Требование: О признании недействительным договора аренды земельного участка, применении последствий недействительности ничтожной сделки

Постановление Восемнадцатого арбитражного апелляционного суда от 17.01.2017 N 18АП-16280/2016, 18АП-16283/2016 по делу N А07-10419/2016

Дело N А07-10419/2016

Резолютивная часть постановления объявлена 12 января 2017 года.
Постановление изготовлено в полном объеме 17 января 2017 года.
Восемнадцатый арбитражный апелляционный суд в составе:
председательствующего судьи Ермолаевой Л.П.,
судей Пивоваровой Л.В., Пирской О.Н.,
при ведении протокола секретарем судебного заседания Казимировой С.А., рассмотрел в открытом судебном заседании апелляционные жалобы общества с ограниченной ответственностью "ЭКО-СТР", Министерства земельных и имущественных отношений Республики Башкортостан на решение Арбитражного суда Республики Башкортостан от 03.11.2016 по делу N А07-10419/2016 (судья Насыров М.М.).
В судебном заседании приняли участие представители:
общества с ограниченной ответственностью "ИМ-Капитал" — Савельев А.А. (доверенность от 08.04.2016);
общества с ограниченной ответственностью "ЭКО-СТР" — Никитина Е.И. (доверенность от 20.12.2016);
Министерства земельных и имущественных отношений Республики Башкортостан — Никитин И.В. (доверенность от 29.12.2016 N ЕГ-07/18796, удостоверение N 646).

Общество с ограниченной ответственностью "ИМ-Капитал" (далее — ООО "ИМ-Капитал", истец) обратилось в Арбитражный суд Республики Башкортостан к Министерству земельных и имущественных отношений Республики Башкортостан (далее — Министерство, ответчик1), обществу с ограниченной ответственностью "ЭКО-СТР" (далее — ООО "ЭКО-СТР", ответчик2) с иском о признании недействительным (ничтожным) договора аренды земельного участка, находящегося в собственности Республики Башкортостан от 03.01.2015 N РБ-01-2015, о применении последствий недействительности ничтожной сделки путем возложения на общество "ЭКО-СТР" обязанности передать в Министерство полученные по договору аренды земельные участки с кадастровыми номерами: 02:56:000000:3568 (площадью 115 038 кв. м), 02:56:010203:749 (площадью 3 000 кв. м), находящиеся по адресу: Республика Башкортостан, г. Стерлитамак, 40-й проезд (требования изложены с учетом принятого судом первой инстанции в порядке ст. 49 АПК РФ уточнения иска — т. 2 л.д. 1-11).
К участию в деле в качестве третьих лиц, не заявляющих самостоятельных требований относительно предмета спора, привлечены Управление Федеральной службы по надзору в сфере природопользования (далее — Управление природопользования), Прокуратура г. Стерлитамака Республики Башкортостан (далее — Прокуратура).
Решением суда первой инстанции от 03.11.2016 (резолютивная часть объявлена 26.10.2016) заявленные требования удовлетворены (т. 2 л.д. 276-289).
С вынесенным решением не согласились ответчики и обжаловали его в апелляционном порядке. В апелляционной жалобе Министерство (далее также — податель жалобы) просит решение суда отменить, в удовлетворении заявленных требований отказать (т. 3 л.д. 122-129).
В обоснование доводов апелляционной жалобы ее податель, ссылаясь на Положение о Министерстве земельных и имущественных отношений РБ, Положение о территориальном органе Министерства, а также приказ Минземимущества РБ от 13.01.2015 N 02-к полагает, что Комитет по управлению собственностью Минземимущества РБ по г. Стерлитамаку является надлежащим арендодателем по договору аренды N РБ01-2015 от 03.01.2015.
Информирование населения путем опубликования в выпусках газеты "Стерлитамакский рабочий" от 02.12.2014 N 231 и от 05.12.2014 N 234 сообщений о предоставлении участков с указанием их местонахождения, площади и цели предоставления, по мнению апеллянта, также являлось надлежащим, поскольку включение в состав информационного сообщения сведений о возможном обращении заинтересованных лиц с заявлениями о предоставлении участка, законом не предусмотрено.
То обстоятельство, что земельные участки согласно кадастровому плану имели вид разрешенного использования — "для обслуживания строений", по мнению Министерства, не влияет на законность сделки, т. к. при проведении процедуры выбора выбиралось место для строительства исходя из Генплана, территориальной зоны и условий ее использования.
Выбор участка соответствовал условиям использования земель, установленным статьей 15.3.5 Правил землепользования и застройки ГО г. Стерлитамак, согласно которым основным видом использования участка, в том числе, являлся такой вид как "предприятия II класса вредности".
Кроме того, по мнению апеллянта, настоящий спор связан с применением законодательства об ответственности в области охраны окружающей среды и природопользования, что определяет подведомственность спора суду общей юрисдикции.
Общество "ЭКО-СТР" в апелляционной жалобе настаивает на незаконности судебного акта, указывая следующее.
Истец не имеет прав на обращение с настоящим иском в силу отсутствия нарушения его прав оспариваемой сделкой, поскольку в судебном заседании истец неоднократно давал пояснения о том, что не претендует на получение спорных земельных участков под строительство, правом на предъявление иска в защиту публичных интересов истец также не обладает.
Судом неправильно применены нормы материального права. Суд при вынесении решения принял во внимание п. 15.3.5 правил землепользования в редакции, которая на момент заключения договора аренды являлась недействующей, тогда как в соответствии с редакцией, утвержденной Решением Совета городского округа г. Уфа от 12.11.2013 N 3-1/20з и действовавшей в период с 15.11.2013 по 02.03.2015 к основным видам разрешенного использования земель в территориальной зоне П-5 относилось размещение предприятий II класса опасности, к которым, по мнению апеллянта, относятся и полигоны ТБО как объекты, предназначенные не для захоронения, а лишь для размещения бытовых отходов. При этом суд не учел, что места застройки были выбраны в пределах земельных участков с кадастровыми номерами 02:56:010203:536 и 02:56:010202:1195, функциональным назначением которых, в соответствии действовавшим в рассматриваемый период в Генеральным планом г. Стерлитамака, являлось размещение полигонов ТБО, в силу чего строительство полигона соответствует разрешенному использованию и функциональному назначению земельных участков.
Судом нарушен принцип всестороннего, полного, объективного исследования доказательств, т. к. в решении не содержится оценки доказательств, представленных ответчиком в подтверждение обстоятельств возможности размещения полигона ТБО на спорных земельных участках.
Суд, делая вывод о противоречии природоохранному законодательству размещения полигона ТБО в черте городского округа г. Стерлитамак вышел за пределы исковых требований, поскольку по существу запретил размещать полигоны ТБО на территории всего муниципального образования, не учитывая при этом обстоятельств того, что действующий полигон ограничен по вместимости и времени эксплуатации. Таким образом, суд, по мнению апеллянта, вторгся в полномочия органов местного самоуправления.
Выводы суда о несоответствии законодательству предоставления земельного участка для строительства полигона на землях населенных пунктов и, соответственно, вывод о нарушении указанным обстоятельством требований природоохранного законодательства ошибочны.
Ссылаясь на положения ст. 1, 12 Федерального закона "Об отходах производства и потребления", ч. 2 ст. 51 Федерального закона "Об охране окружающей среды", п. 1 ст. 18 Федерального закона "Об охране атмосферного воздуха", апеллянт настаивает на том, что в законодательстве отсутствует безусловный запрет на хранение отходов производства и потребления в границах земель населенных пунктов, а также на хранение и захоронение таких отходов, на территориях, прилегающих к городским и сельским поселениям. При этом суд не учел наличие положительного заключения Стерлитамакского управления Министерства природопользования и экологии РБ на акт выбора места размещения объектов и положительного заключения Федеральной службы по надзору в сфере защиты прав потребителей и благополучия человека, а та же отсутствие доказательств того, что в результате действий ответчика по договору аренды происходит загрязнение окружающей среды.
Также не соответствующими требованиям земельного и природоохранного законодательства апеллянт считает выводы суда о нарушении порядка предоставления земельных участков в аренду для строительства в силу отсутствия заблаговременной публикации и доказательств включения планируемого к строительству полигона ТБО в государственный реестр объектов размещения отходов.
Кроме того, как полагает апеллянт, сделка не обладает признаками ничтожности, в силу чего срок исковой давности для оспаривания сделки истек.
Суд не принял во внимание обстоятельство того, что спор о праве на благоприятную окружающую среду в связи с предстоящим строительством полигона II очереди был ранее разрешен, при рассмотрении Стерлитамакским городским судом требований физических лиц о запрете строительства. В удовлетворении данных требований было отказано, в силу чего истец как юридическое лицо не наделено правом на обращение в суд по мотиву нарушения прав на благоприятную окружающую среду.
Кроме того, истец, по мнению апеллянта, злоупотребляет правами, так как в обоснование требований по иску приводит противоречивые доводы. С одной стороны истец требует признать сделку недействительной в силу нарушения его прав в связи с ненадлежащим информированием о предоставлении участка, с другой стороны истец возражает против размещения такого объекта как полигон ТБО на спорных земельных участках.
Лица, участвующие в деле, о времени и месте рассмотрения апелляционной жалобы извещены надлежащим образом, в судебное заседание представители третьих лиц не явились.
С учетом мнения участвующих в судебном заседании представителей сторон и в соответствии со статьями 123, 156 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации дело рассмотрено судом апелляционной инстанции в отсутствие представителей иных лиц, участвующих в деле.
Законность и обоснованность судебного акта проверены судом апелляционной инстанции в порядке, предусмотренном главой 34 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.
Как следует из материалов дела, администрацией г. Стерлитамак 14.11.2014 подготовлены Акт выбора земельного участка для строительства экополигона (хранение твердых бытовых отходов) и Акт выбора земельного участка для площадки для хранения инертных отходов. Расположение участков: г. Стерлитамак, 40-й проезд (т. 1 л.д. 17-20, 21-23).
В выпуске газеты "Стерлитамакский рабочий" от 02.12.2014 N 231 опубликовано сообщение следующего содержания: "1864 Министерство земельных и имущественных отношений Республики Башкортостан информирует население о намерении предоставить в аренду земельные участки, находящиеся в собственности Республики Башкортостан, расположенные по адресу:
— Республика Башкортостан, г. Стерлитамак, 40-й проезд, ориентировочной площадью 3000 кв. м для строительства площадки для хранения инертных отходов.
— Республика Башкортостан, г. Стерлитамак, 40-й проезд, ориентировочной площадью 115038 кв. м для строительства экополигона (хранение твердых бытовых отходов)" (т. 1 л.д. 127).
В выпуске газеты "Стерлитамакский рабочий" от 05.12.2014 N 234 опубликовано сообщение следующего содержания: "1886 Администрация городского округа г. Стерлитамак Республики Башкортостан информирует население о предстоящем строительстве экополигона (хранение твердых бытовых отходов) и площадки для хранения инертных отходов на земельных участках, находящихся в собственности Республики Башкортостан общей площадью 118038 кв. м, расположенных по адресу: Республика Башкортостан, г. Стерлитамак, 40-й проезд. Публикацию N 1864 в газете "Стерлитамакский рабочий" от 02 декабря 2014 года N 231 считать недействительной" (т. 1 л.д. 126).
Двумя приказами Министерства земельных и имущественных отношений Республики Башкортостан за единым номером 1657 от 08.12.2014 утверждены акты о выборе земельных участков под строительство экополигона (хранение твердых бытовых отходов) и размещение площадки для хранения инертных отходов и согласовано место размещения данных объектов (т. 1 л.д. 13-16).
16.12.2014 на кадастровый учет поставлены земельные участки 02:56:000000:3568, площадью 115038 кв. м, и 02:56:010203:749, площадью 3000 кв. м.
На момент рассмотрения спора земельные участки отнесены к категории земель — земли промышленности, энергетики, транспорта, связи, радиовещания, телевидения, информатики, земли для обеспечения космической деятельности, земли обороны, безопасности и земли иного специального назначения, с разрешенным использованием соответственно — для строительства экополигона (хранение твердых бытовых отходов) и для строительства площадки для хранения инертных отходов (т. 2 л.д. 24-35, 36-40).
Согласно кадастровым выпискам предыдущими кадастровыми номерами каждого из участков являлись номера 02:56:010202:1195, 02:56:010203:536.
В соответствии с информацией публичной кадастровой карты земельные участки с кадастровыми номерами 02:56:010202:1195, 02:56:010203:536 относились к категории земель — земли населенных пунктов, разрешенным использованием участков являлось — обслуживание нежилых строений — цеха сортировки, склада, автовесовой (т. 1 л.д. 59, 60).
31.12.2014 произведена государственная регистрация права собственности Республики Башкортостан на земельные участки с кадастровыми номерами 02:56:000000:3568, 02:56:010203:749 (т. 2 л.д. 104-105).
Министерством издан приказ от 13.01.2015 N 02-к о предоставлении земельных участков с кадастровыми номерами 02:56:000000:3568, 02:56:010203:749 в аренду обществу "ЭКО-СТР" (1 л.д. 124).
13.01.2015 между Министерством (арендодатель) и обществом "ЭКО-СТР" (арендатор) заключен договор N РБ-01-2015 аренды земельного участка, находящегося в собственности Республики Башкортостан, по условиям которого Министерство предоставило, а общество "ЭКО-СТР" приняло в аренду земельные участки 02:56:000000:3568 и 02:56:010203:749 в целях строительства экополигона и площадки для хранения инертных отходов (т. 1 л.д. 128-132).
Срок договора определен с 13.01.2015 по 13.01.2020.
Договор аренды зарегистрирован в установленном порядке 28.01.2015, что подтверждено штампом регистрирующего органа на договоре аренды (т. 1 д. л. 134).
По акту приема-передачи, составленному без указания даты, земельные участки переданы арендатору (т. 1 л.д. 133).
08.06.2015 сторонами подписано дополнительное соглашение к договору аренды от 13.01.2015 N РБ-01-2015, в соответствии с которым п. 1.1 договора изложен в новой редакции, содержащей указание о том, что переданные земельные участки отнесены к категории земель промышленности, транспорта, связи, радиовещания, телевидения, информатики (т. 2 л.д. 90).
Ссылаясь на то, что заключение договора аренды произведено с нарушением установленного законом порядка предоставления земельных участков для целей строительства, а также ссылаясь на нарушение требований градостроительных регламентов, установленных Правилами землепользования и застройки г. Стерлитамак, требований Федерального закона "Об отходах производства и потребления", Федерального закона "Об охране атмосферного воздуха", в силу которого запрещается захоронение отходов в границах населенных пунктов, истец обратился в суд с настоящим иском, полагая, что заключением оспариваемого договора нарушены его права на получение земельного участка в аренду, а также конституционное право на благоприятную окружающую среду, т. к. в результате действий ответчиков истец, как собственник объектов недвижимости, стал вынужденно соседствовать с полигоном для размещения опасных бытовых отходов, находящимся в 834 метрах от принадлежащих истцу объектов недвижимости.
Удовлетворяя заявленные требования, суд первой инстанции исходил из следующего.
Суд пришел к выводу о том, что земельные участки предоставлены в аренду с нарушением установленного законом порядка предоставления в аренду земельных участков, находящихся в публичной собственности, в силу отсутствия заблаговременной и надлежащей публикации информации о предоставлении в аренду для целей строительства сформированного, но не закрепленного за гражданином или юридическим лицом земельного участка.
Кроме того, суд указал, что земельные участки, на которых общество "ЭКО-СТР" намеревалось осуществить строительство полигона твердых бытовых отходов, на момент заключения оспариваемого договора аренды, были расположены на землях населенных пунктов, предоставление земельных участков для строительства полигона для размещения твердых бытовых отходов на землях населенных пунктов не соответствует требованиям законодательства.
Также судом сделан вывод о несоответствии договора аренды в части указанных в нем целей использования земельных участков Правилам землепользования и застройки г. Стерлитамак, согласно которым в территориальной зоне П-5, где находятся спорные участки, не допускается размещение твердых бытовых отходов.
Арбитражный суд апелляционной инстанции, повторно рассмотрев дело в порядке, предусмотренном статьями 268, 269 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации (далее — АПК РФ), исследовав имеющиеся в деле доказательства, проверив доводы апелляционной жалобы, не усматривает оснований для отмены обжалуемого судебного акта.
Оценивая вывод суда первой инстанции о недействительности договора аренды в силу несоответствия поименованной в договоре цели предоставления земельных участков (для строительства экополигона и площадки для хранения инертных отходов) Правилам землепользования и застройки г. Стерлитамак, определяющим виды разрешенного использования этих участков, суд апелляционной инстанции приходит к следующему.
В силу пункта 2 статьи 7 Земельного кодекса Российской Федерации (далее также — Земельный кодекс) земли используются в соответствии с установленным для них целевым назначением. Правовой режим земель определяется, исходя из их принадлежности к той или иной категории и разрешенного использования в соответствии с зонированием территорий, общие принципы и порядок проведения которого устанавливаются федеральными законами и требованиями специальных федеральных законов.
Пунктами 1 и 2 статьи 83 Земельного кодекса установлено, что землями населенных пунктов признаются земли, используемые и предназначенные для застройки и развития населенных пунктов.
В состав земель населенных пунктов могут входить земельные участки, отнесенные в соответствии с градостроительными регламентами к различным территориальным зонам (п. 1 ст. 85 Земельного кодекса).
В соответствии с частью 1 статьи 35 Градостроительного кодекса Российской Федерации (далее — Градостроительный кодекс) в результате градостроительного зонирования могут определяться жилые, общественно-деловые, производственные зоны, зоны инженерной и транспортной инфраструктур, зоны сельскохозяйственного использования, зоны рекреационного назначения, зоны особо охраняемых территорий, зоны специального назначения, зоны размещения военных объектов и иные виды территориальных зон.
Согласно пункту 9 статьи 1 Градостроительного кодекса виды разрешенного использования земельных участков в пределах границ соответствующей территориальной зоны устанавливаются градостроительным регламентом.
В силу части 2 статьи 85 Земельного кодекса, части 1 статьи 36 Градостроительного кодекса градостроительным регламентом, исполнение которого обязательно для всех землепользователей, определяется правовой режим земельных участков, равно как всего, что находится над и под поверхностью земельных участков и используется в процессе их застройки и последующей эксплуатации объектов капитального строительства.
Виды разрешенного использования земельных участков и объектов капитального строительства подразделяются в пункте 1 статьи 37 Градостроительного кодекса на основные, условно разрешенные и вспомогательные.
В силу части 4 статьи 37 Градостроительного кодекса, основные и вспомогательные виды разрешенного использования земельных участков и объектов капитального строительства правообладателями земельных участков и объектов капитального строительства, за исключением органов государственной власти, органов местного самоуправления, государственных и муниципальных учреждений, государственных и муниципальных унитарных предприятий, выбираются самостоятельно без дополнительных разрешений и согласования.
Судом установлено, что земельные участки, предоставленные в аренду обществу "ЭКО-СТР" для строительства экополигона и площадки для хранения инертных отходов расположены в территориальной зоне П-5, в отношении которой Правилами землепользования и застройки г. Стерлитамак (в редакции решения Совета ГО г. Уфа от 12.11.2013 N 3-1/20з, действовавшей на момент выбора земельного участка и заключения договора аренды) в качестве основных видов разрешенного использования были указаны, в том числе, "Предприятия II, III классов вредности", в качестве условно-разрешенных видов использования указаны, в том числе, "Предприятия IV, V классов вредности" (т. 2 л.д. 171).
В соответствии с СанПиН 2.2.1/2.1.1.1200-03 "Санитарно-защитные зоны и санитарная классификация предприятий, сооружений и иных объектов" (утв. Постановлением Главного государственного санитарного врача РФ от 25.09.2007 N 74 с изменениями от 25.04.2014) п. 7.1.12 "Объекты коммунально-бытового назначения" полигоны твердых бытовых отходов, участки компостирования твердых бытовых отходов относятся к предприятиям II класса вредности.
Решением Совета городского округа г. Стерлитамак от 19.05.2015 N 3-2/35з в Генеральный план города внесены изменения, в соответствии с которыми земельные участки с кадастровыми номерами 02:56:000000:3568 02:56:010203:749 исключены из состава земель населенных пунктов (т. 1 л.д. 92-97).
Таким образом, на момент заключения договора аренды спорные земельные участки относились к категории земель населенных пунктов, и на них распространялся установленный Правилами землепользования и застройки г. Стерлитамак и градостроительным регламентом правовой режим зоны П-5, допускающей избрание такого вида разрешенного использования как "Предприятия II класса вредности" в качестве основного вида разрешенного использования.
Тем самым оснований для вывода о несоответствии договора аренды земельных участков в части условия о цели их предоставления Правилам землепользования и застройки г. Стерлитамак и установленным в них градостроительным регламентам не имеется.
Вопрос о соответствии Генерального плана г. Стерлитамака, Правил землепользования и застройки г. Стерлитамака и установленных данными правилами градостроительных регламентов, определяющих режим использования городских земель, требованиям Федерального закона "Об отходах производства и потребления", Федерального закона "Об охране окружающей среды", Федерального закона "Об охране атмосферного воздуха" не является предметом, настоящего спора, поскольку Правила землепользования и застройки, являющиеся нормативным актом, содержащим градостроительные регламенты, подлежат оспариванию в специальном, установленном нормами Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации порядке.
Вместе с тем, судебная коллегия соглашается с выводом суда о нарушении установленного законом порядка предоставления в аренду находящихся в публичной собственности земельных участков для целей строительства.
Из материалов дела следует, что предоставление спорных участков обществу "ЭКО-СТР" осуществлялось в порядке, установленном положениями статей 30, 31 Земельного кодекса (в редакции, действующей до вступления в силу изменений, внесенных Федеральным законом N 171-ФЗ от 23.06.2014), то есть с предварительным согласованием места размещения объекта.
Предоставление земельного участка для строительства из земель, находящихся в государственной или муниципальной собственности, с предварительным согласованием мест размещения объекта нежилого назначения начинается с выбора земельного участка, процедура которого последовательно урегулирована ст. 31 Земельного кодекса Российской Федерации.
Гражданин или юридическое лицо, заинтересованные в предоставлении земельного участка для строительства, обращаются в исполнительный орган государственной власти или орган местного самоуправления, предусмотренные ст. 29 Земельного кодекса, с заявлением о выборе земельного участка и предварительном согласовании места размещения объекта. В данном заявлении должны быть указаны назначение объекта, предполагаемое место его размещения, обоснование примерного размера земельного участка, испрашиваемое право на земельный участок. К заявлению могут прилагаться технико-экономическое обоснование проекта строительства или необходимые расчеты (п. 1 ст. 31 Земельного кодекса).
Доказательств обращения ООО "ЭКО-СТР" в уполномоченный на распоряжение землями орган с таким заявлением в материалы дела не представлено.
Орган местного самоуправления по заявлению гражданина или юридического лица обеспечивает выбор земельного участка на основе документов государственного земельного кадастра и документов землеустройства с учетом экологических, градостроительных и иных условий использования соответствующей территории и недр в ее границах посредством определения вариантов размещения объекта и проведения процедур согласования в случаях, предусмотренных федеральными законами, с соответствующими государственными органами, органами местного самоуправления, муниципальными организациями (п. 2 ст. 31 Земельного кодекса).
В силу п. 3 ст. 31 Земельного кодекса органы местного самоуправления городских или сельских поселений информируют население о возможном или предстоящем предоставлении земельных участков для строительства.
Приведенное нормативное положение призвано обеспечить реализацию гражданами в разумный срок принципов участия в решении вопросов касающихся прав на землю, а также сочетания интересов общества и отдельных граждан (подп. 4, 11 п. 1 ст. 1 Земельного кодекса).
Публичное информирование направлено не только на защиту интересов населения в целом, но и конкретных лиц, в том числе, возможных претендентов на земельный участок.
На этой стадии населением могут быть заявлены возражения против размещения конкретного объекта, а заинтересованными лицами поданы документы на получение того же участка под застройку объектами аналогичного или иного назначения, для чего должен быть определен разумный срок реагирования на соответствующую информацию, предшествующий реализации последующих этапов процедуры.
Исходя из системного толкования предусмотренных ст. 31 Земельного кодекса стадий и условий выбора земельного участка под строительство, акт о выборе земельного участка может быть оформлен конкретному лицу только после такого публичного информирования.
Суд первой инстанции пришел к верному выводу о том, что размещенная в городской общественно-политической газете "Стерлитамакский рабочий" в выпусках от 02.12.2013 N 231 и от 05.12.2014 N 234 информация не может считаться надлежащей в целях соблюдения порядка предоставления земельных участков для строительства.
Из совокупного содержания размещенных в газете объявлений следует, что администрация городского округа г. Стерлитамак проинформировала население о предстоящем строительстве экополигона и площадки для хранения инертных отходов на земельных участках, находящихся в собственности Республики Башкортостан. Поскольку дальнейшее содержание объявления от 05.12.2014 N 234 гласит о недействительности ранее опубликованной информации о предоставлении земельных участков, оснований для вывода о том, что население и любые иные заинтересованные лица были надлежащим образом извещены о предстоящем предоставлении земель для строительства в порядке предварительного согласования места размещения объекта, у суда отсутствуют.
При этом судебная коллегия усматривает, что приказ об утверждении актов выбора, согласовывающий место размещения объектов для предоставления их обществу "ЭКО-СТР" был издан через пять дней после первой публикации и через два дня после второй публикации, т.е. без учета необходимости предоставления достаточного срока для заявления населением возражений против размещения конкретного объекта. Кроме того, учитывая, что первоначальная публикация объявлена недействительной, а также обстоятельство того, что два дня, прошедшие с момента второй публикации приходились на выходные дни, следует признать, что времени для реагирования заинтересованных лиц на указанную публикацию даже в случае интерпретации ее как свидетельствующей о предоставлении земли, у заинтересованных лиц не имелось.
Кроме того, из материалов дела следует, что земельные участки 02:56:000000:3568 и 02:56:010203:749 сформированы в результате перераспределения земельных участков с кадастровыми номерами 02:56:010202:1195, 02:56:010203:536, которые относились к категории земель населенных пунктов, и имели разрешенное использование — обслуживание нежилых строений: цеха сортировки, склада, автовесов.
Согласно п. 1 ст. 11.2 Земельного кодекса земельные участки образуются при разделе, объединении, перераспределении земельных участков или выделе из земельных участков, а также из земель, находящихся в государственной или муниципальной собственности.
Целевым назначением и разрешенным использованием образуемых земельных участков признаются целевое назначение и разрешенное использование земельных участков, из которых при разделе, объединении, перераспределении или выделе образуются земельные участки, за исключением случаев, установленных федеральными законами (п. 3 ст. 11.2 Земельного кодекса).
Таким образом, в настоящем случае для целей строительства объектов была выбрана территория, расположенная в границах уже прошедших кадастровый учет и имеющих установленный вид разрешенного использования земельных участков с кадастровыми номерами 02:56:010202:1195, 02:56:010203:536.
Фактически по результатам осуществления процедуры выбора, было изменено лишь описание границ каждого из двух ранее сформированных земельных участков с присвоением им новых кадастровых номеров, при этом общая площадь двух участков после их переформирования не изменилась.
Судебная коллегия полагает, что в настоящем случае была организована процедура "псевдовыбора" земельного участка, в рамках которой два стоящих на кадастровом учете земельных участка публичной собственности были преобразованы в два других участка с иными кадастровыми номерами, при этом вид разрешенного использования, подлежащий отражению в сведениях Государственного кадастра недвижимости на момент заключения договора аренды не соответствовал цели предоставления земельных участков в аренду.
При названных обстоятельствах судебная коллегия приходит к выводу об отсутствии у органов местного самоуправления городского округа г. Стерлитамак оснований для применения порядка предоставления земельных участков под строительство, установленного ст. 31 Земельного кодекса, т.е. с предварительным согласованием места размещения объекта, которая начинается с процедуры выбора земельного участка.
Учитывая, что земельные участки были сформированы, но не закреплены за гражданином или юридическим лицом, их предоставление для строительства (в том числе в случае изменения их конфигурации и кадастрового номера) в соответствии с п. 6 ст. 30 Земельного кодекса должно осуществляться в соответствии с подпунктами 3 и 4 пункта 4 статьи 30 Земельного кодекса, т. е путем проведения торгов (конкурсов, аукционов) по продаже земельного участка или продаже права на заключение договора аренды земельного участка. Передача земельных участков в аренду без проведения торгов (конкурсов, аукционов) допускается при условии предварительной и заблаговременной публикации сообщения о наличии предлагаемых для такой передачи земельных участков в случае, если имеется только одна заявка.
Не соблюдение установленного законом порядка предоставления находящегося в публичной собственности земельного участка для строительства, нарушает интересы неопределенного круга лиц, и свидетельствует о ничтожности сделки, в силу чего доводы апеллянтов об истечении сроков давности по требованию о применении последствий недействительности сделки подлежат отклонению.
С учетом изложенного отклоняются доводы апеллянтов о надлежащем информировании населения со ссылкой на то, что включение в состав информационного сообщения указаний на возможность обращения заинтересованных лиц с заявлениями о предоставлении участка законом не предусмотрена. Само по себе отсутствие такого указания в информационных сообщениях не имеет юридического значения для настоящего спора.
Доводы апеллянтов о том, что выбор участка соответствовал условиям использования земель установленным статьей 15.3.5 Правил землепользования и застройки ГО г. Стерлитамака, а факт наличия ранее сформированных участков и несоответствие видов их разрешенного использования целям предоставления в аренду не влияет на законность сделки, поскольку при проведении процедуры выбора выбиралось место для строительства исходя из Генплана, территориальной зоны и условий ее использования, отклоняются судом апелляционной инстанции как противоречащие требованиям норм действующего земельного законодательства. Анализ указанных противоречий дан в настоящем постановлении выше.
Судебная коллегия не соглашается с доводами жалоб о том, что выводы суда относительно нарушения оспариваемой сделкой требований природоохранного законодательства (ст. 1, 12 Федерального закона "Об отходах производства и потребления", ч. 2 ст. 51 Федерального закона "Об охране окружающей среды", п. 1 ст. 18 Федерального закона "Об охране атмосферного воздуха") являются ошибочными.
В соответствии с ч. 1, 2 ст. 51 Федерального закона от 10.01.2002 N 7- ФЗ "Об охране окружающей среды" отходы производства и потребления подлежат сбору, использованию, обезвреживанию, транспортировке, хранению и захоронению, условия и способы которых должны быть безопасными для окружающей среды. Запрещается сброс отходов производства и потребления в недра и на почву, размещение опасных отходов на территориях, прилегающих к городским и сельским поселениям, а также в иных местах, в которых может быть создана опасность для окружающей среды, естественных экологических систем и здоровья человека.
В силу п. 1, 3 ст. 18 Федерального закона от 04.05.1999 N 96-ФЗ "Об охране атмосферного воздуха" на территориях населенных пунктов запрещается хранение, захоронение и обезвреживание загрязняющих атмосферный воздух отходов производства и потребления.
Согласно ст. 4.1 Федерального закона от 24.06.1998 N 89- ФЗ "Об отходах производства и потребления" (далее — Закон об отходах производства и потребления) отходы в зависимости от степени негативного воздействия на окружающую среду подразделяются в соответствии с критериями, установленными федеральным органом исполнительной власти, осуществляющим государственное регулирование в области охраны окружающей среды, на пять классов опасности:
I класс — чрезвычайно опасные отходы;
II класс — высокоопасные отходы;
III класс — умеренно опасные отходы;
IV класс — малоопасные отходы;
V класс — практически неопасные отходы.
Как указано выше, полигоны твердых бытовых отходов, участки компостирования твердых бытовых отходов относятся к предприятиям II класса вредности, т.е. земельные участки по спорной сделке предоставлены для размещения высокоопасных отходов.
В соответствии с п. 2 статьи 12 Закона об отходах производства и потребления) определение места строительства объектов размещения отходов осуществляется на основе специальных (геологических, гидрологических и иных) исследований в порядке, установленном законодательством Российской Федерации.
В силу п. 5 ст. 12 Закона об отходах производства и потребления запрещается захоронение отходов в границах населенных пунктов, лесопарковых, курортных, лечебно-оздоровительных, рекреационных зон, а также водоохранных зон, на водосборных площадях подземных водных объектов, которые используются в целях питьевого и хозяйственно-бытового водоснабжения. Запрещается захоронение отходов в местах залегания полезных ископаемых и ведения горных работ в случаях, если возникает угроза загрязнения мест залегания полезных ископаемых и безопасности ведения горных работ.
В соответствии со статьей 1 Закона об отходах производства и потребления под размещением отходов понимается их хранение и захоронение; под хранением отходов — складирование отходов в специализированных объектах сроком более чем одиннадцать месяцев в целях утилизации, обезвреживания, захоронения. Таким образом, одной из целей хранения отходов является их захоронение.
Из пояснений, данных представителем истца в судебном заседании, суд апелляционной инстанции установил, что срок хранения отходов на подлежащих предоставлению по спорному договору земельных участках, не ограничен. Таким образом, по существу земельные участки по спорному договору предоставляются в целях строительства полигона, предназначенного для размещения отходов.
То обстоятельство, что земельные участки после заключения оспариваемой сделки были исключены из категории земель населенных пунктов, само по себе не свидетельствует об отсутствии нарушений природоохранного законодательства.
При этом, из представленной в дело выкопировки из Генерального плана ГО г. Стерлитамак (т. 3 л.д. 15) следует, что земельные участки, исключенные решением Совета городского округа г. Уфа от 19.05.2015 N 3-2/35з из состава земель населенных пунктов (с присвоением им статуса участков, относящихся к категории земель промышленности) фактически находятся в границах населенного пункта г. Стерлитамак и соответственно окружены землями, относящимися к категории земель населенных пунктов.
С учетом вышеизложенных норм и установленных по делу обстоятельств судебная коллегия соглашается с выводом суда о том, что независимо от способа размещения отходов на спорном земельном участке — хранение либо захоронение — нормы ч. 2 ст. 51 Федерального закона от 10.01.2002 N 7-ФЗ "Об охране окружающей среды", п. 1, 3 ст. 18 Федерального закона от 04.05.1999 N 96-ФЗ "Об охране атмосферного воздуха", ст. 12 Закона об отходах производства и потребления равным образом запрещают размещение такого объекта на территориях, прилегающих к городским и сельским поселениям, а также непосредственно в границах населенных пунктов.
Довод ответчиков о злоупотреблении истца своими правами в силу противоречивости его позиции не может служить основанием для отмены судебного акта. Истец как участник хозяйственной деятельности был вправе претендовать на получение земельных участков в аренду, в том числе, в целях строительства иного объекта (с учетом всех разрешенных видов использования земельных участков указанных в Правилах землепользования и застройки, а также с учетом возможности строительства объекта, возведение которого не противоречит требованиям природоохранного законодательства), поскольку предоставление участков осуществлялось в рамках процедуры предварительного согласования места размещения объектов, при которой выбор испрашиваемого к строительству объекта осуществляется заявителем.
При предоставлении участков в целях строительства конкретного объекта, в соответствии с утвержденной в установленном порядке документацией по планировке территории (проектов планировки и межевания территории), сформированные земельные участки подлежат предоставлению на торгах.
Доводы о том, что сделка не обладает признаками ничтожности основаны на неправильном толковании норм права. Срок исковой давности при оспаривании ничтожной сделки составляет три года, в силу чего довод об истечении срока исковой давности для оспаривания сделки подлежит отклонению.
При названных обстоятельствах решение суда первой инстанции отмене, а апелляционная жалоба удовлетворению не подлежат.
Судебные расходы по оплате государственной пошлины за рассмотрение апелляционной жалобы подлежат отнесению на ответчиков. В дело представлено доказательство уплаты обществом "ЭКО-СТР" государственной пошлины в размере 3000 рублей (платежное поручение N 164 от 17.11.2016 — т. 3 л.д. 103).
На основании подпункта 1.1 пункта 1 статьи 333.37 Налогового кодекса Российской Федерации Министерство земельных и имущественных отношений Республики Башкортостан освобождено от уплаты государственной пошлины по делам, рассматриваемым в арбитражных судах.
Руководствуясь статьями 176, 268, 269, 271 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, арбитражный суд апелляционной инстанции

постановил:

решение Арбитражного Республики Башкортостан от 03.11.2016 по делу N А07-10419/2016 оставить без изменения, апелляционные жалобы общества с ограниченной ответственностью "ЭКО-СТР", Министерства земельных и имущественных отношений Республики Башкортостан — без удовлетворения.
Постановление может быть обжаловано в порядке кассационного производства в Арбитражный суд Уральского округа в течение двух месяцев со дня его принятия (изготовления в полном объеме) через арбитражный суд первой инстанции.

Председательствующий судья Л.П.ЕРМОЛАЕВА

Судьи Л.В.ПИВОВАРОВА О.Н.ПИРСКАЯ