Требование: О признании незаконным решения об отказе в назначении досрочной трудовой пенсии по старости, обязании включить в специальный трудовой стаж, дающий право на досрочное назначение трудовой пенсии по старости, периоды работы, признании права на досрочное назначение трудовой пенсии по старости

Обстоятельства: По мнению истца, он имеет право на назначение досрочной трудовой пенсии по старости, так как в спорные периоды осуществлял лечебную деятельность в учреждении здравоохранения.
Решение: В удовлетворении требования отказано, поскольку частные предприятия, в которых работал истец в спорные периоды, по своей организационно-правовой форме являются коммерческими организациями, созданными для целей извлечения прибыли, и не могут быть отнесены к учреждениям здравоохранения.

Определение Верховного Суда РФ от 26.10.2015 N 19-КГ15-19

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации в составе
председательствующего Пчелинцевой Л.М.,
судей Гуляевой Г.А., Фролкиной С.В.
рассмотрела в открытом судебном заседании 26 октября 2015 г. гражданское дело по иску Бобыревой Л.Г. к Государственному учреждению — Управлению Пенсионного фонда Российской Федерации по г. Георгиевску и Георгиевскому району Ставропольского края об оспаривании решения об отказе в назначении пенсии и признании права на досрочное назначение пенсии
по кассационной жалобе начальника Государственного учреждения — Управления Пенсионного фонда Российской Федерации по г. Георгиевску и Георгиевскому району Ставропольского края Шершнева И.М. на решение Георгиевского городского суда Ставропольского края от 17 июля 2014 г. и апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Ставропольского краевого суда от 23 декабря 2014 г., которыми заявленные исковые требования удовлетворены.
Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Гуляевой Г.А., выслушав возражения на кассационную жалобу представителя истца Бобыревой Л.Г. — адвоката Симаченко Р.Г.,
Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

установила:

Бобырева Л.Г. обратилась в суд с иском к Государственному учреждению — Управлению Пенсионного фонда Российской Федерации по г. Георгиевску и Георгиевскому району Ставропольского края (далее — ГУ — УПФ РФ по г. Георгиевску и Георгиевскому району Ставропольского края) о признании незаконным решения об отказе в назначении досрочной трудовой пенсии по старости, обязании включить в специальный трудовой стаж, дающий право на досрочное назначение трудовой пенсии по старости, периоды работы, признании права на досрочное назначение трудовой пенсии по старости с 8 ноября 2013 г.
В обоснование исковых требований Бобырева Л.Г. указала, что решением комиссии ГУ — УПФ РФ по г. Георгиевску и Георгиевскому району Ставропольского края от 24 января 2014 г. ей отказано в назначении досрочной трудовой пенсии по старости, при этом в специальный трудовой стаж не включены периоды работы в должности врача-стоматолога стоматологического кабинета частного предприятия "<…>" с 25 августа 1992 г. по 16 ноября 1997 г., в должности врача-стоматолога стоматологического кабинета ООО "<…>" с 17 ноября 1997 г. по 4 января 2004 г., в должности врача-стоматолога, ортопеда-стоматолога ООО "<…>" с 5 января 2004 г. по 8 ноября 2013 г.
По мнению Бобыревой Л.Г., она имеет право на назначение досрочной трудовой пенсии по старости, поскольку в оспариваемые периоды осуществляла лечебную деятельность в учреждении здравоохранения.
Представитель ответчика исковые требования не признал.
Решением Георгиевского городского суда Ставропольского края от 17 июля 2014 г. исковые требования Бобыревой Л.Г. удовлетворены. Суд признал незаконным решение комиссии по пенсионным вопросам ГУ — УПФ РФ по г. Георгиевску и Георгиевскому району Ставропольского края от 24 января 2014 г. в части отказа Бобыревой Л.Г. в назначении досрочной трудовой пенсии и невключения в трудовой стаж периодов ее работы с 25 августа 1992 г. по 16 ноября 1997 г. в должности врача-стоматолога кабинета частного предприятия "<…>", с 17 ноября 1997 г. по 4 января 2004 г. в должности врача-стоматолога стоматологического кабинета ООО "<…>", с 5 января 2004 г. по 8 ноября 2013 г. в должности врача-стоматолога, ортопеда-стоматолога ООО "<…>", возложил на ответчика обязанность включить указанные периоды работы истца в специальный стаж для досрочного назначения трудовой пенсии по старости и назначить ей досрочную трудовую пенсию по старости с 8 ноября 2013 г.
Апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Ставропольского краевого суда от 23 декабря 2014 г. указанное решение суда первой инстанции оставлено без изменения.
Начальник ГУ — УПФ РФ по г. Георгиевску и Георгиевскому району Ставропольского края Шершнев И.М. обратился в Верховный Суд Российской Федерации с кассационной жалобой, в которой поставил вопрос о передаче жалобы с делом для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации для отмены указанных судебных постановлений.
По результатам изучения доводов кассационной жалобы начальника ГУ — УПФ РФ по г. Георгиевску и Георгиевскому району Ставропольского края 9 июня 2015 г. судьей Верховного Суда Российской Федерации Гуляевой Г.А. дело было истребовано в Верховный Суд Российской Федерации, и ее же определением от 4 сентября 2015 г. кассационная жалоба с делом передана для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации.
Истец Бобырева Л.Г. и представитель ответчика — ГУ — УПФ РФ по г. Георгиевску и Георгиевскому району Ставропольского края, надлежащим образом извещенные о времени и месте рассмотрения дела в кассационном порядке, в судебное заседание суда кассационной инстанции не явились, представитель ГУ — УПФ РФ по г. Георгиевску и Георгиевскому району Ставропольского края направил в суд кассационной инстанции заявление о рассмотрении дела в его отсутствие, в связи с чем Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации, руководствуясь статьей 385 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, считает возможным рассмотреть дело в отсутствие сторон по делу.
Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы и возражения на нее, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит жалобу подлежащей удовлетворению.
Основаниями для отмены или изменения судебных постановлений в кассационном порядке являются существенные нарушения норм материального права или норм процессуального права, которые повлияли на исход дела и без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав, свобод и законных интересов, а также защита охраняемых законом публичных интересов (статья 387 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации).
Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации приходит к выводу о том, что при рассмотрении настоящего дела судом были допущены такого рода существенные нарушения норм права, выразившиеся в следующем.
Судом установлено, что решением ГУ — УПФ РФ по г. Георгиевску и Георгиевскому району Ставропольского края от 24 января 2014 г. Бобыревой Л.Г. отказано в назначении досрочной трудовой пенсии по старости, при этом в специальный трудовой стаж не включены периоды ее работы с 25 августа 1992 г. по 16 ноября 1997 г. в должности врача-стоматолога кабинета частного предприятия "<…>", с 17 ноября 1997 г. по 4 января 2004 г. в должности врача-стоматолога стоматологического кабинета ООО "<…>", с 5 января 2004 г. по 8 ноября 2013 г. в должности врача-стоматолога, ортопеда-стоматолога в ООО "<…>".
Полагая указанное решение ГУ — УПФ РФ по г. Георгиевску и Георгиевскому району Ставропольского края нарушающим ее права, Бобырева Л.Г. обратилась в суд с иском о признании данного решения незаконным и признании за ней права на досрочное назначение трудовой пенсии по старости в связи с осуществлением лечебной и иной деятельности по охране здоровья населения.
Разрешая спор и удовлетворяя исковые требования Бобыревой Л.Г., суд исходил из того, что Бобырева Л.Г., в период работы в частном предприятии "<…>", а также в ООО "<…>" в должности врача-стоматолога и ортопеда-стоматолога, осуществляла лечебную деятельность по охране здоровья населения путем оказания гражданам медицинской помощи в области стоматологии, при этом характер, нагрузка, специфика и условия осуществляемой Бобыревой Л.Г. работы, функциональные обязанности по занимаемым ею должностям тождественны должности врача-стоматолога и врача стоматолога-ортопеда в учреждении здравоохранения, предусмотренном Списком работ, профессий, должностей, специальностей и учреждений, утвержденным постановлением Правительства Российской Федерации от 29 октября 2002 г. N 781, с учетом которых досрочно назначается трудовая пенсия по старости в соответствии со статьей 27 Федерального закона от 17 декабря 2001 г. N 173-ФЗ "О трудовых пенсиях в Российской Федерации".
Полагая, что у Бобыревой Л.Г. имеется необходимый специальный стаж для назначения досрочной трудовой пенсии по старости в связи с осуществлением лечебной деятельности и иной деятельности по охране здоровья населения с учетом включения в ее специальный стаж указанных выше спорных периодов работы, суд первой инстанции пришел к выводу о признании за ней права на назначение досрочной трудовой пенсии по старости с 8 ноября 2013 г.
С данным выводом суда первой инстанции согласилась судебная коллегия по гражданским делам Ставропольского краевого суда.
С таким выводом судов первой и апелляционной инстанций Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации согласиться не может, поскольку он не основан на подлежащих применению к спорным отношениям нормах материального права.
В соответствии с подпунктом 20 пункта 1 статьи 27 Федерального закона от 17 декабря 2001 г. N 173-ФЗ "О трудовых пенсиях в Российской Федерации", действовавшего на момент возникновения спорных отношений, трудовая пенсия по старости назначается ранее достижения возраста, установленного статьей 7 данного федерального закона, лицам, осуществлявшим лечебную и иную деятельность по охране здоровья населения в учреждениях здравоохранения не менее 25 лет в сельской местности и поселках городского типа и не менее 30 лет в городах, сельской местности и поселках городского типа либо только в городах, независимо от их возраста.
Пунктом 2 статьи 27 указанного закона предусмотрено, что списки соответствующих работ, производств, профессий, должностей, специальностей и учреждений (организаций), с учетом которых назначается трудовая пенсия по старости в соответствии с пунктом 1 статьи 27, правила исчисления периодов работы (деятельности) и назначения указанной пенсии при необходимости утверждаются Правительством Российской Федерации.
Пунктом 2 постановления Правительства Российской Федерации от 29 октября 2002 г. N 781 "О списках работ, профессий, должностей, специальностей и учреждений, с учетом которых досрочно назначается трудовая пенсия по старости в соответствии со статьей 27 Федерального закона от 17 декабря 2001 г. N 173-ФЗ "О трудовых пенсиях в Российской Федерации", и об утверждении Правил исчисления периодов работы, дающей право на досрочное назначение трудовой пенсии по старости в соответствии со статьей 27 Федерального закона от 17 декабря 2001 г. N 173-ФЗ "О трудовых пенсиях в Российской Федерации" утвержден Список должностей и учреждений, работа в которых засчитывается в стаж работы, дающей право на досрочное назначение трудовой пенсии по старости лицам, осуществлявшим лечебную и иную деятельность по охране здоровья населения в учреждениях здравоохранения, в соответствии с подпунктом 20 пункта 1 статьи 27 Федерального закона "О трудовых пенсиях в Российской Федерации".
В соответствии с разделом "Наименование должностей" названного списка право на досрочную трудовую пенсию по старости предоставлено врачам-специалистам всех наименований, работающим в учреждениях, перечисленных в указанном списке в разделе "Наименование учреждений".
Согласно разъяснениям, содержащимся в пункте 17 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 11 декабря 2012 г. N 30 "О практике рассмотрения судами дел, связанных с реализацией прав граждан на трудовые пенсии", при разрешении споров, возникших в связи с включением в стаж, дающий право на досрочное назначение трудовой пенсии по старости лицам, осуществлявшим педагогическую или лечебную и иную деятельность по охране здоровья населения, периодов работы в организациях, не относящихся по своей организационно-правовой форме к учреждениям, судам следует иметь в виду, что в силу подпунктов 19 и 20 пункта 1 статьи 27 Федерального закона от 17 декабря 2001 г. N 173-ФЗ "О трудовых пенсиях в Российской Федерации" право на досрочное назначение трудовой пенсии по старости в связи с педагогической и лечебной деятельностью предоставляется исключительно работникам учреждений. Исходя из пункта 2 статьи 120 Гражданского кодекса Российской Федерации учреждение может быть создано гражданином или юридическим лицом (частное учреждение) либо соответственно Российской Федерацией, субъектом Российской Федерации, муниципальным образованием (государственное или муниципальное учреждение). При этом форма собственности (государственная, муниципальная, частная) учреждений в данном случае правового значения не имеет.
Пунктом 1 статьи 120 Гражданского кодекса Российской Федерации (в редакции, действовавшей на момент возникновения спорных отношений) учреждением признается некоммерческая организация, созданная собственником для осуществления управленческих, социально-культурных или иных функций некоммерческого характера.
Судом установлено, что Бобырева Л.Г. в период с 25 августа 1992 г. по 16 ноября 1997 г. работала в должности врача-стоматолога кабинета частного предприятия "<…>", с 17 ноября 1997 г. по 4 января 2004 г. в должности врача-стоматолога стоматологического кабинета ООО "<…>", с 5 января 2004 г. по 8 ноября 2013 г. в должности врача-стоматолога, ортопеда-стоматолога в ООО "<…>".
Согласно учредительным документам ООО "<…>", образованного 17 ноября 1997 г. в результате реорганизации частного предприятия "<…>", общество создается с целью насыщения рынка товаров и услуг и извлечения на этой основе прибыли для удовлетворения социальных и экономических интересов Учредителя, а также для осуществления хозяйственной деятельности в целях удовлетворения общественных потребностей в его продукции, товарах, работах, услугах и реализации на основе полученной прибыли экономических интересов участников и членов трудового коллектива (т. 1, л.д. 14 — 15, л.д. 18 — 25, л.д. 26 — 33)
Из приведенных положений учредительных документов следует, что основной целью деятельности частного предприятия "<…>" и ООО "<…>" является извлечение прибыли, в связи с чем в силу пункта 1 статьи 50 Гражданского кодекса Российской Федерации названные организации являются коммерческими.
Принимая решение об удовлетворении требований Бобыревой Л.Г. об обязании ответчика включить в специальный стаж для досрочного назначения пенсии по старости периоды ее работы в должностях врача-стоматолога, ортопеда-стоматолога в частном предприятии "<…>" и в ООО "<…>", суд пришел к выводу о том, что ее должностные обязанности по занимаемым должностям тождественны должностным обязанностям врача-стоматолога и врача стоматолога-ортопеда стоматологической поликлиники государственного автономного учреждения здравоохранения Ставропольского края <…> стоматологическая поликлиника".
Между тем, исходя из приведенного выше правового регулирования отношений, связанных с включением в стаж, дающий право на досрочное назначение трудовой пенсии по старости лицам, осуществлявшим лечебную и иную деятельность по охране здоровья населения, у суда отсутствовали предусмотренные законом основания для включения в специальный стаж Бобыревой Л.Г. для досрочного назначения пенсии по старости периодов ее работы в названных должностях, поскольку частное предприятие "<…>" и ООО "<…>" по своей организационно-правовой форме являются коммерческими организациями, созданными для целей извлечения прибыли, и не могут быть отнесены к учреждениям здравоохранения, поименованным в пункте 2 раздела "Наименование учреждений" Списка должностей и учреждений, утвержденного постановлением Правительства Российской Федерации от 29 октября 2002 г. N 781, работа в которых засчитывается в стаж работы, дающей право на досрочное назначение трудовой пенсии по старости лицам, осуществляющим лечебную и иную деятельность по охране здоровья населения в учреждениях здравоохранения, в соответствии с подпунктом 20 пункта 1 статьи 27 Федерального закона от 17 декабря 2001 г. N 173-ФЗ "О трудовых пенсиях в Российской Федерации".
Таким образом, ввиду отсутствия правовых оснований для включения в специальный стаж Бобыревой Л.Г. периодов ее работы в должностях врача-стоматолога стоматологического кабинета частного предприятия "<…>", врача-стоматолога стоматологического кабинета ООО "<…>", врача-стоматолога и ортопеда-стоматолога в ООО "<…>" для досрочного назначения трудовой пенсии по старости вывод суда о признании за ней права на назначение досрочной трудовой пенсии по старости в связи с осуществлением лечебной и иной деятельности по охране здоровья населения является неправомерным.
Учитывая изложенное, решение суда первой инстанции и определение суда апелляционной инстанции, оставившее его без изменения, нельзя признать законными. Они приняты с существенными нарушениями норм материального права, повлиявшими на исход дела, без их устранения невозможна защита нарушенных прав и законных интересов заявителя, что согласно статье 387 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации является основанием для отмены обжалуемых судебных постановлений.
Поскольку обстоятельства, имеющие значение для правильного рассмотрения и разрешения дела, судом первой инстанции установлены, однако судебными инстанциями неправильно применены нормы материального права, регулирующие спорные отношения, Судебная коллегия находит возможным, отменяя судебные постановления и не передавая дело на новое рассмотрение, принять новое решение, которым в удовлетворении исковых требований Бобыревой Л.Г. отказать.
Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации, руководствуясь статьями 387, 388, 390 ГПК РФ,

определила:

решение Георгиевского городского суда Ставропольского края от 17 июля 2014 г. и апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Ставропольского краевого суда от 23 декабря 2014 г. отменить.
Принять по делу новое решение, которым в удовлетворении иска Бобыревой Л.Г. к Государственному учреждению — Управлению Пенсионного фонда Российской Федерации по г. Георгиевску и Георгиевскому району Ставропольского края об оспаривании решения об отказе в назначении пенсии и признании права на досрочное назначение пенсии отказать.