Требование: Об отмене определения об отказе во включении требований в реестр требований кредиторов должника

Постановление Восемнадцатого арбитражного апелляционного суда от 23.01.2017 N 18АП-14932/2016 по делу N А07-1161/2016

Дело N А07-1161/2016

Резолютивная часть постановления объявлена 19 января 2017 года.
Постановление изготовлено в полном объеме 23 января 2017 года.
Восемнадцатый арбитражный апелляционный суд в составе:
председательствующего судьи Матвеевой С.В.,
судей Калиной И.В., Карпусенко С.А.,
при ведении протокола секретарем судебного заседания Седухиной И.Л.,
рассмотрел в открытом судебном заседании апелляционную жалобу общества с ограниченной ответственностью "Учалинский квас" на определение Арбитражного суда Республики Башкортостан от 27.10.2016 по делу N А07-1161/2016 (судья Султанов В.И.).
В судебное заседание явился представитель общества с ограниченной ответственностью "Учалинский квас" — Скрябнев Д.В. (паспорт, доверенность от 10.01.2017).

Определением Арбитражного суда Республики Башкортостан от 10.03.2016 в отношении Муниципального унитарного предприятия "Рысай" Муниципального района Учалинский район Республики Башкортостан (далее — МУП "Рысай", должник) введена процедура наблюдения, временным управляющим утвержден Фаизов Руслан Рафаилович, член Некоммерческого партнерства "Межрегиональная саморегулируемая организация профессиональных арбитражных управляющих".
Решением Арбитражного суда Республики Башкортостан от 25.07.2016 в отношении МУП "Рысай" открыто конкурсное производство сроком на шесть месяцев, конкурсным управляющим утвержден Абдрахимов Динар Октябрятович, член некоммерческого партнерства "Межрегиональная саморегулируемая организация профессиональных управляющих "Альянс управляющих".
Общество с ограниченной ответственностью "Учалинский квас" обратилось в Арбитражный суд Республики Башкортостан с заявлением о включении в реестр требований кредиторов МУП "Рысай" требования в размере 6 967 365 руб., в том числе, сумма основного долга в размере 1 134 750 руб., пени по договору за период с 11.10.2014 по 08.03.2016 в размере 5 832 615 руб.
Определением Арбитражного суда Республики Башкортостан от 28.07.2016 к участию в деле в качестве третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований относительно предмета спора, привлечена индивидуальный предприниматель Скрябнева Елена Владимировна (далее — ИП Скрябнева Е.В.).
Определением Арбитражного суда Республики Башкортостан от 27.10.2016 (резолютивная часть объявлена 20.10.2016) в удовлетворении заявления отказано.
Не согласившись с указанным судебным актом, ООО "Учалинский квас" обратилось с апелляционной жалобой, просит определение суда первой инстанции отменить, заявление удовлетворить.
В обоснование доводов апелляционной жалобы ее заявитель указывает на то, что являлся собственником крупного рогатого скота, за который было уплачено 1 500 000 руб. путем передачи векселя, что подтверждается актом приема-передачи. Вексель был получен от учредителя, который в свою очередь приобрел его по договору займа. Судом не правильно применены нормы материального права, в связи с чем сделан неверный вывод о том, что договор займа между ИП Скрябневой Е.ВА. и Шелудько С.В. не был исполнен в части передачи денежных средств, то есть договор от 05.05.2012 не оплачен. То обстоятельство, что счет, который указан в договоре от 07.05.2012 был открыт 10.05.2012, не может являться основанием для отказа в удовлетворении заявления, так как документы на открытие счеты были сданы 04.05.2012 и руководителю кредитора был заранее известен его номер. Вывод суда о том, что сделка купли-продажи является мнимой, так как кредитор долгое время не требовал оплаты по договору, также не является обоснованным, так как факт исполнения договора подтверждается актом приема-передачи КРС. Довод об отсутствии претензий никем не заявлялся, документы, представленные кредитором, никем не оспорены. На момент подачи требования кредитором, действующим законодательством обязательность соблюдения претензионного порядка не была предусмотрена. Факт обращения к должнику с требованием об оплате задолженности подтверждается письмом N 94 от 23.09.2014. Общий срок исковой давности с момента возникновения задолженности на момент обращения с требованием не истек. Вывод суда первой инстанции о том, что заключение договора не имело экономической целесообразности, также является необоснованным, так как предполагалась реализация КРС по цене на 1 000 000 руб. дороже, чем приобретался. Для должника была выгодна рассрочка платежа.
Лица, участвующие в деле, судом о времени и месте рассмотрения апелляционной жалобы извещены надлежащим образом, в судебное заседание конкурсный управляющий должника, кредиторы не явились.
Апелляционная жалоба рассмотрена в порядке статьей 123, 156 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации в их отсутствие.
Судебное заседание 21.12.2016 было отложено, судом апелляционной инстанции был направлен запрос в ПАО "Сбербанк России" в целях выяснения даты предъявления к оплате векселя серии ВД N 0066884.
В судебном заседании 19.02.2017 представитель ООО "Учалинский квас" требования, изложенные в апелляционной жалобе, поддержал, просил определение суда первой инстанции отменить.
Законность и обоснованность судебного акта проверены в порядке главы 34 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.
Как установлено судом первой инстанции и следует из материалов дела, ООО "Учалинский Квас" зарегистрировано в Едином государственном реестре юридических лиц 04.05.2012.
Согласно сведениям, представленных налоговым органом, 10.05.2012 ООО "Учалинский квас" открыт расчетный счет 40702810801060000015 в ПАО "Социнвестбанк".
ООО "Учалинский квас" приобрело КРС у закрытого акционерного общества "Учалы-Молоко" (далее — ЗАО "Учалы-Молоко") по договору купли-продажи от 05.05.2012 и акту приема-передачи 06.05.2012.
Между ООО "Учалинский квас" (продавец) и МУП "Рысай" (покупатель) заключен договор купли продажи крупного рогатого скота N 1 от 07.05.2012, согласно которому ООО "Учалинский квас" продало МУП "Рысай" 130 голов телок по цене 2 634 750 руб.
Местонахождение коров: Республика Башкортостан, Учалинский р-н, примерно в 500 метрах по направлению на северо-запад от с. Ахуново.
Согласно условиям договора (пункт 3.2 договора) покупателю предоставляется отсрочка платежей сроком на 1 год и 6 месяцев с момента подписания договора. Ежемесячный платеж до 10 числа каждого месяца составил 219 562,50 руб.
В последующем, дополнительным соглашением сторон от 11.06.2013 цена договора купли продажи N 1 от 07.05.2012 изменена и составила 1 134 750 руб., изменен срок платежа — до 09.05.2014. По истечении срока отсрочки платежа установлен срок выплаты стоимости телок — до 10.10.2014.
Между сторонами подписан акт приема-передачи крупного рогатого скота от 10.05.2012.
В связи с неоплатой полученного товара кредитор обратился в суд о включении задолженности и неустойки в реестр требований кредиторов должника.
Отказывая в удовлетворении заявленных требований, суд первой инстанции исходил из того, что договор купли-продажи КРС является мнимой сделкой. При этом суд указал, что относимых и допустимых доказательств оплаты кредитором КРС не представлено, общество зарегистрировано за день до приобретения КРС, в договоре от 07.05.2012 указан счет, который был открыт только 10.05.2012.
Изучив материалы дела и доводы апелляционной жалобы, суд апелляционной инстанции приходит к следующим выводам.
Согласно статье 32 Федерального закона от 26.10.2002 N 127-ФЗ "О несостоятельности (банкротстве)" (далее — Закон о банкротстве), части 1 статьи 223 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации дела о несостоятельности (банкротстве) рассматриваются арбитражным судом по правилам, предусмотренным настоящим Кодексом, с особенностями, установленными федеральными законами, регулирующими вопросы несостоятельности (банкротства).
В силу положений пункта 1 статьи 71 Закона о банкротстве, для целей участия в первом собрании кредиторов кредиторы вправе предъявить свои требования к должнику в течение тридцати календарных дней с даты опубликования сообщения о введении наблюдения. Указанные требования направляются в арбитражный суд, должнику и временному управляющему с приложением судебного акта или иных документов, подтверждающих обоснованность этих требований. Указанные требования включаются в реестр требований кредиторов на основании определения арбитражного суда о включении указанных требований в реестр требований кредиторов.
Согласно пункту 3 статьи 71 Закона о банкротстве при наличии возражений относительно требований кредиторов арбитражный суд проверяет обоснованность требований и наличие оснований для включения указанных требований в реестр требований кредиторов.
При этом наличие договора купли-продажи, акта приема-передачи товара и признание долга должником в силу специфики дел о банкротстве не могут являться безусловным основанием для включения основанного на них требования в реестр.
В целях защиты прав и законных интересов других кредиторов, в том числе заявивших возражения, и предотвращения злоупотребления правом со стороны должника судом может быть проявлена активность в истребовании дополнительных доказательств, свидетельствующих о добросовестности сторон при заключении договора.
Применительно к данному делу это означает, что от продавца суд может истребовать документы, подтверждающие фактическое наличие у него товара в заявленном объеме к моменту их передачи должнику в предшествующий заключению сделки; доказательства передачи товара должнику; доказательства приобретения товара, его оплаты; доказательства наличия средств для приобретения товара.
При наличии сомнений в реальности договора поставки суд не лишен права потребовать и от должника представления документов, свидетельствующих о его операциях с этим поставленным товаром (первичные бухгалтерские документы, в том числе о его оприходовании).
В силу пункта 1 статьи 10 Гражданского кодекса не допускаются действия граждан и юридических лиц, осуществляемые исключительно с намерением причинить вред другому лицу, а также злоупотребление в иных формах.
Не допускается использование гражданских прав в целях ограничения конкуренции, а также злоупотребление доминирующим положением на рынке.
Злоупотребление правом может быть вызвано такими действиями лица, которые ставили другую сторону в положение, когда она не могла реализовать принадлежащие ей права.
В соответствии с пунктом 1 статьи 170 Гражданского кодекса мнимая сделка, то есть сделка, совершенная только для вида, без намерения создать соответствующие ей правовые последствия, ничтожна.
Данная норма применяется в том случае, если стороны, участвующие в сделке, не имеют намерений ее исполнять или требовать исполнения, при заключении сделки подлинная воля сторон не была направлена на создание тех правовых последствий, которые наступают при ее совершении.
Диспозиция нормы пункта 1 статьи 170 Гражданского кодекса Российской Федерации содержит следующие характеристики мнимой сделки: отсутствие намерений сторон создать соответствующие сделке правовые последствия, совершение сделки для вида (что не исключает совершение сторонами некоторых фактических действий, создающих видимость исполнения, в том числе составление необходимых документов), создание у лиц, не участвующих в сделке, представления о сделке как действительной.
Согласно пункту 26 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 22.06.2012 N 35 "О некоторых процессуальных вопросах, связанных с рассмотрением дел о банкротстве" в силу пунктов 3 — 5 статьи 71 и пунктов 3 — 5 статьи 100 Закона о банкротстве проверка обоснованности и размера требований кредиторов осуществляется судом независимо от наличия разногласий относительно этих требований между должником и лицами, имеющими право заявлять соответствующие возражения, с одной стороны, и предъявившим требование кредитором — с другой стороны. При установлении требований кредиторов в деле о банкротстве судам следует исходить из того, что установленными могут быть признаны только требования, в отношении которых представлены достаточные доказательства наличия и размера задолженности.
В связи с изложенным при установлении требований в деле о банкротстве не подлежит применению часть 3.1 статьи 70 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, согласно которой обстоятельства, на которые ссылается сторона в обоснование своих требований, считаются признанными другой стороной, если они ею прямо не оспорены или несогласие с такими обстоятельствами не вытекает из иных доказательств, обосновывающих представленные возражения относительно существа заявленных требований; также при установлении требований в деле о банкротстве признание должником или арбитражным управляющим обстоятельств, на которых кредитор основывает свои требования (часть 3 статьи 70 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации), само по себе не освобождает другую сторону от необходимости доказывания таких обстоятельств.
Таким образом, при наличии сомнений суд не лишен права самостоятельно потребовать представления документов, свидетельствующих о добросовестности сторон при заключении договора (постановление Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 18.10.2012 N 7204/12).
Как указывалось ранее, требование кредитор обосновывает наличием договора купли-продажи КРС от 07.05.2012, дополнительным соглашением N 1 от 11.06.2013 к договору, актом приема передачи от 10.05.2012, товарной накладной N 80 на сумму 1 134 750 руб., а также отсутствием доказательств оплаты по договору.
Конкурсным управляющим должника заявлены возражения со ссылкой на мнимость сделки.
В силу положений статьи 65 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, каждое лицо, участвующее в деле, должно доказать обстоятельства, на которые оно ссылается как на основание своих требований и возражений.
В соответствии с правовой позицией Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации, изложенной в постановлении от 07.02.2012 N 11746/11 по делу N А76-18682/2010-12-587, пункт 1 статьи 170 Гражданского кодекса Российской Федерации применяется в том случае, если стороны, участвующие в сделке, не имеют намерений ее исполнять или требовать исполнения, при заключении сделки подлинная воля сторон не была направлена на создание тех правовых последствий, которые наступают при ее совершении.
Делая вывод о мнимости договора купли-продажи КРС, суду первой инстанции надлежало исследовать обстоятельства и доказательства, свидетельствующие о намерениях участников сделки совершить юридически значимые действия по ее исполнению.
Кредитором в подтверждение факта наличия у него возможности совершения сделки и ее реальности представлены: договор купли-продажи КРС у ЗАО "Учалы-Молоко" от 05.05.2012, акт приема-передачи от 06.05.2012, Спецификация N 1 от 05.05.2012, копия векселя серии ВД N 0066884 и акта приема-передачи векселя от 06.05.2012, договор займа между Шелудько Сергеем Владимировичем и ИП Скрябневой Е.В., сведения о наличии у ИП Скрябневой Е.В. финансовой возможности предоставить заем.
Указанные документы никем не оспорены, о фальсификации не заявлено, договор купли-продажи от 05.05.2012 недействительным не признан.
Судом апелляционной инстанции в целях полного выяснения обстоятельств дела сделан запрос в ПАО "Сбербанк России" о предоставлении сведений о том, кем и когда вексель серии ВД N 0066884 был предъявлен к исполнению.
Как следует из ответа ПАО "Сбербанк России", спорный вексель предъявлен к исполнению 15.11.2012 обществом с ограниченной ответственностью "Памир".
Судом апелляционной инстанции установлено, что требование ООО "Памир" определением Арбитражного суда Республики Башкортостан от 22.05.2013 по делу N А07-17965/2012 было включено в реестр требований кредиторов ЗАО "Учалы-Молоко".
Факт ликвидации ЗАО "Учалы-Молоко" 08.04.2016 в связи с завершением в отношении него процедуры конкурсного производства и прекращения деятельности ООО СК "Домиком" 09.09.2015 в связи с реорганизацией не свидетельствуют о невозможности получения ИП Скрябневой Е.В. векселя и передачи его в заем Шелудько С.В., а также последующей его передачи ЗАО "Учалы-Молоко" в 2012 году.
При этом вывод суда первой инстанции о том, что в отсутствие на векселе серии ВД N 0066884 передаточной надписи на имя ИП Скрябневой Е.В. договор займа от 04.05.2012 со стороны указанного лица не исполнен, нельзя признать обоснованным.
Вексель серии ВД N 0066884 является простым векселем.
Согласно статье 1 Федерального закона Российской Федерации от 11.03.1997 N 48-ФЗ "О переводном и простом векселе" при регулировании отношений по обращению векселей на территории Российской Федерации применяется Положение о переводном и простом векселе.
В статье 75 Положения о переводном и простом векселе предусмотрено, что простой вексель должен содержать: наименование "вексель", включенное в текст и выраженное на том языке, на котором этот документ составлен; простое и ничем не обусловленное обещание уплатить определенную сумму; указание срока платежа; указание места, в котором должен быть совершен платеж; наименование того, кому или по приказу кого платеж должен быть совершен; указание даты и места составления векселя; подпись векселедателя.
В силу статьи 77 Положения о переводном и простом векселе к простому векселю применяются только те постановления, относящиеся к переводному векселю, которые не являются несовместимыми с природой этого документа.
Прямыми должниками являются векселедатель в простом векселе и акцептант в векселе переводном. Требования к ним, а также к авалистам данных лиц (при их наличии) могут быть предъявлены как в срок платежа, так и в течение всего срока вексельной давности безотносительно к наличию или отсутствию протеста. Основанием требований к прямым должникам является сам вексель, находящийся у кредитора (пункт 21 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации N 33, Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации N 14 от 04.12.2000 "О некоторых вопросах практики рассмотрения споров, связанных с обращением векселей").
Как разъяснено в пункте 9 постановления Пленума N 33/14, в соответствии со статьями 16, 77 Положения лицо, у которого находится вексель, рассматривается как законный векселедержатель в том случае, когда оно основывает свое право на непрерывном ряде индоссаментов, даже если последний индоссамент является бланковым.
Индоссамент должен быть написан на переводном векселе или на присоединенном к нему листе (добавочный лист). Он должен быть подписан индоссантом. Индоссамент может не содержать указания лица, в пользу которого он сделан, или он может состоять из одной подписи индоссанта (бланковый индоссамент). В этом последнем случае индоссамент, для того чтобы иметь силу, должен быть написан на обороте переводного векселя или на добавочном листе (пункт 13 Положения о переводном и простом векселе).
Если последний индоссамент является бланковым (то есть не содержащим указания лица-индоссата), то в качестве законного векселедержателя рассматривается лицо, у которого вексель фактически находится; данное лицо вправе осуществлять все права по векселю, в том числе и право требовать платежа.
Законный векселедержатель не обязан доказывать существование и действительность своих прав, они предполагаются существующими и действительными. Бремя доказывания обратного лежит на вексельном должнике.
Таким образом, спорный вексель мог неоднократно передаваться от одного векселедержателя к другому по договорам, без совершения индоссаментов.
Тот факт, что спорный вексель не содержит передаточной надписи на имя ИП Скрябневой Е.В., сам по себе не свидетельствует о том, что указанное лицо не могло быть векселедержателем.
Указание в договорах купли-продажи от 05.05.2012, от 07.05.2012 номера расчетного счета, который был открыт в ОАО "Социнвестбанк", также не является достаточным доказательством мнимости договора от 07.05.2012, так как довод о возможности у кредитора получения информации о номере счета до его открытия ничем не опровергнут.
В материалы дела конкурсным управляющим представлена инвентаризационная опись от 18.01.2016, согласно которой у должника в собственности находится 147 коров. Сведений о том, когда и у кого указанные коровы приобретены, материалы дела не содержат, таким образом, не опровергнут факт того, что 130 голов могли быть приобретены у кредитора по договору от 07.05.2012.
При этом следует учитывать, что по договору от 07.05.2012 проданы коровы в основном палево-пестрой, красной, красно-пестрой масти, что соответствует масти симментальских коров (варьируется от светло-палевой до красно-пестрой; многим животным свойственна палево-пестрая масть).
Само по себе заключение договоров купли-продажи КРС непосредственно после регистрации юридического лица не свидетельствует о мнимости сделок.
Представленные в материалы дела доказательства реальности договора купли-продажи от 07.05.2012, не опровергнуты иными документами.
Конкурсным управляющим в материалы дела не представлены бухгалтерская документация должника, сведения о приобретении КРС должником, которые опровергали бы представленные кредитором доказательства.
Статистических данных о количестве КРС у МУП "Рысай" в 2012-2014 годах конкурсным управляющим не представлено.
Конкурсным управляющим о фальсификации документов не заявлено, на наличие заинтересованности между должником и кредитором никто не ссылался. Злоупотребление правом кредитором и должником не доказано (статья 10 Гражданского кодекса Российской Федерации.
Тот факт, что кредитор не обращался с требованием к должнику о погашении задолженности, учитывая, что срок исковой давности по требованию не истек, также не свидетельствует о мнимости сделки. Кроме того, в материалы дела представлена претензия с доказательствами ее направления в адрес должника (л.д. 40-43), факт направления и получения которой никем не оспорен.
При указанных обстоятельствах у суда первой инстанции не имелось достаточных оснований для вывода о мнимости договора купли-продажи N 1 от 07.05.2012.
Учитывая изложенное, основания для отказа в удовлетворении заявления кредитора о включении в реестр требований кредиторов должника задолженности в размере 1 134 750 руб. у суда первой инстанции отсутствовали, требование в указанном размере на основании статьи 137 Закона о банкротстве подлежит включению в реестр требований кредиторов МУП "Рысай".
При этом суд апелляционной инстанции принимает во внимание, что Законом о банкротстве предусмотрена возможность оспаривания подозрительных сделок должника.
Кредитором также заявлено требование о включении в реестр требований кредиторов должника неустойки в размере 5 832 615 руб., начисленной за период с 11.10.2014 по 08.03.2016 согласно пункту 4.1 договора от 07.05.2012 в размере 1% от суммы, указанной в пункте 3.1 договора.
Расчет неустойки судом апелляционной инстанции проверен, признан верным.
Согласно статье 333 Гражданского кодекса Российской Федерации если подлежащая уплате неустойка явно несоразмерна последствиям нарушения обязательства, суд вправе уменьшить неустойку.
При этом как разъяснено в пунктах 71, 72 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации N 7 от 24.03.2016 "О применении судами некоторых положений Гражданского кодекса Российской Федерации об ответственности за нарушение обязательств", если должником является коммерческая организация, индивидуальный предприниматель, а равно некоммерческая организация при осуществлении ею приносящей доход деятельности, снижение неустойки судом допускается только по обоснованному заявлению такого должника, которое может быть сделано в любой форме (пункт 1 статьи 2, пункт 1 статьи 6, пункт 1 статьи 333 Гражданского кодекса Российской Федерации). Заявление ответчика о применении положений статьи 333 Гражданского кодекса Российской Федерации может быть сделано исключительно при рассмотрении дела судом первой инстанции или судом апелляционной инстанции в случае, если он перешел к рассмотрению дела по правилам производства в суде первой инстанции (часть 5 статьи 330, статья 387 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, часть 6.1 статьи 268, часть 1 статьи 286 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации).
О применении статьи 333 Гражданского кодекса Российской Федерации в суде первой инстанции не заявлялось, контррасчет конкурсным управляющим не представлен. При указанных обстоятельствах оснований для снижения неустойки у суда апелляционной инстанции не имеется.
Учитывая изложенное, неустойка в размере 5 832 615 руб. подлежит включению в реестр требований кредиторов должника как подлежащая отдельному учету (пункт 3 статьи 137 Закона о банкротстве).
При указанных обстоятельствах определение суда первой инстанции подлежит отмене, апелляционная жалоба ООО "Учалинский квас" — удовлетворению.
Руководствуясь статьями 176, 268 — 272 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, арбитражный суд апелляционной инстанции

постановил:

апелляционную жалобу общества с ограниченной ответственностью "Учалинский квас" удовлетворить, определение Арбитражного суда Республики Башкортостан от 27.10.2016 по делу N А07-1161/2016 отменить.
Заявление общества с ограниченной ответственностью "Учалинский квас" удовлетворить, включить требование в размере 6 967 365 руб., в том числе 1 134 750 руб. — основной долг, 5 832 615 руб. — неустойка, в третью очередь реестра требований кредиторов муниципального унитарного предприятия "Рысай" Муниципального района Учалинский район Республики Башкортостан. Требование в размере 5 832 615 руб. неустойки подлежит отдельном учету в реестре требований кредиторов должника.
Постановление может быть обжаловано в порядке кассационного производства в Арбитражный суд Уральского округа в течение одного месяца со дня его принятия (изготовления в полном объеме) через арбитражный суд первой инстанции.

Председательствующий судья С.В.МАТВЕЕВА

Судьи И.В.КАЛИНА С.А.КАРПУСЕНКО