Требование: Об отмене определения о признании недействительным договора купли-продажи транспортного средства и применении последствий недействительности сделки

Постановление Восемнадцатого арбитражного апелляционного суда от 17.01.2017 N 18АП-16032/2016 по делу N А07-1468/2016

Дело N А07-1468/2016

Резолютивная часть постановления объявлена 10 января 2017 года.
Постановление изготовлено в полном объеме 17 января 2017 года.
Восемнадцатый арбитражный апелляционный суд в составе:
председательствующего судьи Карпусенко С.А.,
судей Матвеевой С.В., Хоронеко М.Н.,
при ведении протокола секретарем судебного заседания Романовской А.П.,
рассмотрел в открытом судебном заседании апелляционную жалобу Павлова Алексея Вадимовича на определение Арбитражного суда Республики Башкортостан от 14.11.2016 по делу N А07-1468/2016 (судья Кулаев Р.Ф.).

Решением суда первой инстанции по делу N А07-1468/2016 от 25.07.2016 г. общество с ограниченной ответственностью "Производственное объединение "Уфимский вентиляторный завод" (ОГРН 1090280014197) (далее — должник, ООО "Производственное объединение "Уфимский вентиляторный завод") признано несостоятельным (банкротом), в отношении него открыто конкурсное производство, конкурсным управляющим утвержден Ахметьянов Ильдар Анисович (далее — Ахметьянов И.А.)
Конкурсный управляющий ООО "Производственное объединение "Уфимский вентиляторный завод" Ахметьянов И.А. обратился в Арбитражный суд Республики Башкортостан с заявлением к Павлову Алексею Вадимовичу (далее — ответчик, Павлов А.В.) о признании недействительным договора купли-продажи автомобиля физическому лицу N 1 от 16.11.2015 г. и применении последствий недействительности сделки в виде возврата в конкурсную массу должника транспортного средства марки Mitsubishi Pajero Sport 2.5, год выпуска 2011, цвет черный, двигатель N 4D56 UCCN 7024 шасси MMCGYKH40BFZ05909, ПТС 78УО216018.
Определением суда первой инстанции от 14.11.2016 (резолютивная часть от 07.11.2016) заявление конкурсного управляющего должника удовлетворено (л.д. 44-52).
В апелляционной жалобе Павлов А.В. просил определение суда первой инстанции отменить, в удовлетворении заявления конкурсного управляющего должника отказать (л.д. 58-60).
В качестве обоснования доводов апелляционной жалобы Павлов А.В. ссылался на то, что информация с сайта сети Интернет avito.ru доказательством занижения стоимости и неравноценности встречного предоставления по оспариваемой сделке не является. Правом на обращение в суд ходатайством о проведении судебной экспертизы с целью определения рыночной стоимости спорного имущества конкурсный управляющий должника не воспользовался. Кроме того, поскольку доказательств того, что в результате совершения оспариваемой сделки финансовое положение должника ухудшилось, в материалах дела отсутствуют, вывод суда о совершении сделки с целью причинения вреда кредиторам, выразившегося в уменьшении стоимости активов должника, приводящий к утрате возможности кредиторов получить удовлетворение своих требований по обязательствам должника за счет его имущества, является необоснованным. Таким образом, совокупность предусмотренных п. 2 ст. 61.2 Федерального закона от 26.10.2002 N 127-ФЗ "О несостоятельности (банкротстве)" (далее — Закон о банкротстве) условий, необходимых для признания сделки недействительной, конкурсным управляющим должника не доказана.
Отзывы на апелляционную жалобу в материалы дела не представлены.
Лица, участвующие в деле, о времени и месте рассмотрения апелляционной жалобы извещены надлежащим образом; в судебное заседание не явились. В соответствии со статьями 123, 156, 159 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации дело рассмотрено судом апелляционной инстанции в отсутствие участвующих в деле лиц.
Законность и обоснованность судебного акта проверены судом апелляционной инстанции в порядке, предусмотренном главой 34 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.
Как следует из материалов дела, 16.11.2015 г. между ООО Производственное объединение "Уфимский вентиляторный завод", в лице директора Ефремова Александра Владимировича (Продавец) и Павловым А.В., (Покупатель) заключен договор купли-продажи автомобиля физическому лицу N 1.
В соответствии с условиями договора Продавец обязуется передать в собственность Покупателю, а Покупатель обязуется принять и оплатить определенную договором цену за следующий автомобиль: Mitsubishi Pajero Sport 2.5, год выпуска 2011, цвет черный, двигатель N 4D56 UCCN 7024 шасси MMCGYKH40BFZ05909, ПТС 78УО216018.
Стоимость транспортного средства в соответствии с условиями договора составила 50 000 руб. (п. 3.1.).
Ссылаясь на то, что сделка совершена в период подозрительности (в течение трех месяцев до подачи заявления о признании должника банкротом), в результате неравноценного отчуждения должник лишился имущества (транспортного средства), чем был причинен вред имущественным правам кредиторов, должник обладал на момент совершения сделки признаками неплатежеспособности, а также что оспариваемая сделка совершена с заинтересованным лицом, конкурсный управляющий обратился с рассматриваемым заявлением в суд. В качестве правового обоснования заявленных требований конкурсный управляющий должника указал ст. 61.2, 61.6, 61.9, 64, 129 Закона о банкротстве.
Удовлетворяя заявление конкурсного управляющего должника, суд первой инстанции исходил из подтвержденности материалами дела совокупности обстоятельств, необходимых для признания оспариваемой сделки недействительной и применения последствий недействительности сделки.
Данные выводы суда первой инстанции являются верными, соответствуют представленным в материалы дела доказательствам и требованиям действующего законодательства.
В соответствии со статьей 223 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, пункта 1 статьи 32 Закона о банкротстве дела о банкротстве юридических лиц рассматриваются арбитражным судом по правилам, предусмотренным Арбитражным процессуальным кодексом Российской Федерации с особенностями, установленными настоящим Федеральным законом.
Полномочия на оспаривание сделок должника предоставлены конкурсному управляющему статьями 61.9, 129 Закона о банкротстве.
Согласно абз. 1 п. 1 ст. 61.2 Закона о банкротстве сделка, совершенная должником в течение одного года до принятия заявления о признании банкротом или после принятия указанного заявления, может быть признана арбитражным судом недействительной при неравноценном встречном исполнении обязательств другой стороной сделки, в том числе в случае, если цена этой сделки и (или) иные условия существенно в худшую для должника сторону отличаются от цены и (или) иных условий, при которых в сравнимых обстоятельствах совершаются аналогичные сделки (подозрительная сделка). Неравноценным встречным исполнением обязательств будет признаваться, в частности, любая передача имущества или иное исполнение обязательств, если рыночная стоимость переданного должником имущества или осуществленного им иного исполнения обязательств существенно превышает стоимость полученного встречного исполнения обязательств, определенную с учетом условий и обстоятельств такого встречного исполнения обязательств.
В силу разъяснений, изложенных в п. 8 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 23.12.2010 N 63 "О некоторых вопросах, связанных с применением главы III.1 Федерального закона "О несостоятельности (банкротстве)" (далее — постановление Пленума N 63), неравноценное встречное исполнение обязательств другой стороной сделки имеет место, в частности, в случае, если цена этой сделки и (или) иные условия на момент ее заключения существенно в худшую для должника сторону отличаются от цены и (или) иных условий, при которых в сравнимых обстоятельствах совершаются аналогичные сделки.
При сравнении условий сделки с аналогичными сделками следует учитывать как условия аналогичных сделок, совершавшихся должником, так и условия, на которых аналогичные сделки совершались иными участниками оборота.
Таким образом, для признания сделки недействительной на основании пункта 1 статьи 61.2 Закона о банкротстве необходимо установить наличие совокупности условий: совершение сделки должником в течение одного года до принятия заявления о признании банкротом или после принятия указанного заявления и неравноценное встречное исполнение обязательств другой стороной сделки.
Также сделка, совершенная должником в целях причинения вреда имущественным правам кредиторов, может быть признана арбитражным судом недействительной, если такая сделка была совершена в течение трех лет до принятия заявления о признании должника банкротом или после принятия указанного заявления и в результате ее совершения был причинен вред имущественным правам кредиторов и если другая сторона сделки знала об указанной цели должника к моменту совершения сделки (подозрительная сделка) (пункт 2 статьи 61.2. Закона о банкротстве).
Учитывая разъяснения, данные в п. 5 — 7 постановления Пленума N 63, в силу указанной выше нормы права для признания сделки недействительной по данному основанию необходимо, чтобы оспаривающее сделку лицо доказало наличие совокупности следующих обстоятельств: сделка была совершена с целью причинить вред имущественным правам кредиторов; в результате совершения сделки был причинен вред имущественным правам кредиторов; другая сторона сделки знала или должна была знать об указанной цели должника к моменту совершения сделки. В случае недоказанности хотя бы одного из этих обстоятельств суд отказывает в признании сделки недействительной по данному основанию.
Согласно абз. 32 ст. 2 Закона о банкротстве вред, причиненный имущественным правам кредиторов — уменьшение стоимости или размера имущества должника и (или) увеличение размера имущественных требований к должнику, а также иные последствия совершенных должником сделок или юридически значимых действий, приводящие к полной или частичной утрате возможности кредиторов получить удовлетворение своих требований по обязательствам должника за счет его имущества.
В соответствии с абз. 2 п. 2 ст. 61.2 Закона о банкротстве цель причинения вреда имущественным правам кредиторов предполагается, если на момент совершения сделки должник отвечал признаку неплатежеспособности или недостаточности имущества и сделка была совершена безвозмездно или в отношении заинтересованного лица, либо направлена на выплату (выдел) доли (пая) в имуществе должника учредителю (участнику) должника в связи с выходом из состава учредителей (участников) должника, либо совершена при наличии одного из следующих условий:
стоимость переданного в результате совершения сделки или нескольких взаимосвязанных сделок имущества либо принятых обязательства и (или) обязанности составляет двадцать и более процентов балансовой стоимости активов должника, а для кредитной организации — десять и более процентов балансовой стоимости активов должника, определенной по данным бухгалтерской отчетности должника на последнюю отчетную дату перед совершением указанных сделки или сделок;
должник изменил свое место жительства или место нахождения без уведомления кредиторов непосредственно перед совершением сделки или после ее совершения, либо скрыл свое имущество, либо уничтожил или исказил правоустанавливающие документы, документы бухгалтерской и (или) иной отчетности или учетные документы, ведение которых предусмотрено законодательством Российской Федерации, либо в результате ненадлежащего исполнения должником обязанностей по хранению и ведению бухгалтерской отчетности были уничтожены или искажены указанные документы;
после совершения сделки по передаче имущества должник продолжал осуществлять пользование и (или) владение данным имуществом либо давать указания его собственнику об определении судьбы данного имущества
На основании статьи 2 Закона о банкротстве под неплатежеспособностью понимается прекращение исполнения должником части денежных обязательств или обязанностей по уплате обязательных платежей, вызванное недостаточностью денежных средств. При этом недостаточность денежных средств предполагается, если не доказано иное. Под недостаточностью имущества понимается превышение размера денежных обязательств и обязанностей по уплате обязательных платежей должника над стоимостью имущества (активов) должника.
В силу абзаца первого п. 2 ст. 61.2 Закона о банкротстве предполагается, что другая сторона сделки знала о совершении сделки с целью причинить вред имущественным правам кредиторов, если она признана заинтересованным лицом (статья 19 этого Закона) либо если она знала или должна была знать об ущемлении интересов кредиторов должника либо о признаках неплатежеспособности или недостаточности имущества должника.
Статьей 19 Закона о банкротстве определен круг заинтересованных лиц по отношению к должнику.
Согласно п. 9 постановления Пленума N 63, если подозрительная сделка была совершена в течение одного года до принятия заявления о признании банкротом или после принятия этого заявления, то для признания ее недействительной достаточно обстоятельств, указанных в п. 1 ст. 61.2 Закона о банкротстве, в связи с чем наличие иных обстоятельств, определенных п. 2 данной статьи (в частности, недобросовестности контрагента), не требуется.
Если же подозрительная сделка с неравноценным встречным исполнением совершена не позднее чем за три года, но не ранее чем за один год до принятия заявления о признании банкротом, то она может быть признана недействительной только на основании п. 2 ст. 61.2 Закона о банкротстве при наличии предусмотренных им обстоятельств (с учетом п. 6 названного постановления).
Судом в случае оспаривания подозрительной сделки проверяется наличие обоих оснований, установленных как пунктом 1, так и пунктом 2 статьи 61.2 Закона о банкротстве.
Согласно ст. 65 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации каждое лицо, участвующее в деле, должно доказать обстоятельства, на которые оно ссылается как на основание своих требований и возражений.
Судом установлено, что оспариваемый договор купли-продажи автомобиля заключен 16.11.2015 г., то есть в течение трех месяцев до принятия судом заявления о признании должника банкротом (02.02.2016).
На момент совершения оспариваемой сделки должник обладал признаками неплатежеспособности, в частности, имелась задолженность перед кредиторами, чьи требования включены в реестр требований кредиторов ООО Производственное объединение "Уфимский вентиляторный завод", а именно перед ООО "Промышленная гидроизоляция" (ИНН 0273077500, ОГРН 1100280001623) в размере 1 236 600 руб., что подтверждается, в том числе определением суда от 12.11.2015 г. по делу N А07-18153/2014.
При этом, в соответствии с условиями договора от 16.11.2015 стоимость транспортного средства составила 50 000 руб. (п. 3.1.).
Ссылаясь на то, что в результате заключения договора купли-продажи автомобиля от 16.11.2015 г. должник получил неравноценное встречное предоставление, конкурсный управляющий представил распечатки с сайта сети интернет avito.ru (публикация сообщений о продаже имущества), из которых следует, что рыночная цена аналогичного транспортного средства Mitsubishi Pajero Sport 2.5, год выпуска 2011, составляет от 1 000 000 руб. до 1 250 000 руб.
Ответчиком доказательств иной стоимости спорного автомобиля не представлено.
С учетом изложенного судом сделан правильный вывод о занижении стоимости проданного по договору купли-продажи автомобиля от 16.11.2015 г. имущества и соответственно, о неравноценном встречном исполнении обязательств другой стороной сделки (п. 1 ст. 61.2 Закона о банкротстве).
Кроме того, отчуждение имущества должника по заниженной стоимости свидетельствует о совершении сделки, направленной на причинение вреда кредиторам, который выразился в уменьшении стоимости активов должника, приводящей к утрате возможности кредиторов получить удовлетворение своих требований по обязательствам должника за счет его имущества.
Покупатель является заинтересованным по отношению к должнику лицом, что подтверждается содержащимися в Едином государственном реестре юридических лиц сведениями (Павлов А.В. является учредителем должника).
Соответственно, в силу положений статьи 19 Закона о банкротстве ответчик является заинтересованным по отношению к должнику лицом, осведомленным о финансовом состоянии дел общества, а значит и о наличии у него признаков неплатежеспособности.
Поскольку на момент совершения оспариваемой сделки должник отвечал признаку неплатежеспособности, а также сделка были совершена в отношении заинтересованного лица с неравноценным встречным предоставлением, цель причинения вреда имущественным правам кредиторов в результате оспариваемой сделки и осведомленность ответчика об указанной цели также являются доказанными.
Таким образом, признание судом первой инстанции заключенного между должником и Павловым В.А. договора купли-продажи от 16.11.2015 недействительным является обоснованным.
Согласно ст. 167 Гражданского кодекса Российской Федерации при недействительности сделки каждая из сторон обязана возвратить другой все полученное по сделке, а в случае невозможности возвратить полученное в натуре (в том числе тогда, когда полученное выражается в пользовании имуществом, выполненной работе или предоставленной услуге) возместить его стоимость, если иные последствия недействительности сделки не предусмотрены законом.
Согласно п. 1 ст. 61.6 Закона о банкротстве все, что было передано должником или иным лицом за счет должника или в счет исполнения обязательств перед должником, а также изъято у должника по сделке, признанной недействительной в соответствии с настоящей главой, подлежит возврату в конкурсную массу.
Из материалов дела следует, что в соответствии с условиями спорного договора ответчиком автомобиль у должника приобретен за стоимость 50 000 руб.
Из пояснений участвующих в деле лиц следует, что в свою очередь должник выкупил автомобиль у ООО "Лизинг-Трейд" по окончании договора лизинга в соответствии с договором N 07/11КП/02-УФА от 15.11.2016 г., по цене 49 999,68 руб.
Павлов А.В. также указал, что денежные средства в размере 50 000 руб., внесены на р/с счет ООО ПО "УВЗ", спорный автомобиль приобретался у лизинговой компании исключительно для личного пользования Павлова А.В., как учредителя ООО ПО "УВЗ". В хозяйственной деятельности общества автомобиль не использовался.
Между тем, в соответствии со статьей 665 Гражданского кодекса Российской Федерации по договору финансовой аренды (договору лизинга) арендодатель обязуется приобрести в собственность указанное арендатором имущество у определенного им продавца и предоставить арендатору это имущество за плату во временное владение и пользование.
Согласно статье 624 Гражданского кодекса Российской Федерации и статье 19 Закона о лизинге в договор финансовой аренды может быть включено дополнительное условие о переходе по данному договору права собственности на предмет лизинга к лизингополучателю. Такой договор следует рассматривать как смешанный (пункт 3 статьи 421 Гражданского кодекса Российской Федерации), содержащий в себе элементы договора финансовой аренды и договора купли-продажи.
Следовательно, ссылки заявителя на выкупную цену и характер использования спорного автомобиля не имеет фактического значения при рассмотрении настоящего заявления.
Также судом установлено, что на момент рассмотрения спора транспортное средство — марки Mitsubishi Pajero Sport 2.5, год выпуска 2011, цвет черный, двигатель N 4D56 UCCN 7024 шасси MMCGYKH40BFZ05909, ПТС 78УО216018 ответчиком не отчуждено, что подтверждается карточкой учета транспортного средства от 29.04.2016 г., результатами проверки транспортного средства через официальный сайт Госавтоинспекции от 22.08.2016).
Таким образом, с учетом указанных положений законодательства, последствия недействительности сделок применены судом первой инстанции также верно в виде возврата Павловым А.В. транспортного средства марки Mitsubishi Pajero Sport 2.5, год выпуска 2011, цвет черный, двигатель N 4D56 UCCN 7024 шасси MMCGYKH40BFZ05909, ПТС 78УО216018 в конкурсную массу должника.
Довод апелляционной жалобы о том, что информация с сайта сети Интернет avito.ru доказательством занижения стоимости и неравноценности встречного предоставления по оспариваемой сделки не является, судом отклоняется.
Документальные доказательства иного размера рыночной стоимости отчужденного по договору от 16.11.2015 автомобиля не представлены (ст. 65 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации).
Правом на обращение в суд с ходатайством о проведении судебной экспертизы с целью определения рыночной стоимости спорного имущества ответчик в порядке ст. 82 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации не воспользовался.
Утверждение апеллянта о том, что данное ходатайство должно было быть заявлено конкурсным управляющим должника, несостоятельно.
В силу положений части 2 статьи 9 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, участники арбитражного процесса должны добросовестно пользоваться предоставленными им процессуальными правами.
Согласно ст. 65 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации каждое лицо, участвующее в деле, должно доказать обстоятельства, на которые оно ссылается как на основание своих требований и возражений.
Исходя из указанных положений, возражая относительно доводов конкурсного управляющего должника о продаже имущества по заниженной стоимости и представленных в подтверждение указанных доводов доказательств, ответчик должен был представить доказательства иной рыночной стоимости спорного имущества.
Следовательно, инициатива при привлечении специальных знаний в рамках процесса доказывания по делу, также должна была исходить именно от ответчика.
Таким образом, в отсутствие доказательств иного размера рыночной стоимости отчужденного по договору от 16.11.2015 автомобиля, представленная конкурсным управляющим должника информация с сайта сети Интернет avito.ru правомерно судом принята в качестве доказательства занижения стоимости проданного по договору купли-продажи автомобиля от 16.11.2015 г. имущества и, соответственно, о неравноценном встречном исполнении обязательств другой стороной сделки. Довод апелляционной жалобы об обратном судом отклоняется как необоснованный.
Также подлежат отклонению возражения ответчика относительно вывода суда о совершении сделки с целью причинения вреда кредиторам и фактического причинения такого вреда.
Вред, причиненный имущественным правам кредиторов, в данном случае выражен в установлении в договоре нерыночного размера стоимости автомобиля, что выразилось в уменьшении стоимости активов должника, приводящий к утрате возможности кредиторов получить удовлетворение своих требований по обязательствам должника за счет его имущества. Указанное соответствует понятию вреда имущественным правам кредитором, закрепленному в абз. 32 ст. 2 Закона о банкротстве.
Поскольку на момент совершения оспариваемой сделки должник отвечал признаку неплатежеспособности, а также сделка были совершена в отношении заинтересованного лица с неравноценным встречным предоставлением, цель причинения вреда имущественным правам кредиторов в результате оспариваемой сделки и осведомленность ответчика об указанной цели также являются доказанными.
Принимая во внимание вышеизложенное, оснований для отмены определения суда первой инстанции и удовлетворения апелляционной жалобы не имеется.
Нарушений норм процессуального права, являющихся основанием для отмены судебного акта на основании части 4 статьи 270 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, судом апелляционной инстанции не установлено.
При указанных обстоятельствах определение суда первой инстанции не подлежит отмене, а апелляционная жалоба — удовлетворению.
Судебные расходы распределяются между лицами, участвующими в деле, в соответствии с правилами, установленными статьей 110 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, и в связи с оставлением апелляционной жалобы без удовлетворения относятся на Павлова А.В.
Руководствуясь статьями 176, 268 — 272 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, арбитражный суд апелляционной инстанции

постановил:

определение Арбитражного суда Республики Башкортостан от 14.11.2016 по делу N А07-1468/2016 оставить без изменения, апелляционную жалобу Павлова Алексея Вадимовича — без удовлетворения.
Постановление может быть обжаловано в порядке кассационного производства в Арбитражный суд Уральского округа в течение одного месяца со дня его принятия (изготовления в полном объеме) через арбитражный суд первой инстанции.

Председательствующий судья С.А.КАРПУСЕНКО

Судьи С.В.МАТВЕЕВА М.Н.ХОРОНЕКО