Дело по иску об обязании демонтировать вывеску с фасада здания и произвести ремонт мест ее закрепления передано для пересмотра в порядке надзора, так как право хозяйственного ведения на здание у истца не возникло, поскольку факт передачи здания присоединенным юридическим лицом реорганизованному сам по себе не порождает у последнего права на установку вывески, в связи с чем у суда не имелось оснований для удовлетворения иска, так как истец не является заинтересованным лицом в смысле статьи 4 АПК РФ

Определение ВАС РФ от 10.12.2008 N 13750/08 по делу N А55-17555/2007

Высший Арбитражный Суд Российской Федерации в составе председательствующего судьи Хачикяна А.М., судей Подъячева И.А., Тимофеева В.В., рассмотрел в судебном заседании заявление закрытого акционерного общества "Автосалон АРГО" о пересмотре в порядке надзора постановления Федерального арбитражного суда Поволжского округа от 10.07.2008 по делу Арбитражного суда Самарской области N А55-17555/2007,

установил:

Федеральное государственное унитарное предприятие "9 центральный автомобильный ремонтный завод" Минобороны России (далее — ФГУП "9 ЦАРЗ") обратилось в Арбитражный суд Самарской области с иском к закрытому акционерному обществу "Автосалон АРГО" (далее — общество) об обязании демонтировать вывеску с названием общества, расположенную на фасаде здания по адресу: г. Самара, пр. Масленникова, 4, и произвести ремонт мест ее закрепления.
Полагая, что указанное здание принадлежит ему на праве хозяйственного ведения, и указанные действия общества по размещению вывески нарушают его права и не соответствуют действующему законодательству, истец ссылается на Предписание от 03.10.2007 N 52 Государственной инспекции труда по Самарской области, согласно которому вывеска закрывает световые проемы на рабочих местах в находящейся на 2-м этаже здания столовой, вследствие чего не обеспечивается коэффициент естественной освещенности.
Решением Арбитражного суда Самарской области от 03.03.2008 по делу N А55-17555/2007 в иске отказано.
В апелляционном порядке законность решения не проверялась.
Постановлением Федерального арбитражного суда Поволжского округа от 10.07.2008 решение отменено, иск удовлетворен.
Рассмотрев материалы дела, суд приходит к выводу о наличии оснований для передачи дела в Президиум Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации.
Из материалов дела следует, что в 1994 г. здание первоначально было закреплено на праве хозяйственного ведения не за истцом — ФГУП "9 ЦАРЗ", а за другим предприятием — Федеральным государственным унитарным предприятием "16 центральный автомобильный ремонтный завод" Минобороны России (далее — ФГУП "16 ЦАРЗ").
В соответствии с пунктом 1 статьи 6 Федерального закона от 21.07.1997 N 122-ФЗ "О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним" (далее — Закон) право хозяйственного ведения ФГУП "16 ЦАРЗ" юридически действительно и при отсутствии его государственной регистрации как возникшее до момента вступления в силу указанного Закона.
Впоследствии произошла реорганизация указанных лиц в форме присоединения ФГУП "16 ЦАРЗ" к ФГУП "9 ЦАРЗ", здание в числе прочего имущества было передано по передаточному акту от 02.05.2006.
Между тем, реорганизация юридического лица является сделкой в смысле статьи 153 Гражданского кодекса Российской Федерации.
Таким образом, основанием приобретения права ФГУП "9 ЦАРЗ" является сделка, совершенная после момента вступления указанного Закона в силу, следовательно, ранее возникшим правом в смысле пункта 1 статьи 6 Закона, государственная регистрация которого проводится по желанию обладателя, право ФГУП "9 ЦАРЗ" не является.
Как следует из пункта 2 статьи 6 Закона, государственная регистрация возникшего до введения в действие настоящего Федерального закона права на объект недвижимого имущества требуется при государственной регистрации возникших после введения в действие настоящего Федерального закона перехода данного права, его ограничения (обременения) или совершенной после введения в действие настоящего Федерального закона сделки с объектом недвижимого имущества.
Согласно статье 4 Закона, права на недвижимое имущество, правоустанавливающие документы на которое оформлены после введения в действие настоящего Федерального закона, подлежат обязательной государственной регистрации. Государственной регистрации подлежат права собственности и другие вещные права на недвижимое имущество.
В соответствии с пунктом 1 статьи 299 Гражданского кодекса Российской Федерации право хозяйственного ведения имуществом, в отношении которого собственником принято решение о закреплении за унитарным предприятием, возникает у этого предприятия с момента передачи имущества, если иное не установлено законом и иными правовыми актами или решением собственника.
В силу пункта 2 статьи 8 ГК РФ права на имущество, подлежащее государственной регистрации, возникают с момента регистрации соответствующих прав на него.
Согласно пункту 1 статьи 131 ГК РФ право собственности и другие вещные права на недвижимые вещи, ограничения этих прав, их возникновение, переход и прекращение подлежат государственной регистрации. Регистрации подлежит в том числе право хозяйственного ведения и его переход.
Таким образом, из содержания вышеприведенных правовых норм усматривается, что право хозяйственного ведения возникает у предприятия на движимое имущество с момента передачи вещи, а на недвижимое имущество — с момента государственной регистрации этого права.
Между тем, в материалах дела отсутствуют сведения как о государственной регистрации первичного права хозяйственного ведения в связи с реорганизацией предприятия, так и его перехода к истцу. Истец указанные факты не оспаривает.
Следовательно, право хозяйственного ведения на здание у истца не возникло, на что обоснованно указал суд первой инстанции, поскольку факт передачи недвижимости присоединенным юридическим лицом реорганизованному по передаточному акту сам по себе не порождает у последнего права на нее.
При таких обстоятельствах у кассационного суда не имелось правовых оснований для удовлетворения исковых требований, поскольку истец не является заинтересованным лицом в смысле статьи 4 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.
Указанный мотив являлся достаточным для отклонения настоящего иска как предъявленного ненадлежащим истцом, иные доводы оценке не подлежали.
Высший Арбитражный Суд Российской Федерации также отмечает, что в материалах дела отсутствуют доказательства исключения присоединенного лица — ФГУП "16 ЦАРЗ" — из Единого государственного реестра юридических лиц. Между тем, в соответствии с пунктом 4 статьи 57 Гражданского кодекса Российской Федерации, при реорганизации юридического лица в форме присоединения к нему другого юридического лица первое из них считается реорганизованным с момента внесения в Единый государственный реестр юридических лиц записи о прекращении деятельности присоединенного юридического лица.
Высший Арбитражный Суд Российской Федерации не может оставить без внимания также и то обстоятельство, что судами неправильно определены характер спорного правоотношения между сторонами (предприятием и обществом) и подлежащее применению законодательство, а также обстоятельства, имеющие значение для правильного рассмотрения дела.
Как разъяснил Президиум Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации в пункте 1 Информационного письма от 11 января 2002 г. N 66 "Обзор практики разрешения споров, связанных с арендой", договор между собственником здания и другим лицом, на основании которого последнее использует отдельный конструктивный элемент этого здания для рекламных целей, не является договором аренды.
Предметом такого договора является предоставление лицу возможности на возмездной основе размещать рекламу на конструктивном элементе здания. Такой договор не противоречит ГК РФ, отношения сторон регулируются общими положениями об обязательствах и договорах, а также условиями самого договора.
В материалах дела имеется письмо ФГУП "16 ЦАРЗ" от 13.04.2005 N 414 в Департамент строительства и архитектуры администрации г. Самары, в котором предприятие дает разрешение обществу на установку вывески на фасаде здания. После того, как Департаментом было дано соответствующее разрешение, вывеска была обществом размещена.
Суды не учли, что ввиду пункта 1 статьи 162 Гражданского кодекса Российской Федерации несоблюдение письменной формы договора не лишает его юридической силы.
Несмотря на то, что в требуемой подпунктом 1 пункта 1 статьи 161 Гражданского кодекса Российской Федерации простой письменной форме договор между предприятием и обществом заключен не был, это не лишает общество права ссылаться в подтверждение совершения сделки и ее условий на письменные и другие доказательства, за исключением свидетельских показаний.
Между тем, предмет договора — размещение вывески общества на фасаде определенного здания — сторонами, фактически, был согласован. У сторон не возникло разногласий по предмету договора, и они сочли возможным приступить к его исполнению. До Предписания от 03.10.2007 N 52 Государственной инспекции труда по Самарской области об устранении нарушения норм естественной освещенности, то есть в течение более 2-х лет, взаимные претензии у сторон отсутствовали: разногласия появились не в связи с несогласованием условий договора, а в связи с указанным предписанием.
Вышеуказанным обстоятельствам в аспекте наличия между сторонами фактических договорных отношений по размещению вывески на фасаде здания судами оценка дана не была. Вместо этого в предмет доказывания были неправомерно включены обстоятельства, связанные с арендными отношениями сторон относительно расположенных в здании помещений, что повлекло незаконное применение кассационным судом норм законодательства об аренде.
Кассационным судом неправильно истолкован пункт 1 статьи 53 Гражданского кодекса Российской Федерации. Согласно указанной норме, юридическое лицо приобретает гражданские права и принимает на себя гражданские обязанности через свои органы, действующие в соответствии с законом, иными правовыми актами и учредительными документами. При этом полномочия органа действовать от его имени — в том числе, единоличного исполнительного — презюмируются, пока не доказано обратное. Согласно пункту 4 статьи 113 Гражданского кодекса Российской Федерации органом унитарного предприятия является руководитель, который назначается собственником либо уполномоченным собственником органом и им подотчетен. Поскольку доказательств отсутствия полномочий руководителя предприятия, за подписью которого предприятие дало согласие обществу на установление вывески, в деле нет, вывод суда об их недоказанности сделан в прямом противоречии с приведенными нормами права.
В связи с изложенным, в соответствии с частью 1 статьи 304 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации постановление суда кассационной инстанции подлежит отмене как нарушающее единообразие в толковании и применении арбитражными судами норм права с оставлением в силе решения суда первой инстанции.
Учитывая изложенное и руководствуясь статьями 299, 301, 304 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Высший Арбитражный Суд Российской Федерации

определил:

1. Передать в Президиум Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации дело N А55-17555/2007 Арбитражного суда Самарской области для пересмотра в порядке надзора постановления Федерального арбитражного суда Поволжского округа от 10.07.2008 по указанному делу.
2. Направить копии определения, заявления и прилагаемые к ним документы лицам, участвующим в деле.
3. Предложить лицам, участвующим в деле, представить отзывы в Президиум Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации на заявление ЗАО "Автосалон АРГО" о пересмотре судебного акта в порядке надзора до 12 января 2009 года.

Председательствующий судья ХАЧИКЯН А.М.

Судья ПОДЪЯЧЕВ И.А.

Судья ТИМОФЕЕВ В.В.