Требование: О взыскании неосновательного обогащения, неустойки, процентов за пользование чужими денежными средствами по договору об осуществлении технологического присоединения к электрическим сетям

Постановление Восемнадцатого арбитражного апелляционного суда от 01.02.2017 N 18АП-16763/2016 по делу N А76-29207/2015

Дело N А76-29207/2015

Резолютивная часть постановления объявлена 25 января 2017 года.
Постановление изготовлено в полном объеме 01 февраля 2017 года.
Восемнадцатый арбитражный апелляционный суд в составе:
председательствующего судьи Бабиной О.Е.,
судей Баканова В.В., Махровой Н.В.,
при ведении протокола секретарем судебного заседания Резаевой Н.А., рассмотрел в открытом судебном заседании апелляционную жалобу индивидуального предпринимателя Агаевой Зейнаб Магеррам Кызы на решение Арбитражного суда Челябинской области от 16.11.2016 по делу N А76-29207/2015 (судья Писаренко Е.В.).
В судебном заседании принял участие представитель индивидуального предпринимателя Агаевой Зейнаб Магеррам Кызы — Корнев Е.А. (паспорт, доверенность от 25.01.2017 N 17).

Индивидуальный предприниматель Агаева Зейнаб Магеррам Кызы (далее — ИП Агаева З.М. Кызы, истец, податель апелляционной жалобы) обратилась в Арбитражный суд Челябинской области с исковым заявлением к открытому акционерному обществу "Межрегиональная распределительная сетевая компания Урала", в лице филиала открытого акционерного общества "Межрегиональная распределительная сетевая компания Урала" — "Челябэнерго" (далее — ОАО "МРСК Урала", ответчик) о взыскании 167 668 руб. 43 коп. неосновательного обогащения, 39 819 руб. 99 коп. неустойки, 3 073 руб. 92 коп. процентов за пользование чужими денежными средствами (л.д. 3-4).
Решением Арбитражного суда Челябинской области от 16.11.2016 по делу N А76-29207/2015 в удовлетворении исковых требований отказано, с истца в доход федерального бюджета взыскано 7 211 руб. 00 коп. государственной пошлины (л.д. 140-143).
ИП Агаева З.М. Кызы с вынесенным судебным актом не согласилась, обратилась в восемнадцатый арбитражный апелляционный суд с апелляционной жалобой, в которой просила решение суда отменить, принять по делу новый судебный акт, которым удовлетворить исковые требования.
В обоснование доводов апелляционной жалобы указала, что суд первой инстанции не принял во внимание следующие обстоятельства.
Сторонами 28.08.2015 подписано Дополнительное соглашение N 4 к договору, 25.08.2015 протокол урегулирования разногласий к Дополнительному соглашению N 4, являющиеся неотъемлемой частью договора, согласно которого стороны изменили п. 10 договора и установили размер платы за технологическое подключение к электрическим сетям в размере 159 579 руб. 90 коп.
Кроме того, стороны изменили п. 11 договора, согласно которому сумма, подлежащая возврату заявителю сетевой организацией, составляет 135 216 руб. 43 коп.
Срок уплаты — 90 дней с момента подписания Дополнительного соглашения.
По мнению подателя апелляционной жалобы, изменение цены договора не противоречит положениям статьи 424 Гражданского кодекса Российской Федерации и свободе договора.
Ссылка суда первой инстанции на письмо ФАС России от 07.09.2015 АГ/47638/15, согласно которому корректировка размера платы за технологическое присоединение после подписания сторонами договора не предусмотрена, к данным отношениям не применяется, поскольку в письме речь идет о недопустимости в одностороннем порядке по обращению сетевой организации изменять размер платы. В данном же случае все изменения цены договора отражены в договоре и согласованы сторонами.
Кроме того, суд при рассмотрении дела требование о взыскании неустойки за нарушение ответчиком сроков исполнения договора не рассмотрел, мотивированные причины отказа не указал.
Лица, участвующие в деле, уведомлены о дате, времени и месте судебного разбирательства посредством почтовых отправлений, размещения информации в информационно-телекоммуникационной сети "Интернет", ответчик в судебное заседание представителей не направил.
Суд апелляционной инстанции, проверив уведомление указанных лиц о времени и месте рассмотрения апелляционной жалобы, с учетом положений части 6 статьи 121 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, считает возможным рассмотреть дело в отсутствие неявившихся представителей лиц, участвующих в деле, надлежащим образом извещенных о месте и времени судебного разбирательства.
В соответствии со статьями 121, 123, 156 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, с учетом мнения представителя истца дело рассмотрено судом апелляционной инстанции в отсутствие ответчика.
Законность и обоснованность судебного акта проверены судом апелляционной инстанции в порядке, предусмотренном главой 34 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.
Как следует из материалов дела, между ОАО "МРСК Урала" (сетевая организация) и ИП Агаевой З.М. Кызы (заявитель) заключен договор об осуществлении технологического присоединения к электрическим сетям (л.д. 12-13).
Согласно п. 1 сетевая организация принимает на себя обязательства по осуществлению технологического присоединения энергопринимающих устройств заявителя цеха, в том числе по обеспечению готовности объектов электросетевого хозяйства (включая их проектирование, строительство, реконструкцию) к присоединению энергопринимающих устройств, урегулированию отношений с третьими лицами принадлежащих им объектов электросетевого хозяйства (энергопринимающих устройств, объектов электроэнергетики), с учетом следующих характеристик:
— максимальная мощность присоединения энергопринимающих устройств 30 кВТ,
— категория надежности III (третья),
— класс напряжения электрических сетей, к которым осуществляется присоединение 0,38 кВ.
Заявитель обязуется оплатить расходы на технологическое присоединение в соответствии с условиями настоящего договора.
Из п. 2. договора следует, что технологическое присоединение необходимо для электроснабжения цеха, расположенного по адресу: г. Челябинск, ул. Рабоче-Крестьянская.
В разделе 2 договора стороны согласовали обязанности.
Раздел 3 договора содержит положения о плате за технологическое присоединение и порядок расчетов.
Согласно п. 1.4 договора заявитель несет балансовую и эксплуатационную ответственность в границах участка, сетевая организация — до границ участка заявителя.
В силу п. 15 договор может быть изменен по письменному соглашению сторон или в судебном порядке.
В материалы дела представлена заявка на технологическое присоединение энергопринимающих устройств и Технические условия для присоединения к электрическим сетям от 07.03.20136 N 6884-ИС-0167-ТУ (л.д. 14, 15, оборот).
Дополнительным соглашением N 1 к данному договору, ответчик принял на себя обязательства выполнить мероприятия по технологическому присоединению в срок до 31.01.2015 (л.д. 16).
Дополнительным соглашением N 2 к договору стороны изложили п. 5.1. в следующей редакции: "Срок выполнения мероприятий по технологическому присоединению — 01.09.2015, либо в иной срок, установленный по соглашению сторон".
Из материалов дела следует, что 28.08.2015 сторонами подписано Дополнительное соглашение N 4 к договору об осуществлении технологического присоединения к электрическим сетям от 07.03.2013 N 6884 (л.д. 19).
Согласно протоколу урегулирования разногласий к протоколу разногласий N 2 к Дополнительному соглашению N 4 от 25.09.2015 стороны договорились изложить п. 10 договора в следующей редакции: "Размер платы за технологическое присоединение к электрическим сетям, составляет 159 579 руб. 90 коп. и является компенсацией затрат сетевой организации на проведение комплекса мероприятий, указанных в п. 1 договора. Размер платы за технологическое присоединение энергопринимающих устройств к электрическим сетям, установлен постановлением "Об установлении платы за технологическое присоединение к электрическим сетям филиала ОАО МРСК Урала — Челябэнерго Государственного комитета "Единый тарифный орган Челябинской области от 30.12.2014 N 63/8". Пункт 11 договора изложен в редакции согласно которой, "сумма подлежащая возврату заявителю сетевой организацией составляет 135 216 руб. 43 коп., сетевая организация обязуется возвратить заявителю сумму денежных средств, в течение 90 дней после вступления в силу настоящего соглашения".
Ответчик обязательства по возврату денежных средств на основании пункта 11 договора в редакции дополнительного соглашения не исполнил.
Полагая, что на стороне ответчика возникло неосновательное обогащение в виде переплаты денежных средств, истец обратился в Арбитражный суд Челябинской области с настоящим иском.
Отказывая в удовлетворении исковых требований, суд первой инстанции пришел к выводу, что поскольку договор сторонами заключен, исполнялся, изменение цены договора, являющееся существенным условием его заключения, после заключения договора неправомерно. Принимая во внимание, что плата за технологическое присоединение входит в область государственного ценового регулирования, а услуги по технологическому подключению объектов электросетевого хозяйства являются естественно-монопольной деятельностью, их стоимость не может быть определена по усмотрению сторон и в ином размере, чем тот, который является экономически обоснованным и утвержден регулирующим органом. Арбитражный суд также отметил, что в письме ФАС России от 07.09.2015 N АГ/47638/15 выражена следующая позиция о том, что размер платы за технологическое присоединение определяется до подписания сторонами договора об осуществлении технологического присоединения к электрическим сетям. Корректировка размера платы за технологическое присоединение после подписания сторонами договора Правилами не предусмотрена. Возможность корректировки платы за технологическое присоединение по договорам, находящимся на исполнении, при ее определении по утвержденным ставкам и по индивидуальному проекту Правилами не предусмотрена.
Рассмотрев материалы дела, апелляционную жалобу, проверив законность и обоснованность вынесенного судом первой инстанции решения, а также правильность применения норм материального и процессуального права, суд апелляционной инстанции установил основания для его отмены.
Согласно части 1 статьи 4 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации заинтересованное лицо вправе обратиться в арбитражный суд за защитой своих нарушенных или оспариваемых прав и законных интересов в порядке, установленном настоящим кодексом.
Гражданские права и обязанности возникают из оснований, предусмотренных законом и иными правовыми актами, а также из действий граждан и юридических лиц, которые хотя и не предусмотрены законом или такими актами, но в силу общих начал и смысла гражданского законодательства порождают гражданские права и обязанности (статья 8 Гражданского кодекса Российской Федерации).
В соответствии с пунктом 1 статьи 11 Гражданского кодекса Российской Федерации арбитражные суды осуществляют защиту нарушенных или оспоренных гражданских прав.
Согласно абзацу 5 части 1 статьи 21 Федерального закона от 26.03.2003 N 35-ФЗ "Об электроэнергетике" (далее — Закон об электроэнергетике) порядок технологического присоединения энергопринимающих устройств юридических и физических лиц к электрическим сетям устанавливается Правительством Российской Федерации в соответствии с законодательством об электроэнергетике.
Пунктом 1 статьи 26 Закона об электроэнергетике предусмотрено, что технологическое присоединение осуществляется на основании договора об осуществлении технологического присоединения к объектам электросетевого хозяйства, заключаемого между сетевой организацией и обратившимся к ней лицом. Указанный договор является публичным. Плата по договору об осуществлении технологического присоединения взимается однократно с возможным условием об оплате выполнения отдельных мероприятий по технологическому присоединению.
Отношения юридических лиц по технологическому присоединению энергопринимающих устройств юридических и физических лиц к электрическим сетям, процедура присоединения энергопринимающих устройств к электрическим сетям сетевой организации, критерии наличия (отсутствия) технической возможности присоединения регулируются Правилами технологического присоединения энергопринимающих устройств потребителей электрической энергии, объектов по производству электрической энергии, а также объектов электросетевого хозяйства, принадлежащих сетевым организациям и иным лицам, к электрическим сетям, утвержденных Постановлением Правительства Российской Федерации N 861 от 27.12.2004 (далее — Правила технологического присоединения N 861).
Как следует из материалов дела, исковое заявление обусловлено тем, что ответчик обязательства по возврату излишне уплаченных денежных средств за технологическое присоединение не осуществил.
При этом разница в сумме за технологическое присоединение и размером перечисленных ответчиком истцу денежных средств обусловлена подписанием сторонами Дополнительного соглашения N 4 к договору, согласно которому предусмотрены иные условия технологического присоединения, на основании иных технических условий, а размер платы установлен не соглашением сторон по своему усмотрению, а постановлением "Об установлении платы за технологическое присоединение к электрическим сетям филиала ОАО "МРСК Урала — "Челябэнерго" Государственного комитета "Единый тарифный орган Челябинской области от 30.12.2014 N 63/8".
Оценив фактические обстоятельства дела, с учетом представленных в дело доказательств и доводов апелляционной жалобы, судебная коллегия приходит к выводу о наличии оснований для частичного удовлетворения заявленных исковых требований.
При этом суд апелляционной инстанции исходит из следующего.
Судебная коллегия соглашается с судом первой инстанции в том, что изменение стоимости технологического присоединения невозможно по усмотрению сторон, так как указанный вид деятельности является регулируемым и стоимость определяется в соответствии с утвержденными тарифами, вследствие чего изменение такой стоимости после заключения договора по согласованию двух сторон, либо по заявлению одной стороны, недопустимо.
Однако, указанные выводы сделаны судом первой инстанции в отсутствие полной оценки фактических обстоятельств спорных правоотношений.
Из материалов дела следует, что между ОАО "МРСК Урала" (сетевая организация) и ИП Агаевой З.М. Кызы (заявитель) заключен договор об осуществлении технологического присоединения к электрическим сетям N 6884 от 07.03.2013 (л.д. 12-13), согласно пункту 10 которого установлен размер платы за технологическое присоединение к электрическим сетям 294 796 руб. 33 коп. Размер платы установлен постановлением "Об установлении платы за технологическое присоединение к электрическим сетям филиала ОАО "МРСК Урала — "Челябэнерго" Государственного комитета "Единый тарифный орган Челябинской области от 29.12.2012 N 58/2".
Указанное технологическое присоединение должно быть выполнено в соответствии с техническими условиями, являющиеся неотъемлемой частью настоящего договора и приведены в приложении (пункт 4 договора N 6884 от 07.03.2013).
В материалы дела представлена заявка на технологическое присоединение энергопринимающих устройств и Технические условия для присоединения к электрическим сетям от 07.03.2013 N 6884-ЧС-0167-ТУ (л.д. 13 оборотная сторона, 14, 15).
Из технических условий N 6884-ЧС-0167-ТУ от 07.03.2013 (л. д. 14 оборотная сторона, 15) следует, что максимальная мощность энергопринимающих устройств составляет 30 кВт, категория надежности 3, класс напряжения электрических сетей, к которым осуществляется технологическое присоединение: 380 В +/- 10%, год ввода в эксплуатацию энергопринимающих устройств заявителя: 2013.
Точка присоединения: ВРУ-0,4 кВ объекта, основной источник питания: ТП-4090 (РП-6, ПС "ЧЭРЗ").
Согласно техническим условиям N 6884-ЧС-0167-ТУ от 07.03.2013 сетевая организация осуществляет: прокладку КЛ 0,4 кВ от РУ 0,4 кВ ТП-4090 щ. 2 гр. 6 до ВРУ 0,4 объекта (ориентировочная длина трассы 200 м), марку и сечение КЛ 0,4 определить проектом; монтаж РУ 0,4 кВ ТП-4090 щ. 2 гр. 6 РПС (250А), установку расчетного учета электроэнергии в ТП-4090 на отходящей группе 0,4 кВ в сторону потребителя на электронном интервальном приборе учета класса точности 0,1.
Согласно техническим условиям N 6884-ЧС-0167-ТУ от 07.03.2013 заявитель осуществляет: проектирование и монтаж ВРУ 0,4 кВ объекта, расчет за потребленную электроэнергию по договору энергоснабжения согласно прибору учета, установленному на отходящей группе 0,4 кВ в ТП-4090, установку отключающего устройства при переборе мощности и аварийных режимах работы, компенсацию реактивной мощности для обеспечения tg ф не более 0,4, согласование проектной документации электроснабжения объекта с ПО ЧГЭС и иными уполномоченными организациями, перед присоединением необходимые наладочные работы и профилактические испытания оборудования и защит.
Срок действия указанных технических условий составляет два года с момента подписания договора.
Истцом указано, ответчиком не оспорено, что фактически технические условия N 6884-ЧС-0167-ТУ от 07.03.2013 не исполнены. Срок действия указанных технических условий истек.
То есть технологическое присоединение на основании технических условий N 6884-ЧС-0167-ТУ от 07.03.2013 не осуществлено.
Кроме того, по двустороннему волеизъявлению сторон, в соответствии с Дополнительным соглашением N 2 от 19.06.2015 (л. д. 17) к договору об осуществлении технологического присоединения к электрическим сетям N 6884 от 07.03.2013, стороны договорились аннулировать технические условия N 6884-ЧС-0167-ТУ от 07.03.2013, изложив п. 27 договора в следующей редакции: "Приложение N 2 Технические условия от 19.06.2015 N 6884-0645-ТУ. Ранее выданные Технические условия N 6884 от 07.03.2013 аннулируются".
Необходимость подписания дополнительного соглашения N 2 от 19.06.2015 была обусловлена тем, что ранее согласованные условия и технические условия не выполнены, в связи с чем, возникла необходимость согласования новых технических условий и иной схемы технологического присоединения.
Из новых технических условий N 6884-0645-ТУ от 19.06.2015 (л. д. 17 оборотная сторона, 18) следует, что максимальная мощность энергопринимающих устройств составляет 30 кВт, категория надежности 3, класс напряжения электрических сетей, к которым осуществляется технологическое присоединение: 380 В +/- 10%, год ввода в эксплуатацию энергопринимающих устройств заявителя: 2015.
Точка присоединения: проект. Опора ВЛ 0,4 кВ РП6 гр. 2, основной источник питания: РП6 гр. 2 (ПС "ЧЭРЗ").
Согласно техническим условиям N 6884-0645-ТУ от 19.06.2015 (л. д. 17 оборотная сторона, 18) сетевая организация осуществляет: монтаж ВЛ 0,4 кВ РП6 проводом СИП сечением не менее 50 мм2 РП6 до границы участка заявителя (ориентировочная длина 350 м).
Согласно техническим условиям N 6884-0645-ТУ от 19.06.2015 заявитель осуществляет: монтаж провода СИП от проектируемой опоры ВЛ 0,4 кВ РП6 гр. 2 до ВРУ 0,4 кВ объекта, ввод выполнить по воздуху с соблюдением норм ПУЭ, обеспечив возможность его осмотра и замены; монтаж расчетного учета электрической энергии на лицевой стороне фасада объекта на электронном счетчике в соответствии с требованиями норм и правил, имеющий класс точности 1,0 установив его в шкафу, имеющем необходимую степень защиты; установку в шкафу учета: отключающего устройства при переборе мощности и аварийных режимах работы; ограничителя импульсного перенапряжения.
Монтаж контура повторного заземления шкафа учета в соответствии с действующими нормами и правилами.
Перед присоединением необходимые наладочные работы и профилактические испытания оборудования и защит.
Срок действия настоящих технических условий составляет два года. Ранее выданные технические условия N 6884-ЧС-0167-ТУ от 07.03.2013 аннулированы.
Истцом указано, ответчиком не оспорено, что фактически технические условия N 6884-0645-ТУ от 19.06.2015 не исполнены. То есть технологическое присоединение на основании технических условий N 6884-0645-ТУ от 19.06.2015 не осуществлено.
Таким образом, технологическое присоединение на основании технических условий N 6884-ЧС-0167-ТУ от 07.03.2013 и N 6884-0645-ТУ от 19.06.2015 не выполнено, указанные технические условия аннулированы.
Так, дополнительным соглашением N 3 от 09.07.2015 (л. д. 88), стороны договорились аннулировать технические условия N 6884-0645-ТУ от 19.06.2015, изложив п. 27 договора в следующей редакции: "Приложение N 2 Технические условия N 6884-0736-ТУ от 09.07.2015. Ранее выданные Технические условия N 6884-0645-ТУ от 19.06.2015 аннулируются". (л.д. 90).
Необходимость подписания дополнительного соглашения N 3 от 09.07.2015 обусловлена тем, что ранее согласованные условия и технические условия не выполнены, в связи с чем, возникла необходимость согласования новых технических условий и иной схемы технологического присоединения.
Из новых технических условий N 6884-0736-ТУ от 09.07.2015 (л. д. 88 оборотная сторона, 89) следует, что максимальная мощность энергопринимающих устройств составляет 30 кВт, категория надежности 3, класс напряжения электрических сетей, к которым осуществляется технологическое присоединение: 0,4 кВ +/- 10%, год ввода в эксплуатацию энергопринимающих устройств заявителя: 2015.
Точка присоединения: ВРУ-0,4 кВ объекта, основной источник питания: проект. ВЛ-0,4 кВ (РП-6, ПС "ЧЭРЗ".
Согласно техническим условиям N 6884-0736-ТУ от 09.07.2015 (л. д. 88 оборотная сторона, 89) сетевая организация осуществляет: строительство ВЛИ-0,4 кВ проводом СИП от ВЛ-0,4 кВ РП6 по опорам гр. 2 до объекта заявителя со следующими ориентировочными параметрами:
— протяженность ВЛ 0,4 кВ проводом СИП — 210 м
— сечение ВЛИ 0,4 кВ — 35 мм2.
Согласно техническим условиям N 6884-0736-ТУ от 09.07.2015 заявитель осуществляет: присоединение от опоры N 4/1 проектируемой ВЛИ-0,4 кВ РП-6 гр. 2 до ВРУ — 0,4 кВ объекта.
Проектирование и монтаж ВРУ-0,4 кВ объекта.
Установку отключающего устройства при переборе мощности и аварийных режимах работы.
Установку расчетного учета электрической энергии в соответствии с действующими нормами с установкой электронного интервального прибора учета класса точности 1,0. Технические условия N 6884-0645-ТУ от 19.06.2015 аннулированы.
В связи с оформлением новых технических условий N 6884-0736-ТУ от 09.07.2015 между истцом и ответчиком 28.08.2015 подписано Дополнительное соглашение N 4 к договору об осуществлении технологического присоединения к электрическим сетям от 07.03.2013 N 6884, которым внесены изменения в п. 10 и п. 11 договора (л.д. 19), а именно пункт 10 устанавливает, что размер платы за технологическое присоединение к электрическим сетям составляет 179 773 руб. 24 коп. Размер платы за технологическое присоединение установлен постановлением "Об установлении платы за технологическое присоединение к электрическим сетям филиала ОАО "МРСК Урала — "Челябэнерго" Государственного комитета "Единый тарифный орган Челябинской области N 63/8 от 30.12.2014.
Пункт 11 предусматривает, что сумма, подлежащая заявителю сетевой организацией составляет 135 216 руб. 43 коп., сетевая организация обязуется возвратить заявителю сумму денежных средств, в течение 90 дней после вступления в силу настоящего соглашения.
К дополнительному соглашению N 4 от 28.08.2015 истцом оформлен протокол разногласий (л. д. 20-21), а впоследствии сторонами подписан протокол урегулирования разногласий от 25.09.2015 (л. д. 155), в соответствии с которым окончательная редакция пунктов 10 и 11 договора в редакции дополнительного соглашения N 4 от 28.08.2015 принята сторонами в следующих редакциях: по пункту 10 — размер платы за технологическое присоединение к электрическим сетям составляет 159 579 руб. 90 коп. Размер платы за технологическое присоединение установлен постановлением "Об установлении платы за технологическое присоединение к электрическим сетям филиала ОАО "МРСК Урала — "Челябэнерго" Государственного комитета "Единый тарифный орган Челябинской области N 63/8 от 30.12.2014; по пункту 11 — сумма, подлежащая заявителю сетевой организацией составляет 135 216 руб. 43 коп., сетевая организация обязуется возвратить заявителю сумму денежных средств, в течение 90 дней после вступления в силу настоящего соглашения.
Согласно п. 4 ст. 23.1 Закона об электроэнергетике государственному регулированию подлежат плата за технологическое присоединение к единой национальной (общероссийской) электрической сети, к электрическим сетям территориальных сетевых организаций и (или) стандартизированные тарифные ставки, определяющие ее величину.
В соответствии с абзацем 1 пункта 2 статьи 23.2 указанного Закона плата за технологическое присоединение объектов по производству электрической энергии определяется в порядке, установленном Правительством Российской Федерации или уполномоченным федеральным органом исполнительной власти, в том числе посредством применения стандартизированных тарифных ставок. Размер платы за технологическое присоединение и (или) размер стандартизированных тарифных ставок определяются исходя из расходов на выполнение мероприятий, подлежащих осуществлению сетевой организацией в ходе технологического присоединения, включая строительство, реконструкцию объектов электросетевого хозяйства.
Плата за технологическое присоединение энергопринимающих устройств и объектов электросетевого хозяйства может устанавливаться либо в соответствии с указанными принципами и порядком определения платы за технологическое присоединение объектов по производству электрической энергии, либо посредством установления размера платы федеральным органом исполнительной власти в области регулирования тарифов или органами исполнительной власти субъектов Российской Федерации в области государственного регулирования тарифов в порядке, установленном Правительством Российской Федерации (абзац 2 пункта 2 статьи 23.2 Закона об электроэнергетике).
Исходя из вышеназванных норм права, цена (плата), уплачиваемая потребителями электрической энергии за технологическое присоединение к электрическим сетям территориальных сетевых организаций, является регулируемой (п. 1 ст. 424 Гражданского кодекса Российской Федерации).
Приказом ФСТ России от 11.09.2012 N 209-э/1 "Об утверждении Методических указаний по определению размера платы за технологическое присоединение к электрическим сетям" утверждены Методические указания по определению размера платы за технологическое присоединение к электрическим сетям (далее — Методические указания N 209-э/1).
В соответствии с п. 16 Методических указаний N 209-э/1 для расчета платы за технологическое присоединение к электрическим сетям учитываются расходы на выполнение сетевой организацией обязательных мероприятий, в числе которых значатся и затраты на подготовку и выдачу сетевой организацией технических условий и их согласование с системным оператором (субъектом оперативно-диспетчерского управления в технологически изолированных территориальных электроэнергетических системах).
Таким образом, подготовка и выдача сетевой организацией технических условий и их согласование с системным оператором принимается к расчету платы за технологическое присоединение в качестве расходов сетевой организации. При этом ответчик для целей расчетов в спорных правоотношениях с истцом не обладает правом устанавливать такую плату произвольно.
То есть установленный порядок формирования платы на технологическое присоединение прямо указывает на то, что такая плата является регулируемой ценой, а сам тариф складывается из расходов сетевой организацией, в числе с учетом затрат на подготовку и выдачу сетевой организацией технических условий и их согласование с системным оператором.
Из материалов дела следует, что технологическое присоединение в соответствии с техническими условиями от 07.03.2013, от 19.06.2015 истцом и ответчиком не реализовано. Указанные технические условия аннулированы.
При этом каждое из перечисленных технических условий содержало в себе отличные друг от друга условия присоединения как по основным характеристикам и напряжению, так и способу и месту расположения соответствующего присоединения. То есть перечисленные технические условия имели самостоятельный характер.
Также технические условия от 09.07.2015 выданы на основании новых характеристик и порядка для присоединения истца, которые отличны от тех, которые имели место в технических условиях от 07.03.2013, от 19.06.2015.
Изложенное с объективностью свидетельствует о том, что посредством оформления дополнительных соглашений к спорному договору не продолжалось исполнение первоначальных технических условий, то есть исполнение первоначального договора, но стороны согласовывали новые существенные условия технологического присоединения истца, на иных условиях.
То есть, по сути, указанными дополнительными соглашениями оформлены новые договорные обязательства сторон взамен ранее существующих, действие которых они аннулировали, но такое оформление воли сторон осуществлено без заключения отдельного, нового договора.
Оформление новых отношений посредством дополнительных соглашений, а не отдельного договора, не подлежит критической оценке, так как имеет формальный характер, и не влияет на существо спорных правоотношений.
Следовательно, в данном случае стороны не реализовывали свои правомочия по изменению первоначальной цены, установленной при заключении договора в соответствии с техническими условиями, но изменили в полном объеме существенные условия для технологического присоединения истца в соответствии с установленным законом порядке: путем получения технических условий на новые параметры технологического присоединения и применения к таким техническим условиям тарифа, действующего на соответствующий период регулирования.
Поэтому в данном случае судебная коллегия не усматривает наличие разногласий сторон относительно достигнутого ранее соглашения о цене при заключении договора в 2013, но согласование новых существенных условий договора технологического присоединения, которое выразилось в согласовании иного порядка и применения цены, действующей на момент получения действующих технических условий, что свойственно заключению договора на новых условиях.
Учитывая вышеизложенное, оценив представленное Дополнительное соглашение N 4, судебная коллегия пришла к выводу, что при конкретных фактических обстоятельствах оно, по сути, оформляет новые договорные обязательства сторон об осуществлении технологического присоединения к электрическим сетям. Из содержания и буквального толкования его условий следует, что им изменены существенные условия обязательства, предусматриваются новые технические условия по иной схеме присоединения, иные условия об оплате (на основании постановления "Об установлении платы за технологическое присоединение к электрическим сетям филиала ОАО МРСК Урала — Челябэнерго Государственного комитета "Единый тарифный орган Челябинской области от 30.12.2014 N 63/8").
В соответствии с положениями пунктов 1, 2 статьи 307 Гражданского кодекса Российской Федерации в силу обязательства одно лицо (должник) обязано совершить в пользу другого лица (кредитора) определенное действие, как то: передать имущество, выполнить работу, оказать услугу, внести вклад в совместную деятельность, уплатить деньги и т.п., либо воздержаться от определенного действия, а кредитор имеет право требовать от должника исполнения его обязанности. Обязательства возникают из договоров и других сделок, вследствие причинения вреда, вследствие неосновательного обогащения, а также из иных оснований, указанных в настоящем Кодексе.
Пунктами 1, 2 статьи 420 Гражданского кодекса Российской Федерации установлено, что договором признается соглашение двух или нескольких лиц об установлении, изменении или прекращении гражданских прав и обязанностей. К договорам применяются правила о двух- и многосторонних сделках, предусмотренные главой 9 настоящего Кодекса, если иное не установлено настоящим Кодексом.
Как следует из положений пунктов 1, 3 статьи 154 Гражданского кодекса Российской Федерации сделки могут быть двух- или многосторонними (договоры) и односторонними. Для заключения договора необходимо выражение согласованной воли двух сторон (двусторонняя сделка) либо трех или более сторон (многосторонняя сделка).
Пунктом 1 статьи 160 Гражданского кодекса Российской Федерации определено, что сделка в письменной форме должна быть совершена путем составления документа, выражающего ее содержание и подписанного лицом или лицами, совершающими сделку, или должным образом уполномоченными ими лицами.
В пункте 7 Правил технологического присоединения N 861 установлена процедура технологического присоединения.
Пунктом 16 названных Правил установлен перечень существенных условий договора технологического присоединения:
а) перечень мероприятий по технологическому присоединению (определяется в технических условиях, являющихся неотъемлемой частью договора) и обязательства сторон по их выполнению;
б) срок осуществления мероприятий по технологическому присоединению;
в) положение об ответственности сторон за несоблюдение установленных договором и настоящими Правилами сроков исполнения своих обязательств;
г) порядок разграничения балансовой принадлежности электрических сетей и эксплуатационной ответственности сторон;
д) размер платы за технологическое присоединение, определяемый в соответствии с законодательством Российской Федерации в сфере электроэнергетики (при осуществлении технологического присоединения по индивидуальному проекту размер платы за технологическое присоединение определяется с учетом особенностей, установленных разделом III настоящих Правил);
е) порядок и сроки внесения заявителем платы за технологическое присоединение.
В пункте 16.3 Правил технологического присоединения N 861 предусмотрено, что обязательства сторон по выполнению мероприятий по технологическому присоединению в случае заключения договора распределяются следующим образом: заявитель исполняет указанные обязательства в пределах границ участка, на котором расположены присоединяемые энергопринимающие устройства заявителя; сетевая организация исполняет указанные обязательства (в том числе в части урегулирования отношений с иными лицами) до границ участка, на котором расположены присоединяемые энергопринимающие устройства заявителя.
В соответствии с абзацем 4 пункта 17 названных Правил размер платы за технологическое присоединение устанавливается уполномоченным органом исполнительной власти в области государственного регулирования тарифов.
Как следует из материалов дела, истцом на счет ответчика платежным поручением от 19.08.2014 N 219 перечислено 294 796 руб. 33 коп. (л.д. 22). Получение указанных денежных средств ответчиком не оспаривается и признается в досудебной переписке.
Дополнительным соглашением N 4 от 25.08.2015 стороны договорились изложить п. 10 договора в редакции, устанавливающей размер платы за технологическое присоединение к электрическим сетям в сумме 159 579 руб. 90 коп.
Таким образом, исковые требования о взыскании неосновательного обогащения являются обоснованными, поскольку у ответчика отсутствуют основания для удержания платы сверх размера, установленного Государственным комитетом "Единый тарифный орган Челябинской области N 63/8 от 30.12.2014.
В соответствии со статьей 1102 Гражданского кодекса Российской Федерации лицо, которое без установленных законом, иными правовыми актами или сделкой оснований приобрело или сберегло имущество (приобретатель) за счет другого лица (потерпевшего), обязано возвратить последнему неосновательно приобретенное или сбереженное имущество (неосновательное обогащение), за исключением случаев, предусмотренных статьей 1109 настоящего Кодекса.
Правила, предусмотренные настоящей главой, применяются независимо от того, явилось ли неосновательное обогащение результатом поведения приобретателя имущества, самого потерпевшего, третьих лиц или произошло помимо их воли.
Таким образом, по смыслу вышеуказанной нормы права юридически значимыми обстоятельствами, подлежащими установлению в судебном заседании, являются обстоятельства приобретения или сбережения ответчиком имущества без установленных законом, иными правовыми актами или сделкой оснований за счет истца.
Лицо, неосновательно временно пользовавшееся чужим имуществом без намерения его приобрести либо чужими услугами, должно возместить потерпевшему то, что оно сберегло вследствие такого пользования, по цене, существовавшей во время, когда закончилось пользование, и в том месте, где оно происходило.
Для удовлетворения требований о взыскании неосновательного обогащения необходимо установить факт неосновательного обогащения в виде приобретения или сбережения ответчиком чужого имущества, отсутствие оснований, дающих приобретателю право на получение имущества потерпевшего (договоры, сделки и иные основания, предусмотренные статьей 8 Гражданского кодекса Российской Федерации).
Судопроизводство в арбитражном суде осуществляется на основе состязательности (часть 1 статьи 9 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации). Лица, участвующие в деле, вправе знать об аргументах друг друга до начала судебного разбирательства. Каждому лицу, участвующему в деле, гарантируется право представлять доказательства арбитражному суду и другой стороне по делу, обеспечивается право заявлять ходатайства, высказывать свои доводы и соображения, давать объяснения по всем возникающим в ходе рассмотрения дела вопросам, связанным с представлением доказательств. Лица, участвующие в деле, несут риск наступления последствий совершения или не совершения ими процессуальных действий (часть 2 статьи 9 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации). Доказательства представляются лицами, участвующими в деле (часть 1 статьи 66 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации). Каждое лицо, участвующее в деле, должно доказать обстоятельства, на которые оно ссылается как на основание своих требований и возражений, а также должно раскрыть доказательства, на которые оно ссылается как на основание своих требований и возражений, перед другими лицами, участвующими в деле, до начала судебного заседания или в пределах срока, установленного судом, если иное не установлено настоящим кодексом (части 1, 3 статьи 65 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации).
В силу изложенного выше на истца по требованию о взыскании неосновательного обогащения возлагается обязанность подтвердить относимыми, допустимыми, достоверными и достаточными доказательствами следующие обстоятельства: пользование ответчиком, принадлежащим истцу имуществом; отсутствие предусмотренных законом либо договором правовых оснований для такого пользования; размер неосновательного обогащения.
Истцом указанная обязанность исполнена надлежащим образом.
Размер платы за технологическое присоединение является существенным условием договора о технологическом присоединении, (подпункт "д" пункта 16 Правил технологического присоединения).
Согласно пункту 1 статьи 422 Гражданского кодекса Российской Федерации договор должен соответствовать обязательным для сторон правилам, установленным законом и иными правовыми актами (императивным нормам), действующим в момент его заключения.
Поскольку на момент подписания дополнительного соглашения N 4 действовал размер платы, установленный государственным комитетом "Единый тарифный орган Челябинской области" от 30.12.2014 N 63/8, то указанный размер платы обоснованно указан сторонами в дополнительном соглашении N 4 и должен быть применен к спорным расчетам.
Спорное Дополнительное соглашение N 4 подписано сторонами, не расторгалось. Заявление о фальсификации в порядке статьи 161 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации и исключении из числа доказательств протокола урегулирования разногласий к протоколу разногласий N 2 к Дополнительному соглашению N 4 от 25.09.2015 ответчиком в суде первой инстанции отозвано (л.д. 162).
Гражданское законодательство основывается на необходимости беспрепятственного осуществления гражданских прав, а также добросовестности участников гражданских правоотношений при осуществлении гражданских прав и исполнении гражданских обязанностей. Закон запрещает кому-либо извлечение преимущества из своего незаконного или недобросовестного поведения (статья 1 Гражданского кодекса Российской Федерации).
В пункте 1 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 23.06.2015 N 25 "О применении судами некоторых положений раздела I части первой Гражданского кодекса Российской Федерации" дано толкование понятия добросовестности.
Поведение одной из сторон может быть признано недобросовестным при наличии обоснованного заявления другой стороны.
В то же время, в соответствии со статьей 65 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации обстоятельства, имеющие значение для правильного рассмотрения дела, определяются арбитражным судом на основании требований и возражений лиц, участвующих в деле, в соответствии с подлежащими применению нормами материального права. Следовательно, если усматривается очевидное отклонение действий участника гражданского оборота от добросовестного поведения, обстоятельства, явно свидетельствующие о таком недобросовестном поведении, выносятся на обсуждение сторон по инициативе суда.
Оценивая действия сторон как добросовестные или недобросовестные, следует исходить из поведения, ожидаемого от любого участника гражданского оборота, учитывающего права и законные интересы другой стороны, содействующего ей (по крайней мере, не чинящего препятствий), в том числе в получении необходимой информации.
Из материалов дела не следует, что ответчик, действуя активно и добросовестно, с момента заключения Дополнительного соглашения N 4 до обращения истца в арбитражный суд предпринимал действия по возврату денежных средств.
Доказательств обратного в нарушение положений статьи 65 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации в материалы дела не представлено.
По результатам правовой оценки представленных доказательств по правилам, предусмотренным статьями 64, 65, 66, 67, 68, 69, 70, 71 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, суд апелляционной инстанции приходит к выводу о доказанности факта неосновательного обогащения ОАО "МРСК Урала" за счет истца в размере 135 216 руб. 43 коп. (294 796 руб. 33 коп. — 159 579 руб. 90 коп.).
При рассмотрении требований о взыскании процентов за пользование чужими денежными средствами, судебная коллегия пришла к выводу о их частичной обоснованности в связи со следующим.
Поскольку о необходимости вернуть излишне уплаченную истцом 19.08.2014 плату за технологическое присоединение (об отсутствии оснований для удержания денежных средств) ответчик знал, мог и должен был узнать из дополнительного соглашения N 4 с момента его заключения 25.09.2015 (дата подписания протокола урегулирования разногласий от 25.09.2015), указанные денежные средства не возвращены истцу ни в досудебном порядке, ни в судебном, то по правилам исчисления сроков в гражданском праве (ст. 191 Гражданского кодекса Российской Федерации устанавливает, что срок, течение срока, определенного периодом времени, начинается на следующий день после календарной даты или наступления события, которыми определено его начало), такой срок, в рамках заявленного истцом периода просрочки признается обоснованным только в части периода с 26.09.2015 по 16.11.2015.
Судебной коллегией установлено, что в приведенном истцом расчете использована ставка рефинансирования Центрального Банка Российской Федерации в размере 8,25%.
В соответствии с пунктом 1 статьи 395 Гражданского кодекса Российской Федерации (в редакции, действовавшей до 01.06.2015) за пользование чужими денежными средствами вследствие их неправомерного удержания, уклонения от их возврата, иной просрочки в их уплате либо неосновательного получения или сбережения за счет другого лица подлежат уплате проценты на сумму этих средств. Размер процентов определяется существующей в месте жительства кредитора, а если кредитором является юридическое лицо, в месте его нахождения учетной ставкой банковского процента на день исполнения денежного обязательства или его соответствующей части.
Согласно пункту 1 статьи 395 Гражданского кодекса Российской Федерации (в редакции, действующей после 01.06.2015) за пользование чужими денежными средствами вследствие их неправомерного удержания, уклонения от их возврата, иной просрочки в их уплате либо неосновательного получения или сбережения за счет другого лица подлежат уплате проценты на сумму этих средств. Размер процентов определяется существующими в месте жительства кредитора или, если кредитором является юридическое лицо, в месте его нахождения, опубликованными Банком России и имевшими место в соответствующие периоды средними ставками банковского процента по вкладам физических лиц. Эти правила применяются, если иной размер процентов не установлен законом или договором.
В силу пункта 1 статьи 395 Гражданского кодекса Российской Федерации в редакции Федерального закона от 08.03.2015 N 42-ФЗ "О внесении изменений в часть первую Гражданского кодекса Российской Федерации", вступившей в силу с 01.06.2015, размер процентов определяется существующими в месте нахождения кредитора опубликованными Банком России и имевшими место в соответствующие периоды средними ставками банковского процента по вкладам физических лиц.
При этом в соответствии с пунктом 2 статьи 2 Закона N 42-ФЗ положения Гражданского кодекса Российской Федерации (в редакции настоящего Федерального закона) применяются к правоотношениям, возникшим после дня вступления в силу настоящего Федерального закона. По правоотношениям, возникшим до дня вступления в силу настоящего Федерального закона, положения Гражданского кодекса Российской Федерации (в редакции настоящего Федерального закона) применяются к тем правам и обязанностям, которые возникнут после дня вступления в силу настоящего Федерального закона, если иное не предусмотрено настоящей статьей.
Судом апелляционной инстанции установлено, что средние ставки банковского процента по вкладам физических лиц в рублях, действующие в Уральском федеральном округе, составили с 17.08.2015 — 9,96%, с 15.09.2015 — 9,50%, с 15.10.2015 — 9,09%, с 17.11.2015 — 9,20%, и следовало применять указанные ставки.
Указанные ставки превышают размер процента, примененный истцом в расчете.
При пересчете размера процентов в соответствии со средними ставками банковского процента по вкладам физических лиц в рублях, судебная коллегия установила, что расчет произведен истцом неверно, так как фактически сумма процентов, подлежащая начислению, превышает размер начислений истца, но поскольку у суда отсутствует право для самостоятельного выхода за пределы предъявленных требований, суд апелляционной инстанции взыскивает проценты в пределах заявленной истцом суммы, с учетом обоснованного периода, в сумме 1 611 руб. 33 коп. В остальной части требования о взыскании процентов удовлетворению не подлежат.
Таким образом, с ОАО "МРСК Урала" подлежит взысканию 135 216 руб. 43 коп. неосновательного обогащения, 1 611 руб. 33 коп. процентов за пользование чужими денежными средствами.
Рассмотрев доводы истца в части взыскания неустойки, судебная коллегия пришла к следующим выводам.
В соответствии с пунктом 1 статьи 329 Гражданского кодекса Российской Федерации исполнение обязательств может обеспечиваться неустойкой, залогом, удержанием имущества должника, поручительством, банковской гарантией, задатком и другими способами, предусмотренными законом или договором.
В силу пункта 1 статьи 330 Гражданского кодекса Российской Федерации неустойкой (штрафом, пеней) признается определенная законом или договором денежная сумма, которую должник обязан уплатить кредитору в случае неисполнения или ненадлежащего исполнения обязательства, в частности в случае просрочки исполнения.
Истцом начислены пени за невыполнение ответчиком пункта 18 договора за период с 01.02.2015 по 18.06.2015 в сумме 39 819 руб. 99 коп.
Сторонами не оспаривается, что обязательства по ранее выданным техническим условиям не исполнены, поскольку на основании двусторонних соглашений, оформленных дополнительными соглашениями к договору, ранее действующие технические условия аннулированы, то есть, согласовано отсутствие волеизъявления на их исполнение сторонами.
Указанные обстоятельства исключают просрочку на стороне ответчика.
Новые технические условия выданы 09.07.2015 и просрочка по ним истцом не заявлена.
Таким образом, просрочка по исполнению обязательств со стороны ответчика за период с 01.02.2015 по 18.06.2015 отсутствует, что исключает возможность взыскания заявленной суммы.
Учитывая наличие установленных статьей 270 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации оснований для отмены решения суда первой инстанции, суд апелляционной инстанции полагает необходимым решение суда первой инстанции отменить, исковые требования удовлетворить частично.
Исходя из результатов рассмотрения настоящего дела, судебные расходы подлежат распределению на стороны в соответствии с частью 1 статьи 110 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, статьей 333.37 Налогового кодекса Российской Федерации.
При этом суд апелляционной инстанции, руководствуясь правилом статьи 110 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, распределяет расходы по оплате государственной пошлины пропорционально удовлетворенным требованиям.
Государственная пошлина с учетом частичного удовлетворения исковых требований подлежит взысканию в доход федерального бюджета: с ответчика в размере 4 686 руб. 02 коп., с истца в размере 2 525 руб. 23 коп.
Судебные расходы по государственной пошлине по апелляционной жалобе распределяются по правилам, установленным статьей 110 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, и подлежат взысканию с ОАО "МРСК Урала" в пользу истца в размере 3 000 руб. 00 коп.
Руководствуясь статьями 176, 268, 269, 271 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, арбитражный суд апелляционной инстанции

постановил:

решение Арбитражного суда Челябинской области от 16.11.2016 по делу N А76-29207/2015 отменить, апелляционную жалобу индивидуального предпринимателя Агаевой Зейнаб Магеррам Кызы — удовлетворить.
Исковые требования индивидуального предпринимателя Агаевой Зейнаб Магеррам Кызы удовлетворить частично.
Взыскать с открытого акционерного общества "Межрегиональная распределительная сетевая компания Урала" в пользу индивидуального предпринимателя Агаевой Зейнаб Магеррам Кызы 135 216 руб. 43 коп. неосновательного обогащения, 1 611 руб. 33 коп. процентов за пользование чужими денежными средствами.
В остальной части в удовлетворении исковых требований индивидуального предпринимателя Агаевой Зейнаб Магеррам Кызы отказать.
Взыскать с открытого акционерного общества "Межрегиональная распределительная сетевая компания Урала" в доход федерального бюджета 4 686 руб. 02 коп. государственной пошлины по исковому заявлению.
Взыскать с индивидуального предпринимателя Агаевой Зейнаб Магеррам Кызы в доход федерального бюджета 2 525 руб. 23 коп. государственной пошлины по исковому заявлению.
Взыскать с открытого акционерного общества "Межрегиональная распределительная сетевая компания Урала" в пользу индивидуального предпринимателя Агаевой Зейнаб Магеррам Кызы 3 000 руб. 00 коп. судебных расходов по оплате государственной пошлины по апелляционной жалобе.
Постановление может быть обжаловано в порядке кассационного производства в Арбитражный суд Уральского округа в течение двух месяцев со дня его принятия (изготовления в полном объеме) через арбитражный суд первой инстанции.

Председательствующий судья О.Е.БАБИНА

Судьи В.В.БАКАНОВ Н.В.МАХРОВА