Требование: О взыскании солидарно задолженности по кредиту. Встречное требование: О признании договора об изменении объема ответственности гарантов по договору гарантии незаключенным

Постановление Восемнадцатого арбитражного апелляционного суда от 21.11.2016 N 18АП-2563/2016, 18АП-2565/2016, 18АП-2723/2016 по делу N А76-10954/2015

Дело N А76-10954/2015

Резолютивная часть постановления объявлена 09 ноября 2016 года.
Постановление изготовлено в полном объеме 21 ноября 2016 года.
Восемнадцатый арбитражный апелляционный суд в составе:
председательствующего судьи Матвеевой С.В.,
судей Ершовой С.Д., Забутыриной Л.В.,
при ведении протокола секретарем судебного заседания Чаринцевой В.В.,
рассмотрел в открытом судебном заседании апелляционные жалобы общества с ограниченной ответственностью "Сахар Золотухино", акционерного общества "Троицкий комбинат хлебопродуктов", публичного акционерного общества "Оренбургское хлебоприемное предприятие", общества с ограниченной ответственностью "Молоко", общества с ограниченной ответственностью "Новый Урал", общества с ограниченной ответственностью "Нива-1", общества с ограниченной ответственностью "Варненское", общества с ограниченной ответственностью "Троицкая-МТС", общества с ограниченной ответственностью "Иволга-Центр", общества с ограниченной ответственностью "Песчаное" на решение Арбитражного суда Челябинской области от 01.02.2016 по делу N А76-10954/2015.
В заседании приняли участие представители:
— Королевского Банка Шотландии Н.В. — Панич А.В. (доверенность от 25.09.2014), Хретинин А.И. (паспорт, доверенность от 25.10.2016);
— публичного акционерного общества "Оренбургское хлебоприемное предприятие", акционерного общества "Троицкий комбинат хлебопродуктов", общества с ограниченной ответственностью "Нива-1", общества с ограниченной ответственностью "Варненское", общества с ограниченной ответственностью "Троицкая-МТС", общества с ограниченной ответственностью "Песчаное", общества с ограниченной ответственностью "Новый Урал" — Юзликеева О.В. (доверенности от 25.02.2016, от 11.01.2016);
— общества с ограниченной ответственностью "Иволга-Центр" — Чернов Н.Н. (доверенность от 12.08.2016), Новиков Г.Л. (доверенность от 12.08.2016).

Королевский Банк Шотландии Н.В. (The Royal Bank of Scotland N.V.), Нидерланды, Амстердам (далее — Королевский Банк Шотландии Н.В., Банк, истец) обратился в Арбитражный суд Челябинской области с исковым заявлением к открытому акционерному обществу "Троицкий комбинат хлебопродуктов" (далее — ОАО "Троицкий КХП"), обществу с ограниченной ответственностью "Песчаное" (далее — ООО "Песчаное"), обществу с ограниченной ответственностью "Варненское" (далее — ООО "Варненское"), обществу с ограниченной ответственностью "Молоко" (далее — ООО "Молоко"), обществу с ограниченной ответственностью "Иволга-Центр" (далее — ООО "Иволга-Центр"), открытому акционерному обществу "Оренбургское хлебоприемное предприятие" (далее — ОАО "Оренбургское ХПП"), обществу с ограниченной ответственностью "Новый Урал" (далее — ООО "Новый Урал"), обществу с ограниченной ответственностью "Нива-1" (далее — ООО "Нива-1"), обществу с ограниченной ответственностью "Троицкая-МТС" (далее — ООО "Троицкая-МТС"), обществу с ограниченной ответственностью "РВС" (далее — ООО "РВС") о взыскании солидарно задолженности по кредиту в размере 296 660 152,71 долларов США.
Определением Арбитражного суда Челябинской области от 17.07.2015 в качестве третьих лиц, не заявляющих самостоятельных требований относительно предмета спора, к участию в деле привлечены компания "Лавион Энтерпрайзис Лимитед" (Lavion Enterprises Ltd), ООО "Сахар Золотухино" (далее — ООО "Сахар Золотухино"), общество с ограниченной ответственностью "Им. 11 Кавдивизии" (далее — ООО "Им. 11 Кавдивизии") (третьи лица).
ООО "Варненское", ООО "Молоко", ООО "Новый Урал", ООО "Нива-1", ООО "Троицкая-МТС" обратились в Арбитражный суд Челябинской области со встречным исковым заявлением к Банку, просят признать договор об изменении объема ответственности гарантов по договору гарантии от 07.11.2007 незаключенным.
Определением суда от 20.01.2016 (резолютивная часть от 14.01.2016) из настоящего дела N А76-10954/2015 выделено в отдельное производство требование Королевского Банка Шотландии Н.В. к ООО "Иволга-Центр" о взыскании солидарно 296 660 152,71 долларов США, выделенному делу присвоен номер А76-690/2016.
Решением Арбитражного суда Челябинской области от 01.02.2016 (резолютивная часть от 14.01.2016) исковые требования Банка удовлетворены, в удовлетворении встречных исковых требований ООО "Варненское", ООО "Молоко", ООО "Новый Урал", ООО "Нива-1", ООО "Троицкая МТС" к Банку отказано.
С решением суда не согласились ПАО "Оренбургское ХПП", ОАО "Троицкий КХП", ООО "Молоко", ООО "Новый Урал", ООО "Нива-1", ООО "Варненское", ООО "Троицкая МТС", ООО "Иволга-Центр", ООО "Песчаное", ООО "Сахар Золотухино" и обратились в суд апелляционной инстанции с жалобами.
ПАО "Оренбургское ХПП" и ОАО "Троицкий КХП" в апелляционной жалобе ссылаются на то, что судом нарушены нормы материального права, не применен закон о сроке исковой давности, подлежащий применению. Указывают на то, что ПАО "Оренбургское ХПП" в отзыве на исковое заявление письменно заявило о пропуске срока исковой давности, это заявление судом не рассмотрено, решение не содержит мотивов, относительно подлежащих применению норм права, не указана дата начала течения срока исковой давности. В материалы дела представлено заключение барристера, члена коллегии адвокатов Англии и Уэльса Джеймса Хетта от 01.09.2015 о том, что в английском праве нормы о сроках исковой давности являются нормами процессуального права, иных заключений по этому вопросу не представлялось, следовательно, эти нормы следует считать установленными. Заявители полагают, что к правоотношениям сторон по договору гарантии от 07.11.2007 следует применять нормы российского права о сроках исковой давности, срок исковой давности по требованию к гарантам истек 01.11.2013. Судом при вынесении решения не применены нормы статей 1190, 1208, 196, 200 Гражданского кодекса Российской Федерации, подлежащие применению. Судом первой инстанции не полно выяснены обстоятельства, имеющие значение для дела. Банком были изменены существенные условия договора о предоставлении срочной и возобновляемой кредитных линий от 01.11.2007 без согласия гарантов. Как следует из представленных ответчиками заключений специалистов по английскому праву — Кэтрин Ньюман и Александра Райта, любое существенное изменение, внесенное в обеспеченный гарантией основной договор, приводит к прекращению гарантии. Гаранты не давали своего согласия на внесение изменений в кредитный договор, таким образом, гарантия является прекращенной на том основании, что эти изменения вышли из "сферы действия" изменений, разрешенных положениями пунктов 3.5 (d) и (g) гарантии. Представленное истцом в судебное заседание письмо от 01.02.2010 об изменении условий кредитного договора от 01.11.2007 ПАО "Оренбургское ХПП" и ОАО "Троицкий КХП" не подписывали, следовательно, не давали своего согласия на изменение объема их ответственности. Все эти обстоятельства арбитражным судом не были выяснены, в результате чего не получили никакой правовой оценки.
В апелляционной жалобе ООО "Молоко", ООО "Новый Урал", ООО "Нива-1", ООО "Варненское", ООО "Троицкая МТС", ООО "Иволга-Центр", ООО "Песчаное" ссылаются на наличие процессуальных нарушений, допущенных судом при рассмотрении исков. В первом судебном разбирательстве, назначенном после принятия встречного иска на 14.01.2016, не принимали участие не извещенные должным образом третьи лица по встречному иску: ООО "Сахар Золотухино" и компания "Лавион Энтерпрайзис Лтд", суд не провел подготовку к судебному разбирательству, предварительное судебное заседание по принятому встречному иску. ООО "Иволга-Центр" привлечено к участию в деле в качестве третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований относительно предмета спора, однако, об этом не извещалось. Заявители полагают, что на основании представленных сторонами заключений специалистов по английскому праву, суд должен был установить нормы английского права, подлежащие применению к спорным правоотношениям, указав в решении те прецеденты, на основании которых он пришел к тем или иным выводам, однако, при вынесении решения суд ссылался только на заключения специалистов. По мнению заявителей, суд не изучил содержание заключений специалистов, представленных ответчиками по первоначальному иску, между тем, специалистами по английскому праву был проведен более тщательный анализ тех же самых прецедентов, которые были предметом рассмотрения заключений специалистов, представленных истцом. Вывод суда первой инстанции о том, что истцом представлены более мотивированные заключения, основанные на анализе конкретных судебных споров, не основан на материалах дела. Вывод о наличии оснований для отказа во встречном иске является ошибочным, судом не были приняты во внимание нормы гражданского законодательства Российской Федерации, подлежащие применению к рассматриваемым правоотношениям в части порядка приобретения юридическим лицом гражданских прав и принятия на себя гражданских обязанностей. Письмо от 01.02.2010 не позволяет достоверно установить, что гаранты согласились с содержанием указанного документа. Судом не дана оценка документам, представленным сторонами. Вопрос об увеличении ответственности гарантов находился в стадии обсуждения. Решение собрания участников ООО "Троицкая МТС" по вопросу об одобрении совершения крупной сделки не принято, протокол от 29.03.2010 является недопустимым доказательством. Решения единственного участника ООО "Молоко", ООО "Иволга-Центр", ООО "Варненское" и ООО "Песчаное" — ООО "РВС" не содержат даты их принятия. Договор гарантии от 07.11.2007 не предусматривает возможности направления документов посредством электронной почты, содержимое электронного почтового ящика Галимзянова А.Р. не может являться источником доказательств. Ответчик — ООО "Троицкая МТС" не представлял контррасчет задолженности, расчет был представлен в обоснование довода о существенном увеличении объема ответственности гарантов. Неполное выяснение обстоятельств, имеющих значение для дела, выразилось в том, что судом не дано никакой оценки представленному ответчиком — ООО "Песчаное" акту экспертного исследования N 10/01/16 от 12.01.2016.
В дополнении к апелляционной жалобе ООО "Иволга-Центр" ссылается на то, что оно не было извещено арбитражным судом о том, что оно привлечено к участию в деле по первоначальному иску в качестве третьего лица, участвующего в деле. При рассмотрении требований Банка о включении требования в реестр требований кредиторов должника, Арбитражным судом Курской области по делу N А35-4071/2015 о признании ООО "Иволга-Центр" несостоятельным (банкротом) Королевскому Банку Шотландии Н.В. было отказано в удовлетворении заявления в связи с пропуском срока исковой давности (определение от 16.02.2016).
ООО "Сахар Золотухино" полагает судебный акт незаконным и необоснованным. Считает, что суд не полностью выяснил имеющие значения для дела обстоятельства; часть установленных, по мнению суда, обстоятельств являются недоказанными и не подтверждаются имеющимися в деле доказательствами; выводы, изложенные в решении, не соответствуют обстоятельствам дела; суд не применил подлежащие применению нормы об исковой давности. Суд не оценил довод ПАО "Оренбургское ХПП" о пропуске Банком срока исковой давности по требованиям из договора гарантии. ООО "Сахар Золотухино" полагает, что Банком пропущен срок исковой давности по заявленным требованиям, что в соответствии с пунктом 2 статьи 199 Гражданского кодекса Российской Федерации и пунктом 15 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации N 43 от 29.09.2015 "О некоторых вопросах, связанных с применением срока исковой давности", является самостоятельным основанием для отказа в иске. Суд должен был применить российские материальные нормы об исковой давности, поскольку в английском праве аналогичные нормы являются процессуальными, что исключает возможность их применения в российском суде. Учитывая, что задолженность по договору должна была быть погашена до 01.11.2010, иск заявлен за пределами срока исковой давности (05.05.2015). В основу обжалуемого решения судом были положены юридические заключения о содержании норм иностранного права, подготовленные Э. Барингом, А.С. Трухтановым и А. Толли, представленные в материалы дела Банком. Между тем, суд не возлагал на стороны обязанности по доказыванию содержания норм иностранного права в порядке, предусмотренном частью 2 статьи 14 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации. Участники настоящего дела представляли заключения специалистов по установлению содержания норм иностранного права исключительно по собственной инициативе. Заключение Э. Баринга не должно было приниматься во внимание, поскольку он является партнером и руководителем финансовой практики юридической фирмы, которая представляют интересы Банка в настоящем деле. Заключение А.С. Трухтанов является старшим советником юридической фирмы Акин Гамп Страус Хауэр энд Фелд, которая на постоянной основе оказывает Банку юридические услуги. Заключение А. Толли не является заключением об установлении содержания норм иностранного права по смыслу статьи 1191 Гражданского кодекса Российской Федерации и статьи 14 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, а фактически представляет собой правовую позицию Банка по настоящему делу. Суд не сослался ни на одну норму статута, ни на один принцип или доктринальное положение, ни на один конкретный прецедент английского права, позволяющие ему сделать вывод о наличии правовых оснований для удовлетворения иска. Выводы суда о том, что Гаранты присоединились к письму от 01.02.2010 об изменении ответственности гарантов по договору гарантии, не подтверждается имеющимися в материалах дела доказательствами. Ни одна из представленных истцом копий экземпляров письма от 01.02.2010 не содержит каких-либо подписей или печатей уполномоченных органов или представителей ОАО "Троицкий КХП", а также ПАО "Оренбургское ХПП". Достоверные доказательства, подтверждающие получение письма от 01.02.2010 кем-либо из гарантов в материалах настоящего дела отсутствуют. Судом не было дано надлежащей правовой оценки письмам ответчиков о том, что спорное письмо они не подписывали. Заявитель, не признавая требования Банка обоснованными по существу, полагает, что суд должен был установить и учесть те суммы, которые уже были получены Банком от гарантов — ответчиков по делу N А32-38765/2014. Кроме того, приняв к производству встречный иск (определение от 25.12.2015), арбитражный суд не направил его в адрес третьих лиц.
Определением Восемнадцатого арбитражного апелляционного суда от 11.03.2016 апелляционные жалобы приняты к производству суда.
Определениями Восемнадцатого арбитражного апелляционного суда от 07.04.2016 и 12.05.2016 судебные разбирательства откладывались для представления дополнительных доказательств и направления запросов в экспертные организации для получения информации о стоимости и сроках проведения экспертизы, внесения денежных средств на депозит суда.
Определением суда от 31.05.2016 (резолютивная часть от 30.05.2016) было частично удовлетворено ходатайство ООО "Песчаное" о назначении судебной экспертизы. Назначена судебная экспертиза по определению давности проставления подписей руководителей, в связи с чем производство по делу приостановлено до 02.08.2016. Судебное заседание по рассмотрению вопроса о возможности возобновления производства по делу назначено на 02.08.2016.
Определением Восемнадцатого арбитражного апелляционного суда от 19.07.2016 в составе суда произведена замена судей Забутыриной Л.В., Сотниковой О.В. судьями Ершовой С.Д., Карпусенко С.А. Рассмотрение дела начато с начала.
Определением суда от 19.07.2016 назначено судебное заседание для рассмотрения заявленных Автономной некоммерческой организации "Бюро судебных экспертиз и независимой оценки" и Королевским Банком Шотландии Н.В. ходатайств, судебное заседание назначено на 02.08.2016.
27.07.2016 от АНО "Бюро судебных экспертиз и независимой оценки" в суд апелляционной инстанции поступило экспертное заключение N 1-388 от 25.07.2016.
Протокольным определением суда от 02.08.2016 производство по апелляционным жалобам возобновлено.
Определением суда от 02.08.2016 удовлетворено ходатайство Королевского Банка Шотландии Н.В. о вызове эксперта в судебное заседание, судебное заседание отложено на 22.08.2016.
Определением от 22.08.2016 судебное заседание отложено в связи с неявкой эксперта на 02.09.2016, в судебное заседание повторно вызван эксперт.
В судебном заседании 02.09.2016, проведенном путем использования систем видеоконференц-связи в порядке статьи 153.1 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, представителем Королевского Банка Шотландии Н.В. эксперту заданы вопросы.
В связи с тем, что процедура опроса эксперта по подготовленному им заключению в судебном заседании не была завершена, судебное разбирательство определением от 02.09.2016 отложено на 23.09.2016, Девятому арбитражному апелляционному суду поручено обеспечить организацию видеоконференц-связи.
Определением Восемнадцатого арбитражного апелляционного суда от 23.09.2016 в составе суда произведена замена председательствующего судьи Матвеевой С.В., судьи Карпусенко С.А. на председательствующего судью Румянцева А.А., судью Забутырину Л.В. Рассмотрение дела начато с начала.
Определением суда от 23.09.2016 судебное заседание отложено на 21.10.2016, поскольку установлена невозможность проведения судебного заседания, назначенного на 23.09.2016, с использованием систем видеоконференц-связи при содействии Девятого арбитражного апелляционного суда.
Определением Восемнадцатого арбитражного апелляционного суда от 21.10.2016 в составе суда произведена замена председательствующего судьи Румянцева А.А. на председательствующего судью Матвееву С.В. Рассмотрение дела начато с начала.
Определением суда от 21.10.2016 судебное заседание отложено на 09.11.2016 для представления дополнительных доказательств.
В материалы дела представителем ОАО "Троицкий КХП" представлены документы, подтверждающие факт переименования ОАО "Троицкий КХП" в АО "Троицкий КХП", судом произведено переименование общества.
Лица, участвующие в деле, судом о времени и месте рассмотрения апелляционной жалобы извещены надлежащим образом, в судебное заседание представители третьих лиц, ООО "РВС" не явились.
Апелляционные жалобы рассмотрены в порядке статей 123, 156 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации в отсутствие указанных лиц, участвующих в деле.
В судебном заседании, податели апелляционных жалоб поддержали свои доводы.
Представители Банка с доводами апелляционных жалоб не согласились, просили решение суда первой инстанции оставить без изменения.
Судом апелляционной инстанции удовлетворены ходатайства представителей, к материалам дела приобщены заключения специалистов относительно заключения эксперта.
ООО "Песчаное" в судебном заседании заявило ходатайство о проведении повторной судебной экспертизы.
Согласно пункту 2 статьи 87 АПК РФ в случае возникновения сомнений в обоснованности заключения эксперта или наличия противоречий в выводах эксперта или комиссии экспертов по тем же вопросам может быть назначена повторная экспертиза, проведение которой поручается другому эксперту или другой комиссии экспертов.
В удовлетворении ходатайства судом апелляционной инстанции отказано, так как заявителем не представлены сведения об экспертных учреждениях, организациях, не представлены доказательства перечисления денежных средств на депозит Восемнадцатого арбитражного апелляционного суда. Кроме того, исходя из смысла части 2 статьи 87 АПК РФ, назначение повторной экспертизы является правом, а не обязанностью суда. Суд апелляционной инстанции полагает, что назначение повторной экспертизы приведет к затягиванию рассмотрения дела. Заявление о фальсификации возможно повторно рассмотреть по имеющимся в деле доказательствам.
Законность и обоснованность судебного акта проверены в порядке главы 34 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.
Как установлено судом первой инстанции и следует из материалов дела, 01.11.2007 ABN AMRO Bank N.V. — АБН АМРО Банк Н.В. (банк, кредитор) и компания "Лавион Энтерпрайзис Лтд" (заемщик) заключили договор о предоставлении срочной и возобновляемой кредитных линий, по условиям которого банки предоставляют отдельно заемщику — в сроки и на условиях настоящего договора — кредитную линию А совокупного размера до 100 000 000 долларов США и заемщику — в сроки и на условиях настоящего договора — кредитную линию В совокупного размера до 200 000 000 долларов США (пункт 1.1 договора) (л.д. 24-157 т. 1).
ABN AMRO Bank N.V. в рамках кредитного договора является банком выдающим кредит, а также агентом по иностранному обеспечению.
Согласно Решению общего собрания акционеров от 29.01.2010 ABN AMRO Bank N.V. было переименовано в Королевский Банк Шотландии Н.В. (истец), о чем также свидетельствует Акт о внесении изменений в устав истца в связи со сменой наименования от 05.04.2013.
Нотариусом г. Лондона Элеонорой Андреа Сеолин удостоверено, что Королевский Банк Шотландии Н.В. в надлежащем порядке учрежден и зарегистрирован в соответствии с законодательством Нидерландов в Реестре коммерческих компаний.
Заемщиком была осуществлена выборка кредитных средства за период с ноября 2007 года по февраль 2008 года, что подтверждается заявлениями о выборке (л.д. 67-110 т. 2), сообщениями SWIFT (л.д. 111-121 т. 2), выписками о зачислении денежных средств за период с 01.11.2007 по 04.02.2008 (л.д. 122-1448 т. 2).
Согласно Приложению N 5 кредитного соглашения долг по кредитной линии А должен быть погашен девятью платежами по графику, при этом окончательная дата погашения наступает через 36 месяцев после даты кредитного соглашения (то есть 01.11.2010).
Пунктом 1.1 кредитного соглашения установлено, что первоначальный срок погашения означает, с учетом возможности продления срока, дату, наступающую через 18 месяцев после даты настоящего договора, а перенесенный срок погашения — это дата, наступающая через 18 месяцев после первоначального срока погашения.
Задолженность по кредитной линии В должна быть полностью погашена в "Первоначальный срок погашения" (через 18 месяцев после даты кредитного соглашения, то есть 01.05.2009) или, если Заемщику будет предоставлена отсрочка согласно п. 8.12 кредитного соглашения, то в "Перенесенный срок погашения" (через 18 месяцев после "Первоначального срока погашения", то есть 01.11.2010) (пункт b статьи 7 кредитного соглашения).
Порядок начисления и уплаты процентов установлен статьями 4 — 5 кредитного соглашения, штрафных процентов — в пунктах 16.1 — 16.3 кредитного соглашения.
Кредитным соглашением определено понятие "Маржа", которое означает: применительно к Кредитной линии А — 2,00 процента годовых; применительно к Кредитной линии В — 1,60 процента годовых.
Также соглашением установлено понятие "Российские гаранты", которое означает: ОАО "Троицкий КХП", ООО "Иволга-Центр", ОАО "Оренбургское ХПП" и ООО "Нива-1", ООО "Молоко", ООО "Сахар Золотухино", ООО СП "Кировское", ООО "Троицкая-МТС", ООО "Варненское", ООО "Новый Урал", ООО "Песчаное", а также любое лицо, зарегистрированное в России, которое предоставляет обеспечение сделки по любому из финансовых документов или в соответствии с ним.
Исходя из условий кредитного соглашения, термин "Должники" означает Заемщика, Гарантов и каждого Поставщика, а "Должник" означает любого из них.
Пунктом 16.2 установлено, что в течение каждого периода на невыплаченную сумму начисляются проценты по годовой ставке, которые на соответствующий момент времени представляют собой сумму ставки 1,50 процента, Маржи, ЛИБОР или EURIBOR, применимой на Дату котировки в отношении такой суммы, а также Обязательных затрат, при указанных в подпунктах (a) и (b) условиях.
01.11.2007 между АБН АМРО Банк Н.В. (банк, агент по иностранному обеспечению), компанией "Лавион Энтерпрайзис Лтд" (первоначальный гарант на БВО) и юридическими лицами, указанными в части 1 Приложения 2 договора (первоначальные российские гаранты) был заключен договор гарантии, согласно которому банки предоставляют заемщику кредитную линию на определенных условиях и на определенный срок, при этом заключение настоящей гарантии является одним из таких условий (пункт "а" преамбулы).
Каждый гарант настоящим солидарно, безотзывно и безусловно гарантирует агенту по иностранному обеспечению надлежащую и своевременную оплату обеспеченных обязательств каждым должником и соглашается незамедлительно по требованию агента по иностранному обеспечению оплатить агенту по иностранному обеспечению сумму обеспеченного обязательства, срок оплаты которой наступил, но не оплаченную, в таком порядке, как если бы он был основным должником; соглашается (в качестве основного должника, а не исключительно в качестве поручителя) гарантировать агенту по иностранному обеспечению безусловное возмещение и не причинение ущерба по требованию в связи с любыми расходами, убытками и обязательствами, понесенными агентом по иностранному обеспечению в результате того, что любое из обеспеченных обязательств или стало ничтожным, оспоримым, неисполнимыми в принудительном порядке, лишенным юридической силы или ее утратившим в отношении любого должника по какой бы то ни было причине, известной или неизвестной агенту по иностранному обеспечению или любому другому лицу, при этом суммой таких убытков является сумма, на взыскание которой с каждого такого должника при иных обстоятельствах имел бы право агент по иностранному обеспечению (пункт 2.1 договора гарантии).
Согласно части 1 Приложения 2 договора гарантии первоначальными российскими гарантами являются: ООО "Иволга-Центр", ООО "Молоко", ООО "Сахар Золотухино", ООО СП "Кировское", ООО "Троицкая МТС", ООО "Варненское", ООО "Новый Урал", ООО "Нива-1", ООО "Песчаное".
Если не соблюдены критерии при определении порога в соответствии с пунктом 14.23 (пороговые значения гарантов) кредитного договора, в настоящей гарантии присоединяются такие дочерние компании первоначального поставщика (кроме нынешних гарантов) в качестве гарантов, присоединение которых потребуется для возможности соблюдения критериев в целях определения порога.
Пунктом 2.3 Договора гарантии установлено, что любой гарант, кроме того либо из Поставщиков, вправе прекратить свое участие в гарантии на условиях, установленных данным пунктом.
Пункт 3.5 Договора гарантии устанавливает отказ от возражений по Гарантии.
19.12.2007 ОАО "Оренбургское ХПП" и ОАО "Троицкий КХП" присоединились к договору гарантии от 01.11.2007 путем подписания договора о присоединении (л.д. 1-19 т. 3).
Банк направил в адрес компании "Лавион Энтерпрайзис Лтд" письмо от 01.02.2010 о внесении изменений в кредитный договор от 01.11.2007 (копия на л.д. 18-28 т. 12, подлинное — Приложение N 1 к делу).
В частности, согласно подпункту (b) пункта 2.1 пункта 2 письма, "Определение термина "Маржа" удаляется в полном объем и заменяется на следующее: "Маржа" с 28.09.2009 означает 8,00 процентов годовых в отношении Кредитной линии А и Кредитной линии В".
Согласно подпункту (f) пункта 2.1 пункта 2 письма 2 "Пункт 16.2 (Проценты за просрочку платежа) изменяется (начиная с 11.09.2009) посредством удаления "2,50" и замены на "3,50".
При этом в пункте 4.3 пункта 4 указано: "Во избежание сомнений, (а) Маржа по Кредитной линии В, которая применялась в период с 05.05.2009 по 10.09.2009, составляла 4,50 процента, (b) Маржа по обеим Кредитным линиям, которая применялась в период с 11.09.2009 по 28.09.2009, составляла 6,50 процента, и (с) ставка процентов, подлежащих уплате Заемщиком в отношении любой Невыплаченной суммы в соответствии с пунктом 16.2 (Проценты за просрочку платежа) с 11.09.2009, составляла 3,50 процента плюс Маржа, ЛИБОР или EURIBOR, применимые на соответствующую Дату котировки, и Обязательные затраты".
В подпункте 4.7. пункта 4 указано, что настоящее может быть заключено посредством обмена подписными экземплярами, каждый из которых, взятых в совокупности, представляет собой одно и то же соглашение.
Кроме того, согласно подпункту 4.9 пункта 4 письма заемщик должен обеспечить, чтобы в течение 40 рабочих дней с даты подписания настоящего письма всеми его сторонами, каждый Должник, являющийся российским акционерным обществом, согласился, в форме и по содержанию согласно требованиям Агента, быть связанным условиями настоящего письма.
Письмо также содержит просьбу к Заемщику подтвердить принятие содержания письма и возможность Заемщика, Первоначального поставщика и Гарантов исполнить вышеуказанные условия, вернув подписанную копию настоящего письма не позднее 17:00 (по лондонскому времени) на третий рабочий день после даты настоящего письма.
Поскольку обязательства по возвращению кредитных денежных средств в установленные сроки исполнены не были, Банк направлял заемщику и ответчикам требования о погашении задолженности, составляющей на 31.07.2014 сумму 288 922 621,09 долларов США, с приложением ее расчета, (л.д. 107-121 т. 3).
Неисполнение обязательств заемщиком явилось основанием для обращения Банка в арбитражный суд с настоящим иском о взыскании с ответчиков как гарантов суммы непогашенной по Кредитному соглашению задолженности.
Ссылаясь на то, что письмо от 01.02.2010 не подписывали, изменения являются существенными, следовательно, Договор гарантии прекратил свое действие, ООО "Варненское", ООО "Молоко", ООО "Новый Урал", ООО "Нива-1", ООО "Троицкая МТС", обратились в суд со встречным иском к Банку о признании договора об изменении объема ответственности гарантов по Договору гарантии от 07.11.2007 незаключенным.
Удовлетворяя требования Банка по первоначальному иску и отказывая в удовлетворении встречных исковых требований, суд первой инстанции руководствовался представленными в материалы дела разъяснениями специалистов в английском праве и исходил из того, что обязательства, не исполненные Заемщиком, подлежат исполнению Гарантами в соответствии с условиями Кредитного соглашения и Соглашения о гарантии; договор об изменении объема ответственности не может быть признан незаключенным в связи с тем, что доказательств относимости подписей ответчиков к иному документу не представлено, пороков при заключении письма не установлено.
Суд апелляционной инстанции не усматривает оснований для иных выводов, при этом апелляционная коллегия исходит из следующего.
Между Россией и Англией отсутствует договор о правовой помощи.
Согласно пункту 29.1 Кредитного соглашения настоящий договор регулируется и толкуется в соответствии с английским правом, аналогичное положение применительно к Договору гарантии закреплено в пункте 16.1 указанного договора.
В соответствии с пунктом 1 статьи 1210 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее — ГК РФ), стороны договора могут при заключении договора или в последующем выбрать по соглашению между собой право, которое подлежит применению к их правам и обязанностям по этому договору.
В силу статьи 1187 ГК РФ при определении права, подлежащего применению, толкование юридических понятий осуществляется в соответствии с российским правом, если иное не предусмотрено законом. Если при определении права, подлежащего применению, юридические понятия, требующие квалификации, не известны российскому праву или известны в ином словесном обозначении либо с другим содержанием и не могут быть определены посредством толкования в соответствии с российским правом, то при их квалификации может применяться иностранное право.
При применении иностранного права суд устанавливает содержание его норм в соответствии с их официальным толкованием, практикой применения и доктриной в соответствующем иностранном государстве (пункт 1 статьи 1191 ГК РФ).
Исходя из смысла Кредитного соглашения, Банки предоставляют заемщику денежные средства, а он обязуется в установленные сроки возвратить их с уплатой процентов за пользование и маржи.
Факт предоставления денежных средств подтверждается представленными в материалы дела уведомлениями о выборке, документами, свидетельствующими о совершении банковских операций, выпиской по счету (л.д. 67-148, т. 2)
Согласно представленной ликвидатором заемщика выписке по счетам, компания "Лавион Энтерпрайзис Лтд" не осуществляла платежи в погашение обязательств по Кредитному соглашению после ноября 2013 года (л.д. 107-164, т. 12, л.д. 1-145, т. 13).
Истцом в материалы дела представлен расчет суммы долга:
— по состоянию на 20.10.2014 задолженность по кредитной линии А составила 61 235 636,36 долларов США;
— по состоянию на 20.10.2014 задолженность по кредитной линии В составила 235 424 516,35 долларов США (л.д. 24-30, т. 14).
Порядок расчета задолженности, произведенного Банком, ответчиками не оспаривался, между тем заявлены возражения по сумме долга.
Исходя из преамбулы Договора гарантии, заключение указанного договора является одним из условий предоставления заемщику кредитной линии.
Срок гарантии, согласно договору, означает период, начинающийся в дату гарантии и завершающийся после того, как Агент по иностранному обеспечению удостоверится в том числе, в том, что все обеспеченные обязательства в безусловном и безотзывном порядке и в полном объеме оплачены и исполнены.
Согласно пункту 17.2 договора настоящая гарантия вступает в силу в качестве договора в особой письменной форме (deed) на дату, указанную в качестве даты ее заключения.
Поручительство является одним из способов обеспечения исполнения обязательств. По договору поручительства поручитель обязывается перед кредитором другого лица отвечать за исполнение последним его обязательства полностью или в части.
Согласно правилу, изложенному в решении по делу Моши, в качестве заявителя, против Лейп Эйр Сервисиз Лтд и других Ответчиков, лицо может взять на себя обязательство относительно того, что, если основной должник не сможет осуществить какой-либо очередной платеж, то такое лицо выплатит его. Это будет условным соглашением. Не будет иметься никакого предстабильного обязательства, до тех пор, пока должник не перестанет осуществлять платежи. После такого неисполнения возникает обязательство по оплате (л.д. 35, т. 8).
Аналогичная позиция о наличии у гаранта обязанности исполнить обязательство лица, за которое он поручается, с момента неисполнения обязательств последним, содержится также в решении по делу Сэра Уильяма Блэкбурна из "Восслох АГ" против "Альфа Трейнс (Ю-Кей) Лимитед" (2010 г.) (заключение специалиста "Кэтрин Ньюман, л.д. 4-5, т. 11).
Таким образом, учитывая указанные прецеденты, суд апелляционной инстанции приходит к выводу о том, что обязательства у Гарантов возникли с момента начала неисполнения обязательств Заемщиком.
Кредитное соглашение, Договор гарантии в установленном законом порядке никем не оспорен, недействительным не признан.
Обоснованный контррасчет задолженности ответчиками не представлен.
Доказательств погашения заемщиком задолженности перед Банком в полном объеме в материалах дела не имеется.
Учитывая изложенное, у суда первой инстанции отсутствовали основания для отказа в удовлетворении исковых требований к поручителям.
В ходе рассмотрения заявленных требований ПАО "Оренбургское ХПП", ООО "Троицкая МТС", ООО "Иволга-Центр" заявили о пропуске Банком срока исковой давности.
Согласно положениям статьи 1208 ГК РФ, исковая давность определяется по праву страны, подлежащему применению к соответствующему отношению.
Нормы об исковой давности в английском праве регулируются нормами Закона об исковой давности 1980 года (Limitation Act 1980).
В соответствии с положениями вышеуказанного Закона срок исковой давности составляет 12 лет или 6 лет в зависимости от вида договора.
Так, статьей 5 Закона (давность по искам из простого договора) предусмотрено, что иск, основанный на простом договоре, не может быть предъявлен по истечении шести лет с даты возникновения основания для иска.
Согласно статье 8 указанного Закона иск, основанный на особом договоре, не может быть предъявлен по истечении двенадцати лет с даты возникновения основания для иска.
Статьей 29 Закона об исковой давности 1980 года предусмотрено возобновление права на иск по факту признания или частичной уплаты.
Банк полагает, что в рассматриваемом случае подлежат применению нормы английского права о сроках исковой давности.
Ответчики полагают, что нормы права об исковой давности, являющиеся по праву Англии процессуальными нормами, не подлежат применению при рассмотрении спора российским судом.
Согласно частям 1, 2 статьи 14 АПК РФ при применении норм иностранного права арбитражный суд устанавливает содержание этих норм в соответствии с их официальным толкованием, практикой применения и доктриной в соответствующем иностранном государстве.
В соответствии со статьей 1191 ГК РФ в целях установления содержания норм иностранного права суд может обратиться в установленном порядке за содействием и разъяснением в Министерство юстиции Российской Федерации и иные компетентные органы или организации Российской Федерации и за границей либо привлечь экспертов.
Лица, участвующие в деле, могут представлять документы, подтверждающие содержание норм иностранного права, на которые они ссылаются в обоснование своих требований или возражений, и иным образом содействовать суду в установлении содержания этих норм.
По требованиям, связанным с осуществлением сторонами предпринимательской и иной экономической деятельности, обязанность доказывания содержания норм иностранного права может быть возложена судом на стороны.
В пункте 17 Информационного письма Президиума ВАС РФ от 09.07.2013 N 158 "Обзор судебной практики по некоторым вопросам, связанным с рассмотрением арбитражными судами дел с участием иностранных лиц" указано на то, что исходя из смысла части 2 статьи 14 АПК РФ и пункта 2 статьи 1191 ГК РФ, арбитражный суд вправе возложить обязанность по представлению сведений о содержании норм иностранного права на стороны. Данное право реализуется судом по его усмотрению с учетом всей совокупности обстоятельств дела (например, наличия соглашения о применимом праве), а также принципов добросовестности, разумности и справедливости.
По смыслу приведенных правовых норм установление содержания норм иностранного права является доказыванием.
В обоснование своих позиций и для оказания содействия суду при установлении содержания норм английского права, участвующие в деле лица представили в материалы дела экспертные заключения по вопросам английского права, в которых содержатся ссылки на судебную практику английских судов.
В частности, Банк представил заключение Эдварда Баринга, согласно которому обязательства по договору гарантии являются действительными и обязательными к исполнению, срок исполнения обязательства наступил, срок исковой давности по заявленным требованиям не пропущен.
Вместе с тем, ответчиками заявлены возражения, свидетельствующие о том, что господин Баринг является партнером в фирме Herbert Smith Freehills LLP (далее "HSF") и руководит финансовой практикой фирмы в России. В свою очередь фирма "HSF" была привлечена для представления интересов Банка — одной из сторон по настоящему судебному разбирательству в российском суде.
Однако, заключение о содержании норм иностранного права, подготовленное лицами, обладающими специальными познаниями в данной области, было представлено истцом в порядке содействия суду в установлении содержания иностранного права, что предусмотрено абзацем вторым части 2 статьи 14 АПК РФ и абзацем вторым части 2 пункта 2 статьи 1191 ГК РФ.
Такое заключение не является экспертным заключением по смыслу статей 55, 82, 83, 86 АПК РФ, и правила о назначении экспертизы, в том числе требования об отсутствии заинтересованности, не распространяются на подобного рода заключения о содержании норм иностранного права.
Указанная позиция согласуется с позицией, изложенной в пункте 19 Информационного письма Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 09.07.2013 N 158.
При этом суд апелляционной инстанции принимает во внимание то обстоятельство, что ответчики не были лишены возможности со своей стороны представлять заключения специалистов английского права по возникшим в ходе рассмотрения спора вопросам.
Изучив доводы сторон и материалы дела, суд апелляционной инстанции полагает верным вывод суда первой инстанции о том, что срок исковой давности по обязательствам, вытекающим из договора гарантии, истцом не пропущен.
Исходя из прямого смысла статьи 1208 ГК РФ, согласно которой исковая давность определяется по праву страны, подлежащему применению к соответствующему отношению, суд апелляционной инстанции приходит к выводу о том, что при рассмотрении настоящего спора в части исчисления сроков исковой давности применению подлежит английское право, как установленное сторонами при заключении Кредитного соглашения и соглашения о Гарантии.
При указанных обстоятельствах, учитывая, что договор подписан сторонами и скреплен печатями (deed), срок исковой давности составляет 12 лет.
Делая вывод о том, что Договор гарантии является документом за печатью (deed), суд исходит из положений:
— Закона о праве собственности (разное) 1989 года N 34, согласно пункту (2) которого документ, не является документом за печатью (deed), кроме случаев, когда:
(а) из него прямо следует, что лицо, совершившее его, или, в зависимости от случая, его стороны, имели намерение совершить его в качестве документа за печатью (deed) (например, если документ описывает себя как документ за печатью (deed), или указывает на то, что он оформлен и подписан в качестве документа за печатью (deed) или иным образом), и
(b) он подписан действительным образом как документ за печатью (deed);
— Закона о компаниях 2006 года N 46, согласно пункту 46 которого:
(1) документ действительным образом оформлен компанией как документ за печатью для целей статьи 1 (2)(b) Закона о праве собственности (разное) 1989 года N 34 и для целей права Северной Ирландии, если и только если —
(а) он должным образом оформлен компанией, и
(b) он вручен компанией в качестве документа за печатью.
(2) Для целей подпункта 1 (b) документ считается врученным в момент оформления, если не доказано иное намерение.
Как ранее указывалось судом, пункт 17.1 Договора гарантии содержит положение о том, что данный договор является договором, заключенным в особой письменной форме (deed).
Доказательств того, что стороны определили иную дату и форму вручения договора, нежели вручение в момент оформления, в материалы дела не представлено.
Таким образом, суд апелляционной инстанции руководствуется следующими положениями английских норм права: статьями 8, 29 Закона об исковой давности 1980 года (Limitation Act 1980), согласно которым иск, основанный на особом договоре, не может быть предъявлен по истечении двенадцати лет с даты возникновения основания иска; обязанное лицо признает требование или производит по нему любой платеж, то считается, что право на иск возникло в дату признания или платежа, и не ранее.
Принимая во внимание, что окончательной датой погашения задолженности по кредитным линиям А и В является 01.11.2010, Банком срок исковой давности по требованиям к ПАО "Оренбургское ХПП", ООО "Троицкая МТС" — ответчикам по настоящему делу, не пропущен.
ООО "Иволга-Центр" не является ответчиком по настоящему спору, в отношении указанного юридического лица возбуждено производство по делу о несостоятельности (банкротстве), в связи с чем заявление о пропуске срока исковой давности не рассматривается.
Иные ответчики о применении срока исковой давности не заявили. В силу части 3 статьи 46 АПК РФ заявление о применении исковой давности, сделанное одним из соответчиков, не распространяется на других соответчиков, в том числе и при солидарной обязанности (ответственности) (п. 10 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 29.09.2015 N 43 "О некоторых вопросах, связанных с применением норм Гражданского кодекса Российской Федерации об исковой давности).
При этом не принимается во внимание указание представителя ответчиков в судебном заседании в суде апелляционной инстанции на то, что при рассмотрении дела в суде первой инстанции в судебном заседании 17.05.2015 было заявлено о приобщении к материалам дела отзыва ПАО "Оренбургское ХПП", одновременно представителем указанного общества, являющегося также представителем иных ответчиков, было заявлено, что все ответчики поддерживают изложенные в отзыве доводы, в том числе и заявление о сроке исковой давности.
Судом апелляционной инстанции прослушана аудиозапись судебного заседания от 17.05.2015, наличие указанного заявления представителя не установлено.
В ходе рассмотрения исковых требований ответчиками было заявлено встречное исковое заявление о признании незаключенным договора об изменении объема ответственности гарантов по Договору гарантии от 07.11.2007 (письмо Банка от 01.02.2010).
Суд апелляционной инстанции полагает вывод суда первой инстанции об отсутствии оснований для удовлетворения встречного иска верным исходя из следующего.
При рассмотрении встречного иска ответчиками было заявлено о фальсификации доказательства — письма от 01.02.2010, со ссылкой на то, что указанное письмо не подписывали.
Судом первой инстанции было отказано в удовлетворении ходатайства ответчиков о проверке заявления о фальсификации доказательств путем проведения судебной экспертизы.
В суде апелляционной инстанции ООО "Песчаное" повторно заявило ходатайство о проверке заявления о фальсификации доказательств путем назначения экспертизы.
Ответчик просил поставить перед экспертом следующие вопросы:
1. На одном ли печатном устройстве распечатаны все листы письма АБН АМРО БАНК Н.В. от 01.02.2010?
2. Тождественны ли следы скрепления письма АБН АМРО БАНК Н.В. от 01.02.2010 в левом верхнем углу каждого листа между собой?
3. Соответствуют ли даты совершения подписей, печатей и сопровождающих их надписей ООО "Иволга-Центр", ООО "Песчаное", ООО "Молоко", ООО "Новый Урал", ООО "Нива-1", ООО "Варненское", ООО "Троицкая МТС", ООО "Сахар Золотухино" дате составления письма АБН АМРО БАНК Н.В. — 01.02.2010?
Представитель Банка в судебном заседании пояснил, что факт того, что листы не были распечатаны на одном устройстве, истец не отрицает. Кроме того, представитель Банка указал, что сбор подписей происходил в следующем порядке: письмо направлялось посредством факсимильной связи в адреса всех гарантов, затем гаранты возвращали подписанный со своей стороны экземпляр письма, затем листы в подлинными подписями собирались в единый документ, чем объясняется наличие следов скрепления в различных местах на разных листах письма, а также двойная нумерация некоторых страниц.
Указанные пояснения ответчиками не опровергнуты, не представлены доказательства, свидетельствующие о том, что документооборот между истцом, заемщиком и ответчиками был организован в ином порядке.
Учитывая указанные пояснения, а также принимая во внимание наличие у ответчиков права на полное и объективное исследование всех обстоятельств дела, судом апелляционной инстанции ходатайство ООО "Песчаное" удовлетворено частично, назначена техническая экспертиза в целях установления давности проставления подписей руководителями ответчиков, ее проведение поручено эксперту Автономной некоммерческой организации "Бюро судебных экспертиз и независимой оценки" Бодягину Василию Александровичу.
На разрешение эксперта поставлен следующий вопрос:
1. Соответствуют ли даты совершения подписей руководителями ООО "Песчаное", ООО "Молоко", ООО "Новый Урал", ООО "Нива-1", ООО "Варненское", ООО "Троицкая МТС", расположенных в левой колонке листов N N 14, 14, 15, 16 дате составления письма АБН АМРО БАНК Н.В. от 01.02.2010?
Согласно заключению эксперта от 1-388 от 28.06.2016, время (давность) выполнения штрихов подписей от имени руководителей ООО "Песчаное", ООО "Молоко", ООО "Новый Урал", ООО "Нива-1", ООО "Троицкая МТС", расположенных в левой колонке листов N N 14, 14, 15, 16 дате составления письма АБН АМРО БАНК Н.В. от 01.02.2010 не соответствует периоду времени январь — март 2010 г., в том числе и дате 01.02.2010, указанной в документе.
Штрихи вышеуказанных подписей были выполнены в период времени март — август 2013 г.
В связи с тем, что исследуемые фрагменты подписи от имени руководителя ООО "Варненское", расположенные в левой колонке листа N 15 письма АБН АМРО БАНК Н.В. от 01.02.2010, не копируются на камфорный спирт и диметилформамид (ДМФА), ответить на поставленный перед экспертом вопрос в отношении данной подписи, не представляется возможным.
Как следует из заключения, при проведении экспертизы экспертом применялся метод влажного копирования штрихов исследуемой записи (подписи) по чернилам для гелевых ручек и паст шариковых ручек с определением времени, уходящего отчетливого изображения откопированных штрихов на адсорбенте и аналогичных образцов гелевых чернил и паст шариковых ручек, имеющихся в натуральной коллекции экспертного учреждения. При этом эксперт руководствовался методиками и методическими рекомендациями, поименованными в перечне, указанном на страницах 4-5 экспертного заключения.
Отвечая на вопросы лиц, участвующих в деле, эксперт пояснил, что используемая им методика позволяет определять давность выполнения рукописных записей без повреждения документа путем осуществления вырезок. Указанная методика описана Дильдиным Ю.М. и Даниловичем В.Б.: "Установление зависимости копировальной способности гелевых чернил от времени их нанесения при решении вопроса о давности выполнения рукописных записей"//Экспертная практика N 59. ЭКЦ МВД РФ. 2005; "Возможность установления времени (абсолютной давности) выполнения записей, нанесенных чернилами для гелевых ручек"//Экспертная практика N 56. ЭКФ МВД РФ.2004, а также Соклаковой Н.А., Хрусталевым В.Н.: "Криминалистическое исследование материалов документов". "Питер" — 2005; опробирована, используется, в том числе, МВД РФ при проведении экспертиз.
Между тем, по окончании проведения экспертизы сторонами представлены в материалы дела заключения специалистов.
Так, ООО "Иволга-Центр" представило в суд апелляционной инстанции заключение эксперта общества с ограниченной ответственностью "Независимое Агентство "ЭКСПЕРТ" Кондратьева Вячеслава Николаевича, который при исследовании копии заключения N 1-338 от 25.07.2016 эксперта Бодягина В.А. пришел к следующим выводам:
1. Выводы, содержащиеся в заключении N 1-338 от 25.07.2016 по делу N А76-10954/2015, выполненном экспертом-криминалистом Автономной некоммерческой организации "Бюро судебных экспертиз и независимой оценки" Бодягиным В.А., копия которого представлена для рецензирования, являются обоснованными, а представленное заключение соответствует требованиям методик, установленных для данного вида экспертиз и исследований, и действующему законодательству, регламентирующему производство экспертных исследований.
2. Данное исследование и выводы эксперта Бодягина В.А. соответствуют методическим требованиям ясности, полноты, всесторонности и объективности всего процесса экспертного исследования.
Банк полагает заключение эксперта Бодягина В.А. ненадлежащим доказательством. В обоснование своего довода истец представил запросы в Федеральное государственное казенное учреждение "Экспертно-криминалистический центр" и в Федеральное бюджетное учреждение "Российский федеральный центр судебной экспертизы при министерстве юстиции Российской Федерации" о применении метода "влажного копирования" для установления давности совершения подписи на документе.
Согласно представленным указанными учреждениями ответами на запросы, в системе МФД России исследования с целью установления времени исполнения документов методом "влажного копирования" не проводятся ввиду отсутствия практически значимых научно-обоснованных методик; указанный метод не применяется, соответствующие материалы на рассмотрение не поступали, апробацию не проходили. "Влажное копирование" применяется в СЭУ Минюста России экспертами в области судебно-технической экспертизы документов только для определения растворимости красящего вещества в штрихах при установлении рода материала письма, но не для установления давности выполнения штрихов.
Кроме того, истцом в материалы дела представлен ответ специалиста Даниловича В.Б., автора публикаций, ссылки на которые имеются в перечне использованной экспертом Бодягиным В.А. литературы, согласно которому данные работы не содержат методики установления давности подписи, в них не говорится про пасту для шариковых ручек, методики установления давности написания подписи методом копирования не существует. Экспертом допущены существенные ошибки, в том числе не определены марка красящего вещества, компонентный состав, не указаны какие-либо статистические данные, свидетельствующие о сроках снижения копировальной способности в различные промежутки времени. Коллекция материалов красителей должна подбираться не по цвету и оттенку, а по компонентному составу красителей. Проводить исследование, ориентируясь только на цвет, недопустимо. Отсутствие летучих компонентов в штрихах устанавливается только химическим путем, вывод эксперта в указанной части не обоснован. Методики установления абсолютной давности выполнения реквизитов документа методом влажного копирования не существует.
Согласно заключению специалиста Соклаковой Н.А. — автора публикации, ссылка на которую имеется в перечне использованной экспертом Бодягиным В.А. литературы, в ее работе не приводится методика определения абсолютной давности выполнения реквизитов в документах вообще и методом влажного копирования в частности; нет каких-либо указаний на то, что при установлении давности подписи не требуется определять химический состав красящих веществ, наоборот, для изучения копирующей способности красящего вещества необходимо сначала провести определение компонентного состава материала письма исследуемых штрихов. Заключение не соответствует как требованиям методик, принятых для данного вида экспертиз, так и действующему законодательству.
Согласно разъяснениям, изложенным в пунктах 12 и 13 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 04.04.2014 N 23 "О некоторых вопросах практики применения арбитражными судами законодательства об экспертизе", суд оценивает доказательства, в том числе заключение эксперта, исходя из требований частей 1 и 2 статьи 71 АПК РФ. В силу положений частей 4 и 5 названной статьи Кодекса заключение эксперта не имеет для суда заранее установленной силы и подлежит оценке наряду с другими доказательствами.
Давая оценку заключению эксперта Бодягина В.А., суд апелляционной инстанции приходит к следующим выводам.
Задачами судебной технико-криминалистической экспертизы спорного документа в рамках настоящего дела являлось установление абсолютной давности выполнения подписей руководителями ответчиков в спорном документе. Установление данных сведений было возможно только лицами, обладающими специальными познаниями в данной области, результаты исследований должны быть отражены в заключении эксперта, содержащем, в том числе, примененные методы исследований.
При установлении абсолютной давности выполнения представленных для исследования подписей экспертом использовался способ определения давности выполнения документа методом "влажного копирования", в основе которого лежит закономерность изменения цветовых характеристик штриха в результате неоднократного копирования на адсорбент с нанесенным на него растворителем.
Фактически, указанным заключением установлен факт подписания спорного документа в иную дату, нежели дата самого документа, расхождение в датах является значительным.
Однако, принимая во внимание ответы эксперта на поставленные истцом, ответчиками и третьим лицом вопросы, а также представленные в материалы дела ответы государственных экспертных учреждений, заключения специалистов, на работы которых эксперт Бодягин В.А. ссылался, говоря о том, что методики являются утвержденными и апробированными, суд апелляционной инстанции приходит к выводу о том, что при проведении экспертного исследования эксперт применил метод исследования по установлению абсолютной давности изготовления подписей, который не прошел апробацию, не был утвержден в соответствии с действующим законодательством об экспертной деятельности, что не позволяет признать заключение надлежащим доказательством. Заключение эксперта Бодягина В.А. не соответствует положениям статьи 86 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Федеральному закону N 73-ФЗ от 31.05.2001 "О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации" в соответствующей части, что могло привести к недостоверному результату.
С учетом того, что ответчиками не оспаривается сам факт того, что подписи руководителей в оспариваемом документе проставлены самими руководителями, оттиски печатей принадлежат самим обществам; судами первой и апелляционной инстанций неоднократно предлагалось представить любой иной документ, датированный датой, относящейся к спорному периоду, либо датой, установленной экспертом, либо в иную дату, который ответчики совместно или раздельно подписали, однако ни одним из ответчиков такой документ не представлен; ответчики не смогли пояснить, каким образом у Банка могли оказаться листы с подписями их руководителей и печатями; суд первой инстанции пришел к правильному выводу о том, что фальсификация Банком письма от 01.02.2010 ответчиками не доказана. При этом следует учитывать, что даже если спорное письмо было подписано ответчиками в иную дату, чем 01.02.2010, указанное обстоятельство само по себе не свидетельствует о незаключенности сделки.
При этом суд апелляционной инстанции полагает, что справки руководителей ответчиков о том, что они письмо от 01.02.2010 не подписывали, не могут являться безусловным доказательством, свидетельствующим о незаключенности сделки.
Кроме того, суд учитывает, что ни одним из специалистов по английскому праву не указано на наличие пороков при подписании письма от 01.02.2010.
Таким образом, суд апелляционной инстанции полагает верным вывод суда первой инстанции о том, что требования в форме сделки в отношении письма от 01.02.2010 исполнены, указанный договор является заключенным.
Учитывая изложенное, оснований для удовлетворения встречных исковых требований у суда первой инстанции не имелось.
Доводы ООО "Молоко", ООО "Новый Урал", ООО "Нива-1", ООО "Варненское", ООО "Троицкая МТС", ООО "Песчаное", ООО "Иволга-Центр" о том, что договор Гарантии прекратил свое действие в связи с внесением его существенных изменений, отклоняется судом апелляционной инстанции в связи со следующим.
Действительно, как следует из условий, изложенных в подпункте (b) пункта 2.1 пункта 2 письма от 01.02.2010, "Определение термина "Маржа" удаляется в полном объем и заменяется на следующее: "Маржа" с 28.09.2009 означает 8,00 процентов годовых в отношении Кредитной линии А и Кредитной линии В".
Согласно подпункту (f) пункта 2.1 пункта 2 письма 2 "Пункт 16.2 (Проценты за просрочку платежа) изменяется (начиная с 11.09.2009) посредством удаления "2,50" и замены на "3,50".
Принимая во внимание, что Кредитное соглашение содержало иные условия, а именно: Маржа применительно к Кредитной линии А составляла 2,00 процента годовых; применительно к Кредитной линии В — 1,60 процента годовых; на невыплаченную сумму начисляются проценты по годовой ставке, которые на соответствующий момент времени представляют собой сумму ставки 1,50 процента, Маржи, ЛИБОР или EURIBOR, применимой на Дату котировки в отношении такой суммы, а также Обязательных затрат, при указанных в подпунктах (а) и (b) условиях, следует признать, что изменение условий кредитного договора является существенным.
Однако, исходя из положений пункта 28.1 Кредитного соглашения, Агент и Заемщик могут периодически договариваться в письменной форме вносить изменения в договор в отношении любых требований по настоящему договору, и любые изменения, согласованные таким образом, имеют обязательную силу для всех Финансовых сторон и Заемщика при условии, что такие изменения не обуславливают возникновение у какой-либо стороны настоящего договора каких-либо новых или дополнительных обязательств без согласия такой стороны.
Подписывая Договор гарантии, ответчики должны были ознакомиться, в том числе, и с данными условиями Кредитного соглашения.
Так как возможность изменения условий предусмотрена договором, об изменении условий в части маржи и процентов, Банк уведомил Заемщика, а также Гарантов, следует признать, что Кредитное соглашение считается измененным с момента, когда стороны договора и Гаранты подписали письмо от 01.02.2010, обязанность по выплате денежной суммы по договору с учетом внесенных изменений возникает у соответствующих сторон с момента внесения изменений в договор.
Кроме того, заявляя о существенном увеличении процентной ставки и маржи, ответчики не представили надлежащих доказательств того, что такое увеличение действительно является чрезмерным, что Банк действовал заведомо недобросовестно. Не доказано очевидное несоответствие такого увеличения ставок неблагоприятным последствиям, вызванным ненадлежащим исполнением обязательств Заемщиком.
Представленный в суд первой инстанции ООО "Троицкая МТС" расчет, по мнению ответчика свидетельствующий о существенном изменении условий договора, не является достоверным доказательством чрезмерного увеличения обязательств, так как в материалы дела не представлены сведения о средних ставках процентов по кредитным договорам и маржи, действовавших на момент подписания письма от 01.02.2010 в стране Банка для кредитных договоров с иностранными организациями.
Доказательств злоупотребления сторонами Кредитного соглашения правом при подписании спорного письма также не представлено.
Кроме того, письмо от 01.02.2010 содержит следующее положение: "Во избежание сомнений, (а) Маржа по Кредитной линии В, которая применялась в период с 05.05.2009 по 10.09.2009, составляла 4,50 процента, (b) Маржа по обеим Кредитным линиям, которая применялась в период с 11.09.2009 по 28.09.2009, составляла 6,50 процента, и (с) ставка процентов, подлежащих уплате Заемщиком в отношении любой Невыплаченной суммы в соответствии с пунктом 16.2 (Проценты за просрочку платежа) с 11.09.2009, составляла 3,50 процента плюс Маржа, ЛИБОР или EURIBOR, применимые на соответствующую Дату котировки, и Обязательные затраты" (пункт 4.3 пункта 4 указано), из чего следует, что маржа и проценты уже изменялись ранее и повышались постепенно.
Доводов о том, что и о таких изменения кредитного договора ответчикам не было известно, последними не заявлено.
Принимая во внимание факт подписания письма ответчиками, суд апелляционной инстанции приходит к выводу о том, что со всеми вносимыми изменениями Гаранты согласились.
Суд апелляционной инстанции полагает, что данные выводы соответствуют нормам английского права.
Так, согласно пункту 4 Закона о мошенничествах 1677 г., с. 3 (л.д. 44, т. 8) не подлежит предъявлению иск по требованию из особого обещания ответчика отвечать за долг, неплатеж или нарушение иного лица, кроме случая, когда соглашение, на котором основан иск, или какая-нибудь запись, или меморандум такого соглашения, совершены на письме и подписаны стороной, к которой предъявлено требование, или законно ею на уполномоченным лицом.
Согласно правилу в деле Л'Эстранж против Ф.Граукоб, Лимитед, если документ, содержащий договорные условия, был подписан, то в отсутствие обмана, и, я бы добавил, введения в заблуждение, подписавшая сторона обязана по договору, и совершенно несущественно, прочла она этот документ или нет.
Суд апелляционной инстанции полагает также, что исходя из положений, изложенных в решениях по делам РТС Флексибл Системс Лимидет против Молькерай Алоис Мюллер Гмбх энд Компании КГ (ЮКей Продакшн) и Мейпл Лиф Макро Волатилити Мастер Фанд, Астин Кэпитэл Менеджмент Лимитед против Жака Рувроя и Кржиштофа Трылински, факт подписания письма от 01.02.2010 свидетельствует о том, что стороны имели намерение быть юридически связанными.
В деле "Холм против Бранскилла" (1878 г.), суд указал, что для вынесения решения относительно того, имеет ли место такое изменении риска, которое освобождает поручителя от ответственности, невозможно сформулировать абсолютное правило… если кредитор и основной должник заключают какое-либо соглашение по поводу обеспеченного гарантией договора, они обязаны проконсультироваться с поручителем, и что если тот не выразил согласия с изменением основного договора, то хотя в случаях, когда без изучения обстоятельств очевидно, что изменение несущественно или не может не быть благоприятным для поручителя, поручитель не освобождается от ответственности; однако если не само собой очевидно, что изменении несущественно или не может ущемить поручителя, …если поручитель не согласен с изменением, он освобождается от ответственности.
Указанное свидетельствует о том, что ответственность поручителя устраняется только в случае, если существенное изменение ответственности основного должника перед кредитором сделано без согласия поручителя, на что указали также Кэтрин Ньюман (л.д. 4-5, т. 11) и Труханов Александр Сергеевич (л.д. 85, 86, т. 11) в своих заключениях.
По мнению суда апелляционной инстанции, учитывая указанные ранее правила, изложенные в решениях английских судов, а также то, что поручитель согласился с внесенными в Кредитное соглашение изменениями, он не может быть освобожден от ответственности.
Между тем, суд апелляционной инстанции полагает довод Банка о том, что в соответствии подпунктами (d) и (g) пункта 3.5 договора Гарантии ответчики согласились на внесение любых изменений как в Кредитное соглашение, так и в договор Гарантии, необоснованным, так как включение в договор указанного пункта, без конкретизации условий, в которые могут быть внесены изменения, нарушает принципы гражданского права, не является добросовестным, возлагает на должников незаконное бремя.
В английском праве, согласно пояснениям специалистов, существует "доктрина сферы действия", согласно которой любое изменение, которое разрешается внести в соответствии с "оговоркой о привилегиях", должно попадать в "сферу действия" гарантии, изменение, находящееся вне "сферы действия" гарантии, может прекратить действие гарантии.
Так, согласно мнению специалиста Александра Райта, вызывает сомнение, что эта доктрина может быть исключена соглашением сторон, и даже, если она может быть исключена, статьи 3.5 (d) и (g) не являются таким исключением. Суд апелляционной инстанции с учетом ранее изложенного, полагает возможным согласиться с мнением указанного специалиста.
Довод ПАО "Оренбургское ХПП" и АО "Троицкий КХП" о том, что письмо от 01.02.2016 ими не подписывалось, следовательно, с учетом внесения существенных изменений в Кредитное соглашение, договор поручительства для них прекратил свое действие, отклоняется судом апелляционной инстанции по следующим основаниям.
Как установлено решением Арбитражного суда Краснодарского края от 04.02.2015, постановлением Пятнадцатого арбитражного апелляционного суда от 03.05.2015, постановлением Арбитражного суда Северо-Кавказского округа по делу N А32-38765/2014, в рамках спорного Кредитного соглашения, в обеспечение исполнения обязательств по Договору гарантии, между Банком с одной стороны и ОАО "Оренбургское ХПП", ОАО "Троицкий КХП" 20.12.2007 были заключены договоры залога.
При этом 28.05.2013 стороны заключили дополнительные соглашения к указанным договорам залога. В дополнительных соглашениях установлена сумма обеспеченных обязательств, которая составила 259 567 990,83 долларов США.
Суды пришли к выводу о том, что на момент заключения дополнительных соглашений задолженность компании по кредитному договору составляла 259 567 990,83 долларов США. Впоследствии по кредитному соглашению продолжали начисляться проценты за пользование кредитом и проценты за просрочку, сумма долга увеличилась до 296 660 152,71 долларов США.
При рассмотрении указанного спора размер задолженности не был опровергнут ответчиками.
Обстоятельства, установленные указанными судебными актами, при рассмотрении настоящего спора, также никем не опровергнуты.
Данные судебные акты в силу положений статьи 69 АПК РФ имеют преюдициальное значение при рассмотрении настоящего спора для ПАО "Оренбургское ХПП", АО "Троицкий КХП".
Учитывая изложенное, а также принимая во внимание то обстоятельство, что при рассмотрении настоящего спора ООО "Троицкая МТС" представляла расчет суммы задолженности, которая, исходя из установленных Кредитным соглашением размеров маржи и процентов без учета изменений, внесенных письмом от 01.02.2010, по состоянию на 05.05.2015 составила 189 917 649,87 руб., апелляционная коллегия приходит к выводу о том, что ПАО "Оренбургское ХПП", АО "Троицкий КХП" были осведомлены об изменениях, внесенных в Кредитное соглашение в части маржи и процентов.
Подписывая дополнительные соглашения к договорам залога и устанавливая размер задолженности, погашение которой обеспечивало заключение таких договоров, указанные ответчики фактически выразили согласие со внесенными в Кредитное соглашение изменениями, что свидетельствует об отсутствии оснований полагать, что Договор гарантии прекратил для них свое действие в связи с тем, что письмо от 01.02.2010 ими не подписывалось.
Довод о том, что подписание письма от 01.02.2010 как соглашения о внесении изменений в Кредитный договор не было одобрено участниками и акционерами ответчиков в установленном Федеральным законом 14-ФЗ от 08.02.1998 "Об обществах с ограниченной ответственностью", Федеральным законом N 208-ФЗ от 26.12.1995 "Об акционерных обществах" порядке, подлежит отклонению, так как указанное основание для признания сделки недействительной является оспоримым, вместе с тем письмо от 01.02.2010 по указанному основанию никем не оспорено, недействительным судом не признано.
Доводы подателей апелляционной жалобы о том, что судом необоснованно не применен срок исковой давности подлежит отклонению по изложенным ранее основаниям.
Доводы о допущенных судом первой инстанции процессуальных нарушениях отклоняются судом апелляционной инстанции, так как все лица, участвующие в деле были извещены о судебном процессе, имели возможность принять участие в судебных заседаниях. Кроме того, ООО "Иволга-Центр" не указало, какие права оно не смогло реализовать в суде первой инстанции, чем нарушено его право на судебную защиту. При этом суд апелляционной инстанции учитывает, что при рассмотрении апелляционных жалоб лица, участвующие в деле, не были лишены возможности заявлять ходатайства, возражения, пользоваться своими процессуальными правами.
При указанных обстоятельствах суд апелляционной инстанции полагает верным вывод суда первой инстанции о наличии оснований для удовлетворения первоначального иска.
Учитывая, что на момент рассмотрения апелляционной жалобы производство по делу N А35-1612/2015 о банкротстве ООО "Сахар Золотухино" завершено, в ЕГРЮЛ внесена запись о ликвидации юридического лица, производство по апелляционной жалобе указанного юридического лица подлежит прекращению, доводы, изложенные в апелляционной жалобе, оценке не подлежат.
Учитывая изложенное, апелляционная коллегия не находит оснований для отмены судебного акта и удовлетворения апелляционных жалоб.
Судебные расходы подлежат распределению в соответствии с положениями статьи 110 АПК РФ.
ООО "Песчаное" на депозит Восемнадцатого арбитражного апелляционного суда внесены денежные средства всего в размере 460 000 руб., из которых 360 000 руб. подлежат перечислению экспертной организации, 100 000 руб. — следует возвратить ответчику.
Руководствуясь статьями 176, 265, 268 — 271 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, арбитражный суд апелляционной инстанции

постановил:

производство по апелляционной жалобе общества с ограниченной ответственностью "Сахар Золотухино" прекратить.
Решение Арбитражного суда Челябинской области от 01.02.2016 по делу N А76-10954/2015 оставить без изменения, апелляционные жалобы акционерного общества "Троицкий комбинат хлебопродуктов", публичного акционерного общества "Оренбургское хлебоприемное предприятие", общества с ограниченной ответственностью "Молоко", общества с ограниченной ответственностью "Новый Урал", общества с ограниченной ответственностью "Нива-1", общества с ограниченной ответственностью "Варненское", общества с ограниченной ответственностью "Троицкая-МТС", общества с ограниченной ответственностью "Иволга-Центр", общества с ограниченной ответственностью "Песчаное" — без удовлетворения.
Возвратить обществу с ограниченной ответственностью "Иволга-Центр" из федерального бюджета 3000 руб. — излишне уплаченную государственную пошлину по чеку-ордеру от 29.02.2016.
Возвратить обществу с ограниченной ответственностью "Песчаное" с депозита Восемнадцатого арбитражного апелляционного суда 100 000 руб., перечисленные для проведения экспертизы.
Постановление может быть обжаловано в порядке кассационного производства в Арбитражный суд Уральского округа в течение двух месяцев со дня его принятия (изготовления в полном объеме) через арбитражный суд первой инстанции.

Председательствующий судья С.В.МАТВЕЕВА

Судьи С.Д.ЕРШОВА Л.В.ЗАБУТЫРИНА