Требование: О взыскании убытков, причиненных в результате поставки товаров ненадлежащего качества

Постановление Восемнадцатого арбитражного апелляционного суда от 17.01.2017 N 18АП-16026/2016 по делу N А76-1017/2016

Дело N А76-1017/2016

Резолютивная часть постановления объявлена 10 января 2017 года.
Постановление изготовлено в полном объеме 17 января 2017 года.
Восемнадцатый арбитражный апелляционный суд в составе:
председательствующего судьи Соколовой И.Ю.,
судей Богдановской Г.Н., Карпачевой М.И.,
при ведении протокола секретарем судебного заседания Пименовым А.О., рассмотрел в открытом судебном заседании апелляционную жалобу акционерного общества "Стерлитамакский завод строительных машин" на решение Арбитражного суда Челябинской области от 03.11.2016 по делу N А76-1017/2016 (судья Сафронов М.И.).
В судебном заседании принял участие представитель общества с ограниченной ответственностью "Челябинский тракторный завод — УРАЛТРАК" — Сагитов Раиль Рафаэлевич (доверенность N 10 от 30.12.2016).

Акционерное общество "Стерлитамакский завод строительных машин" (далее — общество "Завод Строймаш", истец, податель апелляционной жалобы) обратилось в Арбитражный суд Челябинской области с исковым заявлением к обществу с ограниченной ответственностью "Челябинский тракторный завод — УРАЛТРАК" (далее — общество "ЧТЗ-УРАЛТРАК", ответчик) о взыскании убытков в сумме 229 000 руб.
Определениями суда первой инстанции от 25.01.2016 (т. 1, л.д. 1-4) и от 25.05.2016 (т. 2, л.д. 92-94) к участию в деле в качестве третьих лиц, не заявляющих самостоятельных требований относительно предмета спора, привлечены общество с ограниченной ответственностью Производственно-коммерческая фирма "АтлантАвто" (далее — общество ПКФ "АтлантАвто", третье лицо), и общество с ограниченной ответственностью "СургутГлавЭкспертиза" (далее — общество "СургутГлавЭкспертиза", третье лицо) и общество с ограниченной ответственностью "ЯмалТрансГруппа" (далее — общество "ЯмалТрансГруппа", третье лицо).
Решением Арбитражного суда Челябинской области от 03.11.2016 в удовлетворении исковых требований отказано в полном объеме.
Не согласившись с указанным решением, общество "Завод Строймаш" обратилось в Восемнадцатый арбитражный апелляционный суд с апелляционной жалобой, в которой просит решение Арбитражного суда Челябинской области от 03.11.2016 отменить (или изменить) полностью и принять по делу новый судебный акт.
В обоснование доводов апелляционной жалобы ее податель ссылается на наличие правовых оснований для возложения на общество "ЧТЗ-УРАЛТРАК" ответственности за возникшие у истца убытки в результате осуществления за счет собственных средств ремонта кабины поставленного трактора. Указывает на признание ответчиком в письме от 28.10.2014 N 80/1-2250 допущенных им и выявленных при производстве дефектов.
Также, по мнению апеллянта, судом необоснованно сделан вывод, что акт экспертного исследования от 06.09.2014 N 14/09-0305 не является относимым и допустимым доказательством осуществления ответчиком поставки товара ненадлежащего качества.
От общества "ЧТЗ-УРАЛТРАК" поступил отзыв на апелляционную жалобу, в котором ответчик, ссылаясь на законность и обоснованность обжалуемого решения, просит оставить его без изменения, а апелляционную жалобу без удовлетворения.
Лица, участвующие в деле, о времени и месте рассмотрения апелляционной жалобы уведомлены посредством почтовых отправлений, а также путем размещения информации на официальном сайте суда в информационно-телекоммуникационной сети "Интернет", в судебное заседание, за исключением представителя ответчика, не явились.
С учетом мнения представителя ответчика, дело рассмотрено арбитражным судом апелляционной инстанции в соответствии со ст. ст. 123, 156 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации в отсутствие неявившихся лиц.
В судебном заседании представитель ответчика поддержал возражения на апелляционную жалобу.
Проверив законность и обоснованность решения суда в порядке, предусмотренном гл. 34 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, арбитражный суд апелляционной инстанции приходит к выводу об отсутствии оснований для его отмены.
Как следует из материалов дела, 10.06.2013 между обществом "ЧТЗ-УРАЛТРАК" (поставщик) и обществом "Завод Строймаш" (покупатель) заключен договор поставки N 149-К (далее — договор поставки N 149-К; т. 1, л.д. 48-51), согласно п. 1.1 которого поставщик обязуется поставить, а покупатель принять и оплатить продукцию, наименование, количество, ассортимент, срок поставки, способ отгрузки и цена, которой определяется в спецификациях к настоящему договору, которые после подписания сторонами являются неотъемлемой частью настоящего договора.
В спецификации от 20.12.2013 N 3 на поставку продукции по договору N 149-К (т. 1, л.д. 52) стороны согласовали наименование продукции подлежащей поставке — трактор болотоходный Т10МБ.0121, стоимостью 14 714 185 руб. 60 коп.
Во исполнение условий договора поставки N 149-К ответчик поставил истцу трактор болотоходный Т10МБ.0121, что подтверждается товарной накладной от 24.12.2013 N 94-16174 (т. 1, л.д. 55-56).
Платежным поручением от 20.12.2013 N 5188 (т. 1, л.д. 53) истец оплатил ответчику поставленный ему товар на сумму 14 714 185 руб. 60 коп.
Между обществом "Завод Строймаш" (поставщик) и обществом ПКФ "АтлантАвто" (покупатель) 26.02.2014 заключен договор N 199/2014 на поставку продукции (товара) (далее — договор N 199/2014; т. 1, л.д. 58-61), согласно п. 1.1 которого поставщик обязуется поставить, а покупатель принять и оплатить товар, согласованный в спецификации.
В спецификации от 25.02.2014 N 1 (т. 1, л.д. 62) сторонами согласован перечень продукции, подлежащей поставке в рамках договора N 199/2014.
Во исполнение условий договора N 199/2014 общество "Завод Строймаш" поставило обществу ПКФ "АтлантАвто" товар, отраженный в спецификации от 25.02.2014 N 1, в том числе Копер КоГ-12-0.1.1.-01, в подтверждение чему в материалы дела представлена товарная накладная от 21.03.2014 N 00451 (т. 1, л.д. 65-66).
Письмом от 23.03.2014 N 135 (т. 1, л.д. 12) общество ПКФ "АтлантАвто" просило истца принять меры по выявлению причин поставки товара несоответствующего качества, а также об обнаружении при приемке полученного товара следующих дефектов: корпус трактора имеет многочисленные сколы и трещины лакокрасочного покрытия, приведшие к коррозии кабины; дефекты окраски, а именно подтеки краски, патрубки и шланги, уплотнители дверей окрашены желтой краской.
В свою очередь истец сообщил ответчику в письме от 30.04.2014 N 12/734 (т. 1, л.д. 15) о возможности устранения дефектов лакокрасочного покрытия силами потребителя на своей производственной базе.
На основании заявки общества "ЯмалТрансГруппа" обществом "СургутГлавЭкспертиза" была проведена автотехническая экспертиза в отношении копровой установки СП-49 "Д" марки Копер КоГ-12-0.1.1-01 (L2712) на базе трактора Т-10МБ.0121-0, по итогам которой составлен акт экспертного исследования от 06.09.2014 N 14/09-0305 (т. 1, л.д. 68-99).
Впоследствии между обществом "Завод Строймаш" (заказчик) и обществом ПКФ "АтлантАвто" (подрядчик) заключен договора подряда на ремонт и техническое обслуживание транспортных средств и самоходных машин от 21.01.2015 N 1132 (далее — договор подряда N 1132; т. 3, л.д. 11-14), согласно п. 1.1 которого подрядчик обязуется по заданию заказчика производить периодическое техническое обслуживание, гарантийный и не гарантийный ремонт транспортных средств и/или самоходных машин заказчика, а заказчик обязуется оплачивать выполненные работы в порядке, размерах и сроки, установленные настоящим договором.
Перечень и стоимость ремонтных работ Копера КоГ-12-0.1.1.-01, зав. N 657 (167307) гусеничный согласованы в заказе-наряде от 24.09.2015 N 2015/04879/1. Стоимость ремонтных работ определена в 229 000 руб. (т. 3, л.д. 15).
Во исполнение условий договора подряда N 1132 обществом ПКФ "АтлантАвто" выполнены ремонтные работы на сумму 229 000 руб., что подтверждается актом N ОС000050 о выполненных работах (оказанных услугах) от 14.01.2016 (т. 3, л.д. 16).
Выставленные обществом ПКФ "АтлантАвто" счета от 09.02.2015 N ОТ000097, от 10.02.2015 N ОТ000099 (т. 3, л.д. 17, 19) оплачены истцом платежными поручениями от 10.02.2015 N 392 на сумму 193 000 руб. (т. 3, л.д. 18) и от 10.02.2015 N 303 на сумму 36 000 руб. (т. 3, л.д. 20).
Полагая, что общество "ЧТЗ-УРАЛТРАК" обязано возместить расходы, понесенные на устранение недостатков товара в сумме 229 000 руб., истец представил ответчику письмо от 16.05.2015 N 18/158/юр.о. (т. 1, л.д. 41-42) с предложением об удовлетворении в добровольном порядке указанных требований в течение 15 календарных дней с момента получения настоящего письма.
Оставление без удовлетворения названного письма, а также отсутствие требуемого возмещения расходов истца на устранение недостатков приобретенного товара, послужило основанием для обращения общества "Завод Строймаш" в Арбитражный суд Челябинской области с настоящими исковыми требованиями.
При рассмотрении спора, суд первой инстанции основывался на невозможности принятия акта экспертного исследования от 06.09.2014 N 14/09-0305 в качестве относимого и допустимого доказательства по делу, поскольку из его содержания невозможно однозначно установить, что выявленные дефекты допущены заводом-изготовителем (ответчиком по делу). Указав на отсутствие доказательств, подтверждающих причинение вреда истцу именно в результате неправомерных действий (бездействия) ответчика, в том числе в результате отказа от проведения экспертизы, суд первой инстанции отказал в удовлетворении исковых требований.
Исследовав имеющиеся в деле доказательства, проверив доводы апелляционной жалобы, арбитражный суд апелляционной инстанции приходит к выводу об отсутствии оснований для отмены решения суда первой инстанции.
Возмещение убытков является одним из способов защиты нарушенных гражданских прав (ст. 12 Гражданского кодекса Российской Федерации — далее ГК РФ).
На основании п. 1 ст. 393 ГК РФ должник обязан возместить кредитору убытки, причиненные неисполнением или ненадлежащим исполнением обязательства.
Как установлено п. 1 ст. 1064 ГК РФ вред, причиненный личности или имуществу гражданина, а также вред, причиненный имуществу юридического лица, подлежит возмещению в полном объеме лицом, причинившем вред.
В соответствии со ст. 1082 ГК РФ возмещение вреда производится либо в натуре, либо посредством взыскания убытков.
Согласно ст. 15 ГК РФ лицо, право которого нарушено, может требовать полного возмещения причиненных ему убытков, если законом или договором не предусмотрено возмещение убытков в меньшем размере. Под убытками понимаются расходы, которые лицо, чье право нарушено, произвело или должно будет произвести для восстановления нарушенного права, утрата или повреждение его имущества (реальный ущерб), а также неполученные доходы, которые это лицо получило бы при обычных условиях гражданского оборота, если бы его право не было нарушено (упущенная выгода).
Пленум Верховного Суда Российской Федерации в Постановлении от 23.06.2015 N 25 "О применении судами некоторых положений раздела I части первой ГК РФ" разъяснил, что по делам о возмещении убытков истец обязан доказать, что ответчик является лицом, в результате действий (бездействия) которого возник ущерб, а также факты нарушения обязательства или причинения вреда, наличие убытков (п. 2 ст. 15 ГК РФ).
В соответствии с п. 5 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 24.03.2016 N 7 "О применении судами некоторых положений Гражданского кодекса Российской Федерации об ответственности за нарушение обязательств" о бремени доказывания, кредитор представляет доказательства, подтверждающие наличие у него убытков, а также обосновывающие с разумной степенью достоверности их размер и причинную связь между неисполнением или ненадлежащим исполнением обязательства должником и названными убытками. Должник вправе предъявить возражения относительно размера причиненных кредитору убытков, и представить доказательства, что кредитор мог уменьшить такие убытки, но не принял для этого разумных мер (ст. 404 ГК РФ).
Должник, опровергающий доводы кредитора относительно причинной связи между своим поведением и убытками кредитора, не лишен возможности представить доказательства существования иной причины возникновения этих убытков.
Вина должника в нарушении обязательства предполагается, пока не доказано обратное. Отсутствие вины в неисполнении или ненадлежащем исполнении обязательства доказывается должником (п. 2 ст. 401 ГК РФ, п. 2 ст. 1064 ГК РФ).
Таким образом, для наступления ответственности, установленной правилами ст. 1064 ГК РФ, необходимо наличие состава (совокупности условий) правонарушения, включающего факт ущерба, причинение ущерба неправомерными действиями ответчика, вину ответчика в возникновении ущерба, причинную связь между неправомерными действиями и наступившими последствиями, размер ущерба.
Каждое лицо, участвующее в деле, должно доказать обстоятельства, на которые оно ссылается как на основание своих требований и возражений (ч. 1 ст. 65 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации).
Возникновение убытков в сумме 229 000 руб. общество "Завод Строймаш" связывает с поставкой обществом "ЧТЗ-УРАЛТРАК" в рамках договора поставки N 149-К копровой установки СП-49 "Д" марки Копер КоГ-12-0.1.1-01 (L2712) на базе трактора Т-10МБ.0121-0 ненадлежащего качества, имеющей дефекты, устранение которых посредством выполнения обществом ПКФ "АтлантАвто" ремонтных работ оценено в 229 000 руб.
Исследовав характер спорных правоотношений, исходя из содержания прав и обязанностей сторон, предусмотренных договором поставки N 149-К, их необходимо квалифицировать как правоотношения по договору поставки, подпадающие под действие пар. 3 гл. 33 ГК РФ.
На основании ст. 506 ГК РФ по договору поставки поставщик-продавец, осуществляющий предпринимательскую деятельность, обязуется передать в обусловленный срок или сроки производимые или закупаемые им товары покупателю для использования в предпринимательской деятельности или в иных целях, не связанных с личным, семейным, домашним и иным подобным использованием.
Согласно п. 1 ст. 518 ГК РФ покупатель (получатель), которому поставлены товары ненадлежащего качества, вправе предъявить поставщику требования, предусмотренные статьей 475 настоящего Кодекса, за исключением случая, когда поставщик, получивший уведомление покупателя о недостатках поставленных товаров, без промедления заменит поставленные товары товарами надлежащего качества.
В силу положений п. 5 ст. 454 ГК РФ к отдельным видам договора купли-продажи применяются положения, предусмотренные пар. 1 гл. 30 названного Кодекса, если иное не предусмотрено правилами ГК РФ об этих видах договоров.
В соответствии со ст. 469 ГК РФ продавец обязан передать покупателю товар, качество которого соответствует договору купли-продажи. При отсутствии в договоре купли-продажи условий о качестве товара продавец обязан передать покупателю товар, пригодный для целей, для которых товар такого рода обычно используется. Если в установленном законом порядке предусмотрены обязательные требования к качеству продаваемого товара, то продавец, осуществляющий предпринимательскую деятельность, обязан передать покупателю товар, соответствующий этим требованиям.
Статьей 470 ГК РФ предусмотрено, что товар, который продавец обязан передать покупателю, должен соответствовать требованиям, предусмотренным ст. 469 ГК РФ, в момент передачи покупателю, если иной момент определения соответствия товара этим требованиям не предусмотрен договором купли-продажи, и в пределах разумного срока должен быть пригодным для целей, для которых товары такого рода обычно используются.
Согласно п. 1 ст. 476 ГК РФ при отсутствии гарантии продавец отвечает за недостатки товара, если покупатель докажет, что недостатки товара возникли до его передачи покупателю или по причинам, возникшим до этого момента.
В соответствии с п. п. 1 и 2 ст. 475 ГК РФ, если недостатки товара не были оговорены продавцом, покупатель, которому передан товар ненадлежащего качества, вправе по своему выбору потребовать от продавца: соразмерного уменьшения покупной цены; безвозмездного устранения недостатков товара в разумный срок; возмещения своих расходов на устранение недостатков товара.
Абзацем 4 п. 1 ст. 475 ГК РФ установлено, что покупатель, которому передан товар ненадлежащего качества, вправе потребовать от продавца возмещения своих расходов на устранение недостатков товара.
Следовательно, истец должен доказать, что ответчик поставил ему некачественный товар; выявленные недостатки имеют существенный характер и возникли до или в момент передачи.
Факт поставки ответчиком истцу копровой установки СП-49 "Д" марки Копер КоГ-12-0.1.1-01 (L2712) на базе трактора Т-10МБ.0121-0 подтверждается материала и сторонами не оспаривается.
В составленном обществом "СургутГлавЭкспертиза" акте экспертного исследования от 06.09.2014 N 14/09-0305 отмечено, что модель данного трактора и навесного оборудования соответствует модели самоходной машины и навесному оборудованию и имеет недостатки в виде множественных дефектов лакокрасочного покрытия кабины, рамы, узлов и агрегатов трактора, выраженных в несоблюдении заводской технологии окраски, применения окрасочных материалов низкого качества, вследствие чего лакокрасочное покрытие кабины покрылось трещинами, краска отслоилась и вспучилась, появились множественные очаги коррозии; под слоем краски, виден еще один слой лакокрасочного покрытия; внутренняя облицовка кабины собрана с нарушением заводской технологии, кустарным способом; кабина трактора не герметична, то есть, возможны потери тепла в кабине трактора при работе в зимнее время.
Вместе с тем, в акте экспертного исследования от 06.09.2014 N 14/09-0305 указано, что установить непосредственный временной момент образования дефектов у самоходной машины, не представляется возможным.
Приведенные экспертом в разделе 3 ответа на вопрос N 2 сведения позволяют сделать вывод о том, что исследуемая кабина является бывшей в употреблении. Выполнение лакокрасочного покрытия, нанесение заводской маркировки и эмблемы завода изготовителя произведено не заводским методом, а кустарным способом (т. 1 л.д. 98). Данные выводы, в совокупности с содержанием раздела 10 исследовательской части заключения об окраске в один цвет с кузовом трактора деталей Копровой установки, при том, что завод изготовитель (общество "ЧТЗ-УРАЛТРАК") не мог производить работы по монтажу Копровой установки (т. 1 л.д. 89), не позволяют сделать вывод об осуществлении поставки исследуемого объекта (кабины) ответчиком.
Кроме того, суд апелляционной инстанции отмечает, что поставленный ответчиком трактор болотоходный по товарной накладной от 24.12.2013 N 94-16174 истцом принят без замечаний. Впоследствии техника была предметом отчуждения и длительный временной период между обнаружением спорных дефектов лакокрасочного покрытия и проведением автотехнической экспертизы техника находилась в районах Крайнего Севера в условиях производственной работы.
Таким образом, акт экспертного исследования от 06.09.2014 N 14/09-0305 отражает наличие многочисленных производственных дефектов, однако, буквальное прочтение названного акта не позволяет с определенностью судить о том, что выявленные дефекты допущены именно заводом-изготовителем, то есть обществом "ЧТЗ-УРАЛТРАК".
Вопреки доводу апеллянта о неверном признании акта экспертного исследования от 06.09.2014 N 14/09-0305 неотносимым и недопустимым доказательством по делу суд апелляционной инстанции отмечает следующее.
Акт экспертного исследования от 06.09.2014 N 14/09-0305, как указывалось ранее, составлен по итогам проведенной обществом "СургутГлавЭкспертиза" автотехнической экспертизы. Кандидатура эксперта не согласовывалась с ответчиком, на проведение вышеуказанной экспертизы последний не приглашался, при проведении экспертизы лицо не предупреждалось об уголовной ответственности.
Вместе с тем суд первой инстанции в своих определениях от 27.06.2016, от 15.08.2016, от 06.10.2016 (т. 2, л.д. 139-140, 164-166, 174) предлагал истцу провести судебную экспертизу для установления причинно-следственной связи дефектов и вины завода-изготовителя. Однако, общество "Завод Строймаш" не выразило согласия на назначение судебной экспертизы и не совершило необходимых для ее проведения действий.
С учетом изложенного, оценив акт экспертного исследования от 06.09.2014 N 14/09-0305 в порядке ст. 71 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, судебная коллегия соглашается с выводом суда первой инстанции о невозможности принятия названного акта в качестве доказательства осуществления ответчиком поставки некачественного товара.
Поскольку из представленных в материалы дела доказательств не представляется возможным установить, что спорные дефекты допущены ответчиком, то применение к нему гражданско-правовой ответственности, в виде возмещения вреда, причиненного обществу "Завод Строймаш", является неправомерным.
При этом несение истцом расходов на ремонтные работы копровой установки СП-49 "Д" марки Копер КоГ-12-0.1.1-01 в сумме 229 000 руб. не могут быть признаны самостоятельным основанием для применения ответственности к ответчику в виде взыскания убытков.
В акте экспертного исследования от 06.09.2014 N 14/09-0305 отмечено, что обнаруженные экспертом производственные дефекты трактора не могут значительно повлиять на работоспособность основных узлов и агрегатов самоходной машины. Учитывая направление в дальнейшем спорного трактора для работы в районы Крайнего Севера, обществом ПКФ "АтлантАвто" не доказана необходимость проведения ремонтных работ, поименованных в заказе-наряде от 24.09.2015 N 2015/04879/1.
Принимая во внимание обстоятельство отсутствия причинно-следственной связи между несением истцом убытков в сумме 229 000 руб. и действиями (бездействиями) ответчика, суд первой инстанции пришел к обоснованному выводу об отказе в удовлетворении исковых требований общества "Завод Строймаш".
Ссылка подателя жалобы на письмо от 28.10.2014 N 80/1-2250 о признании ответчиком допущенных им и выявленных при производстве дефектов, не принимается судебной коллегией.
В названном письме общество "ЧТЗ-УРАЛТРАК" сообщило, что не отказывается от выполнения своих гарантийных обязательств. Для устранения несоответствия лакокрасочного покрытия гарантийного трактора Т10МБ0121 N 167307, принадлежащего обществу ПКФ "АтлантАвто", выдано задание уполномоченному завода в данном регионе обществу с ограниченной ответственностью "Ресурсы Урала". Необходимые лакокрасочные материалы отгружены с завода. Однако, до настоящего времени представители эксплуатирующей организации не представили трактор специалистам дилера для проведения восстановительных работ, мотивируя проведение независимой автотехнической экспертизы.
Из буквального толкования текста письма от 28.10.2014 N 80/1-2250 не усматривается признание ответчиком допущенных им при производстве спорного трактора дефектов, а лишь согласие на выполнение гарантийных обязательств по проведению восстановительных работ.
Таким образом, юридически значимые обстоятельства по настоящему делу правильно установлены судом первой инстанции в результате надлежащей оценки всех представленных в дело доказательств в их взаимной связи и совокупности. Иных доказательств, опровергающих установленные обстоятельства, истцом в материалы дела не представлено (ст. 65 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации).
При указанных обстоятельствах решение суда первой инстанции не подлежит отмене, а апелляционная жалоба — удовлетворению.
Судебные расходы по апелляционной жалобе распределяются судом по правилам, установленным ст. 110 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.
Руководствуясь статьями 176, 268, 269, 271 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, арбитражный суд апелляционной инстанции

постановил:

решение Арбитражного суда Челябинской области от 03.11.2016 по делу N А76-1017/2016 оставить без изменения, апелляционную жалобу акционерного общества "Стерлитамакский завод строительных машин" — без удовлетворения.
Постановление может быть обжаловано в порядке кассационного производства в Арбитражный суд Уральского округа в течение двух месяцев со дня его принятия (изготовления в полном объеме) через арбитражный суд первой инстанции.

Председательствующий судья И.Ю.СОКОЛОВА

Судьи Г.Н.БОГДАНОВСКАЯ М.И.КАРПАЧЕВА