Приговор по уголовному делу о краже, убийстве оставлен без изменения, так как при назначении наказания требования закона об индивидуализации наказания, учете характера и степени общественной опасности содеянного, данных о личности, всех обстоятельств дела соблюдены

Определение Верховного Суда РФ от 15.01.2009 N 66-О08-136

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:
председательствующего Червоткина А.С.
судей Чакар Р.С., Фроловой Л.Г.
рассмотрела в судебном заседании от 15 января 2009 года кассационные жалобы осужденного М.И., защитника Черемных В.В. на приговор Иркутского областного суда от 28 октября 2008 года, которым
М.И., <…>, с неполным средним образованием,
осужден по п. "в" ч. 2 ст. 158 УК РФ к 3 годам лишения свободы, по п. "к" ч. 2 ст. 105 УК РФ к 14 годам лишения свободы. На основании ч. 3 ст. 69 УК РФ путем частичного сложения наказаний по совокупности преступлений окончательно назначено 16 лет лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии строгого режима.
М.И. признан виновным и осужден за кражу, совершенную с причинением значительного ущерба гражданину, убийство с целью скрыть другое преступление.
Преступления совершены 3 ноября 2007 года вблизи поселка Новожилкино при установленных судом обстоятельствах.
Заслушав доклад судьи Чакар Р.С., мнение прокурора Модестовой А.А., полагавшей оставить приговор без изменения, судебная коллегия,

установила:

в кассационных жалобах:
Осужденный М.И. просит отменить приговор, направить дело на новое рассмотрение. Он не убивал потерпевшую, на следствии оговорил себя и брата. На предварительном следствии давал показания под воздействием со стороны сокамерников, которые применяли к нему насилие. При рассмотрении дела был введен в заблуждение защитниками, которые посоветовали ему подтвердить эти показания. В дополнениях к жалобе указывает, что место происшествия и вещественные доказательства тщательно не обследованы, не проведено и тщательное расследование обстоятельств происшествия. Не согласен с выводами экспертизы по исследованию пятен крови на одежде.
Защитник Черемных В.В. в интересах осужденного М.И. просит отменить приговор, направить дело на новое рассмотрение. Полагает, что вина его подзащитного в убийстве потерпевшей не доказана. Ставит под сомнение показания свидетелей С., Б.А., Р., недопустимы показания свидетелей, которые узнали о происшествии со слов невменяемого брата осужденного. На месте происшествия и на одежде М.И. не обнаружено следов, подтверждающих его причастность к убийству.
В возражении на доводы кассационной жалобы осужденного и дополнений к ней государственный обвинитель Перевалова Т.Н. выражает свое несогласие с ними, просит оставить жалобу без удовлетворения.
Проверив материалы, обсудив доводы кассационной жалобы и возражения, судебная коллегия находит приговор законным и обоснованным, а доводы кассационных жалоб — несостоятельными по следующим основаниям.
Вопреки доводам кассационной жалобы осужденного и его защитника, виновность М.И. в совершении преступлений подтверждается совокупностью исследованных в судебном заседании доказательств, получивших свою оценку и приведенных в приговоре. В числе этих доказательств показания М.И., данные им на предварительном следствии при допросах с участием защитника, в которых он излагает обстоятельства кражи коров, причину и способ убийства потерпевшей.
Доводы М.И. о том, что он давал показания на предварительном следствии под воздействием со стороны содержавшихся с ним вместе в одной камере лиц, проверены и обоснованно признаны несостоятельными, так как они опровергаются материалами проверки, показаниями свидетелей.
Доводы осужденного о том, что он был введен в заблуждение защитниками, поэтому оговорил брата и себя, нельзя признать состоятельными с учетом того, что в судебном заседании М.И. об этом не заявлял, ссылаясь только на то, что показания давал под влиянием других лиц, содержавшихся с ним в одной камере, защитнику об этом не говорил, давал показания в его присутствии.
Показаниями свидетелей Р., К.О., которые содержались с М.И. в одной камере и правильность чьих показаний он подтвердил в судебном заседании, как и отсутствие у этих свидетелей оснований к его оговору, а также показаниями свидетелей Д., А., Б.А., которым в силу служебного положения известны обстоятельства задержания и проведения следственных действий по уголовному делу, постановлением об отказе в возбуждении уголовного дела, эти доводы опровергаются, в связи с чем подтвержденные другими доказательствами показания М.И. об обстоятельствах совершения кражи коров и убийства потерпевшей обоснованно признаны достоверными.
В числе этих доказательств показания свидетеля С., видевшего недалеко от школы М.В., трех коров, потерпевшую М.Л., затем на свалке загоревшийся зарод соломы, от которого отъехала автомашина светло-кофейного цвета, показаний свидетелей К.Н., К.А., Н., подробный анализ которых приведен в приговоре с их оценкой, а также содержание адресованной М.И. брату записки, написание которой он не отрицал, в которой он просит его изменить показания и сказать, что бил молотком по голове он, а М.И. к этому вообще не причастен, так будет лучше для них обоих.
Указанные доказательства в совокупности с выводами судебно-медицинской, судебно-биологической экспертизы, данными протоколов осмотра места происшествия, выемки, осмотра вещественных доказательств, опознания подтверждают правильность выводов суда о совершении М.И. кражи коров и убийстве потерпевшей с целью скрыть преступление.
Достоверность показаний свидетелей сомнений не вызывает, вопреки доводам защитника, который не приводит в жалобе обстоятельств, подлежащих проверке, при ссылке на сомнительность показаний свидетеля С., Б.А., тогда как в жалобе фактически переоцениваются показания указанных свидетелей.
При таких обстоятельствах доводы об отсутствии следов преступления на месте происшествия и на одежде осужденного в подтверждение отсутствия доказательств виновности М.И. нельзя признать состоятельными.
Кроме того, указанный довод приведен без учета обнаружения на куртке М.И. пятна крови, не исключающейся происхождением от потерпевшей.
Доводы о несогласии с выводами заключения экспертизы по вещественным доказательствам нельзя признать состоятельными, так как все экспертные исследования по делу проведены с соблюдением уголовно-процессуального закона, результаты их проверены в судебном заседании, обоснованность выводов экспертиз не вызывает сомнений, как и квалификация экспертов.
Доводы о том, что по делу не проведено тщательное его расследование, место происшествия и вещественные доказательства тщательно не исследованы, опровергаются материалами дела, из которых следует, что проводился как осмотр места происшествия, так и дополнительный осмотр места происшествия, вещественные доказательства проверены на предмет обнаружения на них следов преступления, результаты экспертных исследований получили свою оценку в приговоре.
Показания свидетелей Б.М., М.Г., содержание которых оспаривается защитником, исследованы судом по ходатайству государственного обвинителя с согласия сторон, ходатайств об исключении их из числа доказательств не было заявлено, кроме того, по данному уголовному делу решался вопрос о применении принудительных мер медицинского характера к М.В., чья личность исследовалась в судебном заседании.
Действия осужденного квалифицированы в соответствии с установленными фактическими обстоятельствами дела, оснований к изменению правовой оценки содеянного не имеется.
При назначении наказания требования закона об индивидуализации наказания, учете характера и степени общественной опасности содеянного, данных о личности, всех обстоятельств дела, соблюдены.
Назначенное М.И. наказание является справедливым, оснований к его смягчению не установлено.
Нарушений уголовно-процессуального закона, влекущих отмену или изменение приговора, не усматривается.
Руководствуясь ст. 377, 378, 388 УПК РФ, судебная коллегия

определила:

приговор Иркутского областного суда от 28 октября 2008 года в отношении М.И. оставить без изменения, кассационные жалобы — без удовлетворения.