Требование: Об обязании исключить пункты из текста дополнительного соглашения к договору поставки газа

Постановление Шестнадцатого арбитражного апелляционного суда от 16.01.2017 N 16АП-2573/2016 по делу N А63-806/2016

Резолютивная часть постановления объявлена 10 января 2017 года.
Полный текст постановления изготовлен 16 января 2017 года.
Шестнадцатый арбитражный апелляционный суд в составе:
председательствующего Сомова Е.Г.,
судей: Годило Н.Н., Джамбулатова С.И.,
при ведении протокола судебного заседания секретарем Чуденцовой О.Ч.,
рассмотрев в открытом судебном заседании апелляционные жалобы открытого акционерного общества "Электроцинк" и общества с ограниченной ответственностью "Газпром межрегионгаз Пятигорск" на решение Арбитражного суда Ставропольского края от 29.04.2016 по делу N А63-806/2016 (судья Мисникова О.А.)
по иску открытого акционерного общества "Электроцинк" (г. Владикавказ, ОГРН 1021500668617) к обществу с ограниченной ответственностью "Газпром межрегионгаз Пятигорск" (г. Пятигорск, ОГРН 1062632033760) об обязании заключить дополнительное соглашение к договору,
при участии в судебном заседании:
от истца: Абаевой Н.З. по доверенности от 29.01.2016,

установил:

открытое акционерное общество "Электроцинк" (далее — истец, общество) обратилось в Арбитражный суд Ставропольского края с иском к обществу с ограниченной ответственностью "Газпром межрегионгаз Пятигорск" (далее — ответчик, газпром) об обязании исключить пункты 4.4, 4.5, 6.1 и 6.3 из текста дополнительного соглашения N 1/16 от 26.10.2015 к договору поставки газа N 39-2-0058/14 от 01.11.2013.
Решением суда от 29.04.2016 исковые требования удовлетворены частично. Суд исключил абзац 1 пункта 4.4, а также пункты 6.1 и 6.3 из текста дополнительного соглашения N 1/16 от 26.10.2015 к договору поставки газа 39-2-0058/14 от 01.11.2013. В удовлетворении остальной части требований отказано. Взыскано с газпрома в пользу общества 6 000 руб. расходов по уплате государственной пошлины.
Газпром в апелляционной жалобе указал, что подлежащие исключению пункты договора являются типовыми для всех договоров поставки газа, заключаемых компанией с другими потребителями. Суд не учел, что исключенные судом условия дополнительного соглашения (абз. 1 п. 4.4, п. 6.1, 6.3) в редакции поставщика не противоречат закону, не нарушают права и законные интересы истца, а также обеспечивают баланс интересов сторон договора. Исключая пункт 6.1, суд не учел, что при неисполнении или ненадлежащем исполнении потребителем газа обязательства по его оплате, у него возникает обязанность предоставить обеспечение исполнения обязательств по оплате газа в виде банковской гарантии или иного способа обеспечения, согласованного с поставщиком газа в силу п. 5 Порядка прекращения или ограничения подачи электрической энергии и газа организациям-потребителям при неоплате поданных им (использованных ими) топливно-энергетических ресурсов, утвержденных постановлением Правительства РФ от 015.01.1998 N 1. Ответчик указал, что включение п. 6.3 обусловлено тяжелейшей ситуацией, связанной с несанкционированными подключениями в республиках Северного Кавказа, входящих в зону ответственности поставщика газа. Газпром просил решение суда изменить и отказать в удовлетворении иска в полном объеме.
Общество не согласилось с решением в части отказа в удовлетворении требований, просило в апелляционной жалобе решение в указанной части отменить, исковые требования — удовлетворить в полном объеме. По мнению истца, абзац второй пункта 4.17 и пункт 4.18 противоречат действующему законодательству. В протоколе согласования разногласий поставщик в обоснование своей позиции по данному пункту ссылается на пункты 8.4 и 8.5 ГОСТ Р 54961-2012. Однако указанные пункты ГОСТ не предусматривают присутствие представителя поставщика и ГРО при отключении-подключении оборудования от газоснабжения на летний/зимний периоды, после ремонта и первичный пуск, а также при выводе из эксплуатации на срок более трех суток для проведения ремонтных работ или при переводе его в режим резерва.
Постановлением суда апелляционной инстанции от 01.08.2016 решение от 29.04.2016 отменено в части удовлетворения исковых требований и распределения судебных расходов, в удовлетворении иска отказано. Судебный акт мотивирован тем, что общество обратилось в суд за пределами 30-дневного срока, установленного пунктом 11 Правил поставки газа в Российской Федерации, утвержденных постановлением Правительства Российской Федерации от 05.02.1998 N 162 (далее — Правила поставки газа). Поскольку газпром возражал против рассмотрения иска общества по существу (отзыв от 28.03.2016, т. 1 л.д. 108-112), то требования истца удовлетворению не подлежат.
Постановлением суда кассационной инстанции от 08.11.2016 постановление апелляционного суда от 01.08.2016 отменено, дело направлено в тот же суд на новое рассмотрение.
Определением апелляционного суда от 24.11.2016 дело принято к производству суда, назначено судебное разбирательство на 10.01.2017.
Информация о времени и месте судебного заседания с соответствующим файлом размещена 25.11.2016 на сайте http://kad.arbitr.ru/ в соответствии положениями статьи 121 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.
В судебном заседании представитель истца доводы своей апелляционной жалобы поддержал по основаниям, в ней изложенным, просил решение суда в части отказа в удовлетворении требований отменить, жалобу — удовлетворить. С доводами жалобы ответчика не согласился.
В соответствии со ст. 156 АПК РФ апелляционные жалобы рассматриваются судом в отсутствие надлежаще извещенного о времени и месте судебного разбирательства ответчика.
Апелляционный суд пересматривает решение арбитражного суда первой инстанции в соответствии со статьями 266 — 269 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, проверяет законность принятого решения и правильность применения норм материального и процессуального права.
Проверив доводы апелляционных жалоб, исследовав материалы дела, Шестнадцатый арбитражный апелляционный суд считает, что решение суда от 29.04.2016 подлежит оставлению без изменения, а апелляционные жалобы — без удовлетворения по следующим основаниям.
Как следует из материалов дела и установлено судом, 01.11.2013 газпром (поставщик) и общество (покупатель) заключили договор поставки газа N 39-2-0058/14, по условиям которого поставщик взял на себя обязательство по поставке природного газа, а покупатель получать и оплачивать газ.
При заключении дополнительного соглашения между сторонами возникли разногласия, не урегулированные в досудебном порядке.
Дополнительное соглашение N 1/16 от 26.10.2015 к договору подписано со стороны покупателя с протоколом разногласий по пунктам 4.4, 4.5, 6.1 и 6.3 с предложением об их исключении из текста.
Общество не согласилось с редакцией поставщика по вышеуказанным пунктам дополнительного соглашения и просило исключить из текста договоров пункты 4.4 и 4.5, согласно которым в редакции, предложенной ответчиком как поставщиком газа, в дополнительном соглашении дополнен раздел 4 договора "Порядок учета газа" пунктами 4.17 и 4.18 следующей редакции:
"Уполномоченным лицам поставщика предоставляется право в присутствии представителей владельца узлов учета проверять правильность работы контрольно-измерительных приборов и средств измерений показателей качества газа, а также ведения необходимой документации.
Покупатель проводит отключение-подключение оборудования от газоснабжения на летний/зимний периоды, после ремонта и первичный пуск газа в присутствии уполномоченных лиц поставщика и ГРО с составлением соответствующего акта".
"Газопотребляющее оборудование при выводе из эксплуатации на срок более трех суток для проведения ремонтных работ или при переводе его в режим резерва, должно отключаться с установкой заглушек на газопроводах и быть опломбировано представителем поставщика".
По мнению истца, абзац первый статьи 4.17 дублирует абзац 4 статьи 4.8 договора.
Кроме того, поставщик в пункте 4.17 дополнительно указывает средства измерения показателей качества газа, однако ОАО "Электроцинк" на узле учета не имеет средства измерения показателей качества газа.
Абзац второй пункта 4.17 и пункт 4.18 противоречат действующему законодательству.
В протоколе согласования разногласий поставщик в обоснование своей позиции по данному пункту ссылается на пункты 8.4 и 8.5 ГОСТ Р 54961-2012. Однако указанные пункты ГОСТ не предусматривают присутствие представителя поставщика и ГРО при отключении-подключении оборудования от газоснабжения на летний/зимний периоды, после ремонта и первичный пуск, а также при выводе из эксплуатации на срок более трех суток для проведения ремонтных работ или при переводе его в режим резерва.
Также истец не соглашается с предложенной ответчиком редакцией, изложенной в пунктах 6.1. и 6.3 дополнительного соглашения, в которых тот дополняет раздел 9 договора "прочие условия" пунктами 9.3 и 9.13 следующей редакции:
"При решении вопроса о снятии ограничения (прекращения) газоподачи, наступившего вследствие образовавшейся задолженности, покупатель обязан по требованию поставщика предоставить согласованное сторонами договора обеспечение по настоящему договору в виде либо банковской гарантии в сумме, эквивалентной троекратному среднемесячному газопотреблению покупателя, либо векселя банков на такую же сумму, либо внесения обеспечительного платежа" (пункт 9.3).
"За несанкционированный отбор газа (самовольное подключение) покупателем после получения уведомления поставщика о введении 100% ограничения или после принудительного прекращения подачи газа согласно разделу 3 настоящего договора, покупатель уплачивает поставщику штраф в размере 50% стоимости среднемесячного годового объема поставки газа" (пункт 9.13).
Истец не согласен с предложенной ответчиком редакцией по пункту 9.3, ссылаясь на статью 25 Федерального закона от 31.03.1999 N 69-ФЗ (ред. от 28.11.15) "О газоснабжении в Российской Федерации", которая предусматривает обязанность потребителей газа предоставлять обеспечение исполнения обязательств по оплате газа, поставляемого по договорам поставки.
В соответствии с указанной статей Правительство Российской Федерации устанавливает критерии, при соответствии которым у потребителей газа возникает обязанность предоставления обеспечения исполнения обязательств по оплате газа, поставляемого по договорам поставки. При установлении данных критериев Правительство Российской Федерации исходит из случаев неисполнения или ненадлежащего исполнения потребителями газа обязательств по его оплате. При этом не возникает обязанность предоставления обеспечения исполнения обязательств по оплате у потребителей газа, не имеющих неисполненных обязательств по оплате газа.
Общество полагает, что у поставщика нет оснований включать в договор условие о внесении обеспечительного платежа, так как на момент заключения дополнительного соглашения Правительством РФ не установлены критерии, при соответствии которым у потребителей газа возникает обязанность предоставления обеспечения исполнения обязательств по оплате газа, поставляемого по договорам поставки.
По пункту 9.13 истец не согласен в связи с тем, что штраф в размере 50% стоимости среднемесячного годового объема поставки газа за несанкционированный отбор газа (самовольное подключение) покупателем после получения уведомления поставщика о введении 100% ограничения или после принудительного прекращения подачи газа, также противоречит действующему законодательству РФ.
Поскольку разногласия сторон при заключении дополнительного соглашения к договору поставки газа не были урегулированы, истец обратился в суд с настоящим иском.
В соответствии со статьями 432 — 433 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее — ГК РФ) договор считается заключенным, если между сторонами, в требуемой в подлежащих случаях форме, достигнуто соглашение по всем существенным условиям договора. Договор заключается посредством направления оферты одной из сторон и ее акцепта другой стороной. Договор признается заключенным в момент получения лицом, направившим оферту, ее акцепта.
Согласно части 2 статьи 445 ГК РФ в случае, когда заключение договора обязательно для стороны, направившей оферту (проект договора), и ей в течение 30 дней будет направлен протокол разногласий к проекту договору, эта сторона обязана в течение 30 дней со дня получения протокола разногласий известить другую сторону о принятии договора в ее редакции либо об отклонении протокола разногласий. При отклонении протокола разногласий либо неполучении извещения о результатах его рассмотрения в указанный срок сторона, направившая протокол разногласий, вправе передать разногласия, возникшие при заключении договора, на рассмотрение суда.
В соответствии с пунктом 5 Правил поставки газа в Российской Федерации, утвержденных постановлением Правительства России от 05.02.1998 N 162 (далее — Правила поставки газа) поставка газа производится на основании договора между поставщиком и покупателем, заключаемого в соответствии с требованиями Гражданского кодекса Российской Федерации, федеральных законов, настоящих Правил и иных нормативных правовых актов. Договор поставки газа должен соответствовать требованиям параграфа 3 главы 30 Гражданского кодекса Российской Федерации.
Пунктами 9 и 10 Правил поставки газа предусмотрено, что предложение о заключении договора поставки газа направляется, как правило, поставщиком покупателю, предварительно представившему заявку на приобретение газа; предложение о заключении договора транспортировки газа направляется газотранспортной или газораспределительной организацией поставщику (покупателю) одновременно с разрешением на доступ к газотранспортной системе, выданным в соответствии с установленным Правительством Российской Федерации порядком.
В соответствии с пунктом 11 Правил поставки газа согласие на заключение договора поставки газа (подписанный проект договора) должно быть направлено стороной, получившей предложение о заключении договора (оферту), не позднее 30 дней с момента его получения, если иной срок не определен в оферте. При несогласии с условиями договора сторона, получившая оферту, обязана выслать другой стороне протокол разногласий, в случае неполучения в 30-дневный срок со дня отправления подписанного поставщиком протокола разногласий обратиться в арбитражный или третейский суд.
Судом установлено, что истцом соблюден установленный ч. 2 ст. 445 ГК РФ и п. 11 Правил поставки газа порядок урегулирования спора.
В соответствии со статьей 446 ГК РФ в случае передачи разногласий, возникших при заключении договора, на рассмотрение суда на основании статьи 445 ГК РФ либо по соглашению сторон условия договора, по которым у сторон имелись разногласия, определяются в соответствии с решением суда.
Суд первой инстанции при рассмотрении разногласий сторон принял во внимание предложенные сторонами редакции спорных пунктов, сопоставил условия спорных пунктов с действующим законодательством и условиями договора, которые не оспариваются, с учетом сущности спорных правоотношений в сфере газоснабжения и необходимости обеспечения баланса интересов сторон, экономико-правового статуса общества и газпрома.
Порядок и условия заключения договоров поставки газа регламентированы параграфом 6 главы 30 Гражданского кодекса Российской Федерации, Федеральным законом от 31.03.1999 N 69-ФЗ "О газоснабжении в Российской Федерации" (далее — Закон о газоснабжении), Правилами поставки газа, утвержденных постановлением Правительства РФ от 05.02.1998 N 162, и Правилами учета газа, утвержденных Приказом Минэнерго России от 30.12.2013 N 961.
Пунктами 1.2, 1.3 Правил учета газа при проведении учета газа осуществляется упорядоченный сбор, регистрация и обобщение информации о количественных и (или) о количественных и качественных их показателях в натуральном выражении, о наличии и движении путем документального оформления всех операций, связанных с добычей, транспортировкой, переработкой, хранением и потреблением. Последовательно выполняемые действия по сбору, накоплению и составлению информации об учете газа и ее отражению в первичных учетных документах должны предусматривать совокупность операций, выполняемых для определения количественных значений объемов газа и (или) их количественных и качественных показателей, регистрацию, а при необходимости расчет его количественных и (или) количественных и качественных показателей.
Суд первой инстанции установил, что общество на узле учета не имеет средства измерения показателей качества газа, о чем свидетельствует справка N 50/3-5-14 от 24.03.2016, доказательств обратного ответчик в суд не представил.
Доводы газпрома о том, что такой прибор может быть им установлен в любое время, судом правомерно отклонен, поскольку условия договора также могут быть изменены внесением соответствующих дополнений при возникновении новых обстоятельств в длящихся правоотношениях сторон.
С учетом этого суд счел возможным исключить из текста дополнительного соглашения абзац 1 пункта 4.4, где в договор вносится условие о предоставлении права уполномоченным лицам поставщика в присутствии представителей владельца узлов учета проверять правильность работы контрольно-измерительных приборов и средств измерений показателей качества газа, а также ведение необходимой документации (новый пункт 4.17 договора).
Кроме того, абзац первый статьи 4.17 дублирует абзац 4 статьи 4.8 договора.
Разрешая разногласия по абзацу 2 пункта 4.4 дополнительного соглашения, условиями которого предусмотрено, что покупатель проводит отключение-подключение оборудования от газоснабжения на летний/зимний периоды, после ремонта и первичный пуск газа в присутствии уполномоченных лиц поставщика и ГРО с составлением соответствующего акта" (абзац 2 пункта 4.17 договора) и пункту 4.5 этого соглашения, где поставщик установил, что газопотребляющее оборудование при выводе из эксплуатации на срок более трех суток для проведения ремонтных работ или при переводе его в режим резерва, должно отключаться с установкой заглушек на газопроводах и быть опломбировано представителем поставщика" (пункт 18 договора), суд исходил из следующего.
В соответствии с пунктом 26 Правил поставки газа каждая из сторон договора обязана обеспечить представителю другой стороны возможность проверки в любое время работоспособности контрольно-измерительных приборов, наличия действующих свидетельств об их поверке, а также документов об учете и использовании газа покупателем.
Согласно пункту 4.5 ГОСТ Р 54961-2012 "Национальный стандарт Российской Федерации. Системы газораспределительные. Сети газопотребления. Общие требования к эксплуатации. Эксплуатационная документация" (утв. и введен в действие Приказом Росстандарта от 22.08.2012 N 251-ст), газифицированные предприятия должны иметь собственные газовые службы или договоры с эксплуатационными организациями, оказывающими на законном основании услуги по техническому обслуживанию и ремонту сетей газопотребления на опасных производственных объектах.
Довод общества о том, что на производстве имеется собственная газовая служба судом не принят, так как организация собственной газовой службы на предприятии или в котельной должна осуществляться в соответствии с положением, утвержденным руководителем предприятия (котельной). Положение о газовой службе предприятия должно разрабатываться в соответствии с настоящим стандартом и ГОСТ Р 54983. Газовые службы предприятий должны иметь квалифицированный персонал, а также достаточные для выполнения производственных процессов материально-технические и топливно-энергетические ресурсы (п. 5.2.4 ГОСТ Р 54961-2012).
Вместе с тем, в соответствии с пунктом 5.2.6 ГОСТ Р 54961-2012 руководители и специалисты газовых служб предприятий должны быть аттестованы в области промышленной безопасности. Рабочие газовых служб предприятий и обслуживающий дежурный персонал должны проходить проверку знаний безопасных методов и приемов выполняемых работ в объеме соответствующих производственных инструкций. Порядок проведения аттестации руководителей и специалистов и проверки знаний рабочими безопасных методов и приемов выполняемых работ устанавливается уполномоченным федеральным органом исполнительной власти в области промышленной безопасности.
Повышение квалификации руководителей и специалистов, а также профессиональная подготовка персонала газовых служб предприятий и обслуживающего дежурного персонала должны осуществляться в учебных организациях (центрах, комбинатах, курсах и др.).
Повышение квалификации руководителей и специалистов газовых служб предприятий должно проводиться не реже одного раза в пять лет.
Однако, кроме положения о собственной газовой службе и выписок из штатного расписания общества истцом не представлено в суд иных документов.
В пунктах 22 и 23 Правил N 162 предусмотрено, что учет объема газа, передаваемого покупателю, производится контрольно-измерительными приборами стороны, передающей газ, и оформляется документом, подписанным сторонами по форме и в сроки, указанные в договоре поставки газа. При неисправности или отсутствии контрольно-измерительных приборов у передающей стороны объем переданного газа учитывается по контрольно-измерительным приборам принимающей газ стороны, а при их отсутствии или неисправности — по объему потребления газа, соответствующему проектной мощности неопломбированных газопотребляющих установок и времени, в течение которого подавался газ в период неисправности приборов, или иным методом, предусмотренным договором.
Аналогичные требования содержатся в Правилах учета газа.
Согласно пункту 2.2 Правил учета газа учет количества газа, отпускаемого поставщиком газораспределительной организации или потребителю газа (при прямых поставках) должен осуществляться по узлам учета поставщика или потребителя газа, установленным в соответствии с требованиями действующих норм и настоящих Правил.
При отсутствии узлов учета у поставщика, их неисправности или отсутствии действующего поверительного клейма количество поданного газа определяется по данным газораспределительной организации или потребителя газа (по соглашению сторон).
Таким образом, присутствие представителя поставщика газа при отключении-подключении газоиспользующего оборудования обусловлено в силу указанных норм закона и условий договора.
Суд счел, что поставщиком в целях защиты узла учета газа от несанкционированного вмешательства обоснованно внесено условие об установке заглушек на газопроводах, которые должны быть опломбированы представителем поставщика, что исключало бы возможность несанкционированного отбора газа.
Поскольку редакции ответчика данных пунктов не противоречат действующему законодательству, и не нарушают права и законные интересы истца, а также обеспечивают баланс интересов сторон договора, они признаны судом обоснованными и подлежащими включению в условия дополнительного соглашения.
Рассматривая разногласия, возникшие по пунктам 6.1. и 6.3 дополнительного соглашения, в которых ответчик дополняет раздел 9 договора "прочие условия" пунктами 9.3 и 9.13, суд счел их подлежащими исключению по следующим основаниям.
Согласно пункту 6.1 поставщик в целях обеспечения по договору предлагает установить действие либо банковской гарантии в сумме, эквивалентной троекратному среднемесячному газопотреблению покупателя, либо векселя банков на такую же сумму, либо внесения обеспечительного платежа, суд исходит из следующего.
В соответствии со статьей 421 ГК РФ стороны свободны в заключении договора и его условия определяются по усмотрению сторон.
По условиям статей 329 и 330 ГК РФ исполнение обязательства может обеспечиваться неустойкой, предусмотренной законом или договором.
Согласно пункту 1 статьи 329 ГК РФ исполнение обязательств может обеспечиваться неустойкой, залогом, удержанием имущества должника, поручительством, банковской гарантией, задатком и другими способами, предусмотренными законом или договором. В силу диспозитивности пункта 1 статьи 329 Кодекса, согласование сторонами не предусмотренного законом гарантийного обеспечения не противоречит закону.
Однако обеспечивающее обязательство является дополнительным (акцессорным) относительно основного обязательства. Кроме того, на момент заключения дополнительного соглашения Правительством Российской Федерации не установлены критерии, при соответствии которым у потребителей газа возникает обязанность предоставления обеспечения исполнения обязательств по оплате газа, поставляемого по договорам поставки.
При таких обстоятельствах оспариваемые условия договора (пункт 6.1) суд считает навязанным контрагенту в то время, как договорные отношения соответствуют требованиям правовых норм, регулирующих гражданско-правовые отношения.
Признавая необоснованными условия пункта 6.3 дополнительного соглашения, в котором поставщик устанавливает штрафные санкции, руководствуясь Кодексом Российской Федерации об административных правонарушениях (далее — КоАП РФ), суд исходил из следующего.
Согласно правовой позиции, изложенной в постановлении Конституционного Суда Российской Федерации от 15.07.1999 N 11-П, санкции штрафного характера должны отвечать требованиям справедливости и соразмерности, причем по отношению к физическим и юридическим лицам.
Принцип целесообразности юридической ответственности предполагает обязательный для правоприменителя индивидуальный подход к правонарушителю.
В настоящем деле рассматривался спор об урегулировании разногласий по пунктам договора поставки газа, следовательно, применение части 7 статьи 9.22 КоАП РФ как основания для наложения штрафа по спору, вытекающему из гражданских правоотношений, не основано на законе.
Суд при этом исходил из законодательных условий свободы юридических лиц в заключении договора, когда его условия определяются по усмотрению сторон кроме случаев, когда содержание соответствующего условия предписано законом или правовыми актами, и считает, что ответственность может быть применена к должнику в соответствии с нормами действующего гражданского законодательства.
Оценивая изложенные в апелляционных жалоба доводы, суд апелляционной инстанции установил, что в них отсутствуют ссылки на факты, которые не были предметом рассмотрения суда первой инстанции, имели бы юридическое значение и могли бы повлиять в той или иной степени на принятие законного и обоснованного судебного акта при рассмотрении заявленного требования по существу.
Кроме того, податели жалоб не указали, каким образом принятая судом редакция договора может привести к нарушению их прав.
При установленных обстоятельствах апелляционный суд считает, что судом первой инстанции всесторонне и полно исследованы все обстоятельства дела и представленные сторонами доказательства, имеющие существенное значение для разрешения настоящего спора, установленным обстоятельствам и представленным доказательствам дана надлежащая оценка.
Нарушений процессуальных норм, влекущих отмену оспариваемого акта (ч. 4 ст. 270 АПК РФ), судом апелляционной инстанции не установлено. С учетом изложенного, основания для удовлетворения апелляционных жалоб отсутствуют.
Согласно ст. 110 АПК РФ государственная пошлина относится на подателей апелляционных жалоб.
Руководствуясь статьями 268, 269, 271 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, апелляционный суд

постановил:

решение Арбитражного суда Ставропольского края от 29.04.2016 по делу N А63-806/2016 оставить без изменения, апелляционные жалобы — без удовлетворения.
Постановление вступает в законную силу с момента его принятия и может быть обжаловано в Арбитражный суд Северо-Кавказского округа в двухмесячный срок через суд первой инстанции.

Председательствующий Е.Г.СОМОВ

Судьи Н.Н.ГОДИЛО С.И.ДЖАМБУЛАТОВ