Требование: О взыскании основного долга, стоимости дополнительных работ по договору подряда, пени, неустойки

Постановление Восемнадцатого арбитражного апелляционного суда от 18.01.2017 N 18АП-14622/2016 по делу N А76-26895/2015

Дело N А76-26895/2015

Резолютивная часть постановления объявлена 11 января 2017 года.
Постановление изготовлено в полном объеме 18 января 2017 года.
Восемнадцатый арбитражный апелляционный суд в составе:
председательствующего судьи Ивановой Н.А.,
судей Малышевой И.А., Скобелкина А.П.,
при ведении протокола секретарем судебного заседания Ефимовой Н.А.,
рассмотрел в открытом судебном заседании апелляционную жалобу общества с ограниченной ответственностью "Научно-производственное объединение "Сад и огород" на решение Арбитражного суда Челябинской области от 22.09.2016 по делу N А76-26895/2015 (судья Мосягина Е.А.
В заседании принял участие представитель:
индивидуальный предприниматель Гималов Хамидулла Хабибуллович (паспорт);
общества с ограниченной ответственностью "Научно-производственное объединение "Сад и огород" — Габун Л.В. (доверенность от 15.12.2016).

Индивидуальный предприниматель Гималов Хамидулла Хабибуллович (далее — истец, ИП Гималов Х.Х., предприниматель) обратился с исковым заявлением в Арбитражный суд Челябинской области к обществу с ограниченной ответственностью "Научно-производственное объединение "Сад и огород" (далее — ответчик, ООО "НПО "Сад и огород", общество) о взыскании суммы основного долга в размере 1 190 312 руб. 48 коп., стоимость дополнительных работ в размере 93 333 руб., пени в размере 243 062 руб. 81 коп., а также неустойки в размере 0,04% начисленной на сумму долга 1 283 645 руб. 48 коп. за каждый день неисполнения обязательства, начиная с 16.09.2016 по день фактической оплаты долга. (с учетом принятого судом в порядке ст. 49 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации уточнения исковых требований.
Решением арбитражного суда первой инстанции от 22.09.2016 исковые требования ИП Гималова Х.Х. удовлетворены частично: в его пользу с ООО "НПО "Сад и огород" взысканы основной долг в размере 1 283 645 руб. 48 коп., неустойка в сумме 233 635 руб. 24 коп., а также неустойка в размере 0,04% начисленная на сумму долга 1 283 645 руб. 48 коп., за каждый день неисполнения обязательства, начиная с 16.09.2016 по день фактической оплаты долга. В удовлетворении остальной части требований отказано.
ООО "НПО "Сад и огород" (далее также — податель жалобы) не согласилось с вынесенным решением и обратилось в Восемнадцатый арбитражный апелляционный суд с жалобой, в которой просит решение суда отменить.
В обоснование доводов апелляционной жалобы ООО "НПО "Сад и огород" указывает, что о завершении работ на объекте заказчик не уведомлен, дата приемки работ не была назначена, пусконаладочные работы произведены не были, соответственно у заказчика не было оснований для подписания актов выполненных работ без проведения фактической приемки работ на месте проведения работ и проверки оборудования в работе. Срок выполнения работ по договору согласован сторонами — до 15.09.2014. Подрядчик в указанный срок работы не сдал. Вручение готовых актов в декабре 2014 года в офисе компании, расположенном в г. Челябинске договором не предусмотрено, не является надлежащим уведомлением о проведении пусконаладочных работ к сдаче всего объема работ. Подрядчик не уведомил заказчика о выполнении работ по договорам, о необходимости явиться для приемки, для проверки производительности оборудования и проведения пусконаладочных работ, о необходимости предоставить специалистов для проведения обучения и т.д. Оснований для формального подписания актов от 14.10.2014 без фактической приемки работ у заказчика не имелось, такие риски заказчик не готов нести. До настоящего времени подрядчиком не предъявлено каких-либо уведомлений о готовности объекта и о необходимости явиться на предварительные испытания оборудования, Поскольку подрядчиком не представлено доказательств выполнения работ по договорам, соответственно, у заказчика не возникло оснований для их оплаты.
Также податель жалобы не согласен с выводом суда о том, что датой подписания актов в одностороннем порядке судом первой инстанции признана дата 01.12.2014, исходя из которой, суд определил срок оплаты по договору и расчет договорной неустойки с 17.12.2014. Общество считает размер неустойки явно завышенным, с учетом того, что работы не выполнены надлежащим образом.
Заключение эксперта N 1 от 05.08.2016, подготовленное по результатам экспертизы, назначенной судом, также не опровергает и не подтверждает доводы подрядчика о выполнении всего объема работ по договору.
При этом материалы дела не содержат документов, подтверждающих квалификацию эксперта, кроме указания на высшее инженерно-техническое образование, но диплом не представлен, в какой сфере не понятно, а также стаж работы руководителем уральского испытательного центра. Однако в подтверждение квалификации представлен только сертификат переподготовки в течение 72 часов по кормоуборочным комбайнам. Таким образом, квалификация эксперта не позволила провести необходимые исследования и оценить обстоятельства дела и работ с оборудованием.
Ответчиком было заявлено ходатайство о назначении повторной экспертизы. Определением от 21.09.2016 в удовлетворении ходатайства отказано. С указанным отказом, общество также не согласно, так как отказ в удовлетворении ходатайства нарушает права ответчика на справедливое разбирательство дела, свидетельствует о формальном подходе суда первой инстанции к рассмотрению дела.
Определением суда от 07.12.2016 судебное заседание было отложено, в связи с необходимость разрешения вопроса о возможности назначения по делу повторной судебной экспертизы.
Истцом представлены возражение на апелляционную жалобу, в котором он указал, что решение суда является законным и обоснованным, апелляционная жалоба удовлетворению не подлежит.
К дате судебного заседания истцом представлено мнение на апелляционную жалобу, а также документы в подтверждение квалификации эксперта Кокорина А.Ф.
В судебном заседании лица, участвующие в деле, поддержали доводы, изложенные в апелляционной жалобе, возражениях и мнении на нее.
Законность и обоснованность судебного акта проверены судом апелляционной инстанции в порядке, предусмотренном главой 34 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.
Арбитражный суд апелляционной инстанции, исследовав имеющиеся в деле доказательства, проверив доводы апелляционной жалобы, возражений на нее, заслушав пояснения лиц, участвующих в деле, не находит оснований для отмены обжалуемого судебного акта.
Как следует из материалов дела и установлено судом первой инстанции, 04.07.2014 между ИП Гималовым Х.Х. (подрядчиком) и ООО "НПО "Сад и огород" (заказчиком) заключен договор подряда N 6-14 (т. 1 л.д. 19-23, далее — договор).
Предметом договора является строительство и монтаж зерноочистительного комплекса в составе с оборудованием указанным в приложении N 1 к настоящему договору (п. 1.1 договора).
Согласно п. 1.2 договора подрядчик принимает на себя выполнение строительно-монтажных и пусконаладочных работ, изготовление металлоконструкций комплекса согласно приложению N 2 к настоящему договору из материалов заказчика согласно предварительному перечню указанного в приложении N 3 к настоящему договору.
В соответствии с п. 2.2 договора стоимость поручаемых подрядчику работ по настоящему договору составляет 1 065 303 руб. 00 коп. Стоимость работ оплачивается заказчиком в следующем порядке: 10% предоплаты в размере 106 530 руб. в течение 5 дней с момента подписания договора (п. 2.2.1 договора). Оставшуюся сумму по каждому виду выполненных работ согласно приложению N 2 заказчик оплачивает в течение трех банковских дней начиная со дня, следующего за днем подписания акта выполненных работ на данные работы с учетом выплаченной ранее предоплаты (п. 2.2.2 договора).
Пунктом 3.1 договора предусмотрено, что подрядчик обязуется приступить к выполнению работ не позднее 7 рабочих дней после оплаты заказчиком суммы предоплаты, указанной в п. 2.2.1 договора.
Подрядчик обязуется выполнить работы по данному договору в течение 60 календарных дней с момента перечисления предоплаты согласно п. 2.2.1 договора. В случае неготовности к монтажу оборудования, поставляемого заказчиком согласно приложению N 1 к настоящему договору подрядчик вправе увеличить сроки проведения работ путем заключения дополнительного соглашения (п. 3.2 договора).
Согласно п. 8.3 договора в случае нарушения срока расчетов, установленного п. 2.2.2 договора заказчик обязан уплатить подрядчику пени в размере 0,04% от неуплаченной в срок суммы за каждый день просрочки, при наличии письменной претензии подрядчика.
Пунктом 8.8 договора предусмотрено, что гарантия на монтаж оборудования и металлоконструкций составляет один год с момента подписания акта ввода в эксплуатацию.
Сторонами составлен перечень оборудования, поставляемого заказчиком для выполнения монтажных работ, а также перечень и стоимость основных работ, выполняемых подрядчиком (т. 1 л.д. 24-26).
На основании дополнительного соглашения N 1 от 11.08.2014 с учетом стоимости произведенных затрат общая сумма договора подряда N 6-14 составила 1 011 195 руб. 48 коп. (т. 1 л.д. 18).
В качестве доказательства выполнения работ по договору истец представил в материалы дела акт приема-сдачи выполненных работ от 14.10.2014 на сумму 1 011 195 руб. 48 коп., подписанный в одностороннем порядке подрядчиком в связи с отказом заказчика от приемки работ (т. 1 л.д. 44).
Подрядчик для оплаты аванса выставил заказчику счета: N 6 от 06.07.2014 на сумму 106 530 руб., N 10 от 11.08.2014 на сумму 168 136 руб., которые заказчик оплатил платежными поручениями N 473 от 03.07.2014, N 611 от 16.09.2014 (т. 4 л.д. 10-11, 16-17).
Согласно расчету истца с учетом авансовых платежей задолженность заказчика перед исполнителем составила 736 529 руб. 48 коп.
Также, 23.07.2014 между ИП Гималовым Х.Х. (подрядчиком) и ООО "НПО "Сад и огород" (заказчиком) заключен договор подряда N 7-14 (далее — договор, т. 1 л.д. 30-33), согласно которому исполнитель обязуется по заданию заказчика выполнить монтажные работы по наращиванию зерносушилки СоСС-6 до СоСС-8, а заказчик принять и оплатить работы согласно спецификации приложения N 1, подписанной обеими сторонами (п. 1.1 договора).
Согласно п. 2.1 договора стоимость работ, выполняемых исполнителем, определяется в спецификации приложения N 1.
В соответствии с п. 2.2 договора оплаты работ производятся по графику согласно спецификации.
Пунктом 3.4 договора предусмотрено, что за просрочку проведения оплат заказчик выплачивает исполнителю штрафную неустойку в размере 0,04% от стоимости спецификации за каждый/один рабочий день просрочки исполнения обязательства, но не более 10% от общей суммы, если иное не предусмотрено спецификацией.
Сдача работ, предусмотренных соответствующей спецификацией, оформляется актом по установленной форме, которым подтверждается выполнение договора в полном объеме. Подписание акта заказчиком производится в течение 3 рабочих дней. Если заказчик или его представитель не является в назначенный срок для подписания акта на месте проведения работ, исполнитель имеет право оформить односторонний акт (п. 4.1 договора).
Пунктом 5.1 договора сроки выполнения работ определяются в спецификации, подписанной обеими сторонами.
Согласно п. 6.1 договора качество поставляемого оборудования и качество монтажных работ должно соответствовать техническому заданию, техническим условиям для данного вида оборудования и работ.
Сторонами подписана спецификация N 1 к договору согласно которой стоимость работ составляет 130 000 руб. (т. 1 л.д. 34).
На основании дополнительного соглашения N 1 от 11.08.2014 с учетом стоимости произведенных затрат общая сумма договора подряда N 7-14 составила 124 000 руб. (т. 1 л.д. 29).
В качестве доказательства выполнения работ по договору истец представил в материалы дела акт приема-сдачи выполненных работ от 14.10.2014 на сумму 124 000 руб., подписанный в одностороннем порядке подрядчиком в связи с отказом заказчика от приемки работ (т. 1 л.д. 45).
Подрядчик для оплаты аванса выставил заказчику счет N 11 от 11.08.2014 на сумму 94 900 руб., который заказчик оплатил платежным поручением N 611 от 16.09.2014 (т. 4 л.д. 11, 18).
Согласно расчету истца с учетом авансовых платежей задолженность заказчика перед исполнителем составила 29 100 руб.
22.07.2014 между ИП Гималовым Х.Х. (подрядчиком) и ООО "НПО "Сад и огород" (заказчиком) заключен договор подряда N 8-14 (далее — договор, т. 1 л.д. 36-38), согласно которому исполнитель обязуется по заданию заказчика выполнить монтаж зерносушилки Vesta-20Ж с воздухонагревателем, а заказчик принять и оплатить работы согласно спецификации приложение N 1, подписанной обеими сторонами (п. 1.1 договора).
Сторонами подписана спецификация N 1 к договору согласно которой, стоимость работ составляет 832 165 руб. (т. 1 л.д. 39).
На основании дополнительного соглашения N 1 от 11.08.2014 с учетом стоимости произведенных затрат общая сумма договора подряда N 8-14 составила 815 845 руб. (т. 1 л.д. 35).
В качестве доказательства выполнения работ по договору истец представил в материалы дела акт приема-сдачи выполненных работ от 14.10.2014 на сумму 815 845 руб., подписанный в одностороннем порядке подрядчиком в связи с отказом заказчика от приемки работ (т. 1 л.д. 46).
Подрядчик для оплаты аванса выставил заказчику счет N 12 от 11.08.2014 на сумму 391 162 руб., который заказчик оплатил платежным поручением N 611 от 16.09.2014 (т. 4 л.д. 11, 19).
Согласно расчету истца с учетом авансовых платежей задолженность заказчика перед исполнителем составила 424 683 руб.
Кроме того, договорами подряда N 7-14, N 8-14 предусмотрены пункты следующего содержания: на поставляемое по настоящему договору оборудование устанавливается гарантийный срок, один год, соответствующий гарантийному сроку поставщика со дня подписания документов о приемке оборудования: акта сдачи-приемки выполненных работ (п. 6.2 договора). Исполнитель (поставщик) обязуется устранять производственные недостатки, обнаруженные в течение гарантийного срока за свой счет, при условии эксплуатации оборудования в соответствии с технически паспортом. Комиссионно определяется по вине исполнителя монтажных работ или поставщика оборудования произошли производственные недостатки (п. 6.3 договора).
Срок сдачи строительных и монтажных работ по договорам определен в дополнительных соглашениях — до 15.09.2014.
Из материалов дела следует, что истец выполнил для ответчика дополнительные работы, не входящие в договорные обязательства, на сумму 93 333 руб., что подтверждается актом, подписанным сторонами, а также расчетом стоимости затрат на выполнение дополнительных работ от 13.01.2015 (т. 1 л.д. 40-41).
Для оплаты дополнительных работ подрядчик выставил заказчику счет на оплату N 1 от 12.01.2015 на сумму 93 333 руб. (т. 1 л.д. 42).
13.01.2015 подрядчик направил заказчику письмо с просьбой оплатить дополнительный объем работ, не входящий в существующие договорные обязательства между истцом и ответчиком, в сумме 93 333 руб. Данное письмо получено 13.01.2015 заказчиком, что подтверждается отметкой о получении заказчика (т. 1 л.д. 43).
01.10.2014 истец направил ответчику письмо с просьбой предоставить акты сверки расчетов по договорам подряда N 6-14, N 7-14, N 8-14, а также подписанные экземпляры промежуточных актов, на основании которых производились авансовые выплаты исполнителю по данным договорам (т. 1 л.д. 65).
В качестве доказательства выполнения работ истец представил в материалы дела акты приема-сдачи выполненных работ от 14.10.2014 по договорам, подписанные в одностороннем порядке подрядчиком в связи с отказом заказчика от приемки работ (т. 1 л.д. 44-46).
01.12.2014 ответчик направил истцу претензию с требованием об устранении замечаний выполненных работ (т. 1 л.д. 47).
03.12.2014 истец направил ответчику возражения на претензию, разъяснив заказчику условия эксплуатации оборудования (т. 1 л.д. 48-52).
04.08.2015 истцом в адрес ответчика направлена претензия с требованием об оплате задолженности. Данная претензия получена ответчиком 04.08.2015, что подтверждается копией почтового уведомления (т. 1 л.д. 63-64).
Полагая, что отказ в приемке и оплате работ, оформленных односторонними актами, является необоснованным, истец предъявил иск о взыскании образовавшейся задолженности.
Удовлетворяя заявленные требования, суд первой инстанции пришел к выводу, что на момент рассмотрения спора у ответчика имеется задолженность за выполненные работы, доказательств оплаты которых суду не представлено. А также исходил из обоснованности требования истца о взыскании неустойки за указанный им период
Оценив в порядке ст. 71 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации все имеющиеся в деле доказательства в их совокупности, суд апелляционной инстанции считает, что выводы суда первой инстанции являются правильными, соответствуют обстоятельствам дела и действующему законодательству.
В соответствии с пунктом 1 статьи 8 Гражданского кодекса Российской Федерации, гражданские права и обязанности возникают из оснований, предусмотренных законом и иными правовыми актами, а также из действий граждан и юридических лиц, которые хотя и не предусмотрены законом или такими актами, но в силу общих начал и смысла гражданского законодательства порождают гражданские права и обязанности.
В соответствии со статьей 702 Гражданского кодекса Российской Федерации по договору подряда одна сторона (подрядчик) обязуется выполнить по заданию другой стороны (заказчика) определенную работу и сдать ее результат заказчику, а заказчик обязуется принять результат работы и оплатить его.
В соответствие с требованиями статьи 711 Гражданского кодекса Российской Федерации, если договором подряда не предусмотрена предварительная оплата выполненной работы или отдельных ее этапов, заказчик обязан уплатить подрядчику обусловленную цену после окончательной сдачи результатов работы при условии, что работа выполнена надлежащим образом и в согласованный срок, либо с согласия заказчика досрочно.
Доказательством сдачи подрядчиком результатов работы и приемки его заказчиком может являться акт, удостоверяющий приемку выполненных работ (статьи 720 Гражданского кодекса Российской Федерации).
В соответствии с пунктом 1 статьи 753 Гражданского кодекса Российской Федерации принятие заказчиком результата выполненных работ является обязанностью заказчика при условии сообщения подрядчика о готовности его к сдаче. При этом сдача результата работ подрядчиком и приемка его заказчиком оформляются актом, подписанным обеими сторонами. При отказе одной из сторон от подписания акта в нем делается отметка об этом, и акт подписывается другой стороной.
Судом первой инстанции установлено, что во исполнений обязательств по договорам подряда, работы истцом выполнены на общую сумму 1 190 312 руб., что подтверждается актами приема-сдачи выполненных работ.
Факт уведомления ответчика об окончании выполнения работ, готовности подрядчика к приемке спорного объема работ, а также направление в адрес актов подтверждается письмом от 01.12.2014, на котором имеется отметка юрисконсульта ООО "НПО "Сад и огород" о получении данного письма. Факт получения указанного письма ответчиком не оспаривался (т. 1, л.д. 66).
Согласно материалам дела, ответчик в претензии от 01.12.2014 указал о не возможности принятия работ, поскольку они не выполнены в полном объеме и имеются замечания, которые необходимо устранить.
Также ответчиком в материалы дела представлены замечания по актам приемки в эксплуатацию зерноочистительного комплекса на машинах Petkus K 547А, зерносушилки VESTA-20, сотовой зерносушилки после увеличения ее производительности с СоСС-6 до СоСС-8 выполненных и смонтированных в г. Шумиха ИП Гималовым Х.Х.от 13.04.2015 (т. 2 л.д. 35-37).
Из указанных замечаний следует, что неисправности в работе оборудования выявлены заказчиком именно в процессе его эксплуатации.
Подрядчик устранил замечания, указанные заказчиком, что подтверждается подписанными в двустороннем порядке сторонами актами сдачи-приемки от 22.05.2015 (с приложенной ведомостью об устранении замечаний), от 22.05.2015 с приложенной ведомостью об устранении замечаний), от 18.05.2015 с приложенной ведомостью об устранении замечаний), (т. 1 л.д. 55-61).
При рассмотрения дела, от ответчика поступило ходатайство о назначении судебной экспертизы, в связи с разногласиями по выполненным работам.
Определением суда от 07.07.2016 назначена судебная техническая экспертиза, проведение которой поручено эксперту ФГБОУ ВО "Южно-Уральский государственный аграрный университет" Уральский испытательный центр сельскохозяйственной техники" Кокорину Александру Федоровичу.
Согласно экспертному заключению N 1 от 05.08.2015, поступившему в суд первой инстанции 15.08.2016, экспертом сделаны следующие выводы: объект практически эксплуатируется заказчиком, т.е. принят от исполнителя работ и соответствует схеме расстановки оборудования, качеству монтажа с устранением всех отмеченных недостатков. В ходе собеседования по материалам дела и осмотра зерноочистительного сушительного пункта не выявлено скрытых недостатков. Объект пригоден для выполнения целей, указанных в договорах. Однако для выполнения правильной, научно обоснованной технологии очистки и сушки зернового материала необходима тщательная настройка всей технологической линии обслуживающим персоналом с учетом свойств исходного материала для получения необходимых кондиций по влажности и засоренности.
В соответствии со статьей 65 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации каждое лицо, участвующее в деле, должно доказать обстоятельства, на которое оно ссылается в обоснование своих требований и возражений.
Исходя из правовой позиции, изложенной в пункте 12 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 04.04.2014 N 23 "О некоторых вопросах практики применения арбитражными судами законодательства об экспертизе", согласно положениям частей 4 и 5 статьи 71 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации заключение эксперта не имеет для суда заранее установленной силы и подлежит оценке наряду с другими доказательствами.
Суд оценивает доказательства, в том числе заключение эксперта, исходя из требований частей 1 и 2 статьи 71 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации. При этом по результатам оценки доказательств суду необходимо привести мотивы, по которым он принимает или отвергает имеющиеся в деле доказательства (часть 7 статьи 71, пункт 2 части 4 статьи 170 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации).
В соответствии со статьей 8 Федерального закона от 31.05.2001 N 73-ФЗ "О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации" эксперт проводит исследования объективно, на строго научной и практической основе, в пределах соответствующей специальности, всесторонне и в полном объеме.
Суд первой инстанции пришел к выводу, что заключение судебной экспертизы соответствует предъявляемым к нему требованиям и не содержит противоречий, выводы эксперта являются ясными и конкретными ответами на поставленные судом вопросы. Оснований не доверять выводам эксперта, приведенным в указанном заключении, у суда не имеется. Суд первой инстанции счел возможным при рассмотрении заявленных требований руководствоваться данным заключением.
Между тем, суд апелляционной инстанции не принимает заключение эксперта N 1 от 05.08.2015, на основании следующего.
При определении экспертного учреждения суд первой инстанции руководствовался пунктами 1, 2 Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 04.04.2014 N 23 "О некоторых вопросах практики применения арбитражными судами законодательства об экспертизе", согласно которым экспертиза может проводиться как в государственном судебно-экспертном учреждении, так и в негосударственной экспертной организации, либо к экспертизе могут привлекаться лица, обладающие специальными знаниями, но не являющимися работниками экспертного учреждения (организации). При поручении проведения экспертизы лицу, не являющемуся государственным судебным экспертом, суд выясняет также сведения о его образовании, специальности, стаже работы, занимаемой должности.
Суд апелляционной инстанции обращает внимание, что Кокорин А.Ф. не обладает полномочиями на дачу заключений по возникающим вопросам, требующим специальных познаний, поскольку это относится к компетенции эксперта.
В соответствии с частью 1 статьи 55 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации экспертом в арбитражном суде является лицо, обладающее специальными знаниями по касающимся рассматриваемого дела вопросам и назначенное судом для дачи заключения в случаях и в порядке, которые предусмотрены настоящим Кодексом.
Как следует из заключения эксперта N 1 от 05.08.2015 от ФГБОУ ВО "Южно-Уральский государственный аграрный университет" Уральский испытательный центр сельскохозяйственной техники", экспертиза проведена Кокориным А.Ф., которому проведение экспертизы, либо каких-либо экспертных действий не поручалось.
В статье 87 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации предусмотрено, что при недостаточной ясности или полноте заключения эксперта, а также при возникновении вопросов в отношении ранее исследованных обстоятельств дела может быть назначена дополнительная экспертиза, проведение которой поручается тому же или другому эксперту. В случае возникновения сомнений в обоснованности заключения эксперта или наличия противоречий в выводах эксперта или комиссии экспертов по тем же вопросам может быть назначена повторная экспертиза, проведение которой поручается другому эксперту или другой комиссии экспертов.
Ходатайство о проведении повторной экспертизы ответчиком было отозвано.
Таким образом, оценивая представленное в материалы дела заключения N 1 от 05.08.2015, суд апелляционной инстанции считает необходимым отнестись к нему критически, поскольку их проведение осуществлено с нарушением требований законодательства. В связи с этим он не может являться доказательством, бесспорно подтверждающим качество выполненных работ.
Между тем, как указывалось выше, ответчиком представлялись замечания о неисправности оборудования, которые выявлены заказчиком в процессе его эксплуатации.
Подрядчиком данные замечания устранены. После устранения замечаний, ответчиком претензий по работе оборудования не поступало.
Таким образом, суд первой инстанции обоснованно пришел к выводу, что доказательства наличия существенных, неустранимых недостатков, исключающих возможность использования результата спорных работ, и свидетельствующих об обоснованности отказа заказчика от подписания актов о приемке спорных работ, отсутствуют, в связи с этим, материалами дела в полном объеме и надлежащим образом доказан тот факт, что подрядчик во исполнение договоров подряда N 6-14 от 04.07.2014, N 7-14 от 23.07.2014, N 8-14 22.07.2014 выполнил для заказчика спорные работы на общую сумму 1 190 312 руб. 48 коп.
В отношении требований о взыскании задолженности по дополнительным работам судом первой инстанции установлено, что представитель ответчика факт привлечения подрядчика к выполнению дополнительных работ не оспаривал, по объему и качеству работ мотивированных возражений не представил.
Кроме того, выполнение дополнительных работ подтверждается подписанным сторонами актом от 13.04.2015 (т. 1 л.д. 40).
На основании вышеизложенного, суд первой инстанции обоснованно пришел к выводу о наличии оснований для взыскания с ответчика задолженности в сумме 1 283 645 руб. 48 коп.
Исполнение обязательств может обеспечиваться неустойкой, залогом, удержанием имущества должника, поручительством, банковской гарантией, задатком и другими способами, предусмотренными законом или договором (статьи 329, 330 Гражданского кодекса Российской Федерации).
Неустойкой (штрафом, пеней) признается определенная законом или договором денежная сумма, которую должник обязан уплатить кредитору в случае неисполнения или ненадлежащего исполнения обязательства, в частности в случае просрочки исполнения. По требованию об уплате неустойки кредитор не обязан доказывать причинение ему убытков (статья 330 Гражданского кодекса Российской Федерации).
Соглашение о неустойке должно быть совершенно в письменной форме независимо от формы основного обязательства (статья 331 Гражданского кодекса Российской Федерации).
Из условий договоров следует, что за просрочку проведения оплат заказчик выплачивает исполнителю штрафную неустойку в размере 0,04% от стоимости спецификации за каждый/один рабочий день просрочки исполнения обязательства, но не более 10% от общей суммы, если иное не предусмотрено спецификацией.
Согласно представленному истцом расчету, сумма неустойки за составила 243 062 руб. 81 коп. за период с 15.11.2014 по 15.09.2016.
Судом первой инстанции произведен самостоятельный расчет, на основании расчета истца, использованного для этих целей, но с изменением периода взыскания.
Поскольку акты о выполненных работах истцом вручены ответчику 01.12.2014 и условиями договоров предусмотрена оплата выполненных работ в течение 15 дней с момента подписания актов (пункты 8 дополнительных соглашений N 1), следовательно, просрочка исполнения обязательства по оплате наступила с 17.12.2014.
Таким образом, сумма пени по договору N 6-14 от 04.07.2014 за период с 17.12.2014 по 15.09.2016 составляет 188 256 руб. 94 коп.
Сумма пени по договору N 7-14 от 23.07.2014 за период за период с 17.12.2014 по 15.09.2016, с учетом установленного ограничения в размере 10% от просроченной суммы, составляет 2 910 руб.
Сумма пени по договору N 8-14 от 23.07.2014 за период за период с 17.12.2014 по 15.09.2016, с учетом установленного ограничения в размере 10% от просроченной суммы, составляет 42 468 руб. 30 коп.
Общая сумма пени составляет 233 635 руб. 24 коп.
Согласно статье 333 Гражданского кодекса Российской Федерации если подлежащая уплате неустойка явно несоразмерна последствиям нарушения обязательства, суд вправе уменьшить неустойку.
В пункте 72 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 24.03.2016 N 7 "О применении судами некоторых положений Гражданского кодекса Российской Федерации об ответственности за нарушение обязательств" разъяснено, что заявление ответчика о применении положений статьи 333 Гражданского кодекса Российской Федерации может быть сделано исключительно при рассмотрении дела судом первой инстанции или судом апелляционной инстанции в случае, если он перешел к рассмотрению дела по правилам производства в суде первой инстанции (часть 5 статьи 330, статья 387 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, часть 6.1 статьи 268, часть 1 статьи 286 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации).
Как отмечено в пункте 25 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 28.05.2009 N 36 "О применении Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации при рассмотрении дел в арбитражном суде апелляционной инстанции", согласно части 7 статьи 268 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации новые требования, которые не были предметом рассмотрения в суде первой инстанции, не принимаются и не рассматриваются судом апелляционной инстанции. К примеру, не могут быть приняты и рассмотрены требования о снижении размера пеней, неустойки, штрафа, которые не были заявлены в суде первой инстанции.
Между тем, в настоящем случае ответчиком не подавалось соответствующее мотивированное заявление о снижении размера неустойки в порядке статьи 333 Гражданского кодекса Российской Федерации при рассмотрении дела арбитражным судом первой инстанции, не заявлялись возражения относительно чрезмерности суммы неустойки и несоответствия ее размера последствиям неисполнения обязательства.
Таким образом, у арбитражного суда апелляционной инстанции отсутствуют основания для снижения размера неустойки, взысканной с ответчика арбитражным судом первой инстанции.
Следовательно, доводы ответчика о применении ст. 333 Гражданского кодекса Российской Федерации отклоняются.
Поскольку обязательность исполнения судебных решений является неотъемлемым элементом права на судебную защиту, неисполнение судебного акта или неправомерная задержка его исполнения не обеспечивают кредитору компенсации потерь вследствие неправомерного удержания чужих денежных средств должником, и в свою очередь должник, обязанный уплатить денежные средства, необоснованно извлекает выгоду от неисполнения обязательства, что очевидно входит в противоречие с основными задачами судебной защиты.
Таким образом, неисполнение обязательства, предусмотренного судебным решением, выраженного в денежной форме, влечет невозможность использования взыскателем присужденных в его пользу денежных средств и, как следствие, несение им финансовых потерь, компенсирование которых неисполняемым или не полностью исполняемым судебным актом не предусмотрено.
Присуждая неустойку по день фактического исполнения обязательства, суд первой инстанции правомерно исходил из того, что возможная неправомерная задержка исполнения судебного акта должна рассматриваться как нарушение права на справедливое правосудие в разумные сроки, влекущее за собой необходимость компенсации лицу, которому причинен вред нарушением этого права.
Аргументированных доводов, основанных на доказательственной базе и позволяющих отменить обжалуемый судебный акт, истцом на момент рассмотрения апелляционной жалобы не представлено.
Нарушений норм процессуального права, являющихся основанием для отмены судебного акта на основании части 4 статьи 270 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, судом апелляционной инстанции не установлено.
При указанных обстоятельствах решение суда первой инстанции не подлежит отмене, а апелляционная жалоба — удовлетворению.
Руководствуясь статьями 176, 268, 269, 271 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, арбитражный суд апелляционной инстанции

постановил:

решение Арбитражного суда Челябинской области от 22.09.2016 по делу N А76-26895/2015 оставить без изменения, апелляционную жалобу общества с ограниченной ответственностью "Научно-производственное объединение "Сад и огород" — без удовлетворения.
Постановление может быть обжаловано в порядке кассационного производства в Арбитражный суд Уральского округа в течение двух месяцев со дня его принятия (изготовления в полном объеме) через арбитражный суд первой инстанции.

Председательствующий судья Н.А.ИВАНОВА

Судьи И.А.МАЛЫШЕВА А.П.СКОБЕЛКИН