Приговор: По ч. 1 ст. 30, ч. 3 ст. 33, п. п. "ж", "з" ч. 2 ст. 105 УК РФ за приготовление и организацию убийства. Определение ВС РФ: Приговор оставлен без изменения

Кассационное определение Верховного Суда РФ от 26.01.2009 N 47-О08-78

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:
председательствующего Хинкина В.С.,
судей Колесникова Н.А., Колышницына А.С.
рассмотрела в судебном заседании от 26 января 2009 года кассационные жалобы осужденного Олисова А.П., адвоката Секретева В.М. и потерпевшего Д. на приговор Оренбургского областного суда от 14 октября 2008 года, которым
Олисов А.П., <…>
осужден по ст. ст. 30 ч. 1, 33 ч. 3, 105 ч. 2 п. п. "ж", "з" УК РФ с применением ст. 64 УК РФ к 5 годам лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.
Постановлено взыскать с Олисова А.П. в пользу Д. <…> рублей — компенсацию морального вреда и <…> рублей в счет возмещения расходов на представителя.
Заслушав доклад судьи Верховного Суда РФ Колесникова Н.А., объяснение осужденного Олисова А.П., поддержавшего доводы кассационной жалобы, выступление адвоката Секретева В.М. в защиту осужденного, мнение прокурора Шиховой Н.В. об оставлении приговора суда без изменения, судебная коллегия

установила:

Олисов признан виновным и осужден за организацию приготовления к убийству Д. группой лиц по предварительному сговору по найму.
Преступные действия осужденным совершены в <…> в мае 2006 года при обстоятельствах, изложенных в приговоре суда.
В судебном заседании Олисов виновным себя не признал.
В кассационных жалобах:
Осужденный Олисов просит отменить приговор суда, а дело производством прекратить за отсутствием в его действиях состава преступления. Он указывает, что приговор является незаконным и несправедливым. Выводы суда, изложенные в приговоре, не соответствуют фактическим обстоятельствам дела. В основу приговора суд положил противоречивые показания свидетелей, сомнительные данные оперативного мероприятия, проведенного работниками УБОП. Обстоятельства дела всесторонне и полно не исследованы. Путем необоснованного отклонения ходатайств его права на защиту были нарушены. У него не было намерения организовать убийство Д. У него было лишь одно намерение — перевести Д. в колонию-поселение. Для этой цели и были переданы деньги. Его ходатайства о проведении лингвистической и психолого-психиатрической экспертиз судом необоснованно оставлены без удовлетворения. Оперативные мероприятия в отношении него проведены с нарушением закона. Протоколы, полученные в рамках ОРМ, не могут быть положены в основу обвинительного приговора. Показаниям потерпевшего Д. свидетелей Г., М., П. доверять нельзя. Показания Д. не могут быть положены в основу приговора, поскольку они не исследовались в судебном заседании. Его замечания на протокол судебного заседания необоснованно отклонены. Действия его по ст. ст. 30 ч. 1, 33 ч. 3, 105 ч. 2 п. п. "ж", "з" УК РФ квалифицированы неправильно. Назначенное ему наказание не соответствует принципам справедливости и гуманности. Расходы на доверителя и компенсация морального вреда с него взысканы без достаточных оснований.
Адвокат Секретев В.М. в защиту Олисова просит приговор суда отменить, а уголовное дело в отношении Олисова прекратить за отсутствием в его действиях состава преступления. Он указывает, что выводы суда, изложенные в приговоре, не соответствуют фактическим обстоятельствам дела. Приговор постановлен с нарушением уголовно-процессуального Закона, на противоречивых показаниях свидетелей. Суд намеренно признал недопустимым доказательством стенограмму разговора оперативного сотрудника УБОП Г., чтобы не ставить под сомнение показания свидетеля М. Свидетель Д. на предварительном следствии дал показания, которые противоречат другим собранным по делу доказательствам. П. давал противоречивые показания, противоречия судом не устранены. Олисов никакого заказа на убийство не давал он хотел лишь, чтобы Д. отбыл назначенное ему наказание в колонии-поселении, М., П., Д. и Г. оговаривают его с целью самим избежать уголовной ответственности за совершенные в отношении него преступления. По мнению адвоката Секретева В.М., встречи П., Х. Олисова А.П. в ночь с 16 на 17 мая являются провокацией со стороны сотрудников УБОП. Олисов не организовывал заказное убийство Д. следовательно, в его действиях отсутствует состав преступления, предусмотренный ст. ст. 30 ч. 1, 33 ч. 3, 105 ч. 2 п. п. "ж", "з" УК РФ. Суд необоснованно отказал в удовлетворении ходатайства о проведении лингвистической экспертизы, не удовлетворены и другие ходатайства. Оснований для удовлетворения исковых требования Д. у суда не имелось.
Потерпевший Д. просит отменить приговор суда за мягкостью назначенного Олисову наказания. Он ссылается на то, что Олисов виновным себя не признал, пытался доказать в суде, что якобы, я сам организовал инсценировку покушения на себя. Все это делалось для того, чтобы ввести суд в заблуждение. Несмотря на это суд назначил ему наказание с применением ст. 64 УК РФ. Считает, что суд обоснованно взыскал с Олисова компенсацию морального вреда. Когда он (Д.) узнал, что его хотят убить, испытал душевное потрясение.
В возражении на кассационную жалобу потерпевшего Д. осужденный Олисов считает приговор незаконным и необоснованным, подлежащим отмене.
В возражении на кассационные жалобы осужденного Олисова, потерпевшего Д. и адвоката Секретева В.М. государственный обвинитель Комин В.В. просит оставить приговор суда без изменения, а кассационные жалобы — без удовлетворения.
Обсудив доводы кассационных жалоб, возражений на них, проверив материалы дела, судебная коллегия находит приговор суда законным и обоснованным.
Выводы суда о виновности Олисова в преступных действиях, указанных в приговоре суда, основаны на тщательно исследованных в судебном заседании доказательствах, которым дана надлежащая оценка.
Доводы, содержащиеся в кассационных жалобах о том, что Олисов необоснованно привлечен к уголовной ответственности за указанные в приговоре преступные действия, состоятельными признать нельзя.
Из материалов уголовного дела видно, что 3 августа 2003 года в дорожно- транспортном происшествии по вине Д. погибла родная сестра Олисова А.П. — Д.
Испытывая в связи с гибелью сестры к Д. личные неприязненные отношения, действуя из мотивов мести, Олисов А.П. решил организовать его убийство путем найма исполнителей убийства за денежное вознаграждение.
С этой целью, в апреле — мае 2006 года в дневное время в <…> Олисов А.П. встретился с ранее незнакомыми ему П. и Х., которым предложил совершить убийство Д. за денежное вознаграждение в размере <…> рублей.
Получив от них согласие, Олисов А.П. через несколько дней при повторной встрече с Х. в счет оплаты за убийство Д. передал ему <…> рублей, а также представил данные о личности Д. и информацию о его месте нахождения.
Не желая выполнять требования Олисова А.П. об убийстве Д., Х. по указанным Олисовым А.П. данным нашел Д. в <…> и сообщил ему о поступившем от Олисова А.П. заказе на его убийство.
При повторной встрече 16.05.2006 года в городской больнице <…> с Д. — П. и Х. были задержаны сотрудниками УБОП при УВД <…> и согласились принять участие в изобличении организатора преступления.
В ночь с 16 на 17 мая 2006 года П. и Х. сообщили Олисову А.П. о выполнении его заказа и убийстве Д., предоставив в подтверждение лишения жизни его личные вещи и изображение Д. с петлей на шее на фотокамере сотового телефона.
Олисов А.П., полагая, что его заказ на убийство Д. выполнен, передал П. и <…> оставшуюся часть денежного вознаграждения частично в сумме <…> рублей, после чего был задержан сотрудниками милиции.
Свой преступный умысел, направленный на убийство Д. Олисов А.П. не довел до конца по независящим от него причинам, поскольку П. и Х. добровольно отказались от совершения преступления, а также в связи со вмешательством правоохранительных органов.
Вина Олисова А.П. в совершении указанных преступных действий установлена совокупностью доказательств, исследованных в судебном заседании и приведенных в приговоре, а именно: показаниями потерпевшего Д.; показаниями свидетелей М., А., П., Д., Д., С., Э., О., Р., Г.; протоколами осмотра места происшествия от 16, 17, 17, 17 мая 2006 года; протоколами осмотра видеокассет от 16.07.2006 года с видеозаписями разговора от 16.05.2006 года; другими, указанными в приговоре доказательствами.
Нельзя согласиться с доводами, изложенными в кассационных жалобах, о том, что у Олисова не было намерения организовать убийство Д.
Суд пришел к правильному выводу о том, что эти доводы не соответствуют фактическим обстоятельствам, установленным в суде, противоречат имеющимся доказательствам по делу.
Как видно из материалов дела и установлено судом, между потерпевшим Д. и осужденным после гибели в дорожно-транспортном происшествии Д. сложились неприязненные отношения. Из показаний потерпевшего Д. видно, что после дорожно-транспортного происшествия и осуждения его Олисов требовал от него подписать отказ от дочери, в противном случае угрожал сделать его бомжем, посадить в тюрьму, где его убьют, а затем периодически приходил в больницу и также угрожал убийством.
Наличие неприязненных отношений между потерпевшим и осужденным подтвердили в суде свидетели Д., С., О. и Р.
В судебном заседании потерпевший Д. свидетели М., А. подтвердили то обстоятельство, что осужденный имел желание совершить убийство потерпевшего, а свидетель П. подтвердил тот факт, что Олисов обращался к нему с предложением совершить убийство Д., сказал, что заплатит за убийство <…> рублей. В ходе встречи Х. с осужденным передал ему конверт с деньгами в сумме <…> рублей, а также листок с анкетными данными потерпевшего. Впоследствии Олисов неоднократно звонил ему, спрашивал о предпринимаемых мерах.
Из анализа видеозаписи разговора между Д., Х., П. и другими лицами, состоявшегося 16 мая 2006 года по инициативе потерпевшего и контролируемого сотрудниками УБОП при УВД <…> (фонограмма <…>) видно, что Х. и П., не осведомленные о том, что их разговор фиксируется с помощью технических средств, подтвердили поступившее им от Олисова А.П. предложение на убийство Д., о котором ему было сообщено им ранее, в ходе встречи, еще не контролируемой сотрудниками милиции.
Из анализа второй видеозаписи разговора, состоявшегося в ночь на 17 мая 2006 года между Олисовым А.П., Х. и П. (фонограмма <…>) а также из аудиозаписи разговоров, который одновременно с сотрудниками УБОП посредством диктофона контролировался и самим Олисовым А.П. (фонограмма <…>) видно, что Олисову сообщили о выполнении его заказа на убийство Д. Олисов хотя и отрицал какой-либо умысел на убийство Д., но подтвердил, что убийство потерпевшего произошло с его подачи и он готов оплатить <…> рублей из суммы денег, оговоренной ранее, однако после проверки изложенной информации.
Последующие действия Олисова А.П., получившего информацию о совершенном убийстве Д. и доказательства его смерти и выплатившего <…> рублей в счет оплаты за убийство потерпевшего, прямо свидетельствуют о направленности умысла осужденного на лишение жизни Д., а не о направлении потерпевшего для дальнейшего отбывания наказания в местах лишения свободы, как об этом указывается в кассационных жалобах осужденного и адвоката Секретева В.М.
Утверждение в кассационных жалобах о том, что оперативные мероприятия со стороны работников милиции были проведены с нарушением закона, в отношении Олисова имела место провокация, организованная сотрудниками оперативных служб, судом проверялись и обоснованно признаны не соответствующими действительности.
Мероприятия по документированию преступной деятельности Олисова А.П., как установил суд, направленные на лишение жизни Д. проводились сотрудниками УБОП при УВД <…> в рамках Федерального закона "Об оперативно-розыскной деятельности", с соблюдением требований закона.
Оснований ставить под сомнение результаты оперативно-розыскных мероприятий и исключать их из совокупности доказательств у суда не имелось.
Доводы осужденного в кассационной жалобе о том, что показаниям потерпевшего Д., свидетелей Г., М., П. доверять нельзя, поскольку они должны отвечать за фальсификацию уголовного дела против него, состоятельными признать нельзя, так как показания соответствуют фактическим обстоятельствам, установленным в суде, подтверждены другими доказательствами по делу, анализ которых дан в приговоре суда. Кроме того, судом указанным показаниям с точки зрения допустимости и достоверности дана надлежащая оценка.
Поскольку свидетель Д. отказался от дачи показаний в суде, суд в соответствии с требованиями ст. 281 ч. 3 УПК РФ обоснованно огласил его показания на предварительном следствии.
Суд обоснованно отказал стороне защиты в проведении дополнительной фоноскопическо-лингвистической экспертизы, так как у суда не имелось оснований сомневаться в обоснованности выводов уже проведенной в судебном заседании фоноскопической экспертизы. Указанная экспертиза проведена в государственном экспертном учреждении — ЭКЦ УВД <…>, экспертами, имеющими соответствующий стаж экспертной работы. Экспертиза проведена на основании разработанных методик, с использованием соответствующей аппаратуры.
Доводы, содержащиеся в кассационных жалобах, о том, что в отношении Олисова имело место вымогательство денег, а также угрозы в его адрес и в адрес членов семьи, которые им воспринимались реально, в связи с чем он был вынужден выходить на встречу с Х. и П., отдать им <…> рублей, якобы за убийство Д., которые он не заказывал и в убийство которого не верил, несмотря на предъявленные ему вещи потерпевшего, а в последующем и фотографии, с изображением на них, якобы, мертвого Д. судом тщательно проверялись. Суд пришел к правильному выводу о том, что обстоятельств, свидетельствующих о вымогательстве у него денег, угрозе его жизни и здоровью, либо жизни и здоровью членов семьи по делу не установлено.
Нельзя согласиться с доводами кассационной жалобы адвоката Секретева В.М. о том, что суд без достаточных оснований признал недопустимым доказательством стенограмму разговора сотрудника УБОП Г. и свидетеля М., поскольку судом установлено, что аудиозапись разговора проведена с нарушением требований ФЗ "Об оперативно-розыскной деятельности".
Поданные Олисовым А.П. замечания на протокол судебного заседания, рассмотрены председательствующим по делу в соответствии с требованиями ст. 260 УПК РФ. По результатам рассмотрения замечаний вынесено постановление, которым замечания на протокол судебного заседания обоснованно отклонены.
Гражданские иски потерпевшего Д. о компенсации морального вреда и возмещении расходов на представителя рассмотрены судом с соблюдением требований ст. ст. 151, 1099 — 1101 ГК РФ и ст. ст. 131, 132 УПК РФ. Оснований для отмены приговора в этой части, как об этом указывается в кассационной жалобе осужденного Олисова А.П., судебная коллегия не находит.
Психическое состояние Олисова А.П. судом исследовалось, оснований для проведения повторной психолого-психиатрической экспертизы в отношении него не имеется.
Согласно заключению комиссионной судебно-психиатрической экспертизы N <…> от 31.10.2007 года Олисов А.П. каким-либо хроническим психическим расстройством, слабоумием или иным болезненным состоянием психики не страдал в период, относящийся к инкриминируемому ему деянию, и не страдает в настоящее время, поэтому он мог в период, относящийся к инкриминируемому ему деянию и может в настоящее время осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий и руководить ими. В настоящее время по психическому состоянию Олисов А.П. в принудительном лечении не нуждается. В период следственных действий Олисов А.П. перенес реактивное состояние с депрессивным синдромом, по поводу которого проходил принудительное лечение и которое к августу 2007 года полностью редуцировалось.
Суд всесторонне, полно и объективно исследовав имеющиеся доказательства по делу, оценив их, пришел к правильному выводу о доказанности вины Олисова А.П. в содеянном.
Правовая оценка его преступным действиям дана правильно, квалификация содеянного им в приговоре мотивирована.
Оснований для отмены приговора за мягкостью назначенной меры наказания Олисову А.П. и за нарушением требований уголовно-процессуального законодательства, как об этом ставятся вопросы в кассационных жалобах потерпевшего Д., осужденного Олисова А.П. и адвоката Секретева В.М., не имеется.
Мера наказания осужденному назначена в соответствии с требованиями ст. 60 УК РФ, с учетом характера и степени общественной опасности совершенного преступления, обстоятельств дела, смягчающих наказание, и данных о личности.
Назначая Олисову А.П. наказание с применением ст. 64 УК РФ, суд учел, что ранее он не судим, характеризуется положительно, наличие на иждивении несовершеннолетнего ребенка, его состояние здоровья, а также данные, характеризующие его личность, отсутствие по делу отягчающих наказание обстоятельств.
На основании изложенного и руководствуясь ст. ст. 377, 378, 388 УПК РФ, судебная коллегия

определила:

Приговор Оренбургского областного суда от 14 октября 2008 года в отношении Олисова А.П. оставить без изменения, а кассационные жалобы осужденного Олисова А.П., адвоката Секретева В.М. и потерпевшего Д. — без удовлетворения.

Председательствующий В.С.ХИНКИН

Судьи Н.А.КОЛЕСНИКОВ Н.А.КОЛЫШНИЦЫН