Кавказа" в лице филиала — "Ставропольэнерго" (в настоящее время ПАО МРСК Северного Кавказа; далее — компания) обратилось в Арбитражный суд Ставропольского края с иском к ОАО "Ставропольэнергосбыт" (в настоящее время ПАО "Ставропольэнергосбыт"; далее — общество) о взыскании 94 083 рубля 49 копеек задолженности за услуги по передаче электроэнергии и 1 623 157 рублей 55 копеек процентов за пользование чужими денежными средствами с 15.02.2015 по 31.05.2015 (уточненные требования).
Решением от 14.08.2015 иск удовлетворен. Суд исходил из того, что ответчик до настоящего времени продолжает поставлять электроэнергию конечным потребителям ликвидированного ДНТ "Труженик" (далее — товарищество), а последние производят ему оплату за поставленную электроэнергию по действующим договорам, следовательно, общество пользуется услугами истца по передаче электроэнергии.
Постановлением апелляционного суда от 24.12.2015 решение от 14.08.2015 изменено, с общества в пользу компании взыскано 1 494 742 рубля 60 копеек процентов за пользование чужими денежными средствами. В остальной части в иске отказано. Судебный акт мотивирован тем, что законодательством не предусмотрена обязанность потребителя электроэнергии или действующего в его интересах гарантирующего поставщика оплачивать услуги по передаче электроэнергии, потерянной в бесхозяйных сетях. Содержание таких объектов возлагается на сетевые организации. Суд произвел перерасчет размера процентов за пользование чужими денежными средствами, признав неверными расчеты сторон.
Постановлением Арбитражного суда Северо-Кавказского округа от 06.04.2016 решение Арбитражного суда Ставропольского края от 14.08.2015 и постановление Шестнадцатого арбитражного апелляционного суда от 24.12.2015 отменены, дело направлено на новое рассмотрение в Арбитражный суд Ставропольского края. Суд кассационной инстанции указал, что необходимо выяснить обстоятельства возведения электрических сетей и энергопринимающих устройств на территории бывшего товарищества, их принадлежность, обстоятельства и сроки отказа от права собственности, если это имело место, объем полезного отпуска электроэнергии (объем оказанных услуг по передаче энергии) и размер задолженности ответчика за услуги.
При новом рассмотрении дела решением от 30.08.2016 исковые требования удовлетворены частично. С общества в пользу компании взыскано 968 203 руб. 78 коп. процентов за пользование чужими денежными средствами за период с 24.02.2015 по 31.03.2015 и 17 011 руб. 20 коп. в возмещение расходов по уплате государственной пошлины. В остальной части иска отказано. Суд первой инстанции исходил из того, что электрические сети ликвидированного товарищества являются бесхозяйными, и, следовательно, выставляемые истцом объемы переданной-принятой электроэнергии по коллективному прибору учета не подлежат оплате.
В апелляционной жалобе истец оспаривает решение суда от 30.08.2016 в части отказа в удовлетворении исковых требований, считает, что распоряжение общим имуществом ликвидированного товарищества находится в компетенции бывших членов товарищества. По состоянию на январь 2015 года решение об отказе от спорного имущества членами товарищества не принималось. Расчеты за потребленную электроэнергию должны производиться на основании показаний коллективного прибора учета. Суд безосновательно сделал выводы о бесхозяйности сетей ликвидированного товарищества.
Согласно части 5 статьи 268 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации в случае, если в порядке апелляционного производства обжалуется только часть решения, арбитражный суд апелляционной инстанции проверяет законность и обоснованность решения только в обжалуемой части, если при этом лица, участвующие в деле, не заявят возражений.
Учитывая, что решение суда первой инстанции оспаривается истцом только в части отказа в удовлетворении исковых требований, и заявителем не приведено доводов, направленных на оспаривание судебного акта в полном объеме, суд апелляционной инстанции проверяет законность и обоснованность решения суда только в этой части.
Изучив материалы дела, оценив доводы апелляционной жалобы, выслушав представителей сторон, арбитражный суд апелляционной инстанции пришел к выводу о том, что решение суда первой инстанции отмене в обжалуемой части не подлежит, по следующим основаниям.
Как видно из материалов дела, 01.12.2011 общество (заказчик) и компания (исполнитель) заключили договор N СЭ04454 оказания услуг по передаче электрической энергии, по условиям которого исполнитель обязался оказывать заказчику услуги по передаче электрической энергии, а заказчик — оплачивать услуги исполнителя на условиях, указанных в договоре. Согласно пункту 7.7 договора оплата услуг по передаче электроэнергии производится в следующем порядке. До начала расчетного месяца истец выставляет ответчику счет на оплату услуг, исходя из плановых объемов передачи электроэнергии, указанных в приложении N 4, и заказчик производит оплату по выставленному счету: до 15 числа текущего месяца — 33% стоимости услуг, указанных в счете; до 25 числа текущего месяца — 33% стоимости услуг, указанных в счете. Окончательный расчет производится до 15 числа месяца, следующего за расчетным, с учетом платежей, произведенных ответчиком по выставленному счету, исходя из объемов переданной электроэнергии, указанных в акте об оказании услуг по передаче электроэнергии.
Во исполнение договора компания в январе 2015 года оказала обществу услуги по передаче электроэнергии на общую сумму 450 775 935 рублей 61 копейка (акт об оказанных услугах по передаче энергии от 31.01.2015, счет-фактура от 31.01.2015 N 0000050/07). По данным общества, в январе 2015 года компания оказала услуги на сумму 450 870 019 рублей 10 копеек.
В результате проведенных ответчиком платежей, а также зачета взаимных однородных требований, задолженность за услуги по передаче электроэнергии, по мнению истца, составила 94 083 рубля 49 копеек.
Отказ общества оплатить указанную сумму, а также просрочка платежей явились основанием для обращения компании в арбитражный суд с иском.
К установленным по делу обстоятельствам, суд первой инстанции правильно применил нормы материального права. Частично отказывая в удовлетворении исковых требований (взыскания основного долга и процентов), суд первой инстанции обоснованно исходил из следующего.
Из материалов дела видно, что по условиям договора энергоснабжения от 26.04.2010 N 502020, заключенного обществом (гарантирующий поставщик) с товариществом (покупатель), гарантирующий поставщик обязался поставлять электрическую энергию покупателю путем заключения договора передачи электрической энергии с третьими лицами. Покупатель приобретал электроэнергию в целях решения общих социально-хозяйственных задач граждан, объединенных в товариществе. Учет электроэнергии осуществлялся единым прибором учета на границе сетей товарищества с сетями компании.
Возражая против иска, общество указало, что у истца отсутствуют основания для взыскания задолженности за услуги по передаче спорного объема энергии, поскольку данный объем представляет собой потери в бесхозяйных объектах электросетевого хозяйства ликвидированного товарищества.
Из материалов дела видно, что в связи с неисполнением товариществом обязательств по оплате потребленной электроэнергии общество в письме от 22.07.2013 N 01/1784 уведомило председателя товарищества об отказе от исполнения указанного договора. Аналогичное уведомление ответчик направил в адрес компании 23.07.2013 (получено 24.07.2013). В связи с исключением товарищества из Единого государственного реестра юридических лиц его деятельность прекращена 07.04.2014. В письме от 15.01.2015 ответчик сообщил истцу о невозможности в связи с ликвидацией товарищества осуществлять расчет за потребленную бывшими членами товарищества электроэнергию по бесхозяйному прибору учета, установленному на территории товарищества (РУ 0,4 кВТП1536/103). В письме от 18.06.2015 общество проинформировало компанию о том, что действие договора энергоснабжения от 26.04.2010 N 502020 прекращено с 07.04.2014, с бывшими членами товарищества заключены прямые договоры энергоснабжения.
Согласно статье 1 Федерального закона от 15.04.1998 N 66-ФЗ "О садоводческих, огороднических и дачных некоммерческих объединениях граждан" (далее — Закон N 66-ФЗ) имущество общего пользования — это имущество (в том числе земельные участки), предназначенное для обеспечения в пределах территории садоводческого, огороднического или дачного некоммерческого объединения потребностей членов такого некоммерческого объединения в проходе, проезде, водоснабжении и водоотведении, электроснабжении, газоснабжении, теплоснабжении, охране, организации отдыха и иных потребностей (дороги, водонапорные башни, общие ворота и заборы, котельные, детские и спортивные площадки, площадки для сбора мусора, противопожарные сооружения и тому подобное). В соответствии с пунктом 3 статьи 40 Закона N 66-ФЗ при ликвидации садоводческого, огороднического или дачного некоммерческого объединения как юридического лица сохраняются права его бывших членов на земельные участки и другое недвижимое имущество.
Правовой режим бесхозяйной вещи (статья 225 Гражданского кодекса Российской Федерации), которая не имеет собственника или собственник которой неизвестен, отличен от правового режима бесхозяйной вещи, имевшей собственника (собственников), от права собственности на которую собственник (собственники) отказался. На основании статьи 236 названного Кодекса отказ от права собственности не влечет прекращения прав и обязанностей собственника в отношении соответствующего имущества до приобретения права собственности на него другим лицом.
В данном случае в деле отсутствуют и истцом не представлены надлежащие доказательства, подтверждающие в соответствии со статьями 65, 68 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, что общие сети на территории бывшего садоводческого товарищества находились в общей собственности его членов — собственников дачных участков и строений.
В материалы дела представлены письма бывших членов товарищества, из содержания которых следует, что указанные граждане не являются членами товарищества и что трансформаторная подстанция и линии электропередач, расположенные на территории бывшего товарищества в их собственности не находятся.
Истец в соответствии со статьей 65 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации не представил документов в обоснование правомерности своих требований к ответчику (заявление на выдачу технических условий на возведение спорных сетей, акт приема в эксплуатацию сетей товарищества, документы об оплате технических условий, монтажа сетей ДНТ "Труженик").
Материалы дела не содержат относимых и допустимых доказательств, подтверждающих чье-либо право собственности на электросетевое хозяйство товарищества, следовательно, данное электросетевое хозяйство в силу статьи 225 ГК РФ является бесхозяйным, на что правомерно указал суд первой инстанции.
Бесхозяйные недвижимые вещи принимаются на учет органом, осуществляющим государственную регистрацию права на недвижимое имущество, по заявлению органа местного самоуправления, на территории которого они находятся (п. 3 ст. 225 ГК РФ).
Доказательства принятия органом местного самоуправления мер по учету объектов электросетевого хозяйства, расположенных на территории ликвидированного товарищества, материалы дела не содержат.
Однако непринятие органами местного самоуправления мер по учету спорных объектов электросетевого хозяйства ликвидированного товарищества не лишает эти объекты признаков бесхозяйной вещи.
Статьей 38 Федерального закона "Об электроэнергетике" от 26.03.2003 N 35-ФЗ (далее — Закон) установлено, что субъекты электроэнергетики, обеспечивающие поставки электрической энергии потребителям электрической энергии, в том числе энергосбытовые организации, гарантирующие поставщики и территориальные сетевые организации (в пределах своей ответственности), отвечают перед потребителями электрической энергии за надежность обеспечения их электрической энергией и ее качество в соответствии с требованиями технических регламентов и иными обязательными требованиями.
Ответственность за надежность обеспечения электрической энергией и ее качество перед потребителями электрической энергии, энергопринимающие установки которых присоединены к объектам электросетевого хозяйства, которые не имеют собственника, собственник которых не известен или от права собственности на которые собственник отказался, несут организации, к электрическим сетям которых такие объекты присоединены.
По смыслу п. 4 ст. 28 Закона бремя содержания бесхозяйных сетей возложено на организации, осуществляющие их эксплуатацию. Законом гарантировано возмещение этих затрат посредством учета при установлении цен (тарифов) для таких организаций всех экономически обоснованных расходов, связанных с эксплуатацией таких объектов. Под эксплуатацией объекта понимается стадия его функционирования, на которой реализуется, поддерживается и восстанавливается его качество. Эксплуатация объекта электросетевого хозяйства включает в себя его использование по назначению, содержание, техническое обслуживание и ремонт.
Таким образом, бесхозяйные сети являются частью электросетевого хозяйства, с использованием которого сетевые организации оказывают услуги по передаче электроэнергии и получают соответствующую оплату. Передача электроэнергии сетевой организацией по бесхозяйным электросетям является законным основанием пользования этим имуществом.
Нормативные потери в электросетях являются неизбежными издержками процесса передачи электроэнергии, в силу чего они оплачиваются конечными потребителями этих услуг сетевым организациям в тарифе на услуги по передаче электроэнергии.
Ни в соответствии с Законом об электроэнергетике, ни в соответствии с иными нормативными правовыми актами потребитель электроэнергии не обязан оплачивать потери в бесхозяйных сетях. К тому же потребитель (в отличие от профессиональных сетевых организаций и иных владельцев сетей) лишен возможности эффективно контролировать объекты электросетевого хозяйства и влиять на величину фактических потерь, тем более, если к бесхозяйной сети присоединены несколько потребителей.
Таким образом, у ответчика отсутствуют правовые основания для получения стоимости электроэнергии, не доставленной конечным потребителям (бывшим членам ДНТ) вследствие ее потери на бесхозяйном участке сети, а у истца — основания требовать от гарантирующего поставщика оплаты соответствующих услуг.
В связи с изложенным, требования истца о взыскании долга в размере 94 083 руб. 49 коп. за передачу электроэнергии по сетям ликвидированного товарищества удовлетворению не подлежат. Для иных выводов оснований не имеется.
В связи с просрочкой исполнения ответчиком обязательств по оплате оказанных услуг истец начислил проценты за пользование чужими денежными средствами в сумме 1 623 157 руб. 55 коп. за период просрочки с 15.02.2015 по 31.03.2015.
В пункте 7.7 договора предусмотрено, что окончательный расчет за месяц производится до 15 числа месяца, следующего за расчетным, исходя из объемов переданной электроэнергии, указанных в акте об оказании услуг по передаче электроэнергии. Таким образом, размер конкретной задолженности за истекший месяц определяется в акте, подписанном сторонами. Общество указало (и компания не оспорила), что акт об оказании услуг направлен ему истцом позднее срока, предусмотренного договором, поэтому просрочка исполнения денежного обязательства должна исчисляться с учетом просрочки самого кредитора. В отношении авансовых платежей в договоре начисление процентов за пользование чужими денежными средствами может производиться только при наличии сведений о конкретном объеме фактически оказанной услуги к дате соответствующего платежа (правовая позиция в постановлении Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 08.05.2007 N 15651/06).
Согласно пункту 7.2 договора оказания услуг по передаче электрической энергии N СЭ04454 от 01.12.2011 истец обязался в срок не позднее 10 числа месяца, следующего за расчетным предоставлять ответчику акт об оказании услуг по передаче электрической энергии, ведомость об объемах переданной по договору электроэнергии за расчетный месяц.
При заключении договора в пункте 7.3 договора стороны определили обязанность ПАО "Ставропольэнергосбыт" в течение 3 рабочих дней с момента получения от ПАО "МРСК Северного Кавказа" документов рассмотреть их и при отсутствии претензий подписать их.
В пункте 7.4 договора указано, что при возникновении у Заказчика обоснованных претензий к объему и (или) качеству оказанных услуг он обязан: сделать соответствующую отметку в акте, указать отдельно в акте неоспариваемую и оспариваемую часть оказанных услуг, подписать акт в неоспариваемой части, и в течение 3-х рабочих дней направить Исполнителю претензию по объему и (или) качеству оказанных услуг.
Неоспариваемая часть оказанных услуг подлежит оплате в сроки согласно условиям настоящего Договора. В этом случае исполнитель оплачивает электроэнергию, приобретаемую в целях компенсации потерь в том месяце, по итогам которого Заказчик недоплачивает оспариваемую часть, в размере, пропорциональном неоспариваемой Заказчиком части оказанных услуг к объему, указанному в акте. Оспариваемая часть подлежит оплате в течение 3-х дней с даты урегулирования разногласий по объему и качеству оказанных услуг.
В соответствии с п. 7.7.2.3 договора окончательный расчет производится до 15 числа месяца, следующего за расчетным с учетом платежей, произведенных заказчиком по выставленному счету, исходя из объемов переданной электроэнергии, указанных в акте об оказании услуг по передаче электрической энергии (мощности).
Из буквального содержания пунктов 7.2 — 7.4 и пункта 7.7.2.3 договора в их взаимосвязи следует, что обязательства ответчика по оплате оказанных ему истцом услуг напрямую связаны с моментом предоставления и рассмотрения акта об оказании услуг по передаче электрической энергии (мощности).
Судом установлено, что акт об оказании услуг по передаче электрической энергии за январь 2015 года поступил в адрес ответчика лишь 18.02.2015, то есть с нарушением срока установленного договором.
Поскольку до направления истцом в адрес ответчика акта об оказании услуг по передаче электроэнергии последний не имел возможности исполнить свои обязательства по оплате оказанных ему услуг, а также принимая во внимание согласованные сторонами условия договора, суд верно указал, что допущенная просрочка оплаты услуг вызвана не совершением истцом предусмотренных договором действий, а именно несвоевременным направлением акта в адрес ответчика, т.е. просрочкой самого кредитора.
При таких обстоятельствах по денежному обязательству должник не обязан платить проценты за время просрочки кредитора (пункт 3 статьи 406 ГК РФ).
С учетом изложенного, является верным контррасчет суммы процентов за пользование чужими денежными средствами, представленный ответчиком, в размере 968 203 руб. 78 коп. Периода просрочки исполнения денежного обязательства при исчислении процентов за пользование чужими денежными средствами, определен верно.
С учетом изложенного, суд апелляционной инстанции не принимает доводы, изложенные в апелляционной жалобе, как основанные на неверном толковании норм законодательства и не соответствующие фактическим обстоятельствам дела, установленным судом.
Доводы апелляционной жалобы, сводящиеся к иной, чем у суда первой инстанции трактовке тех же обстоятельств дела и норм права, не опровергают правомерность и обоснованность выводов суда первой инстанции, не могут служить основанием для отмены обжалуемого судебного акта.
Нарушения и неправильного применения норм процессуального права, влекущих отмену судебного акта в силу статьи 270 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, судом апелляционной инстанции не установлено.
Учитывая вышеизложенное, руководствуясь статьями 268, 269, 271 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Шестнадцатый арбитражный апелляционный суд,

постановил:

решение Арбитражного суда Ставропольского края от 30.08.2016 по делу N А63-2961/2015 оставить без изменения, апелляционную жалобу — без удовлетворения.
Постановление вступает в законную силу с момента его принятия и может быть обжаловано в Арбитражный суд Северо-Кавказского округа в двухмесячный срок через суд первой инстанции.

Председательствующий Н.Н.ГОДИЛО

Судьи З.А.БЕЙТУГАНОВ Е.Г.СОМОВ